Спаффи - это...
Спайк и Баффи. Легендарный вампир и не менее легендарная истребительница. Враги,
союз которых спасет мир. Спаффи - это удивительная история борьбы, веры, страсти
и, конечно же, любви. Любви, которая существует вопреки всему. Подробнее
Логин: Пароль:
» » Фанфик «Трудности учёбы в школе самбо» R
Фанфик «Трудности учёбы в школе самбо» R / 29.12.10 by Vira273
Нравится 47
Просмотров: 3026
Комментариев: 11
Название: «Трудности учёбы в школе самбо» (Dojo Hard)
Автор: speakr2customrs
Переводчик: Vira273
Ссылка на оригинал: здесь
Рейтинг: R
Сезон: очень условно 2-й BtVS
Персонажи: Баффи, Спайк (в этом фике он скрывается под кличкой Чопстик), Ангел и многие другие.
Краткое содержание: Это вероятно самый безумный фик! Все герои – люди (или почти все, есть несколько демонов). АУ. Действие разворачивается в Японии 17-го столетия (в Краю восходящего Саннидейла). Странствующий менестрель, воин-ниндзя, известный как Чопстик*, приезжает в Сёгунат Саннидейл и сталкивается с Сёгуном Джайлзом и его телохранителем, ниндзя Баффи Саммерс. Смесь оперетт Гилберта и Салливана, самурайских фильмов, хентая, плохой хайку и блаженное игнорирование исторической реальности, вот что ждет вас в этой истории. Приблизительно, очень приблизительно автор следует за событиями 2-го сезона BtVS.
Бета: denika и OllaBee
Автор обложки: Poltavka
Завершён: да
От переводчика: разрешение автора на перевод получено.
Предупреждения: ООС, АУ, юмор, стеб, смерть персонажа, Баффи/Другой персонаж - в истории погибнет кое-кто из главных героев (не Баффи и не Спайк), но не принимайте это близко к сердцу.
Отказ от прав: прав никаких ни у автора, ни у переводчика. Однако прошу не делать перепостов без моего разрешения.

Категории: 2 сезон, АУ, Все люди, Исторические фики, Юмор, Стеб, Перевод, Dead-фики, Второстепенный пейринг, Завершенные макси-фики
 
Фанфик «Трудности учёбы в школе самбо» R

Глава 1 (Пролог).


Ангел низко склонился перед Сёгуном.

– Этот странствующий менестрель опасен, Джайлз-сама, – доложил он.

– На самом деле он не тот, за кого себя выдает. Он ниндзя-убийца. Говорят, как только он взял заказ, его цель – ходячий мертвец. Он сражался с двумя самураями, мастерами меча, и убил их обоих.

Джайлз сложил свой веер и нахмурился.

– Как зовут этого менестреля, Ангел-сан?

– Порой он называет себя Чопстик, потому что убил двух критиков его хайку, проткнув их мозги палочками для еды через уши. Еще он известен как Вилли-сан Кровавый.

– Этот Чопстик не пугает меня,– заявила Баффи, вскакивая на ноги.

Ангел похотливо уставился на неё. Его глаза не могли оторваться от татуировки тигра, едва виднеющейся из-под кимоно. Молниеносно Баффи выхватила катану, нанесла удар воображаемому противнику и вернула оружие в ножны. И всё это в одном стремительном, плавном движении.

– Мм, я думаю, ты должна быть осторожна Баффи-чен, – предостерегла воительницу ведьма-жрица Уиллоу. – У меня плохое предчувствие. Боюсь, мне придется скрываться в чулане с той гейшей Корделией или делать что-то подобное. Кажется, этот Чопстик – жесткий бандит.

– Эй, никто не сможет победить Баффстер, – усмехнулся дворцовый тайкомочи** Ксандер. – Успокойся Уилл-чен. Даже если все остальные проиграют, Баффи всегда сможет попросить ее маму ударить этого самого Чопстика нагинатой***.
– Эй, кто хочет суши?


Глава 2.


Ангел держал беспомощного Ксандера в удушающем захвате.

– Это слуга твоих врагов, Вилли-сан, – сказал Ангел. – Он может стать твоей первой жертвой.

Холодные глаза Чопстика не отрываясь следили за другим ниндзя.

– Не доверяю я тебе, Ангел-сан, – произнес он. – Ты был моим Сенсеем, моим Йоджи****, но ты продался Сёгуну и оставил наш клан. Не собираюсь я принимать этот подарок, потому что не доверяю тебе достаточно, чтобы взять предложенную тобой жертву. К тому же, он всего лишь тайкомочи. Недостойный противник, разве не так?

– Я согласен, – выкрикнул Ксандер, – Не достоин я! Совсем не достоин!

– Сгинь тогда, недостойный! – презрительно рявкнул Чопстик.

Ангел отпустил Ксандера. Глубоко вздохнув, тот раздражённо уставился на продажного ниндзя. Он уже открыл рот, чтобы сказать какую-нибудь гадость, но был прерван самураем из банды Чопстика.

– Убить тайкомочи для меня не проблема, – заявил он, вытаскивая катану. Ангел немедленно выхватил оружие и напал на самурая. Ксандер, не теряя ни секунды, помчался к выходу, следом за ним ринулся другой самурай. Началось хаотичное яростное сражение.

Чопстик игнорировал хаос и уверенно направился к строениям замка. Вскоре он достиг ларька, в котором продавалось саке. Рядом с ларьком стояла миниатюрная блондинка.

– Если жизнь дает вам рис, делайте саке, – сказала девушка. – Эй, ты Чопстик-сан? Я думала, ты не будешь нападать до Фестиваля Хризантем.

– Скучно стало, – признался Чопстик. – К тому же я вероломный, разве не слышала? Я уже обесчещен и как самурай, и как ниндзя. Ещё немного бесчестия не повредит.
И да, я Чопстик. А ты должно быть всем известная девушка-ниндзя Баффи Саммерс? Наконец-то достойный противник! Я написал хайку в твою честь.

Саммерс приходит
Слишком быстро
Блестящая смертельная острая катана
Горячая жестяная крыша
Дождь испаряет.

Баффи нахмурилась.

– Придется тебе воткнуть палочку и в мое ухо, потому что это дребедень. Катана - горячая жестяная крыша? Ты, наверное, шутишь.
Чопстик взбеленился.

– Твои недостойные уши скоро будут валяться на земле!

Молниеносно он выхватил катану и нанес удар. Баффи едва-едва успела парировать, и скоро она была вынуждена уступить позицию у ларька.
Его быстрые, яростные выпады убедили Баффи, что она встретила равного ей по ловкости и силе противника.

– Нам действительно нужно оружие? – поинтересовалась она.

Чопстик отступил на мгновение.

– Честь самурая в его мече.

Он вложил катану в ножны.

– Но я ведь не самурай больше.

Баффи тоже убрала оружие и приготовилась к рукопашному бою в стиле айкидо. Чопстик напал снова и начал теснить ее бесконечной чередой ударов и пинков. Наконец ей удалось поймать его правую руку и она попыталась применить на нём замочный захват, но он вывернулся, освободился и сумел полностью изменить положение.

– Ты была первым достойным противником за год, а может и больше, – сказал он. – Жаль, но тебе не жить. Сейчас я отрублю тебе голову.

Свободной рукой Чопстик начал доставать катану, но внезапно он выпустил Баффи и откатился прочь, крича от боли. Над ним стояла баффина мама, держа в руках нагинату.

– Прочь от моей дочери! – зарычала Джойс Саммерс и замахнулась снова.

Чопстик увернулся и отпрыгнул как можно дальше. Он приложил руку к голове, на ладони осталось яркое кровавое пятно.

– Ниндзя с семьей и друзьями? Проклятье! Это не соответствует самурайскому кодексу! – возмутился Чопстик и сбежал из замка.

_____________________

– Что мы скажем крестьянам? – спросил Сёгун своего управляющего Снайдера.
Снайдер нахмурил брови:

– Якудза на опиуме?


Глава 3.


– Ты не убил истребительницу, мой Чопстик, – посетовала Друсилла, – и посмотри, все мои рыбки Кои умерли.

– Надо было всё-таки налить воду в их вазу, Друзилла-чен, - ответил Чопстик.

– Они всегда умирают, – продолжила жаловаться Друзилла.

– А ты всегда забываешь налить воду, – заметил Чопстик.

– Но ведь она невидима, – надула губки Друзилла. – Кто может помнить о воде?

Чопстик принял драматическую позу и продекламировал импровизированную хайку.

Солнечный свет на воде
Преломляется в ряби
Почему-то… сверкающий.

– Глупый Чопстик, – улыбнулась Друзилла. – Мы пойдем к Помазаннику?

Чопстик нахмурился. Он полагал, что его импровизация была весьма хороша, и надеялся совсем на другую, более восторженную реакцию.

– Я пойду, любовь. А ты оставайся здесь и жги своих рыбок.

_________________________

– Ты подвел меня, Чопстик, – резко сказал Помазанник. Маленький монах сидел, поджав ноги, перед алтарем, окруженным горящими палочками ладана.

– Помазанник, тебе надо было послать меня, – встрял бродячий самурай внушительных размеров, – я участвовал в сражении при замке Шимабара.

Чопстик фыркнул.

– Если бы каждый самурай, который утверждает, что был в том сражении, на самом деле заглянул туда, это было бы похоже на Канамарский фестиваль членов. А я был на Канамарском фестивале членов, – он погрузился в приятные воспоминания. – Набрался саке до чертиков и 6 часов наблюдал проходящий мимо парад членов. Стадо идиотов.

– Ты оскорбляешь нашего господина, – возмутился самурай и положил руку на рукоятку клинка.

Внезапно Чопстик резко крутанулся на 360 градусов. Казалось, что катана сама прыгнула в его руку и в тот же миг прошла через шею самурая. Чопстик ловко вращал меч, чтобы избавиться от крови, и вернул его в ножны. Самурай мешком свалился на землю, голова покатилась прочь. Его меч так и остался наполовину в ножнах.

– Ты не только подвел меня, но ещё и убиваешь моих телохранителей, – взвизгнул монах. – Ты обесчещен, Чопстик. По самурайскому кодексу Бушидо ты должен совершить сэппуку.

– Я поэт и менестрель, а не математик, – возразил Чопстик, – не разбираюсь в числовых головоломках.

Помазанник застонал.

– Сэппуку, а не судоку, – объяснил он устало.

– И этого тоже делать не собираюсь, – усмехнулся Чопстик.

Он подошел к одному из самураев и схватил шляпу с его головы. Воин злобно зыркнул на него, но возразить не посмел. Чопстик направился к одной из главных храмовых колонн и прикрепил шляпу к деревянному столбу длинной иглой. Потом вернулся к Помазаннику и низко поклонился.

– Я склоняюсь пред тобой, – произнес он, ни на секунду не прекращая ухмыляться.

– Что-то я сомневаюсь в твоей искренности, – насупился Помазанник.

– Ты прав, чертяка! – прорычал Чопстик.

Его катана снова нанесла удар. Голова Помазанника слетела с плеч. Чопстик развернулся на правой ноге и ударил левой. Нога уверенно попала по голове Помазанника и отправила её через всю комнату, точно в шляпу.

– Гол! – заорал он.

– Гол, – вторил ему хор охваченных ужасом самураев, ниндзя и монахов-воинов. – Мы присягаем тебе.

– Правильно, чёрт побери! – сказал Чопстик. – Тащите саке! С этого момента здесь будет намного меньше ритуалов и намного больше веселья. Далтон-сан! Принеси мою биву*****!

Слуга Чопстика немедленно повиновался, и ниндзя, схватив четырехструнную лютню, ударил по аккордам.

Был я раньше самурай,
А теперь я ниндзя.
И не знаю, что хочу я, зато знаю, как это получить
Хочу разрушить Сегунат,
Потому
Что хочу быть
Оригами…

_____________________

На верхнем балконе храма невидимый Чопстику стрелок осторожно прицелился в ниндзя. Но слова песни отвлекли его на мгновение.

– Он хочет быть оригами? – удивленно бормотал убийца. – Что он имеет ввиду?

– Он славный мальчик, но блядски ужасный поэт, – раздался шепот в его ухе.

Стрелок обернулся и оказался лицом к лицу с безумной гейшей Друзиллой, которая улыбалась и обмахивалась веером.

– Он должен умереть, – произнес стрелок.

– Ах-хах, противный, противный, – бранилась Друзилла. Она размахивала веером и внезапно перерезала им бедняге горло.
Мужчина отшатнулся назад, кровь хлынула из его шеи, там, где острые лезвия, спрятанные в веере, порезали его. Упав с балкона, он шлепнулся на пол.
Чопстик на мгновение отвлекся от музыцирования, помахал Друзилле и вернулся к своему занятию.
Дру улыбнулась и махнула в ответ.

– Моему Чопстику пока рано умирать, – шептала она. – Сначала мы должны вернуть моего Ангела.


Глава 4.


– Эй, Уиллоу-чен! – Баффи радостно окликнула подругу. – Вижу, ты благополучно пережила нападение на замок. А то я уже начала немного волноваться, тебя нигде не было видно.

– Я застряла в чулане с Корделией, как и предсказала, – ответила Уиллоу. – Ух ты, какие у меня способности, а я и не подозревала!

– Бедняжка Уилл-чен, наверное это было ужасно? – посочувствовала Баффи.

– Не уверена, – смутилась Уилллоу, – видишь ли, мы нашли, чем заняться.

– Предполагаю, вы не обсуждали хайку, – сказала Баффи, – Единственное, о чём постоянно говорит Корделия – кимоно, сандалии и парни. Ты сумела рассказать о том привлекательном юноше Озе, в котором живет дух лисицы, или она не дала тебе вставить и слово?

– Мм, нет, у нас был немного более интимный разговор, – призналась краснеющая Уиллоу. – Видишь ли… мы… мм… вроде как мм… Ладно, представляешь, похоже я лесбиянка.

______________________

Основным местом для веселья в Саннидейле, был местный клуб-гостиница для свиданий – Бонза.
Ксандер прошел мимо статуи буддистского монаха, в честь которого назвали это заведение, и вошел внутрь. На сцене шла пьеса кабуки, тайкомочи вздрогнул от услышанного.

– Музыка кабуки – музыка боли, – пробормотал он и двинулся к бару.

Получив чарку саке, он побрел к бильярдному столу. С этой экзотической иностранной игрой Саннидейл познакомил английский моряк Уэсли Уиндом-Прайс, потерпевший кораблекрушение недалеко отсюда. У игры сразу появилось несколько поклонников, Ксандер был одним из них.
Игроков не было, стол был совершенно свободен. Ксан огляделся, надеясь найти себе противника. Вдруг ему на глаза попался кое-кто, кого он никогда не хотел бы видеть снова. Невысокий ниндзя с прекрасными мускулами и крашенными белокурыми волосами. Ксандер попытался скрыться, но было уже слишком поздно. Чопстик заметил знакомца и шел прямо к нему с ехидной улыбкой на лице.

– Так-так, это же тайкомочи из замка, – усмехнулся Чопстик. – Вижу, мои тормознутые миньоны не смогли убить тебя. Как на счет партии в бильярд?

– О, так ты не собираешься убивать меня?

– Не-е. Я же сказал, нет никакой чести в убийстве тайкомочи. Ты в безопасности, пока я не соберусь опробовать новую катану, а новый меч мне пока никто не дарил.

– Хм, это радует, – с трудом сглотнул Ксандер. Он знал о традиции, когда новый меч опробовался на случайном прохожем.

– А меня нет, – взгрустнул Чопстик. – Я хотел бы новый меч. Даже намекал Друзилле, но она слишком занята своим феями, чтобы обратить на меня внимание. Но может Далтон сумеет достать мне новую катану, – он усмехнулся снова, наблюдая поеживание Ксандера. – Шучу. У меня прекрасный меч. Другой не нужен. Ну, – он махнул рукой в сторону стола, – играем?

– Хм, хорошо, – согласился юноша, – но я играю не очень хорошо.

– Что ж тогда ставки будут небольшими, – предложил Чопстик, – не больше ста йен.

__________________________

– Из-за этого я совсем на мели, – рассказывал Ксандер Джайлзу. – Нельзя ли мне получить аванс из моей следующей зарплаты?

– Конечно нет, – твердо ответил Сегун. - Это будет учить тебя благоразумию. Почему ты не прекратил играть, когда понял, что соперник превосходит тебя в мастерстве?

– Рискнуть разозлить Чопстика? – ужаснулся Ксандер. – Пусть лучше ниндзя надерет мне задницу в бильярде, чем в обычной драке. Я боюсь даже думать, как бы он мог использовать кий.

– Может он обманывал? – задумался Ангел. – Он ведь совершенное, абсолютное зло, в конце концов.

– Да нет. Просто ниндзя умеют обращаться с палками, – ответил Ксандер. – Не думаю, что он обманывал.

– Играть с тобой.., учитывая, как ты играешь, это само по себе обман, – разумно возразил Джайлз. – Я обдумываю новый уголовный и административный кодекс и такое мошенничество нужно обязательно описать там. Наказание всегда должно соответствовать преступлению. Надеюсь, я сумею вовремя достичь этой цели.

– И какое наказание полагалось бы за то, что он ободрал Ксана как паршивую овцу? – поинтересовалась Уиллоу. – Что-нибудь забавное и долгое, например, кипящее масло или расплавленный свинец?

– О Боже, нет! – воскликнул Сёгун. – Я предполагал, взыскать с него штраф или бросить в темницу, в маленькую камеру, где он с трудом сможет повернуться. Можно заставить его играть на бильярде в камере на издевательские ставки, в напальчниках, на отвратительном сукне, кривым кием… И напоследок еще одна блестящая идея. Овальными шарами!

– По-моему, вы слишком жестоки к парню, он всего лишь хорошо играет на бильярде, – прокомментировала Баффи. – А что ему грозит за то, как он уродует хайку? Какое за это наказание?

– О! Можно приговорить читать его хайку в Бонзе, – предложил Джайлз. – Или просто вырвать язык. Я еще подумаю.

– Я за вырывание языка, – буркнул Ангел. – Он ведь злой, не забывайте.

– Я поняла, но у него есть стиль, – отметила Баффи.

Ангел закусил удила.

– Он презренный и недостойный человек. Не забывай, он убил двух девушек-ниндзя из твоего ордена и просто мечтает добавить тебя к этому списку. Смерть – слишком мягкое наказание для него.

– Да ну тебя, – беззаботно хмыкнула Баффи, – ой, мне пора идти. Мама ждёт.

– Уже? Так скоро? А я надеялся, что ты выпьешь чаю, – начал сокрушаться Джайлз. – Может, ты задержишься, чтоб выпить чайку с Ангел-саном?

– Сожалею, Джайлз-сама, но у меня нет времени, – отклонил предложение Ангел. – Через час назначена встреча с осведомителем.

– И я должна идти, – сказала Уиллоу. – Пойдем домой вместе, Баффи-чен?

Джайлз насупился.

– Мне не хочется пить чай в одиночестве. Ксандер-сан, вы должны присоединиться ко мне.

– Да, это одна из моих обязанностей, за которую мне платят деньги, – согласился Ксандер. – Но эй! Это сверхурочная работа и я хочу, чтоб её оплатили дополнительно.

___________________

Зеленое поле боя из сукна
Деревянный кий, шары слоновой кости
Моя победа полна.

Аудитория рукоплескала новому творению Чопстика, которое увековечило его победу над Ксандером. Никто не сдерживался. Не зависимо от того, каково было их частное мнение о его стихоплетских способностях, никто не сомневался в том, что он обожал убийство и насилие, и не хотел терять голову.

Дру пыжилась.

– Надо было убить его, мой Чопстик-сан, - скулила она. – И окрасить зеленое сукно прекрасной алой кровью.

– Она бы впиталась и приобрела отвратительный коричневый цвет, Дру-чен, – указал Чопстик. – У меня есть достаточно времени, чтобы убить его позже. А сейчас, знаешь что, pet, я, пожалуй, пойду, убью Ангела.

– Нет! – взволнованно воскликнула Друзилла, но быстро успокоилась, заметив, что Чопстик удивленно поднял брови. – Он вернется к нам, я знаю, – объяснила она. – Его рабский контракт с Сёгуном запрещает ему лишать невинности девушку и когда-либо снимать сандалии. Он может и забыться с той девушкой, Баффи, тогда он будет опозорен и вернется к нам.

– Она слишком хороша для него, – пробормотал себе под нос Чопстик.

– А если он всё-таки устоит перед таким искушением, – продолжила Друзилла, – то я смогу найти способ, заставить его отбросить тапки.


________________________________________________________________
* Chopstick(s) (чопстик) – палочка(и) для еды в Японии, Корее, Китае.

** Taikomochi (тайкомочи) – мужская гейша

*** Naginata (нагината) – японское холодное оружие с длинным древком и расходящимся к острию длинным лезвием, имеет рукоять длиной около 2 метров и лезвие около 30 см.

**** Yogi (йоджи) – наставник по йоге.

***** Бива – термин, объединяющий ряд японских музыкальных инструментов лютневого семейства.В Японии издавна получили распространение (упоминаются в письменных источниках VIII в.) две разновидности бива — гакубива и гогэнбива.


Глава 5.


Чопстик устроил еще один концерт для своей банды ниндзя. Он снова играл на биве и пел. И снова все восторгались его игрой, пением и стихами. Желающих критиковать не было, никто не хотел, чтобы автор прочистил им уши любимыми палочками.

Я странствующий ниндзя
С когтями тигра, чтобы
Рвать на мелкие части
Кричащих самураев.

Мои стрелы длинны,
Летят далеко,
Когда идет бой
Моя цель всегда верна,
Моя цель всегда верна.

Певец прервался, отхлебнул саке из чарки и продолжил, но уже на новый лад.

Сентиментален ты?
Вздохну с тобою я –
О, горе!
Задумчив ты, как тот дерьмовый Ангел?
И стану я таким –
О, горе, горе!

Отрежу Ангелу я уши,
И Мирса Уоррена я удавлю.
Потом глотну как можно больше пива
И изрыгну –
О, горе, горе!

Ещё глоток саке и песня стала заметно живей и веселей.

Моя страсть – Манчестер Юнайтед,
Олд Траффорд – это где я давно должен быть.
И никогда не позволю я проклятым манчестерским фанам
На Дьяволов Красных смотреть свысока.
И когда бесстрашные войны Ферджи соберутся,
Других команд игроки содрогнутся.
Я хочу устроить фан-клуб
В нашем японском городе Саннидейле.

Чопстик многозначительно посмотрел на свою свиту, они поняли намек и хором повторили последние строчки.

Он хочет устроить фан-клуб
В нашем японском городе Саннидейле!

– И если спросишь ты о песне моря.., – опять начал менестрель, но был внезапно прерван.

Далтон с четырьмя самураями затащил в зал трех захваченных ими девушек.

– Мы поймали нескольких прислужников Джайлза, Чопстик-сама, – доложил Далтон.

Ниндзя отложил биву и нахмурился.

– Угу, я вижу, но зачем они мне? Не думаю, что они ниндзя или самураи. Эй, девчонки, вы кто?

– Я Корделия, – ответила первая.

– Хармони Кендалл, – заявила привлекательная, но очевидно глупая блондинка.

– Амбер, – представилась третья.

– Так. Ну и чем вы девушки на жизнь зарабатываете?

Девушки нервно оглянулись, выстроились в линию, поклонились и запели.

Три маленькие гейши мы
Нахальные и дерзкие,
Полны веселья и огня
Три маленькие гейши.

И все для нас забава,
Над кем смеяться все равно,
Ведь жизнь всего лишь шутка.
Три маленькие гейши.

Три маленькие гейши
Чаек недавно пили,
За деньги развлекали богатых пареньков.
Три маленькие гейши,
Три маленькие гейши.

Чопстик от души рассмеялся.

– Черт побери! Далтон-сан, ты поймал настоящее сокровище! Боевой дух Сёгуна будет сломлен. – Он подошел к девушкам, схватил Хармони и вытащил меч.

С прекрасной задницей одна,
Две гейши в услужении.
Всего три гейши в сумме,
Три маленькие гейши.

Забрать одну из них,
Две гейши здесь останутся, они
Не будут долго ждать,
Три маленькие гейши.

Чопстик опустил меч и улыбнулся съежившейся от страха Хармони.

– Не, я не собираюсь убивать вас, малышки. Это было бы чертовски глупо. Потерять такие попки.

Хармони расслабилась и, облизывая губы, с обожанием уставилась на Чопстика.

– А теперь, девоньки, я скажу вам, что делать. Давайте-ка пить чай. Заваривайте! – Он махнул рукой в сторону кухни, и девушки поспешили выполнить приказ.

– Ты думаешь, что поступил мудро, пощадив их, Чопстик-сан? – спросила Друзилла.

– Как я сказал, в их убийстве нет ни хрена никакого смысла, – сказал Чопстик. – А у меня созрел хитроумный план. Я позволю им подслушать наш заговор, что мы собираемся собрать Судью Дреда из Загробного мира, на самом деле я уже передумал, потому что он ведь и нас засудит. Потом отпущу их, они расскажут о судье и посеют страх и панику среди людей Джайлза.

Друзилла неодобрительно нахмурилась.

– Как скажешь, Чопстик-сан, но я была бы очень счастлива, если бы мы их убили и искупались в их крови. Посмотри, та блондиночка готова хоть сейчас отдаться тебе.

– Та милая пустышка? Да она глупа, хоть у нее и есть вкус. Ей конечно далеко до Истребительницы. Или моей тёмной принцессы, – поспешно добавил Чопстик, заметив гневную вспышку в глазах Друзиллы. – Так или иначе, – продолжил он, – как только Джайлз переключит своё внимание на Судью, мы провернем дело с Уэсли и захватим канон с иностранного судна. Как только канон у нас, мы на коне. Черт! Всё будет в наших руках.

Он поднял лютню и снова запел,
– И если спросишь ты о песне моря, мы заставим земную ось вращаться!

_________________________

– Так это и есть ужасный Чопстик, – начала разговор Хармони, в то время как гейши готовили чай. – Он такой романтичный.

– Скорее визгливый, – поправила ее Амбер. – Давайте, прогнёмся, выполним всё, что нам прикажут и выберемся отсюда целыми и невредимыми.

– Он симпатичный, – вздохнула Хармони.

– Симпатичный? Он кровожадный монстр, который хочет свергнуть нашего любимого Сёгуна Джайлза, фыркнула Корделия. – Хотя вообще-то, можно поговорить о его упругой заднице и убийственных скулах?

– Меня больше волнует его убийственный меч, – заметила Амбер.

Хармони снова вздохнула.

– У него действительно большой… меч.

_______________________

– Где мои гейши? – удивлялся Джайлз. – Мне хочется поиграть в гольф, а выполнить церемонию счастливой лунки некому.

_______________________

– Отличная работа Ангел-сан, – похвалил Джайлз своего самого страшного ниндзя. – Теперь, когда ты разослал кусочки судьи на все четыре стороны, а один даже сумел отправить на иностранном судне в далекую Калифорнию, план Чопстика провалился, и мы в безопасности. Ты заслужил награду.
– Ты ведь последователь Синто*?

Ангел расцвел на глазах.

– Это мой любимый вид спорта. Жесткий, увлекательный, скоростной. Я все еще вижу кровь на моих коленях. Клюшки, бьющие без предупреждения. Лихие парни в белом, мчащиеся со скоростью света. Как здорово быть молодым и отважным. Это редкость, конечно, здесь в Японии.

Джайлз закашлялся.

– По-моему ты говорил о шинти**.

__________________________

– Я принял решение, – объявил Джайлз, – как наградить Ангел-сана за его недавние великие подвиги.

Баффи фыркнула. Её грызла ревность. Да, она любила Ангела, но не считала, что собрать и спрятать части судьи, это такой уж большой подвиг.

Ксандер выглядел обиженным и возмущённым. О его участии в деле даже не упомянули, а ведь именно он облизал все марки и отнес пакеты на почту. Опять его не оценили.

И Уиллоу напыжилась. Она тоже помогала, но как оказалось недостаточно. Это было несправедливо.

– Я собираюсь назначить Ангела на пост, – продолжил Джайлз, – Верховного Палача.

Ангел засиял от счастья и низко поклонился.

– Это большая честь Джайлз-сама. Служу Великому Сёгуну!

– Подчинитесь, подчинитесь верховному палачу, – обратился Джайлз к своей свите. – А теперь, когда мои гейши вернулись и могут провести церемонию счастливой лунки, я пошел играть в гольф.

___________________________

Друзилла карабкалась по стене с непринужденностью ящерицы, несмотря на два тяжелых пакета, которые она несла. Скрываясь в тенях, она проникла в комнату Ангела. Безумная гейша развернула пакет и спрятала что-то под подушкой, потом она пробралась в спальню Баффи и сделала то же самое. Довольная, она спустилась по стене и убралась прочь.

Вскоре пришла Баффи и, умывшись, нырнула в постель. Но что-то жёсткое под подушкой мешало ей. Девушка зажгла свет и рассмотрела таинственный предмет, оказалось, это была книга. Учебник «Соблазнение для придурков».

Баффи открыла книжку и посмотрела картинки. Её щеки стали ярко красными. Конечно ни одна приличная девушка не должна делать подобного? Но как возбуждающе это выглядело. Она с нетерпением листала страницы, становилось все жарче и жарче. Баффи решила, что нужно опробовать некоторые позы с Ангелом, как можно быстрее.

У себя в комнате Ангел читал собственный учебник, ему тоже было жарко. Но, в конце концов, он заставил себя оторваться от соблазнительных картинок и впал в задумчивость.

_________________________

– Вот золото, Уэсли-сан. Мой канон у тебя?

– Конечно, Чопстик, – заверил его англичанин. Схватив сумку с золотом, он быстро пересчитал содержимое. – Вот он. – Уэсли подтолкнул к Чопстику иностранца средних лет.

– Дорогие друзья, в это особое время нам надлежит вспомнить, что тысяча шестьсот девяносто восемь лет назад в небольшом городе Вифлееме, – рассказывал иноземец ниндзя, – ребенок родился…

– Что он несёт? – прервал его Чопстик. – Кто этот иностранец и где мой канон?

Уэсли удивленно нахмурился.

– Да вот же он. Преподобный Каноник Квентин Треверс.

– Черт побери! И как я разнесу этим мерзавцем все двери? – ужаснулся Чопстик.

– О Боже, – выдохнул Уэсли, - ты хотел пушку***.

__________________________________________________________________________________________________
*Синто – (яп. щинто, «путь богов») – традиционная религия Японии. Основана на анимистических верованиях древних японцев, объектами поклонения являются многочисленные божества и духи умерших. Испытала в своём развитии значительное влияние буддизма.

** Шинти – разновидность хоккея на траве.

*** Здесь автор использовала игру слов: canon – канон, каноник и cannon – пушка, в русском обыграть не получилось.

И Чопстик, и автор, и особенно переводчик оказались ужасными поэтами.


Глава 6.


– Я, наконец-то, знаю, как вылечить тебя, pet, – обрадовал Друзиллу Чопстик. – Этот иноземец, каноник Треверс, все-таки оказался нам полезен. Вместе с Далтоном они провели исследование и, похоже, нашли решение.

– О, мой умный Чопстик, – льстиво пропела Друзилла. – Что мы должны делать?

– Треверс разгадал загадку «фальшивого говяжьего каноэ», – объяснил ниндзя. – Оказывается, была небольшая ошибка в переводе, на самом деле речь шла о «кожаном каноэ» – байдарке. А фальшивой она станет, когда мы разрушим ее дно. Потом ты залезешь в эту бездонную байдарку, и тебя помажут кровью твоего Сенсея.

– Кровью Ангела? – улыбка исчезла с лица Друзиллы. – Надеюсь, нам не понадобится слишком много его крови. Я хочу, чтобы Ангел вернулся к нам, а не умер.

– Его кровь будет течь, пока тебе не станет лучше, а потом мы сразу остановимся, – пообещал Чопстик. – Не очень-то и хотелось убивать этого мерзавца. Но, если понадобится, я его убью. Главное, чтобы ты была снова здорова, избавилась от этих мучительных головных болей.

Друзилла сдалась.

– Думаю, ты прав. И это все, что нужно для ритуала?

– Более-менее, – ответил Чопстик. – Ритуал пройдет под звуки флейт сякухати, я подумываю добавить барабаны, чтоб не было очень занудно. Нужно будет произнести несколько магических слов и окропить тебя ангельской кровью. Вот собственно и всё. Я уже послал людей найти нужное каноэ, и как только они его притащат, останется всего лишь похитить Ангела. Не думаю, что это будет очень сложно.

– Но противная Истребительница постарается помешать тебе, – предостерегла Друзилла.

Чопстик довольно усмехнулся.

– У каноника Треверса есть план, как нейтрализовать ее. Бесцветная жидкость отнимет у нее силы и умения. Девушка будет беспомощна. Таинственное нечто под названием джин.

____________________________

Лорд Ангел, Верховный Палач, убедился, что его хохолок был как следует начесан и уложен, проверил свой могучий обоюдоострый меч Кладенец за поясом, и пошел в деревню, чтобы насладиться новым положением и привилегиями.

– Подчинитесь, – приказал он крестьянам, – подчинитесь Верховному Палачу.

– Подчинись! – рявкнул он, проходя мимо торговца. Бедняга в ужасе отскочил.

Ангел вошел в Бонзу и проследовал мимо трех гейш, спокойно сидевших в уголке и наслаждавшихся саке.

– Подчинитесь, – скомандовал он им и направился в бар, встречаться с Баффи.

– Под-что? О чем он? – задумалась Хармони.

Корделию слегка перекосило.

– Почему-то мне кажется, что он хочет, чтобы мы побрили наши киски, – ответила она.

Хармони скривила губки.

– Но это так вульгарно, – посетовала она. – Моей киске будет холодно, и она станет похожа на тех лысых котов Сфинксов. И вообще откуда Ангел-сан знает, что у меня есть киска?

______________________________

– К ритуалу все готово, – с сияющей улыбкой объявил Чопстик. – Мы заманили Баффи в Бонзу, и каноник Треверс готов накачать ее джином. Далтон следит за Ангелом, он даст мне знать, как только хмурствующий ублюдок забредет куда-нибудь, где его можно будет схватить. Может предадимся плотским утехам, чтобы приятно провести время?

– Не сегодня, дорогой. У меня болит голова, – ответила Друзилла. – Я, пожалуй, пойду и не покормлю моих рыбок кои. – Она побрела прочь, что-то тихо мурлыча себе под нос.

Чопстик скрипнул зубами.

– Этот ритуал должен остановить проклятые головные боли, – пробормотал он. – У меня так давно не было секса, что я даже не уверен, помню ли, что и как делать. Может, стоило взять ту симпатичную гейшу, Хармони Кенделл, для проверки моих навыков. Милая малышка. Мне кажется, она немного похожа на Баффи. Только она, да что уж там скрывать, пустышка.

Прелестны, но мелки
Потоки в весеннем свете искрятся,
Свободны,
Но нам все равно.

Менестрель потряс головой.

– Нет. Она не стоит этого. А вот о Баффи можно сочинить, что-нибудь хорошее.

Он стал в позу и продекламировал пустой комнате.

Шторм лета.
Она танцует как молния
Прекрасная и опасная.

В этот момент вошел Далтон.

– Великолепно, Чопстик-сама, – восторженно воскликнул он. – Эта хайку выше всяких похвал. И я говорю это совершенно искренне, а не из-за моего естественного желания избежать чистки ушей и мозгов вашими палочками.

Чопстик кивнул.

– Это было не для посторонних ушей. Так есть новости о Задумчивом?

– Ангел обходит деревню и направляется к Опийному Логову – Суши-бару у Вилли. Он один.

– Отлично, давай схватим идиота, - сказал Чопситк. Он поднял тяжелую флейту сякухати. – Её песня легко уложит его спать. Одно дуновение в ухо и он пойдет с нами куда угодно.

____________________________

– Поздравляю, Ангел-сан, – приветствовал Палача Ябеда Вилли, подобострастно кланяясь. – Как могу я, смиренное ничтожество, служить Вашей Светлости? Мое опиумное логово в вашем полном распоряжении.

– Хорошо принимаешь, Вилли-сан, – похвалил Ангел. Его лицо светилось от удовольствия. – Только теперь, когда я Верховный Палач, ко мне следует обращаться Ангел-сама.

– Я преклоняюсь пред вами, Ангел-сама. Как я могу служить вам? – повторился Вилли.

– О, ничего конкретно мне не нужно. Я просто хотел прочувствовать уважение и почтение ко мне и моему новому статусу, – разоткровенничался Ангел. – Хорошая работа. Продолжай в том же духе. – Он обернулся и пристально посмотрел на скопище темных личностей в баре. – И предупреждаю вас парни, меня назначили служить и защищать Сёгуна, именно это я и собираюсь делать. И если для этого несколько голов должны слететь с плеч, прекрасно, так тому и быть. Со мной мой меч Кладенец, и я не побоюсь его использовать. Подчинитесь!

Разношерстная толпа якудзы и бродячих самураев склонилась пред ним. Ангел засиял от радости и величественно покинул опиумное логово.

Чопстик, с флейтой наготове, скрывался за дверью. Едва успел Ангел выйти, как тяжелая дудка со всей силы ударила его по затылку. Господин Верховный палач рухнул как подкошенный. Чопстик подозвал Далтона и вместе они поволокли их пленника прочь.

________________________

– Это освежающий напиток из плодов можжевельника, – соблазнял девушку каноник Квентин Треверс, – он очень популярен на моей родине.

Баффи колебалась. Конечно, её предупреждали, что нельзя брать напитки от незнакомцев, но он был святым человеком и поэтому, возможно, заслуживал доверия. И, кроме того, она сходила с ума от скуки. Ранее Баффи получила записку, что Ангел хочет провести этот вечер с ней. Она сразу же побежала в Бонзу, но мечты о приятном вечере так и остались всего лишь мечтами. Красавец-мужчина заскочил на минутку, ошарашил очередным таинственным предупреждением, приказал всем вокруг подчиняться ему и был таков. А Баффи снова осталась на бобах.

– Ладно, – согласилась она и выпила джин. – Он вроде как… запашистый. Приятный.

– Рад, что тебе понравилось, – сказал Треверс. – А ты, правда, владеешь ухом Сёгуна?

– Ага. Только забыла его в другом кимоно, – хихикнула Баффи. – Эй, я только шучу. Сёгун Джайлз действительно прислуживается ко мне, ведь я его главный телохранитель и все такое. А в чем дело?

– Я надеялся получить его разрешение на строительство христианской церкви, – поделился каноник. – Конечно, я не рассчитываю, что смогу многих обратить в свою веру. Но соблюсти приличия нужно.

– Думаю, он не будет возражать, – кивнула Баффи. – Я сообщу ему о вашей просьбе.

– Это было бы очень любезное с твоей стороны, моя дорогая. Ещё джина?

– Почему бы и нет.

Треверс улыбнулся и помахал хозяину.

– Еще джина для юной леди, будьте так любезны, господин Уиндом-Прайс. За два пенса.

_____________________________

– Ксандер-сан, – недовольно хмурился Джайлз, – ты уверен, что приклеил достаточно марок на коробки с частями Судьи из Загробного мира?

– Да. Все облизаны и приклеены, Джайлз-сама, а почему вы спрашиваете?

– Потому что их вернули отправителю из-за недостаточной оплаты за пересылку, – резко ответил Джайлз. – Да уж, Ксандер-сан, ты полностью провалил задание. Если бы ты не был тайкомочи, я бы потребовал, чтобы ты совершил сэппуку.

– Эй, я наклеил столько марок, сколько велел Ангел, – возразил Ксандер. – И не моя вина, если он жмот.

– Недостойно валить вину на другого, – возмутился Джайлз. – Хотя конечно, самую большую ошибку совершил я. Не следовало доверять тайкомочи такую важную работу. Надеюсь, что хотя бы Уиллоу как следует выполнила свою часть и надежно запечатала коробки. Это особенно важно теперь, когда они все лежат в одном…

Джайлз затих, с ужасом наблюдая, как тонкие картонные коробки разом открылись, и части Судьи словно по волшебству начали притягиваться и соединяться, образуя темную фигуру.

– Привет, человек, – произнесла фигура. – Я Кендра.

– Дорогой Даимё! – воскликнул Джайлз. – Ты и есть Судья Наводящий Ужас из Загробного мира?

– Да, человек, это я, – ответила Кендра, – настоящий ужас. И я пришла, чтобы сразиться с Вавилоном, и не подумайте, что я хвастаюсь. Кстати, человек, а тебя здорово трясет, скоро душа из пяток выскочит. Ты правитель здешних земель?

– Думаю да, это я, – признался испуганный мужчина. – Я Джайлз – Сёгун всего Саннидейла.

– У тебя есть марихуана, человек?

___________________________

Треверс ожидал, что Баффи свалится под стол от целой бутылки двухпенсового джина, но нет, она залезла на стол и декламировала хайку.

Тайфун ударит город
Хризантемы цветы опадут
Огонь плохой
Дерево прелестно

Каноник застонал.

– Вы ведь не разбавляли джин, господин Уиндом-Прайс? – спросил он. – Она должна была уже упасть без чувств, а не мучить мои уши чудовищными хайку, по сравнению с которыми творения Чопстика – настоящий шедевр.

– Конечно, я не разбавлял джин, – уверенно отрицал свою вину Уэсли. – У него обычная английская крепость: пьян за пенни, мертвецки пьян за два пенса. Только вы забыли учесть здешний налог на импорт.

Уиллоу пробиралась через толпу, которая собралась вокруг девушки-ниндзя.

– Баффи-чен! – она звала. – Баффи-чен! Ты нужна нам.

Толпа рассеялась. Треверс незаметно отошел на безопасное расстояние и прислушался.

Баффи стояла, покачиваясь, на столе и смотрела на свою подругу широко открытыми глазами. Взгляд у нее был отсутствующий.

Я всё еще буду сильна
Когда мальчики Саммерс уйдут.
Привет, Уилл-чен.

– Привет, Бафф-чен. У нас большие неприятности. Судья Наводящий Ужас все-таки поднялся, – объяснила Уиллоу. – Она оказалась классной девчонкой, и я не думаю, что ты должна сражаться с ней. Но дело в том, что в первый момент, когда она появилась, Джайлз послал за Ангелом, и мы узнали, что он был похищен. Скорее всего Чопстиком.

– Чопстик, – нахмурилась Баффи, – похитил Ангела?

– Да, ударил его флейтой сякухати по голове и утащил.

Баффи приняла позу решимость и рассказала новую хайку.

Волосы как зимний снег
Это Чопстик в город наш крадется.
Плохое сердце
Прекрасное лицо.

В самом конце она начала сильно раскачиваться и свалилась со стола. Испуганная Уиллоу склонилась над упавшей Баффи, та сладко спала.

__________________________

– Чопстик идет! Чопстик идет! – Ксандер бежал по замку с искаженным от страха лицом, размахивая руками.

Корделия зевнула.

– И чего мне бояться. Ангел и Баффи нас защитят. К тому же я уже встречала Чопстика. Он не так уж и плох.

– Ангела похитили! Баффи напилась! А Чопстика сопровождает жуткий орден порочных убийц! – орал Ксандер. – Один из них одноглазый циклоп! Другой – человек, состоящий из мерзких червей! И тетка с аркебузой!

– Аркебуза?! Я так и знала, не надо было разрешать тому англичанину Уиндом-Прайсу селиться здесь, – воскликнула Корделия. – Это он притащил сюда всякую заграничную гадость: бильярд, гольф, странные танцы, огнестрельное оружие. Это все настолько не по-японски. И, кроме того, он отвратительно целуется.

– Ты целовала его? – нахмурился Ксандер. – Когда?

– Это было строго профессионально, – уверила его Корделия. – А вообще-то это не твое дело, Ксандер-сан.

– О нет! – опомнился Ксандер. – Пока мы болтали, Чопстик времени зря не терял. Теперь он совсем близко. Бежать слишком поздно. Нам нужно срочно спрятаться. Быстрее в чулан!

Корделия хитро приподняла безупречную бровь.

– О, так вот к чему весь этот цирк. Держу пари, Чопстик и не собирался нападать на нас. Я даже готова держать пари, что он и не смотрел в эту сторону.

– О нет, нет! Я уже слышу стук его сандалий, и он все ближе, – настаивал Ксандер. – И знаешь, если бы у меня были две половинки кокоса, чтобы лучше слышать, уверен, ты бы тоже его услышала.

Уголок рта Корделии едва заметно дернулся.

– О, ты поставил цель, затащить меня в чулан? Хорошо. Но имей ввиду, для тебя будет лучше, если ты умеешь хорошо целоваться.

______________________________

– Не нравится мне мыть волосы кровью, Чопстик-сан, – скулила Друзилла. – Можно я помоюсь моим обычным Хэдэндшолдерс?

– Мы не моем твои волосы, мы мажем твой лоб. Держи голову, дуу… ух, Дру-чен!

– Эй, не тратьте кровь впустую, – огрызнулся Ангел. – У меня её не так уж много и осталось.

– Не везет тебе, Цветущий Персик! – улыбнулся Чопстик. – Сколько понадобится, столько и возьмем. Главное избавить девушку от головных болей.

– Цветущий Персик? – удивлённо спросила Друзилла.

– Это долгая история, – вывернулся Чопстик. – Как-нибудь в другой раз.

Он посмотрел на порез на руке Ангела.

– Вот лентяй. Кровь уже не течёт. Придется резать снова.

Внезапно дверь в их убежище разлетелась на мелкие кусочки, и появилась зловещая темная фигура.

– Эй, наглый бандит. А ну быстро отпусти гордого льва, слышишь? Я пришла, и я собираюсь пинать твою задницу.

Чопстик ошалело уставился на темную фигуру, его глаза округлились, брови взлетели вверх.

– Незнакомка, ты кто?

– Я Судья Наводящий Ужас из Загробного мира, – объявила Кендра. – Провожу выездную судебную сессию. Лучше отпусти этого человека или тебе придется иметь дело со мной.

Один из самураев Чопстика бросился на Кендру с катаной. Резкий удар по предплечью легко парировал нападение, а мощный удар в челюсть отправил нападавшего в полет. Он порвал бумажную стенку и приземлился где-то на улице.

– Я чрезвычайно возмущена, – объявила она. – Вы, парни, совершенно не воспитаны.

– Тебе не справиться с нами, – сказал Чопстик. – Не в одиночку.

Не одна она стоит
В прохладе зимней ночи.
Я стою с ней рядом.

Объявила Баффи. Пошатываясь, она забрела в комнату. Воительница несла шестифутовую цитру кото.

– Эй, я тут слышала, ты дерешься музыкальными инструментами, так я принесла ещё один. В смысле я принесла один для себя, а не ещё один для тебя. – Она неуклюже замахнулась цитрой на якудзу с ножом и сбила его с ног, едва не шлепнувшись на пол рядом. – Упс!

– Ты принесла для драки цитру? – ещё больше обалдел Чопстик.

– М-да, наверное, это была глупая идея, – признала Баффи и положила цитру на пол. – А нам действительно нужно оружие?

– Учитывая, что Судья сильна как хренов медведь, ответ – стопроцентное да, – огрызнулся Чопстик. Он положил руку на свою верную катану, но передумав, схватил флейту сякухати.

– Давай, мне ещё надо ритуал закончить. Черт побери, хватит здесь шататься. Дерись!

Пока Баффи и Чопстик препирались, Друзилла вылезла из бездонного каноэ и схватила длинную широкую бамбуковую трубу со шнуром, болтающимся из дырки возле донышка. Она подожгла шнур и прицелилась в Кендру.

– Пока, пока, маленькая чёрненькая птичка, – улыбнулась Друзилла.

Из трубы вырвался огонь и полетела шрапнель.

Кендра только и успела сказать:

– Зараза, ничто не идёт как надо! – Но тут взрывная волна достигла её и разрушила на части.

Далтон схватил большую часть Судьи и рванул в сторону почты.

От сильной отдачи Друзилла вылетела через одну из бумажных стен на улицу. Бумага вспыхнула от искр, и здание охватил огонь. Часть самураев сбежала, часть попыталась потушить пожар, и лишь немногие решились сразиться с Баффи. Пинками и ударами она раскидала их всех и направилась к Чопстику.

Чопстик держал ключ от кандалов, которыми был прикован к столбу Ангел.

– Если хочешь вытащить отсюда господина Самого Хмурого, раньше чем он зажарится, тебе придётся отнять его у меня, – смеялся ниндзя. Он крепко зажал ключ в кулаке и нанес удар.

Баффи споткнулась и почти упала, кулак пронесся мимо неё, она попробовала нанести ответный удар. Чопстик сумел блокировать её нападение и поднял ногу во вращающемся пинке. Баффи повело назад и крутануло прочь, она снова избежала удара.

– Иди ты! – выругался Чопстик. – Китайская борьба пьяного мастера. Не знал, что ты владела ею, Истребительница.

– И я не знала, – призналась Баффи, кувыркаясь вперед, и неуклюже, но сильно ударяя Чопстика локтем в грудь. – Эй, каждый день узнаешь что-то новое, правда?

– О да, ты полна чёртовых сюрпризов, Баффи-сан, – признал Чопстик и ударил её по шее. – Жаль, не могу сражаться в том же стиле. Увы, не пьян.

– О? А я еще и ужасно зла. Ты хотел принести в жертву моего друга.

– Не принести в жертву, – возразил Чопстик. – А всего лишь позаимствовать немного его крови. Традиционное лечение головной боли у ниндзя - кровь Сенсея.

Баффи закатила глаза.

– А чем не устроило традиционное иглоукалывание?

– Забавнее втыкать иглы в Ангела, чем в Дру, – объяснил Чопстик. Он усмехнулся и нанес удар, но слишком медленно, Баффи поймала его руку, вывернулась под ней и отбросила ниндзя. Он сгруппировался и подготовился откатиться, чтобы удар о пол не был слишком сильным, но вместо пола он упал прямо на твердую деревянную цитру. Чопстик вскрикнул от боли и обмяк. Рука разжалась, ключ выпал. Баффи схватила его и побежала освобождать Ангела.

– Бежим отсюда, пока всё не полыхнуло, – едва кандалы открылись, сразу же начал руководить Ангел.

– Подожди, Ангел-сан, нельзя допустить, чтобы Чопстик сгорел заживо, – неуверенно возразила Баффи.

– Конечно, можно, – уверенно заявил Ангел. – Я Верховный Палач приговариваю его к смерти за нападение и покушение на важного государственного чиновника. К смерти в огне. А теперь пошли!

Но Баффи всё равно пошла к Чопстику. Внезапно кусок горящей стены упал перед ней, обжигающие языки пламени создали непроходимую стену между ней и ниндзя, она отпрянула назад. Ангел схватил её и побежал к двери. Она пробовала сопротивляться, но он был сильнее. Возможно, она смогла бы вывернуться и освободиться, но она боялась ранить его, поэтому прекратила вырываться.
Когда они выбрались наружу, она долго смотрела на горящее здание грустными глазами. Баффи почти не обращала внимания на то, как Ангел злорадствовал, что его враг погибал мучительной смертью. Почти, но не совсем, её тошнило от Ангела. Позже, однако, она списала все на джин и забыла о Чопстике. Вернее попробовала.

___________________________

– Хорошо, Ксандер-сан, признаю, ты целуешься лучше, чем Уэсли, – заявила Корделия. – И лучше чем Уиллоу.

– Так я вошел в твою первую десятку?

– Прямо на первое место, – улыбнулась гейша.

– И ты у меня тоже на первом месте, – обрадовался Ксандер. – Только, Корди-чен, когда Ангел ходил и орал, что каждый должен подчиниться, мм.., боюсь, ты не так его поняла.

___________________________

Друзилла дождалась, когда Баффи и Палач покинули здание, и пробралась к Чопстику. Она легко подняла его, закинула на плечо и направилась к другому выходу. Не выпуская свою ношу из рук, мощным ударом она выбила запертую дверь. Оказавшись снаружи, гейша положила парня на травку и глубоко вздохнула.

– Просыпайся, мой Чопстик-сан, – начала она приводить его в чувство. – Надо бежать, пока войны Сёгуна не подошли.

Чопстик открыл глаза, попытался сесть, но ничего не получилось.

– Ну же, Чопстик-кун, не время валяться, – ругала его Дру. – Вставай и бежим.

Лицо ниндзя исказила гримаса.

– Я не могу Дру-чен, – сказал он. – Блин, что-то не так, – он ущипнул себя за ногу. – Дру-чен! Что-то чертовски не так. Я не чувствую ног!


Глава 7.


Постепенно ужас и печаль, охватившие Баффи пока она смотрела на догорающее здание с Чопстиком внутри, исчезли. Она сумела преодолеть тошноту от злорадства Ангела, напоминая себе, что Чопстик был и её смертельным врагом, ярким, блестящим, но все же врагом, и поэтому Ангел имел право радоваться его смерти. К тому времени, когда они вернулись в замок, Баффи сумела полностью подавить свои чувства и была счастлива снова. Радостно хихикая, всё ещё слегка пьяная от джина, она шла рядом с Верховным Палачом, с удовольствием держа его за руку.

– Надо сообщить Сёгуну приятные новости, – размышлял Ангел. – Смерть Чопстика доставит ему много удовольствия. А главное, у него не будет повода усомниться во мне. Хм, то есть в нас.

– Но на самом деле мы не видели, что он умер, – заметила Баффи. – Возможно, нам стоит подождать с подобными заявлениями?

– Уверен, он не мог выжить в том пожаре, так что он мёртв, мертвее не бывает, – уверил Ангел. – Точно мёртв. А если он мёртв, почему не заявить об этом во всеуслышание?

Баффи задумалась. Она чувствовала, что было что-то очень неправильно в этих рассуждениях, но её пьяная голова не могла найти изъян в логике Ангела.

– Ну ладно, пойдем к Сёгуну.

Управляющий Снайдер преградил им путь.

– Сёгун никого не принимает, – заявил вредный карлик. – У него важная встреча.

– Подчинись Верховному Палачу, – скомандовал Ангел.

Снайдер фыркнул.

– Ха. И почему я должен подчиняться тебе? Уличному головорезу, которому по забавному стечению обстоятельств удалось избежать тюрьмы. Освобожденному на определенных условиях и принятому на службу к Сёгуну вопреки моим советам. Да и служишь ты отнюдь не безупречно. Ты даже не сумел разрушить Наводящего Ужас Судью, хотя резво отрапортовал о своем успехе. Я собираюсь посоветовать Сёгуну, лишить тебя высокой должности, потому что ты получил её лишь благодаря лживой похвальбе.

– Судья теперь разрушен навсегда, – надул грудь Ангел. – Не так ли, Баффи-чен?

Баффи нахмурила бровки.

– Вроде бы да, – подтвердила она. – Только она была хорошей девушкой и сражалась на нашей стороне, так что на самом деле в этом нет ничего хорошего.

– Главное, её больше нет, – заявил Ангел. – А что ещё важней, враг, которого мы большего всего боялись, ужасный Чопстик, тоже погиб. Сёгун должен услышать эти приятные новости.

– Я ему сообщу, – ответил Снайдер.

– Эй, мы убили его, нам и рассказывать Джайлз-саме, – начала заводиться Баффи. – Он бы хотел знать о такой новости немедленно.

– Прочь с дороги, управляющий, или я приговорю тебя к смерти за то, что путаешься под ногами, – приказал Ангел и многозначительно положил руку на свой могучий Кладенец. Снайдер с ненавистью впился в него взглядом, но отошел.

Ангел уверенно зашагал к покоям Сёгуна, придерживая рукой немного покачивающуюся Баффи.

У Джайлза был гость. Он чаевничал с красавицей Дженни Календер. Она преподавала искусство владения счётами, а также обучала Уиллоу волшебству. Он оторвал пристальный взгляд от выреза кимоно Дженни и, нахмурившись, уставился на незваных гостей.

– Это должно быть что-то очень важное или я буду страшно сердит на вас.

– Чудесный новости, о Сёгун, – объявил Ангел, – Чопстик мерв.

– Ах, да, это довольно приятные новости, – согласился Джайлз. – Ваше вторжение прощено. Ты сам его убил?

– Я смотрел, как он умирал, – заявил Ангел.

Баффи обиженно насупилась.

– Эй! А как же я? Это ведь я бросила его на цитру! А ты был такой весь из себя связанный в тот момент. И это Друзилла подожгла там всё.

– Баффи тоже сыграла определенную роль, – уступил Ангел. – Я расставил ловушку, и Чопстик попал в неё. Теперь он мёртв.

– Как отлично ты все провернул, – восторгался Джайлз. – Приятно слышать такие замечательные новости, особенно сейчас, когда я так страдаю.

– Мисс Календер не захотела Вас, да? – пробормотала себе под нос Баффи.

– Я получил сообщение от оргкомитета Канамарского фестиваля членов, – продолжил Джайлз. – Они не хотят, чтобы я был в судейской бригаде в этом году.

– Никаких членов? Вот не везет, – посочувствовала Баффи. – Хм, в смысле это такой удар.

– Да, – сказал Джайлз, – меня уволили из Совета Идиотов.

_________________________________

Друзилла уложила Чопстика на матрас.

– Отдыхай, Чопстик-сан, – утешала она его, – скоро ты почувствуешь себя лучше.

– Нет, если мой чертов хребет сломан, Дру-чен, – сказал Чопстик. – Найди мне доктора, luv.

– Позже, – пообещала Друзилла. – А сейчас есть дела поважнее и я должна ими немедленно заняться.

– Важнее? – недоверчиво переспросил Чопстик. – Важнее, чем лечение моей спины?

– О да, Чопстик-сан, – ответила Дру. – Сейчас самое время, чтобы нанести удар. Пора бежать и ловить ягненка, пока он запутался в зарослях ежевики. Пришло время вернуть нашего Сенсея.

Чопстик нахмурил брови.

– Ты собираешься лечить меня его кровью?

– Конечно, нет, глупыш, – улыбнулась Друзилла.

Гейша склонилась над ним, и на мгновение ниндзя подумал, что она собирается поцеловать его в лоб, но вместо этого она только сморщила нос.

– Весь сломанный. Такой ты больше мне не нужен. Единственно, что ты можешь теперь делать, сочинять глупые хайку. Пока, пока.

Друзилла ушла, оставляя изумленного Чопстика, смотрящего ей в след.

– Дру-чен! Вернись! – крикнул Чопстик. Но Друзилла вышла из двери и с силой захлопнула её за собой. Бедный парень приподнялся на локтях и закричал.

– Дру-чен! Ты не можешь меня бросить совсем одного! Хотя бы пришли ко мне Далтона.

Чопстик кричал снова и снова, но никто не ответил ему. В конце концов он признал, что его бросили, и опустошенный упал на матрац.

– Что, чёрт возьми, она делает? – он кричал. – Столько долбанных лет я заботился о ней, а она просто выбросила меня? Я не понимаю.

– Эй, мужик, громкость убавь, – невысокий босой человек с взъерошенными рыжеватыми волосами забрёл в комнату. – Некоторые из нас хотят спать, понятно?

– Жаль. Но то, что я разбудил тебя – мелочь, по сравнению с моим сломанным хребтом, – огрызнулся Чопстик.

– Расслабься, чувак, – добродушно сказал вошедший. – Так вот что случилось. Не думаю, что он сломан, в противном случае ты не смог бы так орать.

– Я не могу пошевелить ногами. Не чувствую их. Если позвоночник цел, что с ними случилось?

– Может повредил нервы? Сломанный позвоночник? Слушай, я не доктор. Если хочешь, могу привести одного.

– Да, приятель, это было бы чертовски здорово, – ответил Чопстик. Он приподнял бровь, потому что узнал незнакомца. – Эй, ты ведь тот, что охвачен духом лисицы? Ты еще неравнодушен к той милашке Уиллоу, так? Говорят, что ты потрясающе играешь на биве.

– Я только пробую, чувак. Меня зовут Оз. И не дух лисицы. Те парни всего лишь цыплята. Во мне живет дух Волка.

– Приятно познакомиться, Оз-сан. А я Чопстик.

– Эй, я слышал о тебе. Ты ведь тоже играешь на биве? Может, сыграем как-нибудь вместе, когда с твоей спиной будет все в порядке. Я пойду, позову доктора. Только сандалии одену.

– Сандалии, – выдохнул Чопстик. – Так вот что задумала Дру. Она ушла, чтобы обмануть Ангела и увидеть его босые пятки.

_____________________________________

– Какая досада, что Джайлз пропускает фестиваль членов, – заметила Баффи. – Я знаю, он так наслаждался им.

– Не волнуйся, уверен, что Дженни возьмет его на траханье монстров, – успокоил Ангел. Он выпил огромную праздничную чарку саке, перед тем как оставить покои Сёгуна, и говорил немного невнятно. – Хочешь заглянуть ко мне еще на чарочку, перед тем как идти домой? – он махнул в сторону своей двери.

Холодные глаза пристально наблюдали их из окна верхнего этажа. Изящные сильные руки подняли наполненное до краев ведро и опрокинули его.

– Не знаю, – раздумывала Баффи. – Мне нужно… Ой!

Внезапно ледяная вода обрушилась на нее и промочила насквозь. Мокрое кимоно подчеркнуло её стройную фигуру. Соски стали твердыми от холода, их контуры проступили через тонкий шелк.

– Эй! – закричал Ангел. – Поаккуратнее там, кто бы ты ни был, или я прикажу казнить тебя! Ты почти попал в меня! – Наконец он повернулся к Баффи. – Ты в порядке? Надо же, вся мокрая. Тебе нужно зайти и обсохнуть.

Баффи позволила ему увести её в дом. Он вытащил полотенце, налил чарку саке и отвернулся, пока она снимала кимоно и вытиралась. Он посмотрел на зеркало и нахмурился в замешательстве. Этот предмет был ему не знаком, раньше его не было в комнате. На мгновение он что-то заподозрил, но потом решил, что это, наверное, всего лишь подарок одного из горожан. Дань его новой должности, и… Но тут он увидел обнажённую Баффи и его мысли ушли совсем в другом направлении.

– Ты так красива, – восторженно вздохнул Ангел. – О, Баффи!

–Ии! – завизжала Баффи. – Ты не можешь смотреть на меня! – Она торопливо прикрылась полотенцем и покраснела.

– Прости, – сказал Ангел. – Я не хотел подглядывать. Но только ты такая особенная.

– Хм, все хорошо, – ответила Баффи. Она заметно нервничала. Девушка попыталась вернуть себе уверенность чарочкой саке. Саке смешалось с джином и ударило в голову. Баффи захихикала.

– Ты тоже особенный, Ангел-кун.

Ангел повернулся к ней.

– Могу я помочь тебе с полотенцем? Я ведь уже все равно видел тебя.

Баффи стала ярко краской.

– Пожалуй.

Ангел схватил полотенце и начал вытирать её.

– Эй, щекотно.

Еще сильнее опьянев, она снова захихикала.

– По мне бегают такие приятные мурашки. Упс! Ты увидел мои дыньки. Так нечестно. Ты меня видел, а я тебя нет.

Прекрасное тело соблазняло, а алкоголь заставил забыть о запретах.

– Быть может я смогу это исправить?

– Да, – вздохнула Баффи.

Её пальцы начали расстегивать его рубашку. Девушка подняла лицо к Ангелу, он прикоснулся губами к её губам, они поцеловались.

Друзилла ловко спустилась из окна своей комнаты, перебежала через улицу и поднялась по стене ангельского дома. Закрепив крюк с веревкой на коньке крыши, она соскользнула вниз головой и заглянула в окно.

Одновременно довольная улыбка и ревнивый хмурый взгляд появились на ее лице. Голый Ангел возлежал между бёдрами Баффи. Первый пункт контакта с Сёгуном был нарушен. Его сандалии лежат забытые на полу. Друзилла метнула стрелку поперек комнаты, прямо в сандалию. За стрелкой тянулась тонкая нить. Гейша осторожно потянула за нить и притянула к себе обувку. Кинув первую сандалию под окно, она занялась второй.

– Люблю, когда всё идет по плану, – прошептала Дру.

В комнате Ангел восторженно захрюкал и вскрикнул от удовольствия в момент оргазма. А Баффи нет.

Победоносная улыбка Друзиллы полностью стёрла хмурый взгляд.

– И мне нравится, когда у моего любимого и его любовницы кое-что идет наперекосяк.

__________________________________

– Эй, – окликнул Чопстика Оз. – Я привел тебе доктора, мужик. Самого лучшего доктора.

– И где он? – удивился ниндзя.

Нож со свистом влетел в окно, пролетев по комнате, он вонзился в пол. За ним последовали второй, третий и четвёртый. Вместе они образовали квадрат. Следующей в комнату влетела дымовая шашка, приземлившаяся точно в центре квадрата. На секунду белое облако ослепило Оза и Чопстика, когда дым рассеялся, они увидели человека, стоящего между ножами. Это был высокий небритый человек в элегантных серых шелковых одеждах. Опираясь на полированную палку, украшенную полоской серебра, он собрал ножи, и хромая направился к Чопстику. Пронзительные серые глаза уставились на раненого ниндзя, оценивая его. А потом человек сказал:

– Полагаю, вы мой пациент? Рад вас видеть. Я Хаус из Дома Летающих Кинжалов, Доктор Медицины.


Глава 8.


– Не надо было приводить иноземца, Друзилла-чен, – ворчал Фуджи. – Я рисую быстрее и лучше всех.

Треверс посмотрел свысока на ниндзя-художника.

– Хм! Специализированное обучение Англиканской церкви невозможно превзойти. Когда нужны скорость и чёткость изображения, особенно при плохом освещении, никто не справится с заданием лучше каноника.

– Мне нужны вы оба, – прошипела Друзилла. – Можете устроить соревнование. А пока заткнитесь и подготовьтесь.

Мужчины расположились у окна. Треверс подготовил мольберт, холст и палитру, а Фуджи – свитки и чернила. Они подняли кисти и замерли в ожидании.

Друзилла заглянула в комнату.

– Превосходно. Они лежат так, что их лица хорошо видны. Давайте!

Мужчины принялись за работу. Их кисти летали со скоростью света. За секунды рисунки Ангела и Баффи, лежащих в комнате, были готовы. Друзилла придирчиво их рассмотрела.

– Очень хорошо, – похвалила она. – А теперь настоящее испытание: нужно успеть нарисовать, пока он будет двигаться. И запомните, главное, вы должны чётко показать его ноги.

Когда художники были снова готовы, она бросила бумажный мяч в комнату. Он попал точно в лицо Ангелу. Верховный Палач тут же проснулся. Он схватил свой Кладенец и вскочил с кровати, готовый сразиться с тёмными силуэтами в окне. Ангел опустил ноги туда, где раньше стояли сандалии, но там ничего не было. Он нахмурился, увидев, что они теперь валяются под окном, и решительно пошел за ними по полу, высоко задрав меч.

– Рисуйте! – рявкнула Друзилла.

Живописцы заработали с безумной скоростью. Ангел замер посередине комнаты с озадаченным хмурым выражением на лице и мечом в руках. И вот художники отступили назад. Друзилла скинула капюшон, скрывавший её лицо, схватила свиток Фуджи и показала его самураю.

– Ты опозорен, Ангел-сама, – насмешливо сказала она. – Ты лишил деву невинности, а твои голые ступни прикоснулись к полу. И у меня есть рисунки, чтобы доказать это.

Ангел взглянул вниз на свои босые ноги, потом назад на дремлющую Баффи, а потом на Друзиллу.

– Ты подставила меня! – прошипел он. – Немедленно отдай мне рисунки!

Друзилла вернула свиток Фуджи.

– Вы оба, бегите в разные стороны, – приказала она. – Брось свой мольберт, Треверс-сан!

Мужчины повиновались и через несколько мгновений их и след простыл.

– Сёгун увидит эти рисунки, если ты не пожелаешь принять то, что я тебе скажу, Ангел-сама.

У Ангела дым шёл из ушей от злости. Он понимал, что у него не было шансов поймать обоих подельников Дру.

– Что ты хочешь, Друзилла-сан?

– Я хочу моего Ангел-куна назад, – ответила Друзилла. – У тебя есть два варианта. Совершить сэппуку, как велит кодекс чести, или вернуться в клан и захватить власть.

У Ангела упали брови.

– Захватить власть?

– Ты же Верховный Палач. Сёгун доверяет тебе. Используй это. Устроить дворцовый переворот будет очень легко. Ты мог бы стать Сёгуном, Ангел-кун. Мы правили бы этими землями вместе.

Ангельское личико перекосилось.

– Это же предательство. И, если я потерплю неудачу, наказание будет ужасным.

– Хуже, чем сэппуку? – Друзилла подняла бровки и посмотрела Ангелу прямо в глаза. – Ты знаешь, что я права, Ангел-кун

Ангел махнул в сторону Баффи.

– А что с ней?

Друзилла встряхнула головой.

– Если хочешь, сделай её своей любовницей.

– А Чопстик?

– Он был самым храбрым самураем на земле, – сказала Друзилла. – Грозный ниндзя и ронин. Но он был всего лишь твоей заменой. Теперь, когда он стал калекой, он мне вовсе не нужен. – Она презрительно скривила губы. – И честное слово, это такое облегчение, что не нужно притворяться, будто мне нравится его хреновые хайку.

_______________________________

– Какая досада, – посетовал Хаус из Дома летающих кинжалов. – Пустая трата моих талантов. Где те шесть редких болезней, практически с одними и теми же симптомами, но совершенно разным лечением, когда моя ошибка в диагнозе может привести к плачевным для тебя последствиям?! Здесь всего лишь трещина в позвонке. Просто, банально и скучно. Какой позор.

– Ну ладно, в следующий раз постараюсь разбиться как-нибудь поинтереснее, – съязвил Чопстик.

Хаус сморщил нос.

– Итак, если бы твое заболевание было вызвано тем, что из-за близости к крайне резкому музыкальному диссонансу, нервы в спине были ошеломлены настолько, что теперь не могут нормально функционировать, это было бы интересно. Лечение было бы просто очаровательно. Но, увы, это не так, поэтому просто соблюдай постельный режим в течение трех недель. А потом можно будет понемногу начать делать несложные упражнения. Вот, прими две таблетки и вызови меня утром.

Чопстик потянулся к таблеткам, но так и не взял их.

– Док, – сказал он, – я упал на цитру кото. Раздался адски мерзкий звук, когда я шлепнулся на нее.

Хаус очень широко открыл глаза и наклонил голову сначала в одну сторону, потом в другую. И, наконец, закатил глаза вверх так, будто хотел увидеть собственные брови.

– Хм. Вот теперь мне стало интересно. Возможно, у тебя редкий случай музыкального паралича. И если это действительно так, то нужно совершенно другое лечение. Фактически, те пилюли убили бы тебя немедленно.

Чопстик отдернул руку.

– Черт возьми!

– Шучу, – успокоил Хаус.

Чопстик снова протянул руку.

– Они не убьют тебя. Но они ухудшат твое состояние и, возможно, помешают достичь полного излечения при верном лечении.

Чопстик опять отдернул руку.

– Так, доктор-ка, предположим у меня действительно музыкальный паралич, и каково же лечение?

– В этом случае тебе не нужно лежать неподвижно, – начал объяснять ниндзя-доктор. – Это было бы даже вредно, потому что твои мышцы могут атрофироваться. Фактически, тебе нужно делать как можно больше упражнений. И самая важная часть лечения – особый спинной массаж шуатсу.

– Так значит, мне надо найти массажиста шуатсу, – обрадовался Чопстик. – Это совсем не трудно. Даже многие ниндзя в какой-то степени владеют им. Да и сам я кое-что умею.

– Я сказал особый массаж, – резко прервал его Хаус. – Кто здесь доктор, я или ты?

Чопстик склонил голову.

– Вы, доктор-ка.

– То-то же, и не забывай об этом. Этот массаж должен быть сделан ногами. И только один особенный человек может его сделать. Твоя настоящая любовь. Она или он (это зависит от твоих предпочтений) должна ходить по твоей спине и массировать позвоночник и мускулы пятками и пальцами ног.

Лицо Чопстика осветила радостная улыбка.

– Нет проблем. Я заставлю Дру сделать массаж.

– А почему это должна быть именно его настоящая любовь, старик-док? – озадачился Оз.

– Честно говоря, понятия не имею, – глубокомысленно ответил Хаус. – Возможно, существует некая серьезная мистическая причина. Но с другой стороны, быть может люди предпочитают влюбляться в кого-то, у кого как раз подходящий вес. Зато я знаю точно, что, если массаж сделает неправильный человек, это будет иметь катастрофические последствия.

– Дру как раз тот человек, – уверенно сказал Чопстик.

– Однако, если у тебя на самом деле сломан хребет, скорее всего твой спинной мозг порвется от массажа, – предупредил доктор. – Я не могу поставить более точный диагноз.

– Ну, в общем, я не собираюсь валяться на спине три долбанных недели, – заявил Чопстик. – Я рискну.

– Это твое дело, – ответил Хаус из Дома летающих кинжалов. – Теперь перейдем к самой важной части консультации. Моему гонорару.

____________________________

– Ангел-сама, – издевался управляющий Снайдер, – если ты думаешь, что я тебе подчинюсь, подумай еще раз. Предполагаю, ты хочешь видеть Сёгуна? Забудь. Подождешь до утра. А те парни, которые пришли с тобой, должны ждать за стенами замка.

– Ты смеешь препятствовать мне, Верховному Палачу? Это измена, – вызверился Ангел. – Схватить его.

Четверо ниндзя набросились на Снайдера и схватили его за руки и за ноги.

– Это незаконно! – протестовал управляющий. – Это непорядок! Ты в моем замке, приятель, и когда я говорю, что ты должен ждать, ты… – он вынужден был замолчать, потому что Друзилла запихнула кусок тряпки ему в рот.

– Мерзкий человечек, – ругалась Дру, – ты не будешь нашим управляющим. Мне кажется, нам надо найти огромного монстра, которой проглотил бы тебя целиком. Свяжите его!

Ниндзя крепко связали Снайдера и обернули веревку вокруг его головы, чтобы он не смог освободиться от кляпа, потом бросили его около стены.

Ангел в сопровождении разношёрстной толпы ниндзя и бродячих самураев направился к покоям Сёгуна. Он распахнул двери и вошел.

Проснувшийся Сёгун выбрался из объятий Дженни Календер и сел.

– Ангел-сан! Что случилось? На нас напали?

– Можно сказать и так, – ответил Ангел. – Я больше не служу тебе, Джайлз-сама. Ты ничтожество, а не сёгун. Жалкий, слабый. И я свергаю тебя.

– Ты не можешь так поступить! – возмутился Джайлз. – Ты присягал мне. Кодекс чести самурая обязывает тебя подчиниться моим приказам.

Дженни села рядом с Сёгуном, с трудом дыша от страха, она схватила простыни, чтобы скрыть ее грудь от пристального внимания незваных нахалов.

– Была лазейка, – напомнил Джайлзу Ангел, – если я лишу деву невинности или коснусь голыми ступнями пола, контракт недействителен. Я сделал и то, и другое.

– Тогда ты опозорен, – сказал Джайлз. – Ты должен совершить сэппуку.

– Если я уже опозорен, какое значение имеет еще немного позора? – съехидничал Ангел. – Ты дурак, неподходящий для правления Сёгунатом. Саннидейлу нужен сильный правитель. Такой как я.

– Почему, неблагодарный негодяй? – прошипел Джайлз. – После всего, что я для тебя сделал?!

Он набрал побольше воздуха.

– Баффи! – закричал он. – Ко мне! Ты нужна твоему Сёгуну!

– Это бесполезно, Джайлз-сан, – издевался Ангел. – Её здесь нет. Замок мой.

Он указал мечом на кровать и приказал своим подельникам:

– Схватить их! Связать и бросить в темницу. Обыщите дворец, найдите тайкомочи и колдунью. Соберите гейш.

Один из самураев, большой мужик в рогатом шлеме с огромным молотком, поднял руку.

– Мы можем с ними позабавиться?

– Нет, Олаф-сан, не надо быть непослушным, – ответила Друзилла. – Пока во всяком случае. Потом, если они не станут сотрудничать…

Она отвернулась от самурая и, вцепившись в Дженни, стянула её с кровати. Угрожая острыми лезвиями веера, Дру заставила ее одеть кимоно.

С Джайлзом поступили также. Плененного сёгуна и его даму вытолкали из частных покоев в главный зал для приемов. Вскоре к ним присоединились Ксандер, Уиллоу, Корделия, Хармони и Амбер. Все они как могли сопротивлялись напавшим на них воинам.

– Сёгунат мой, – объявил Ангел. – У вас есть выбор. Служите мне, как служили недостойному Джайлз-сану. Иначе будете брошены в темницу. Где либо сгниете, либо будете казнены при первом же удобном случае.

– Ты не можешь просто объявить себя сёгуном, – возмутился Ксандер. – Это неслыханно.

– На самом деле это не так, – влезла Уиллоу. – Сегун Мицубиси захватил трон, после того как пересек болота и горы.

– Ну ладно, – согласился Ксандер. – Но вначале он предал своего господина и напал на спящих.

– Это лучший вариант, – отметил Ангел. – Так они не могут сопротивляться. Я не такой дурак как Чопстик.

– И не такой благородный, – заметил Ксан. – Будь он жив, ты бы не решился на это.

– Он жив, – сказала Друзилла. – У него сломана спина, но он жив.

Один из ниндзя навострил уши.

– Так ты солгал даже об этом, – презрительно сказал Джайлз. – Ты был действительно презренный халтурщик, а не Лорд Верховный Палач.

– И что это говорит о тебе, раз ты назначил меня? – глумился над бывшим сёгуном Ангел. – Довольно! Ты отправляешься в тюремную камеру, ту самую, в которую собирался бросить Чопстика, пока я не придумаю что-нибудь ещё, более подходящее для тебя. – Он повернулся к трем гейшам. – Вы будете свободны, если согласитесь служить мне.

– Я не буду служить тебе, даже если ты прождешь меня всю ночь в баре, толстый онанист, – заявила Корделия.

– Я тоже, – сказала Амбер.

– А я буду, – улыбнулась Ангелу Хармони.

– Ты предательница, Хармони, – плюнула в ее сторону Корделия.

Хармони пожала плечами.

– Власть у него, для меня это главное.

Она поклонилась наглецу.

– Я буду честно служить вам, Ангел-сама. Вы можете полностью доверять мне.

– Освободить её, – приказал Ангел. – Всего одна гейша. Ну ладно, это только начало. По крайней мере, у нас будет чайная церемония.

– Я принесу во дворец моих куколок, – сказала Друзилла. – Мы сможем провести чайную церемонию для мисс Эдит.

– Да, вы вдвоем сможете устроить обезьянью чайную церемонию, – пробормотал Ксандер.

Пленников увели и бросили в темницу. Солдат сил самообороны Саннидейла собрали и проинформировали об изменениях в высших эшелонах власти. Лишенные командиров, они не осмелились выступить против свирепого ронина и подчинились захватчикам.

– Приведите мне Баффи, – приказал им Ангел. Это было его первое официальное распоряжение в качестве Сёгуна.

– Она может стать моей второй гейшей.

Хармони надулась.

– Но её не обучали искусству, как быть гейшей, – заметила она. – Мое условие. Она не касается чайной церемонии и не развлекает важных господ сексом, а я не бью людей в зубы и не отрубаю им головы.

– Секс у неё уже был, – ухмыльнулся Ангел. – А ты можешь обучить её остальному. Ведь ты теперь новая старшая гейша, помнишь?

– Ты трахнул Баффи? – нахмурила лоб Хармони. – И теперь ты собираешься сделать её всего лишь гейшей?

– Я теперь снова с Друзиллой, – сказал Ангел. – А у тебя проблемы с этим? Я думал, ты не любила Баффи.

– Нет, – ответила Хармони. – Всё отлично. Всё нормально. Эй, если я буду обучать её, могу я называть себя сенсеем?

Ниндзя, на которого произвели сильное впечатление новости о том, что Чопстик выжил, прятался на задворках, стараясь не столкнуться с кем-нибудь и избежать ненужного внимания к своей скромной персоне. Пока Ангел и Друзилла были заняты другими делами, он скрылся.

– Значит Чопстик-сама жив, – шептал он себе, – а госпожа предала его. Я должен найти моего господина и помочь ему.

Перебегая от тени к тени, Далтон покинул замок.

___________________________

– Ну для чего вы оставили ту лазейку? – печально вопрошал Ксандер поверженного сёгуна, сидя рядом в с ним в тюремной камере. – Простите меня, Джайлз-сама, но было очень глупо включить пункт о запрете на лишение девы невинности в контракт этого здорового парня.

– Я думал о Баффи, – объяснил Джайлз, – для меня она почти как дочь, и я на самом деле не хотел, чтобы бывший преступник воспользовался её неопытностью и доверчивостью, даже если он был моим лучшим воином.

– Понятно, – согласился Ксандер. – А что о следующем пункте? Я имею в виду, запрет касаться пола голыми ногами. В чём смысл?

– Ладно, – признался Джайлз, – я ужасно боюсь бородавок и грибка.


Глава 9.


Баффи была удивлена, когда проснулась утром в незнакомой постели. Пару секунд она не могла вспомнить, где была, но вскоре память вернулась. Она протянула руку к Ангелу, его почему-то рядом не оказалось. Баффи приподнялась.

– Ангел-кун? – комната была пуста. Баффи встала с кровати и схватила свою одежду. Она более-менее высохла, и девушка быстро оделась.

– Ангел-кун? – снова позвала она, но ответа не было.

Поспешно исполнив обычный утренний ритуал, Баффи вышла из дома. Она увидела странное устройство, стоявшее у окна, деревянная тренога с небольшой полочкой, закрепленной на ней. Девушка приостановилась, чтобы лучше рассмотреть таинственный предмет. Он был заляпан краской. Так и не сумев понять назначение странной штуковины, Баффи оставила его в покое и направилась к своему дому. Её мысли снова вернулись к Ангелу:
«Куда он пошёл, даже не сказав мне? Может быть, что-то случилось во дворце Сёгуна? Но тогда почему он не разбудил меня, чтобы я могла пойти с ним? Ведь я, в конце концов, главный телохранитель Сёгуна и такой же искусный воин как Ангел».

Внезапно её лицо прояснилось:
«Наверное, когда посыльный пришёл за Ангелом, мой верный ниндзя решил скрыть, что я нахожусь у него, чтобы спасти мою репутацию. Да, присутствие постороннего человека помешало ему разбудить меня или оставить какое-нибудь сообщение. Ведь он благородный воин и внимательный, заботливый друг».

___________________________

Ангел поднял голову от груди Друзиллы.

– Шимата! – выругался он. – Я послал конвой в дом Баффи, а она ведь, скорее всего, до сих пор в моей квартире.

– Не волнуйся, Ангел-кун, – успокоила его Друзилла. – Она пойдёт домой, когда проснётся. А я пошлю кого-нибудь, кому она доверяет, чтобы заманить её сюда. Всё будет хорошо.

Она отвернулась от Ангела, чтобы тот не смог увидеть злобную гримасу, исказившую её лицо, когда речь зашла о Баффи.

– Да, это хорошая идея, – согласился Ангел. – Итак, на чём мы остановились? – Он покрыл её тело поцелуями, от груди до низа живота, потом уютно устроился между ног и начал ублажать её языком.

Друзилла выгнулась от удовольствия.

– Ты отрепетировал свою первую речь в качестве Сёгуна? – поинтересовалась она.

– О, да, – раздался приглушенный голос Ангела. – Я не привык к пизбличным выступлениям…

____________________________

Нахмурившись, Чопстик ошеломлённо уставился на Далтона.

– Друзилла сделала Ангела Сёгуном?

– Да, Чопстик-сама, – подтвердил Далтон. – Джайлз был брошен в темницу. Вместе со служащими дворца, которые отказались присягать Ангелу. А ваш старый враг занял трон.

– Проклятый идиот, – застонал Чопстик. – Что за игру ведет Друзилла, мать её? Мы же собирались разрушить сёгунат не для того, чтобы посадить кого-нибудь ещё на трон. Можно было оставить и Джайлза. Эта старая кочережка был не так уж и плох. У меня претензии не к тому, кто забрался на вершину, а к самой феодально-иерархической системе.

Оз приподнял бровь.

– Так ты не собирался становиться Сёгуном?

– Нет, крнечно. Терпеть не могу всё это церемониальное дерьмо. Мне только хотелось, чтобы крестьяне получили право голоса, и всё. А потом они могут голосовать хоть за Джайлза, если им так хочется. Это уже не моё дело.

Бровь Оза поднялась снова, но он не стал продолжать обсуждение этого вопроса, решив сосредоточиться на более важных вещах. Он повернулся к Далтону.

– Что случилось с Уиллоу-чен, мужик?

– Ты говоришь о невысокой рыжеволосой жрице? Она в тюрьме вместе с любовницей Сёгуна и несколькими гейшами.

Шерсть, внезапно появившаяся на лице духа волка, напомнила о его истинной природе.

– Мы должны освободить её!

– Я с тобой, приятель, – заявил Чопстик. – Твой друг – мой друг. Как только я встану на ноги, мы тут же отправимся штурмовать замок и выпустим птичку из клетки.

– Их так много, а нас так мало, – сказал Далтон, – но я последую за вами, Чопстик-сама.

– Не хотелось бы напоминать, Чопстик-сан, – заметил Оз, – но ты вряд ли в ближайшее время встанешь на ноги. Помнишь, что сказал доктор-ка? Массаж спины, который должна сделать твоя истинная любовь.

– Ну да, – ответил Чопстик. – Это должна была быть… Дру. Ох. Твою мать! Я и в самом деле вляпался по самое не балуйся, ведь так?

Далтон непонимающе смотрел то на одного мужчину, то на другого. Чопстик и Оз рассказали ему о диагнозе Доктора Хауса из Дома летающих кинжалов и рекомендованном лечении.

– Вот не повезло, – посочувствовал Далтон, выслушав весь рассказ. – Друзилла-сан бросила вас, о Чопстик-сама. Боюсь, вам не стоит надеяться на какую-либо помощь от нее.

– Ну, я ж говорю, вляпался, блин, – Чопстик закусил губу. – Ладно, я всё равно не собираюсь валяться здесь, как запасной хрен на фестивале членов. Я не могу ходить, но мои руки в порядке, и я по-прежнему отлично владею мечом. Нужно только придумать, как мне передвигаться, – он натянуто усмехнулся. – Слышали легенду об Огами Итто?

________________________________

– Приведи её сюда, – приказал Ангел. – Но она не должна ничего заподозрить. Пусть думает, что это Джайлз вызывает её.

– Конечно, Ангел-сама, – бодро ответила Хармони. – Вы можете рассчитывать на меня. Баффи-чен ни о чём не догадается.

– Да будет так, – сказал Ангел. – Если ты хорошо справишься с поручением, в награду получишь от меня синее платье.

– Синее платье? Вау, это так круто. Повинуюсь, о Ангел-сама, – Хармони поклонилась и вышла.

– Когда Баффи придёт, схватите её и свяжите, – приказал Ангел своим охранникам. Он повернулся к Друзилле. – Я не знаю, что окажется сильнее, её чувства ко мне или преданность Джайлзу. Безопаснее захватить её прежде, чем мы выясним это.

Друзилла нахмурившись подозрительно смотрела вслед уходящей Хармони. Она заметила, что глупая гейша использовала именной уважительный суффикс «чен», когда говорила о Баффи. Но она выбросила эти мысли из головы, решив, что Хармони слишком глупа, чтобы быть хитрой.

– Согласна, – сказала она. – Баффи победила Чопстика, а он, не смотря на все его недостатки, великий воин. Вернее был. Что мы с ним сделаем?

– Полагаю, мы и его должны притащить сюда, – решил Ангел. – Я пошлю нескольких охранников с паланкином, чтобы подобрали его. Должность тайкомочи пока еще вакантна. Это как раз то, что нужно для хромого поэта.

– Одни будут над ним смеяться, другие – жалеть, – сказала Друзилла. – Как ты жесток, Ангел-кун, – улыбнулась она. – Но именно за это я и тебя люблю. Когда начнем пытать заключенных?

_______________________________

– Где ты была, Баффи-чен? – набросилась Джойс. – Я с ума сходила.

– Уф, дела ниндзя. Для Сёгуна, – ответила Баффи. – Вчера вечером я победила Чопстика. А потом… ммм… мне надо было кое-что закончить.

– И где ты была, – настойчиво переспросила Джойс. – Приходили солдаты из замка, искали тебя. Ты не была с Сёгуном.

Баффи постаралась избежать пристального взгляда матери.

– Я патрулировала с Ангелом, – ответила она. – Несколько парней Чопстика ушли, один из них прихватил голову Судьи. Мы хотели вернуть её.

– Ну и как, вернули?

– Нет, – призналась Баффи. – Думаю, он успел добежать до почты и отправить посылку. Наверное, сейчас она уже на пути в Тибет. Или еще куда-нибудь. Ничего страшного.

– Хм. Ты слишком много времени уделяешь этой своей работе ниндзя, Баффи-чен, – сказала Джойс. – Это опасно. И тебе приходится общаться с темными личностями. Например, этот Ангел. Не забывай, он бывший якудза, и я не думаю, что ему следует доверять.

Баффи удалось сдержаться от сердитого взгляда в сторону матери.

– Ангел заслуживает полного доверия, – настаивала она. – Он должен служить Сёгуну под страхом позора и сэппуку, и, эй, он сделал многое для этого города. Никто не смог сделать больше.

– Джайлз-сама руководствовался принципом: «вор вора скорее поймает», – парировала Джойс. – И я не думаю, что он поступил мудро. В любом случае, я хочу, чтобы ты меньше времени посвящала этим своим делам ниндзя.

– Но работа ниндзя никогда не кончается, мама.

– А ты пробовала не быть ниндзя?

– Я не могу просто перестать быть ниндзя, – ответила Баффи. – Ниндзя – это призвание. Я лучший воин Сёгуна. И я не могу подвести его, – она хлопала глазками, глядя на Джойс. – В любом случае, мама, сейчас я дома. И я бы не отказалась от завтрака.

________________________________

– Проситель молит об аудиенции, о могущественный Сёгун-император, – объявил дворцовый служащий.

– Мне нужен нормальный управляющий, – вздохнул Ангел. – Этот парень слишком старается. Есть шанс, что Снайдер-сан переметнётся на нашу сторону?

– Возможно, – ответила Друзилла. – Он может изменить свое решение, когда узнает, что в противном случае его сожрет гигантская саламандра.

– Да. Он уродливый маленький тролль, но он в совершенстве знает протокол. Жаль, что Треверс-сан – иноземец. Мне нравится его осанка. Но у него нет нужной подготовки.

Ангел подвернул ноги, выпрямил спину и принял соответствующую царственную позу.

– Хорошо, впустите просителя.

Вошла девушка удивительной красоты. Необычной варварской красоты. Стиль ее одежды был незнаком, а ее длинные темные волосы свободно падали вниз.

– Спасибо, что приняли меня, Сёгуна, – сказала она.

Ангел нахмурился, услышав исковерканную форму обращения, но поняв, что перед ним чужестранка, решил проявить терпимость.

– Чего ты хочешь? – напрямую спросил он.

– Меня зовут Ампата, – начала она рассказ. – Мне пришлось покинуть мою родину, Перу, чтобы убежать от испанской инквизиции. Я надеюсь найти здесь приют. У меня есть рекомендательное письмо от моей тети Люси, которую Вы когда-то знали. Сейчас она живет в доме престарелых инков в Лиме.

Она протянула свернутую бумагу. Ангел хлопнул в ладоши. Охранник взял бумагу, развернул её и передал Сёгуну. Большая часть письма была на каком-то европейском языке, и Ангел не смог прочитать её, но одна строчка была написана японскими иероглифами: «Пожалуйста, позаботьтесь о той, что передаст письмо».

– Она, наверное, думает, что ты Джайлз-сама, – прошептала Друзилла.

– Наверное. Я никогда не был знаком ни с одной Люси, – шепотом ответил Ангел. Он снова взглянул на девушку. – Добро пожаловать в Саннидейл, Ампата-сан.

– Благодарю, великодушный, – сказала Ампата.

– Ладно, кто позаботится об этой девушке, узнает, что она умеет делать, и накормит её? – обратился Ангел к присутствующим в комнате.

– Позвольте мне, – вызвался Квентин Треверс. – Я всегда готов помочь врагу испанской инквизиции, – он улыбнулся девушке. – Поздравляю, дитя. Я каноник англиканской церкви Квентин Треверс. Ты голодна после такого долгого путешествия? Что бы ты хотела?

– Да, – призналась Ампата. – Но я не знаю, что едят в этой стране. Если это возможно, я бы не отказалась от бутерброда с мармеладом.

_________________________________

– Вот это уже другой разговор, – довольно улыбнулся Чопстик. – Видите? Я знал, что Друзилла не бросит меня как собаку. Ладно, помогите мне забраться в паланкин.

– Вы двое можете идти, – сказал Озу и Далтону самый высокий из трёх солдат, окруживших постель Чопстика. – Ангел-сама приказал, чтобы мы доставили этого негодяя к нему. Нам не нужна помощь. – Он снял наручники с пояса и поднял их.

– Ангел-блин-сама? Не Друзилла? – Чопстик раздражённо уставился на солдата. – Этот мерзавец? Чертовы цепи?

– Ты под арестом, мятежник, – презрительно ухмыльнулся солдат. – Сопротивление бесполезно.

– Да неужели? – Чопстик вытащил из-под одеяла обнаженную катану.

Лезвие мелькнуло в воздухе и отрезало солдату ногу. Чопстик стремительно развернул меч и ударил снова. Лезвие вначале вошло в живот второго солдата, а потом молниеносно ударило прямо в сердце третьего, убив его на месте.

Оз вытащил нож и добил смертельно раненную жертву Чопстика.

– Хорошо владеешь мечом, – похвалил он. Волк осмотрел катану, пока Чопстик стирал кровь с лезвия. – Это совершенное оружие.

– Это катана Судзуки, – сказал Чопстик. – Самая лучшая, какую только можно найти. Вероятно, лишь Огненный клинок Хонда может сравниться с ней.

Он уставился на мертвых солдат.

– Так они хотели арестовать меня?! Твою мать!.. Ну и вляпался же я. Я смогу спрятаться, но не смогу бежать.

– Верно. Но зато теперь мы можем сражаться на их территории, – сказал Оз. – У нас есть транспорт.

– Носильщики паланкина сбежали, Чопстик-сама, – доложил Далтон. – Я займу место одного из носильщиков, если Оз-сан согласится встать на место другого.

– Прекрасно, – согласился Оз.

– Спасибо, приятель, – сказал Чопстик. – Нам лучше поспешить. В следующий раз Ангел пошлёт больше солдат. И, кроме того, теперь вся комната в крови. Помогите мне добраться до паланкина. Как только мы будем далеко отсюда, надо будет поискать какие-нибудь колеса.

___________________________

– Тебе не удалось меня поразить, – сказала Корделия.

– Эй, можно подумать у тебя что-то получилось, – Уиллоу разочаровалась в идее открыть дверь с помощью магии. – Брр, холодно.

– У нас нет трав, нет зелья, нет талисманов, нет манускриптов. Мы можем попробовать исполнить простейшие заклинания, но они не сработают. Я чувствую новое охраняющее колдовство на засове. Похоже, Друзилла тоже ведьма.

– Так мы что, просто сидим здесь и гнием? Облом, – Корделия сжалась в комочек и обхватила колени руками. – И так холодно, и сыро. Я не подписывалась на такое, когда пошла в гейши.

– Ты ведь могла согласиться служить Ангелу как Хармони, – сказала Уиллоу.

– Можно подумать, я стала бы работать на это ничтожество. Да не за какие коврижки, – ответила Корделия. – Я себя уважаю.

– Меня удивило это, – сказала Амбер. – Я думала, Хармони наша подруга. Она должна была остаться с нами.

– Да, я тоже удивилась, – согласилась Корделия. – Но эй, Хармони – королева мелочности. Надеюсь, она подавится… во время чайной церемонии Ангела.

____________________________

– Это западня, Баффи-чен, – пыталась предупредить Хармони. – Ангел-сан бросил всех в тюрьму и объявил себя Сёгуном. Он теперь вместе с этой шлюшкой Друзиллой. Когда ты придешь туда, тебя сразу же арестуют. И если ты не согласишься стать его гейшей, тебя тоже бросят в тюрьму.

Баффи уставилась на неё широко открытыми глазами.

– Я не верю тебе. Ангел-кун любит меня, – она схватила Хармони за грудки и почти подняла с пола. – Почему ты врёшь мне?

– Эй, я не вру! – возразила Хармони. – Я рискую своей жизнью, рассказывая тебе это. Корделия-чен в темнице. Ты должна мне помочь освободить её.

– Сучка! – взорвалась Баффи. Она так сильно толкнула Хармони, что та запнулась и упала. – Ты просто ревнуешь. Врушка!

Хамони поднялась и злобно посмотрела на Баффи.

– Хорошо, пусть будет так, как ты хочешь, – сказала она. – Я лгала. В замке все прекрасно. Ангел-сан по-прежнему верный и честный служащий, а плохих парней так легко определить по острым рожкам на их шлемах. И ты всегда побеждаешь, и спасаешь всех.

Баффи с такой же злобой уставилась на гейшу.

– Так-то лучше. Я ненавижу, когда мне врут.


Глава 10.


Оз и Далтон поднесли паланкин к мастерской.

– Мы на месте, приятель? – спросил Оз.

Чопстик выглянул из-за занавески и посмотрел на вывеску.

– Да. Это Десото Вакаяма. Детские повозки для сообразительных мамочек. Думаю, мы найдем здесь нужные колеса, и вам двоим больше не придется таскать меня.

– Но разве детская повозка не слишком мала для вас, Чопстик-сама? – поинтересовался Далтон.

– Вначале надо посмотреть. Даже если мои ноги будут торчать из нее, это будет лучше, чем то, что есть у нас сейчас, не так ли?

Оз вытер со лба пот.

– С этим не поспоришь, приятель. Таскать эту штуку очень тяжело.

– Но в этом есть и положительная сторона, – сказал Чопстик, наблюдая, как три мастера вылетели из магазина, яростно отпихивая друг друга. – Меня принимают за очень важного человека.

____________________________

Ворота замка захлопнулись за спиной Баффи. Охранники поспешили запереть их на большой деревянный засов. Девушка почти не обратила на это внимания. У неё только мелькнула мысль, что служащие действовали не так ловко как обычно, и что, если бы Сёгун Джайлз увидел их, то рассердился. Но она не придала этому значения и спокойно пошла дальше.

Со стены замка кто-то кинул на неё сеть с закрепленными по краям грузиками. И та окутала Баффи с ног до головы. Девушка инстинктивно выхватила катану, и рассекла сеть, едва та накрыла её.

– Эй! – возмутилась Баффи. – Сейчас не время для учений.

Нахмурившись она вернула катану в ножны.

– А это не учения, Истребительница, – сказал один из охранников.

Он наступал на неё с поднятой булавой. Остальные стражники и одетые в чёрное ниндзя, окружив её со всех сторон, начали медленно приближаться

– Приказ Сёгуна. Он велел связать тебя и притащить к нему.

У Баффи округлились глаза.

– Джайлз-сама приказал такое? Почему?

Охранник пожал плечами.

– Нас наняли служить, а не рассуждать, – ответил он. – И чуть не забыл – Джайлз-сан не Сёгун больше.

Он шагнул вперёд и замахнулся булавой, один из ниндзя кинулся ей под ноги. Баффи, увернувшись от дубины, схватила нападавшего за руку и бросила через плечо. Тот упал на парня, путавшегося у неё под ногами - и вместе они шлепнулись на землю.

– Серьёзно, парни, я не в настроении, – сообщила им Баффи. Она ловко обошла бросившегося на неё охранника и со всей силы ударила его по ногам. Ещё один мужик упал как подкошенный. – Эй! Что ты там говорил? Что значит, Джайлз больше не Сёгун?

Один из стражников уже было занес для удара тонфу*, но приостановился, чтобы ответить.

– Произошел ку.

– Будь здоров, – сказала Баффи.

Вояка нахмурился.

– Я не чихал. Это по-французски, означает дворцовый переворот. Джайлза свергли.

Он напал и постарался ударить Баффи по голове.

– Дворцовый переворот? – Баффи отняла у охранника тонфу, сломав ему руку, и, как следует, двинув в челюсть. – Какой такой переворот? Он разве не должен сделать заявление в Организации Объединенных Наций?! Это же неконституционно! – Баффи сдвинула брови. – Ну, я так думаю, – резко развернувшись, она сильно пнула какого-то ниндзя и заехала по носу стражнику. – И кто же новый Сёгун?

– Ангел-сама. Пусть его династия правит тысячу великих лет, – высокопарно сообщил ниндзя.

– Ангел?! Значит, Хармони говорила правду, – сообразила Баффи. – Эй, какая династия? Он что, собирается настрогать детишек с этой шлюшкой Дру?

– Ты можешь стать частью этого, если правильно разыграешь свои карты, – сказал ниндзя и прыгнул на неё, попытавшись ударить плечом в солнечное сплетение. Баффи встретила его локтем и коленом, и через секунду еще один негодяй валялся без сознания.

– И почему же Ангел не вышел, чтобы встретить меня лично? – поинтересовалась Баффи. Она блокировала нападение очередного охранника и со всей силы, от души заехала ему коленом между ног. Несчастный рухнул, зажав драгоценное место руками, и застонал.

– Ну, похоже, именно поэтому, – прокомментировал могучий ронин Олаф. – Парень ещё долго не сможет принимать участие в забавных игрищах, точно говорю. Ангел-сама не хотел повторить его судьбу, – Олаф вращал его могучий молот и осторожно приближался к девушке. – Тебе же будет лучше, если сдашься, женщина, потому что нас много, а ты одна.

Баффи приняла позу разъяренной кошки и стала ждать нападения Олафа. Великан был серьёзным противником, и она сосредоточилась на нём. Из-за этого Истребительница слишком поздно заметила еще одного ниндзя, который притаился на стенном зубце, готовясь бросить цепь кусаригама**. Цепь закрутилась вокруг ног Баффи, и она упала. Теперь девушка ничего не могла сделать, чтобы спастись от молота Олафа.

_____________________________

– Тебе повезло, – сказал Уоррен. – У нас есть как раз то, что тебе нужно. Помазанник заказывал детскую повозку большого размера для его триумфальной процессии после захвата Саннидейла. Только вот он так и не пришел за ней.

– Ну, это, наверное, потому что я отрубил ему голову, – похвалился Чопстик. – Блестяще блин! Но мне нужны кое-какие модификации. В боковые поручни нужно вмонтировать нагинаты, покрыть повозку листами крепкой брони, оснастить аркебузой, а лучше двумя. Вроде бы это все.

– Круто, – сказал Джонатан. – Хм, а зачем тебе все это, приятель?

– Для карнавала, – ответил Чопстик. – Тема: великие легендарные самураи. Я собираюсь изображать Огами Итто и Дайгоро.

– Потрясающий выбор, пацан, – одобрил Уоррен.

– Где сам хозяин Десото? – поинтересовался Далтон.

– Он вроде как в лесу. Хочет узнать, издает ли дерево звук, когда оно падает, если рядом никого нет, чтобы это услышать, – объяснил Эндрю. – Это Дзэн. Дзэн и искусство сотворения детских повозок. Он оставил нас здесь, чтобы мы продолжали работу и тренировались аплодировать одной рукой, – он вздохнул. – Ты ведь Далтон-сан? Я считаю тебя самым великим ниндзя. Ты такой интеллектуал, разбираешься в книгах, и в тоже время ты смертельно опасный воин.

– Спасибо, Эндрю-сан, – поклонился Далтон. – Но я всего лишь скромная тень великого Чопстика.

– Затойчи – вот кто на самом деле рулит, – настаивал Джонатан.

– Никто не сравнится с Огами Итто, – упирался Уоррен.

– Но он был самураем, а не ниндзя, – заметил Джонатан. – И Затойчи, как не крути, был намного круче.

– О, да? – скривил губы Уоррен. – Что же такого крутого в слепом ниндзя?

– А ему и не нужно было видеть, – ответил Джонатан. – Он смог развить остальные чувства.

– Ну и ладно. Огами Итто тоже развил чувства, а кроме того он мог видеть, – парировал Уоррен.

Чопстик нахмурился и постучал рукояткой катаны по двери паланкина.

– Проклятье! Да шевелитесь же! – прорычал он. – Мне некогда.

– Хорошо, хорошо, – сказал Уоррен. – Сейчас все будет готово. Эндрю-сан, беги в Бонзу к тому чужестранцу, Уэсли. И прикупи у него аркубезу, а если получится, то и две. Джонатан-сан, ты подготовишь бронированную пластину. А я займусь нагинатами, – он поклонился Чопстику и поспешил в мастерскую.

– Разве вы не пели о желании задушить его, Чопстик-сама? – спросил Далтон.

– Ну да. Но ведь это только потому, что Уоррен Мирс хорошо рифмуется с пирс, – ответил Чопстик. – А так я ничего не имею против парня. И если он сделает все, как я сказал, смерть от удушения ему точно не грозит.

Ниндзя вздохнул.

– Теперь нам остается только ждать. Пожалуй, сочиню-ка я хайку или две. Одна уже даже готова.

Стальные небеса зимы
В броне повозки детской отражались.
Смертельный джаггернаут.

– Слишком много слогов во второй строчке, – заметил Оз.

– Да? – губы Чопстика беззвучно шевелились, пока он считал. – Точно, блин. Ну ладно, буду думать дальше.

______________________________

Баффи подняла руки, пытаясь отразить удар молота, хоть и понимала, что это бесполезно. Она надеялась, что Олаф не забыл, что им приказали схватить её, а не убить.

Но молот так и не ударил. Незнакомая молодая девушка появилась на площади и внезапно начала говорить. Олаф отвлекся, разглядывая её.

– Я так и знала, что здесь что-то не так, – сказала она. Девушка была одета в платье с бахромой и потертую красную шляпу. – Сёгун слишком молод, он не мог знать мою тетю Люси много лет назад. Он самозванец.

Олаф уставился на нее, облизываясь.

– О, божественная Ками. Вот малышка, с которой я бы размялся в постели, – одобрительно сказал он. – Сёгун Ангел – не самозванец. Он захватил власть как положено и бросил старого Сёгуна в темницу.

– О, Боже! – воскликнула девушка. – Это не правильно.
Она пристально взглянула на Олафа, у ниндзя задрожали коленки от ее взгляда.

– Моя дорогая Ампата, – выскочил откуда-то Квентин Треверс, – уверяю тебя, Сёгун Ангел будет относится к тебе так же, как и Джайлз. Он благородный человек.

– Да неужели? – влезла в разговор Баффи. Она, воспользовавшись тем, что все отвлеклись, быстро разматывала цепь. – Я его подруга, и посмотри, как он со мной обошелся. Так что, девочка, не рассчитывай на его благородство.

Ампата резко взглянула на Треверса.

– Я не хочу, чтобы меня спеленали как мумию, – сказала она. – Похоже ему нельзя доверять.

– Не критикуй нашего Сёгуна, – взбеленился ниндзя.

Он схватил было Ампату за руку, но сразу же отпустил и подозрительно уставился на свою ладонь. Скривившись в отвращении, Олаф вытер руку о фирменные штаны.

– О, извини, – сказала Ампата. – Это мармелад. Он почему-то у меня везде.

– Хватит! – заорал Олаф. – Возьмём обеих девчонок. Ангел-сама может играть с Баффи, а мне, быть может, достанется вторая. Схватить их!

Ниндзя и стражники бросились исполнять приказ. Но к этому времени Баффи уже сумела освободиться. Резко дернув цепь, она сбросила со стены ниндзя. Упав, тот выпустил из рук конец со смертоносным серпом. Баффи раскрутила цепь, и нападавшие в страхе отступили.

Нинзя с бамбуковой палкой бросился на Ампату. Она сумела увернуться и вырвать бо у него из рук. Однако она не стала ей драться, а воткнула конец палки в землю. Когда ниндзя снова напали на неё, девушка подпрыгнула и, вращаясь вокруг шеста, начала отшвыривать нападавших ногами.

– Хорошая техника, – похвалила Баффи.

– Спасибо, – ответила Ампата. – Нужно многое знать и уметь, чтобы выжить в Порочном Перу, – она отпустила шест и ловко приземлилась на ноги. Подняв шляпу, которая упала, пока она крутилась, девушка вытащила из земли палку и побежала к крепостной стене. Баффи бросила кусаригаму в приближавшихся ниндзя и поспешила за ней.

Ампата с помощью шеста запрыгнула на стену. Через секунду Баффи была рядом. Едва они оказались там, стражники и ниндзя, выскочившие из башни, напали на них.

– Прыгай! – крикнула Баффи. Она спрыгнула со стены и покатилась, чтобы смягчить падение.

Ампата стояла нахмурившись и никак не могла решиться. Наконец, придерживая шляпу одной рукой, она прыгнула, но в этот самый момент самурай схватил ее за шкирку. Несколько секунд она висела в воздухе, потом платье разъехалось по швам, и девушка полетела вниз. Ампата приземлилась возле Баффи, совершенно голая, но зато в красной шляпе.

Ворота замка распахнулись, и оттуда вывалились ниндзя во главе с Олафом. Девушки быстро вскочили на ноги и дали стрекоча.

Олаф проревел им вслед, потрясая молотом:

– Бегите, девки, но я все равно поймаю вас. Притащу Баффи для Сёгуна Ангела и развлекусь с этой голой милашкой из Перу.

__________________________

– Куда мы пойдем? – спросила Ампата. – Я не знаю эту страну, не знаю здешних людей. Со мной только рекомендательное письмо Сёгуну Джайлзу. И раз он в тюрьме, значит я совсем одна.

– А из одежды у тебя одна только шляпа, – отметила Баффи. Она насмешливо подмигнула. – Что же такого особенного в этой шляпе? Только за неё ты держалась изо всех сил.

– В ней всё мое имущество, – ответила Ампата. – Письмо Сёгуну Джайлзу, несколько золотых монет, а самое главное, пара бутербродов с марлеладом.

– Бутерброды с мармеладом? Ладно, чем бы дитя не тешилось… Куда же нам пойти? Да, это настоящая проблема. Ко мне домой нельзя, они там в первую очередь будут искать. И если мама увидит тебя голой, у нее волосы встанут дыбом, а может и опадут как осенние листья. Наверное, попозже я смогу пробраться домой и найти тебе какую-нибудь одежду. Но что делать сейчас, не знаю. Ой, подожди! У меня идея! Есть одно место, где мы можем спрятаться. Это Бонза!

– Бонза? – смущенно повторила за ней Ампата.

– Это бар-гостиница. Вечерний клуб. Управляющий там чужеземец, англичанин, но он хороший парень. Не такой, как тот гад ползучий, Треверс. Думаю, если ему заплатить, он о нас позаботится. А золото, ты говоришь, у тебя есть, так? Пошли.

Баффи поспешно направилась к Бонзе. На улицах было тихо. Люди узнали о перевороте, и многие предпочли остаться дома. Однако несколько счастливчиков, оказавшихся на пути девушек, остолбенели от увиденного и начали протирать глаза, удивляясь, а не снится ли им это.
Стражников нигде не было видно, и Баффи уже поздравила себя с успешным спасением. Но она явно поспешила. Внезапно перед ними появились три чужестранца в алых одеждах.

– Ампата Гутиерес, – могильным голосом произнес один из них, – мы пришли за тобой. Да падёт на тебя гнев испанской инквизиции, еретичка, проститутка и грешница.

У Ампаты отпала челюсть. Она что-то испуганно залепетала на своем языке.

– Ба! Да ты не ждала нас, – усмехнулся чужеземец. – Никто не ждет испанскую инквизицию. Она приходит сама. Неожиданность – вот наше главное оружие, и еще… страх. Да, это и есть…

Баффи вытащила меч и нанесла три удара.

– Вот так. А моё главное оружие – катана, – объяснила она мёртвым испанцам. – Ладно, Ампата, пошли. Бонза за тем углом.

В дверях Бонзы они столкнулись с пареньком, который нес две аркебузы на плече. Он взглянул на них, увидел Ампату и сильно покраснел. Поклонившись, парнишка быстро удрал.

– Надеюсь, он не разболтает, что видел нас здесь, – пробормотала Баффи. – Да ладно, делать теперь нечего, пошли, – она гордо проследовала в Бонзу.

Хоть время было раннее, и забегаловка была ещё закрыта, Уэсли уже хлопотал о чем-то за барной стойкой.

– Добрый день, Баффи-сан, – поздоровался он. – Что я могу для тебя сделать?

И тут он заметил Ампату. Его брови взлетели вверх, глаза округлились, рот открылся.

– О, Боже! – с трудом сумел вымолвить он.

Баффи поклонилась.

– Привет, Уэсли-сан. Приглядишь за этой обнажённой красавицей? Пожалуйста.

__________________________________________________________________

* Тонфа (туй-фа, тонгва) – традиционное холодное оружие ударно-раздробляющего действия жителей острова Окинава. Его прототипом послужила рукоять для небольшой рисовой мельницы. Тонфа – прообраз современной полицейской дубинки с поперечной рукоятью.

** Кусаригама (кусари-кама) – разновидность цепного оружия. Она состоит из цепи длиной 2,5 м с грузом на одном конце и серпом на другом. Серп имеет сходство со своим восточным сельскохозяйственным прототипом (камой), но в то же время отличается от него большей длиной рукоятки (до 40 см) и массивностью клинка. Рукоятка делается из твердых пород древесины с металлическим кольцом для цепи.


Глава 11.


Подмастерья с гордостью выкатили готовую повозку на улицу.

– Как она вам, Чопстик-сан? – спросил Уоррен. – Крутая тачка, да?

Чопстик выглянул из окошка паланкина и царственно кивнул в знак одобрения. Приняв соответствующую позу, он продекламировал новую хайку.

Черна как зимние ночи
Повозка Десото несется.
Смерть – её миссия.

Глаза Уоренна испуганно расширились.

– Смерть – её миссия? Но… я думал, повозка Вам нужна для карнавала?

– Конечно, конечно, – успокоил его Чопстик. – Не надо воспринимать хайку так буквально. Ладно, пусть будет карнавал. Как тебе такой вариант:

На Зимний карнавал
Как одинокий волк и мелкий несмышленыш
Мы к Сёгуну идем.

– Круто, – сказал Джонатан, радостно мотая головой, но потом вдруг насупился. – Ну почему нас никогда не приглашают на вечеринки?

– Когда мы станем настоящими мастерами, нас обязательно пригласят, – заверил его Уоррен. – Хозяина Десото всегда и везде приглашают. Он, правда, никуда не ходит из-за Дзэн, но приглашения все равно получает. Ах, как же нам будет здорово! Саке, гейши и всё остальное! И посмотри, какую сделку мы уже сегодня провернули. Разве мы не молодцы?

– Да, наверное, – ответил Джонатан. – А что если нам устроить себе праздник? Сходить в Бонзу или ещё куда?

– Я видел голую красавицу возле Бонзы, – с горящими от счастья глазами сказал Эндрю.

– Да?! Похоже, теперь там есть на что посмотреть, – мечтательно улыбнулся Уоррен.

– Но, если она развлекает посетителей, то почему она была снаружи, а не внутри? – поинтересовался Джонатан.

– Не знаю, – пожал плечами Эндрю. – Мне показалось, что она собиралась войти в Бонзу. И да, она была вместе с Баффи Саммерс, девушкой-ниндзя Сёгуна.

Джонатан глубокомысленно закусил губу и нахмурил брови.

– Не могу представить, чтобы Баффи работала на кого-то ещё, она предана Сёгуну. Что же происходит?

– По городу ходят слухи, что произошел переворот, и Сёгуна свергли, – рассказал Эндрю. – Может, теперь она безработная и ищет нового хозяина?

– Это, пожалуй, слишком резкая смена карьеры, – задумчиво прокомментировал Уоррен. – Сёгуна свергли? Вот паразиты! Сёгун Джайлз – отличный старик, – тут он кое о чём подумал и раздражённо нахмурился. – Так, если Сёгуна свергли, то и праздник отменили. Но ты ведь не откажешься оплатить нашу работу, приятель?

– Не волнуйся, Уоррен-сан, – успокоил его Чопстик. – Это вечерника-приветствие с сюрпризом для нового Сёгуна, клянусь.

– Тогда все отлично, – обрадовался Уоррен. – А кто у нас новый Сёгун?

– Ангел, – ответил Чопстик. – Тот тип, что был верховным палачом. Ты его знаешь. Чертовски глупый охламон, чей чубчик всегда стоит дыбом.

– А, точно, – вспомнил мастеровой, – знаю я этого парня. Он помешан на том, чтобы ему все подчинялись.

– И еще у него ужасный вкус в музыке, – добавил Джонатан. – Ладно, делать нечего. Будем надеяться, что Баффи его свергнет и вернет нам Джайлза, – он тут же опомнился и испуганно сглотнул. – Не подумай, я не против нового Сёгуна. Ты же не передашь ему мои слова? Мы ведь сделали для тебя такую замечательную повозку.

Чопстик рассмеялся.

– Отличную повозку, чёрт возьми! Не бойся, мои губы на замке, приятель. Ангел – не мой любимый сёгун тоже, так что я буду нем как рыба.

Он расплатился за повозку, подождал, пока подмастерья вернулись в магазин, и заговорчески подмигнул Далтону и Озу.

– Баффи Саммерс может стать отличным союзником. Надо только узнать, осталась ли она верна Сёгуну Джайлзу? Не присоединилась ли к этому придурку, своему приятелю? Далтон-сан, ты смог бы вернуться к Дру и всё разузнать?

Далтон задумчиво покусывал губы.

– Если моё отсутствие не заметили, то можно попробовать, Чопстик-сама.

Чопстик скривился.

– Нет, не стоит рисковать. Дру знает, что ты мне предан, и скорее всего обо всём догадалась, если заметила, что ты слинял. Мы просто найдем Баффи и сами всё узнаем.

Он приподнялся на руках и друзья помогли ему выбраться из паланкина.

– Вперёд, парни! – крикнул Чопстик. – За неподкупное правосудие, за счастливое щенячье детство и за канамарский фестиваль членов! Сразимся со злом! Скорее в Чопстик-мобиль и в путь!

_____________________

– Ты такой огромный, Олаф-сан, – разглядывала ниндзя Друзилла. – Ты никогда не думал о карьере борца сумо?

Великан отрицательно покачал головой.

– Мне не хватит терпения, чтобы пройти все уровни и стать признанным мастером, да и рабский труд на нижних ступенях не для меня. И потом, мне кажется, что маваши похожи на подгузники.

Друзилла рассмеялась.

– И, правда, похожи, – внезапно смех оборвался, и Дру раздражённо взглянула на ниндзя. – Ты не смог схватить Баффи, Олаф-сан. Я очень сердита. И все же я дам тебе ещё один шанс. Поймай её и ту чужестранку, Ампату, которая помешала нашим планам. Выполнишь мой приказ, и я награжу тебя ароматным саке и восхитительной отбивной.

Олаф ослепительно улыбнулся и облизнул губы.

– О, я буду с нетерпением ждать этого, Друзилла-сан. Как можно любить бутерброды с мармеладом?

Друзилла хлопнула себя по лбу.

– Олаф-сан, ты подал мне идею. Подготовь западню для Ампаты. Выкопай очень, очень глубокую яму, а на дне оставь флягу с мармеладом. Девчонка захочет достать мармелад и упадет в яму. Ты легко поймаешь её и сможешь с ней немного поиграть. В какую-нибудь интересную игру. Хм... Может, в футбол? Или сумо? О, ну конечно, не сумо, какая же я глупая.

Олаф закашлялся и наклонил голову.

– Есть маленький недостаток в вашем плане, Друзилла-сан. Очень глубокая яма – хорошая западня для слонопотамов, они не могут выбраться из-за своей неуклюжести. Но Ампата жила в Земле Великих Гор, она умеет отлично прыгать и карабкаться. Мы это видели во время их с Баффи побега из замка.

Друзилла нахохлилась.

– Да, ты прав. Ладно, с деталями разберешься сам. Главное, поймай их, – она зло сузила глаза. – А если Баффи будет сопротивляться, разрешаю, разбей ей голову своим молотом.

____________________________

Уэсли нашел подходящее кимоно для Ампаты, а потом они вместе пили чай с мармеладными бутербродами. Девушка рассказала о своем изгнании из Порочного Перу, о преследовании испанской инквизицией и, наконец, о том, как они бежали с Баффи из замка.

– Вот и вся моя история, Уэсли, – закончила рассказ Ампата. – А теперь расскажи мне о себе. Как английский джентльмен оказался здесь – так далеко от дома, в Земле Восходящего Саннидейла? Как стал управляющим ночным клубом?

Уэсли нервно теребил свой воротник.

– Мне очень неловко об этом говорить. Я влюбился в прекрасную леди Винифред Беркл, но она предпочла другого, печально известного пирата, Чарльза Ганна Чёрного, брата ужасного Бена Ганна. С разбитым сердцем я покинул родной дом, чтобы стать известным пиратом и завоевать её сердце. Но, увы, мой план полностью провалился. Никто не боялся Уэсли – Грозного Пирата.

______________________________

Баффи кралась по улицам, скользя от тени к тени, скрываясь во мраке. Никто кроме ниндзя не смог бы заметить её. Но, к сожалению, многие её преследователи были ниндзя. И у них было преимущество: они знали, куда она могла пойти. Баффи уже приближалась к своему дому, когда полдюжины ниндзя спустились с крыш и преградили ей дорогу.

Девушка нервно покусывала губы. Конечно, она могла справиться с шестью ниндзя, но это был долгий день, и она так устала. Драка с ними отнимет последние силы, поэтому она решила избежать сражения. Баффи убедилась, что домой сегодня ей не попасть, и уже было развернулась, чтобы незаметно отступить, как раздался громкий крик:

– Вон она! Схватить её, вояки хреновы.

Баффи увидела Олафа, который вёл колонну из десяти копьеносцев. Они были в доспехах, а за спиной у них красовались новенькие баннеры с надписью: «Мы служим Сёгуну Ангелу». Олаф отошел в сторону, чтобы солдаты смогли развернуться в линию и нацелить копья. Шеренга двинулась на Баффи, а Олаф, помахивая молотом, пошел следом.

Баффи отскочила. Прорваться через этот ощетинившийся строй было очень трудно, но всё же возможно, если бы только они были единственными противниками, но за её спиной замерли ниндзя, готовые напасть в любой момент. Кроме того, несколько фигур в черном притаились на крышах. Она была окружена со всех сторон.

__________________________

– Думаю, у меня найдётся для тебя работа, конечно, если ты согласишься, – сказал Ампате Уэсли. – Ваш с Баффи рассказ о побеге из замка подал мне одну идею. Установим на сцене шест, и ты будешь танцевать вокруг него. Посетителям это наверняка понравится. Я буду тебе хорошо платить. Уверен, этот номер станет очень популярным. И не только здесь, но и далеко за пределами Саннидейла.

Ампата серьезно задумалась.

– Уэсли, это очень любезно с твоей стороны, но должна признаться, я никогда не занималась танцами. Я неплохая гимнастка, но не более.

– Не беспокойся, как ты танцуешь, не имеет никакого значения, – объяснил Уэсли. – Уверяю тебя, клиенты ничего не заметят. Только одна малюсенькая деталь, я хочу, чтобы ты выступала в том, в чём пришла сюда.

Ампата покраснела.

– Ты хочешь, чтобы я танцевала обнажённой?

– Да, – подтвердил Уэсли. – Это будет возмутительно. Восхитительно. Смело. Очаровательно. Этот номер будет у всех на устах. «Уэсли Уиндом-Прайс и удивительная обнажённая танцовщица».

Девушка смущенно опустила голову.

– Ну может быть, хоть что-нибудь я смогу одеть?

– Это уже будет совсем не то, – ответил Уэсли. – Эффект не тот. А если ты им покажешь полную Мантесуму, вот это будет да! – Уэсли заметил хмурый, непонимающий взгляд Ампаты. – Извини, ошибся, это доколумбовский период. Полную Атауальпа.

– Похоже, выбора у меня нет. Что еще можно делать в этой странной стране, я не знаю, – сказала Ампата. – Ты точно будешь мне хорошо платить? А бутерброды с мармеладом будут?

– У тебя будет отличная зарплата и столько бутербродов с мармеладом, сколько пожелаешь, – пообещал Уэсли. – И я даже согласен на одну уступку. Ты можешь выступать в шляпе.

_____________________

Баффи положила руку на свою верную катану. Она была готова к бою. Девушка услышала странный приближающийся грохот, но вначале не обратила на него внимания, её больше беспокоила стена копий впереди, но грохот становился всё громче, и внезапно она увидела странное транспортное средство.

Это была чёрная как смоль детская повозка, покрытая листами брони, на ней восседал Чопстик и ловко орудовал двумя нагинатами. Адская таратайка врезалась в солдат, сминая их, сбивая с ног, давя колесами упавших. Чопстик быстро добивал нагинатами тех, кто сумел увернуться от повозки. Вскоре все десять воинов лежали, не шевелясь, на земле.

– Страйк! – радостно завопил Чопстик.

Олаф отпрыгнул в сторону, чтобы избежать смертоносных лезвий, но споткнулся об упавшего солдата и врезался головой в фонарный столб. Не издав ни звука, он без сознания рухнул на землю.

Повозка прогромыхала мимо Баффи, на ее боку красовалась надпись «Десото». У девушки отвила челюсть, когда она увидела друга Уиллоу, Оза, толкавшего повозку вместе с одним из ниндзя Чопстика.

Ниндзя, перекрывшие улицу, были поражены не меньше Баффи. Они ошалело смотрели на повозку, не понимая, что происходит. Прежде, чем они опомнились, Чопстик расправился и с ними.

Оставшиеся на крышах ниндзя приготовили луки и стрелы. Чопстик усмехнулся и вытащил аркебузы. Быстро пристрелил первого ниндзя, увернулся от стрелы другого и тут же добил последнего нападавшего. Несчастный тихо свалился с крыши, сжимая простреленную грудь.

Наконец, повозка остановилась. Чопстик прикурил от ещё тлеющего фитиля аркебузы, затянулся, выпустил облако дыма и повернулся к Баффи.

Неистовы шторма зимы,
Повозка детская грохочет.
Охранники все в шоке.

Чопстик поклонился аплодирующему Далтону и усмехнулся Баффи.

– Привет, милашка.


Глава 12.


Ангел повернул ключ в большом тяжёлом замке и довольно усмехнулся, открывая двери дворцового хранилища.

– Наконец-то, – сказал он, – сокровища Сёгуна мои.

– Наши, – поправила его Друзилла. И захлопала в ладоши, счастливо улыбаясь. – Ты должен украсить мою шейку жемчужным ожерельем, мои волосы – драгоценными гребнями, а мое кимоно – алмазными брошками.

Ангел приподнял бровь.

– А что мне за это будет?

Друзилла взяла пальчик в рот и, медленно пососав его, призывно улыбнулась.

– Я буду очень, очень благодарна.

Ангел плотоядно облизнулся.

– Согласен. А я, пожалуй, возьму себе золото.

Он вошел в сокровищницу, и ухмылка тут же покинула его лицо.

– Тут только книги. Одни сплошные книги.

– А золото? – Друзилла тоже вошла в хранилище. – Здесь должно быть золото. Крестьяне и торговцы Саннидейла исправно платят налоги. Сёгун должен быть сказочно богат.

Она посмотрела вокруг - но везде были только книжные полки. И еще какой-то большой деревянный ящик:

– Зачем быть Сёгуном, если не ради богатства?

– Можно казнить любого, кто меня раздражает... По-моему, это здорово, – мечтательно улыбнулся Ангел.

– А я и так убиваю всех, кто меня раздражает, – хмыкнула Друзилла. Но тут же недовольно надула губки. – Наверное, Джайлз потратил на книги все свои деньги.

– Может быть, они ценные? – с надеждой предположил Ангел.

Он взял одну из книг с полки и прочел название. Точнее попытался прочесть.

– Это иностранная книга, – сказал он, – я не понимаю ни одного слова. Всё впустую.

– Что за дурак этот Джайлз?! – воскликнула в сердцах Друзилла. – А кстати, у нас ведь есть свой чужестранец.

Она вышла из сокровищницы и подозвала охранника.

– Приведи каноника Треверса, – приказала она. – У нас есть для него работа.

Ниндзя низко поклонился и поспешил прочь. Друзилла вернулась в хранилище и застала Ангела за внимательным изучением деревянный ящика.

– Может быть, там полно золота? – предположил Ангел. – Тяжеленный зараза, его и с места не сдвинуть.

Он нашел этикетку на ящике и, нахмурившись, попробовал разобрать, что там написано.

– Язык наш, японский, – размышлял он, – но я не понимаю, что значит слово «Акатла». Может, это какое-то название?

– А разве это не обозначает «любимая» на языке чужестранцев из Ирландии? – задумалась Друзилла.

– Нет, то «акушла», – поправил ее Ангел. – Думаю, мне просто необходимо открыть этот ящик и посмотреть, что там внутри.

Он уже было схватился за свой кладенец, но передумал. Негоже использовать самурайский меч для черновой работы.

– Дру-сан, прикажи охранникам принести мне молоток, или гвоздодер, или ещё что-нибудь такое.

Друзилла высунулась из двери и прокричала приказ Ангела.

– Кстати, я кое-что вспомнила, – сказала она, вернувшись в сокровищницу. – Интересно, а где же Олаф? Я надеялась, что к этому времени Истребительница будет у него в руках.

________________________________

Олаф с трудом поднялся на ноги. И со стоном наклонился, чтобы поднять упавший шлем - каждое движение просто убивало его, усиливая жуткую, пульсирующую головную боль.
Ни Истребительницы, ни странной повозки, ни мужчин, которые спасли её, нигде не было видно. Зато хорошо были видны остатки колонны гвардейцев, которой он командовал. Их части были рассеяны по всей дороге.

Олаф прикусил губу. Дом девчонки был совсем близко. И скорее всего - нет, наверняка - она сейчас находится там. Так что, если пойти туда немедленно, можно будет застать девушку дома. Но тогда ему придется её арестовывать. А Баффи просто так не сдастся - она начнет сопротивляться. И она отличный воин
Олаф прикинул и решил, что, возможно, смог бы справиться с Истребительницей. Вес, сила и размеры давали ему преимущество в этом сражении - даже скорость и умения не спасли бы хрупкую девушку от такого огромного воина.Только вот головная боль могла сильно помешать и изменить ситуацию отнюдь не в его пользу. Кроме того, Баффи могла быть и не одна.

Олаф был почти уверен, что видел Чопстика в той повозке. Похоже, слухи о его смерти были сильно преувеличены. Только ниндзя никак не мог понять, почему Чопстик спас Истребительницу. А если эти два воина объединились, то Олафу нечего даже и думать о том, чтобы напасть на них в одиночку. Так что лучше сейчас вернуться к Сёгуну, признать свое поражение и и собрать новый отряд, теперь уже из самураев.
Олаф закинул молот на плечо и побрел прочь.

______________________________

Каноник Треверс взглянул на обложку книги, которую вытащил с полки Ангел.

– Эта книга не представляет никакой ценности. «Прекрасный Пьер Оранжский или скандальное поведение мадам Нелл Гвини из Друри Лейн и престарелого короля Чарли»

– О, – вздохнул Ангел, – иностранная политика. А есть здесь всё-таки хоть какие-нибудь ценные книги?

Треверс открыл книгу. Его брови взлетели вверх.

– Это… это не совсем политика, – пробормотал он. – Я думаю... нет, я уверен - эта книга должна храниться у меня. Во избежание того вредного влияния, которое она может оказать на неокрепшие умы.

Ангел нахмурился.

– Хранилище замка достаточно надежное место, – сказал он.

Ангел забрал книгу у Треверса и начал листать. Его брови тоже поднялись очень высоко. Он повернул книгу боком.

– Ничего себе! Какая прекрасная пара. Неудивительно, что их поведение было скандальным.

Друзилла вырвала книгу у него из рук и поставила на полку.

– Мы продадим всё это, – уверенно сказала она. – Треверс-сан, пожалуйста, разберитесь с иноземными книгами.

Треверс поклонился.

– Конечно, моя госпожа, – ответил он.

– Ладно, – сглотнул Ангел, – теперь я займусь деревянным ящиком. Ведь должно же здесь быть где-нибудь золото.

________________________________

– А ты приехал на крутой тачке, – похвалила Баффи.

– Да, чёрт возьми, она великолепна, – радостно усмехнулся Чопстик. – Десото Огненный Полет 1958. Сделана на заказ.

– Я в этом и не сомневалась, – хихикнула Баффи. – Бронированные детские повозки пока не пользуются спросом, – она склонила голову на бок и задумалась. – Хотя, 1958? Это значит, что есть еще 1957 таких же повозок?

Оз разминал пальцы.

– Это вес в фунтах.

В комнату вошла Джойс с чайными чашками.

– Полагаю, в сложившейся ситуации мы обойдемся без церемоний, – сказала она, расставляя чашки перед гостями. Она остановилась возле Чопстика и внимательно посмотрела на него. – Мы встречались?

– Хм, вы один раз ударили меня нагинатой, – ответил Чопстик. – Помните? «Руки прочь от моей дочери».

– О, – Джойс подняла заварочный чайник и начала наливать чай. – Вы… живете здесь в Саннидейле?

– Вроде того, – усмехнулся Чопстик. – Только сейчас я бездомный. Видите ли, ваша дочь сожгла дотла храм, в котором я жил.

– А вот и нет, – возразила Баффи. – Его Друзилла спалила.

Чопстик нахмурился.

– Может, ты и права, – согласился он. – Я был немного занят. Да и плохо соображал после того удара – почти ничего не помню из того, что там происходило. Мог и ошибиться.

– Вот именно, – успокоилась Баффи. Она подняла чашку, отпила глоток, поставила ее на место и посмотрела прямо в глаза Чопстику. – Итак, чего ты хочешь?

– Все просто, – объяснил Чопстик. – Ты мне обещаешь, что не будешь убивать Дру, а я помогу тебе свергнуть Ангела.

– Нет, так не пойдет, – твердо сказала Баффи. – Я точно знаю, что именно Друзилла всё это устроила. Ангел не предал бы меня просто так. Она с ним что-то сделала. Может, это ведьминские штучки, а может, что-то связанное с тем ритуалом, что ты проводил.

– Ритуал всего лишь должен был вылечить эти проклятые головные боли, которые постоянно её мучили, – постарался объяснить Чопстик. – И Дру может околдовать только тех, у кого головка слабая, – тут он скривил губы и кивнул. – Вообще-то если подумать, то, может, ты и права.

Баффи раздраженно впилась в него взглядом.

– Как бы то ни было, Друзилла не может уйти просто так.

– Ну, вообщем, если она не может уйти, то и я тоже, – вздохнул Чопстик. – Доктор Хаус из Дома Летающих Кинжалов сказал, что мою спину вылечит только ножной массаж, сделанный Дру, так что она должна быть свободна.

Баффи закатила глаза.

– Всего то? – воскликнула она.

Девушка решительно схватила слабо сопротивлявшегося Чопстика, вытащила его из-за стола и уложила на пол. Из-за паралича Чопстик не смог ей помешать.

– Эй! – возмущенно крикнул он. – Прекрати немедленно. Ты же доломаешь мой несчастный хребет!

– Да заткнись ты, Чопстик, – рявкнула Баффи. Она сняла сандалии и встала ему на спину. – Я отлично обучена всем видам массажа.

– Но… – начал было он. И тут его бровь со шрамом ехидно поползла вверх. – То есть, всем видам массажа?

– Чопстик, заткнись, – прошипела Баффи. Она осторожно перемещалась по его спине, тщательно массируя мышцы и нервные окончания.

– Нет! Подожди ты, чувырла! – заорал благим матом Чопстик. – Не всё так просто. Доктор сказал, что массаж должна сделать – ай!

Его ноги выгнулись, а тело затряслось так сильно, что Баффи едва устояла на его спине, балансируя разведёнными в стороны руками.

– Осторожнее, – воскликнула Джойс, – ты чуть не пролила чай.

– Извини, мама, – Баффи слезла со спины несчастного парня. – Ну вот и всё готово. Вставай и иди.

Чопстик перевернулся на спину и взглянул на свои ноги. Он поднял правую – согнул, опустил. Потом левую. Затем он согнул и разогнул обе ноги.

–Твою мать! – воскликнул Чопстик. – Ты сделала это.

Он перевернулся снова, встал и с удовольствием потянулся.

– Это чудо.

– Чудо? – Баффи недоуменно посмотрела на него. – Ты же сказал, что тебе это доктор прописал?

– Не совсем, – ответил ниндзя. – Он сказал, что этот массаж должна сделать моя истинная любовь.

– Твоя истинная любовь? – у Баффи отпала челюсть.

– Ага.

– Именно это он и сказал, – подтвердил Оз. – Я точно знаю, потому что был там.

Далтон кивнул, подтверждая его слова.

Чопстик оценивающе осмотрел Баффи с ног до головы. Склонил голову на бок, провел языком по зубам и усмехнулся.

–Я немного удивлен, но все могло быть и гораздо хуже, – сказал он. – Всегда говорил, что ты кладезь талантов. Итак, котенок, хочешь объединиться против Ангела и Дру? Я к твоим услугам.

_______________________________

– Я могу пошевелиться? – спросила Ампата. – Я уже замерзла.

Фудзияма искоса глянул на нее, сделал несколько быстрых мазков кистью и отошел от мольберта.

– Я закончил, – объявил он. – Ваша вывеска готова, Уэсли-сан.

Уэсли протянул Ампате кимоно и оценил работу художника.

– Да, очень даже неплохо получилось, – кивнул он. – Такая вывеска привлечет посетителей. «Уэсли Уиндом-Прайс и удивительная обнаженная танцовщица», как я и хотел.

Он рассчитался с художником. Ампата оделась и спустилась со сцены. Она подошла к Уэсли и внимательно рассмотрела рисунок.

– Он очень правдоподобно изобразил мои дыньки, – сказала она. – И мне нравится, как нарисованы мои… хм.. ноги. Но вот лицо...

У неё на лбу залегла глубокая складка:

– У меня не такой маленький рот, и не такие большие глаза.

______________________________

Ангел вырвал последний гвоздь и открыл ящик. Внутри была уродливая каменная статуя, размером и формами напоминавшая борца сумо.

– Чёрт возьми! – воскликнул Ангел. – А это ещё что такое?

Ящик развалился, и статуя предстала перед ним во всей своей красе. Из груди странной фигуры торчала катана. Ангел внимательно рассмотрел её.

Золото призывно поблескивало в свете факелов. Рукоять меча была настоящим произведением искусства. Золотые нити стягивали акулью кожу, эфес был позолочен и украшен драгоценными камнями, а на самом конце рукоятки была выгравирована эмблема: крыло и заграничная буква Х. Ангел осторожно прикоснулся к ней.

– Восхитительный меч, – почтительно сказал Ангел. – Думаю, это легендарный Огненный Клинок Хонда. Но как он попал в статую? – мужчина задумчиво сдвинул брови. – И как его оттуда вытащить?

– В ящике есть инструкция, Ангел-кун, – заметила Друзилла. Она вытащила бумажку и прочитала вслух:

Омытые кровью руки.
Чтобы вошел Акатла,
Освободи катану.

Ангела передернуло.

– И здесь ужасные хайку. Совсем как у Чопстика, – вздохнул он. – Ну и что это значит?

Друзилла пожала плечами.

–Не знаю. Но я уверена, если ты сможешь вытащить меч из этой каменюки, никто не посмеет сказать, что ты незаконно занял трон Сёгуна.

Ангел изо всех сил дернул меч, но тот не сдвинулся ни на миллиметр.

– Скорее всего, подсказка, как вытащить меч, была зашифрована в хайку, – догадался Ангел. – И этот... как его там? А, Далтон. Он, наверное, смог бы решить эту загадку.

Друзилла нахмурилась.

– Я не видела Далтона после захвата замка, – вспомнила она. – Скорее всего он сбежал к Чопстику.

– Так, а кто у нас еще разбирается в таких загадках? – задумался Ангел. – Главный эксперт – это, наверное, Джайлз, но сомневаюсь, что он согласится нам помочь. А что ты думаешь о Треверсе? – он взглянул на каноника, который с упоением рылся в книгах в другом конце хранилища.

– Он помог расшифровать рукопись с инструкцией для ритуала крови Сенсея, – сказала Дру. – Однако большая часть того текста была на иностранном языке, так что особенно на него не рассчитывай.

Охранник, стоявший у двери в сокровищницу, осторожно покашлял.

– Прошу прощения, Ангел-сама, – начал он, – могу я с вашего позволения кое-что предложить?

– Конечно, давай, – разрешил Ангел.

– Три подмастерья из мастерской Десото очень любят всякие загадки и умеют их разгадывать, – доложил охранник. – Хотите, чтобы они предстали пред вашим Августейшиством?

– Нет, ждать до августа слишком долго, – ответил Ангел. – Приведи их немедленно.


Глава 13.


Уоррен внимательно осматривал рукоять меча, внезапно его глаза округлились от удивления.

– Вау! Вот это да! Божественная ярость, – восхищенно произнес он.

– Божественная ярость? – глубокая складка залегла между бровями Ангела. – Я думал, это огненный клинок Хонда.

– Это одно и то же, чувак, – забылся на секунду Уоррен. – Ой, то есть я хотел сказать, великолепнейший Ангел-сама, самый могущественный Сёгун, что нам когда-либо посылали небеса.

– Так-то лучше, – довольно хмыкнул Ангел. – У тебя хорошо получается подчиняться и поклоняться. Итак, ты знаешь что-нибудь о мечах?

– Да, конечно, о величайший из великих, – поклонился Уоррен. – Нам отлично известна история великих самураев и их оружия. Огами Итто, Сандзюро, Затойчи, Мусаси – они нам как родные, мы знаем о них всё. Правда, парни? – он повернулся к Эндрю и Джонатану, чтобы те подтвердили его слова. Парни едва смогли кивнуть, они заворожено, как кролики на удава, смотрели на Сёгуна.

– Хорошо, тогда расскажи мне об этом мече. А главное, о том, как вытащить его из статуи, – потребовал Ангел.

Уоррен с трудом сглотнул.

– Конечно, конечно. Божественную Ярость выковал сто лет назад великий мастер Соичиро Хонда. Меч предназначался для Огами Итто, который был тогда верховным палачом Сёгуна Мицубиси. Одинокий Волк потерял его в долгих странствиях, а когда о мече заговорили снова, он уже принадлежал Сандзюро…

Уоррен с упоением продолжил свой рассказ, и через несколько минут Сёгун знал о мече столько, сколько не знал даже о самом себе.

– Ближе к делу, – прорычал озверевший Ангел. – Что это за Акатла? И как мне вытащить меч?

– О да, великий Сёгун, как пожелаете.

Уоррен глубоко вздохнул.

– Акатла – это город из мира легенд Фэйруна, столица страны Амн. Там полно сокровищ и волшебных мечей. Наверняка, статуя – это ворота к тому чудесному миру.

Как только прозвучало слово «сокровища», Ангел навострил уши.

– И если я вытащу меч, то ворота откроются?

– Думаю, да, – ответил Уоррен. – В хайку говорится: чтобы войти в Акатлу, вытащи катану. А в следующей строчке – омойте ваши руки в крови. Хм, полагаю, это значит, что ваши руки должны быть в крови, когда вы будете вытаскивать меч.

– Хм…

Ангел с задумчивым видом положил руку на Кладенец и многозначительно посмотрел на шею Уоррена. Бедняга задрожал. К счастью, снаружи послышались голоса и обстановка несколько разрядилась.

– Господин. Ангел-сама. Олаф вернулся. Он просит разрешения доложить о результатах миссии.

– Сейчас подойду, – ответил Ангел.

Он опустил руку, и Уоррен облегченно вздохнул.

– Я подожду до следующей казни, – обрадовал подмастерье новоявленный сёгун и, вытащив из-за пояса кошелек, кинул его перепуганному парню. – Ладно, селянин, можешь вернуться в свою мастерскую.

Уоррен низко поклонился и натянуто улыбнулся – кошелек был слишком маленький.

– Благодарю тебя, о великолепный, пред чьим грозным ликом содрогнётся весь мир.

– Вот это я понимаю, настоящее почтение, – расплылся Ангел. Он повернулся к книжным полкам, схватил первую попавшуюся книгу и протянул Уоррену. – Вот тебе ещё подарок. А теперь катитесь отсюда.

– Нас уже нет, о, Ангел-сама, величайший Сёгун во вселенной, – поклонился ещё раз Уоррен, и троица поспешно оставила замок.

Только за стенами замками два подмастерья снова обрели дар речи.

– Я не заметил, чтобы в замке готовились к празднику, – заметил Эндрю. – Как вы думаете, Чопстик сказал нам правду? Он на самом деле собирается нарядиться в Огамми Итто? Или бронированная повозка была нужна ему для чего-то ещё?

– А нам какая разница? – пожал плечами Уоррен. – Главное, держать язык за зубами. Мы ведь не хотим, чтоб Чопстик на нас окрысился, – он встряхнул кошелёк. – Чего-то мне этот Сёгун Ангел не очень... Того, что он дал нам, не хватит даже на один вечер в Бонзе. Жмот.

– Хм, Уоррен, – задумался Джонатан, – разве столица Амна – Акатла? Мне казалось, что её название Атхатла.

– Вообще-то да, – согласился Уоррен. – Но, чёрт возьми, что я мог ещё сказать? Я не знаю, что такое Акатла. Ладно, итак сойдет для тупого правителя.

– А что тебе подарил Сёгун? – поинтересовался Эндрю.

Уоррен спрятал кошелек и посмотрел на книгу.

– Она на иностранном языке, – сказал он. Парень попытался прочитать название. – Она называется… «Скандальное поведение конюха и девицы в самом соку. С иллюстрациями». Звучит паршиво.

Уоррен открыл книгу и внимательно посмотрел на первую гравюру. У него чуть не выпали глаза из орбит.

– Ё мое! Если хорошенько подумать, это круто.

– Что там? Что там? – подпрыгивали от нетерпения Джонатан и Эндрю.

– Классное бесплатное порно!

__________________________________

Джайлз и Ксандер сидели в тюремной камере.

– Я больше так не могу, – не выдержал Джайлз. – Как всё-таки медленно тянется время, когда нечего читать.

– Позвольте мне развлечь вас, – предложил Ксандер.

Джайлз вздрогнул.

– Думаю, что я уже прослушал все твои удачные шутки не меньше десяти раз, а услышать ещё и неудачные… я этого просто не вынесу, – он задумчиво почесал голову. – Может хорошая песня поможет.

– Ты морячка, я моряк… – начал Ксандер.

Джайлз в сердцах замахнулся, Ксан затих.

– Лучше я спою, – заявил бывший Сёгун.

Никто не знает, что это значит
Сёгуном быть.
И как порой тоскливо
Из камня за стенами жить…

________________________________

– Я не доверяю тебе, Чопстик, – заявила Баффи, – но буду с тобой сотрудничать, потому что у меня нет другого выбора. Но запомни, как только мы свергнем Ангела и спасём Джайлза, ты покинешь Саннидейл.

– И не мечтай, Истребительница, – ухмыльнулся Чопстик. – Я нашел свою истинную любовь и ни за что не оставлю её, то есть тебя.

Баффи демонстративно закатила глаза.

– Тот факт, что я вылечила твою спину, не значит, что я твоя истинная любовь. Я уже объясняла тебе, что прекрасно владею всеми видами массажа.

– А доктор Хаус из Дома Летающих Кинжалов сказал, что массаж должна сделать именно моя истинная любовь. А любой другой, даже самый замечательный массажист, окончательно сломал бы мою спину, и никто уже не смог бы мне помочь. Хочешь поспорить с ним?

Баффи нахмурилась и закусила губу. Она слышала об этом эксцентричном докторе-ниндзя. Поговаривали, что его язык острее катаны, и что он становится сволочным мерзавцем, если кто-нибудь пытается оспорить его заключение.

– Я хочу, чтобы ты убрался из Саннидейла. Истинная там любовь или нет - не важно. Ты, в любом случае, враг Джайлза.

– А я против него ничего не имею, – возразил Чопстик. – Насколько я знаю, он нормальный старикан. Меня не устраивает феодальная система как таковая, а не конкретный правитель. Считаю, что Сёгун не может править, как ему заблагорассудится, ни с кем не считаясь. Возможно, это неплохо, когда во главе государства находится такой приличный тип, как Джайлз. Но если до власти дорвётся ублюдок - жди беды. Нужно учредить институт народных представителей, которые будут контролировать Сёгуна. Например, такой же, как у этих иностранцев, англичан. Они создали парламент после того, как свергли короля Джеймса во время Славной революции. Поговори с Уэсли, он тебе все расскажет, – объяснил Чопстик, не сводя глаз с Баффи. – Поверь, я на самом деле хочу учредить Диет*.

Девушка с негодованием посмотрела на ниндзя.

– Ты намекаешь, что я жирная?

_________________________

Хармони на цыпочках кралась по коридору. Она услышала поющего в камере Сёгуна Джайлза, и после секундного колебания, решила изменить план. Она собиралась вначале освободить Корделию, но потом подумала, что, если Джайлз будет свободен, он сумеет напомнить охранникам о присяге и долге, и они снова подчиняться ему.


Нервно озираясь по сторонам, Хармони подползла к двери камеры и вытащила из рукава кимоно связку ключей. Она попробовала первый ключ, испугано вздрогнув, когда ключи тихонько звякнули, но ничего не вышло. Зато второй ключ подошел. С небольшим усилием девушка повернула его, и дверь распахнулась. Джайлз затих на полуслове.

– Эй! Кто там? – громко спросил Ксандер.

– Тихо ты, – прошипела Хармони. – Я спасаю вас.

– Молодец, Хармони-сан, – шепотом похвалил ее Ксандер. – Давайте, Джайлз-сама, пошли.

– О Боже, – тихонько поскуливал Джайлз. – Надеюсь, мои ноги ещё двигаются после сидения на этом холодном каменном полу. Я не уверен, смогу ли идти.

– Обопритесь на меня, Джайлз-сама, – подставил плечо Ксандер

– Я могу сделать вам восстанавливающий массаж ног, – предложила Хармони.

– Спасибо, моя дорогая, – сказал Джайлз. – Ксандер-сан, иди вперёд и постарайся найти мне меч.

– Или лучше освободи всех остальных, – Хармони отдала ему ключи. – Их камера дальше по коридору.

– Прекрасная идея, Хармони-сан, – похвалил Джайлз. – Ксандер-сан, освободи Дженни и Уиллоу. Все вместе, с помощью их магии, мы, возможно, сумеем сможем справиться с узурпатором.

Ксандер поспешил к женской камере, но не успел он до неё дойти, как вдруг где-то неподалеку послышался бодрый перестук копыт - это по каменному полу зацокали сандалии бегущих в его сторону охранников. Ксан подбежал к двери и вставил в замок ключ. Он испуганно оглянулся, стражники были уже совсем рядом. Ксандер попытал открыть замок, но, к несчастью, это был неправильный ключ. Тайкомочи понял, что не успеет освободить пленников до появления охранников, поэтому бросил ключи, а сам спрятался за углом.

– Дерьмо, – воскликнула Хармони, когда два охранника направили копья на них с Джайлзом.

– Сопротивление бесполезно, – прорычал один из стражников. Он впервые смог использовать эту фразу и был очень доволен собой. Во времена правления Джайлза ему приходилось быть доброжелательным и вежливо спрашивать у посетителей: «Чем я могу вам помочь?» Нынешнее деспотичное правление Ангела ему нравилось намного больше.

– Ах, ну да, конечно, – согласился Джайлз. – Я безоружен и едва могу стоять на ногах. Разумеется, ты совершенно прав – сопротивление бесполезно.

Друзилла появилась возле охранников.

– Непослушная, непослушная, – отчитывала она Хармони. – Ты хотела украсть моих милых куколок. Так не пойдёт, – она развернула свой смертоносный веер. – Я знала, что ты предашь нас.

Джайлз хромая вышел вперед и закрыл собой Хармони.

– Она предана законному Сёгуну, – решительно сказал он. – Я не позволю тебе обидеть её.

Друзилла удивленно подняла брови.

– Ты не сможешь помешать мне, глупец. Однако тебе еще не время умирать, у нас остались кое-какие вопросы.

Охранник принес ключи, которые оставил Ксандер, и с поклоном передал их Друзилле. Она нетерпеливо махнула рукой, и стражники закрыли дверь.

– Сегодня уже слишком поздно для допроса, – она заперла замок. – Спокойной ночи, Джайлз-сан. Скорее всего, завтра утром я тебя убью.

Как только Друзилла и охранниками ушли, Ксан подкрался к камере и заглянул в решетчатое окошко.

– Как вы, Джайлз-сама? – спросил он.

– Спасибо, Ксандер-сан, всё в порядке. Я только очень расстроен, что нам не удалось бежать, – ответил Джайлз.

– Наверное, будет трудно достать ключи ещё раз, – предположил Ксандер.

– Да уж, мне пришлось сделать минет главному тюремщику, чтобы вытащить ключи у него из кармана, – открыла секрет Хармони. – Вряд ли ты в его вкусе.

– Ах, да, действительно, – смутился Джайлз. – Знаешь, наверное, будет лучше, Ксандер-сан, если ты выберешься из замка и поднимешь народное восстание.

– Не думаю, что крестьяне справятся с людьми Ангела, – заметил Ксан. – Нам нужна Баффи. Если, конечно, она не переметнулась на сторону этого паразита.
– Нет, она по-прежнему верна Джайлзу, – уверила их Хармони. – Я пыталась предупредить её, что Ангел предал нас, но она мне не поверила. Однако ей удалось вырваться и бежать. Ей и той чужестранке из Перу, которая искала вас, Джайлз-сама. У неё потрясающий стиль борьбы.

– Уверен, что это родственница моей дорогой подруги Люси, – сказал Джайлз. Мечтательная улыбка появилась на его губах. – Она могла изогнуться кренделем, скрестить ноги за головой. Я … пожалуй, стоит сосредоточиться на более важных вещах. Найди Баффи, Ксандер-сан, и помоги ей, чем сможешь.

Ксандер низко поклонился.

– Ваше желание – для меня закон, Джайлз-сама, – уверил тайкомочи. – Я еще вернусь.

С этими словами он поспешил прочь.

_____________________________

Чопстик толкал детскую повозку, а Баффи, Оз и Далтон шли рядом.

– Не думаю, что я смогу сегодня штурмовать замок, – признался ниндзя. – Я ещё не полностью восстановил силы. Было бы неплохо где-нибудь отдохнуть этой ночью.

– И где? – спросила Баффи. – У меня оставаться нельзя, потому что Ангел будет искать там в первую очередь. А твой дом сгорел.

– А у меня валяются мертвые охранники, и всё в крови, – сказал Оз. – Думаю, мой приятель Девон мог бы приютить нас на одну ночь.

– Всё в порядке, друг. Я знаю несколько мест, где можно укрыться, – заверил его Чопстик.

И задумался, слегка покусывая губы:

– Знаете, а может нам стоит уменьшить число воинов Ангела, прежде чем мы нападём? Это, конечно, займет день-два, но дело того стоит. Короче, нам нужен план, – заключил он и взглянул на своего верного помощника. – У тебя есть какие-нибудь идеи, Далтон-сан?

Но ответа не последовало. Ниндзя молчал, отрешённо уставившись куда-то вдаль, и казалось, даже не слышал заданного ему вопроса.

– Признайся мне, о Далтон-сан,
Ведь у тебя есть хитрый план,
Как Ангела нам победить? – снова спросил его Чопстик.

Далтон, наконец, опомнился и подскочил от неожиданности.

– Что вы сказали, Чопстик-сама?

Чопстик обиженно нахмурился.

– Как ты можешь не обращать на меня внимания? О чём задумался, приятель?

– Джойс Саммерс такая красавица, правда? – мечтательно вздохнул Далтон. – А где ваш отец, Баффи-сан? Я не видел его, пока мы гостили у вас.

Баффи закатила глаза.

– Папа был иноземным лейтенантом, – объяснила она, – и законченным негодяем. Это он наградил меня таким дурацким именем, видите ли, это сокращенный вариант от Баттерфляй. Одним словом, чертов сукин сын нагадил и скрылся - вернулся в Англию, в Испанию или ещё куда. Мама сумела добиться, чтобы его признали мёртвым.

Сияющая улыбка на мгновение появилась на лице Далтона, но потом он скрыл её и сумел изобразить сочувствие.

– О, мне так жаль, Баффи-сан... Скажите, а какие цветы любит ваша мама?

– Сакуру, как и все, – ответила Баффи, – ещё, пожалуй, хризантемы. А почему ты спрашиваешь?

– Просто так, – сказал Далтон. – Праздное любопытство.

Чопстик радостно захихикал.

– Ага, конечно. Значит никаких гениальных идей, как бороться с Ангелом, у тебя нет?

– Увы, пока нет, Чопстик-сама, – вздохнул Далтон.

– Похоже, ты думаешь совсем о другом. Ладно, тогда план за мной, идёт? И прежде всего, мы должны как следует вооружиться. В телеге много разного оружия, налетайте.

– У меня есть собственный меч, – сказала Баффи, – но и нагината не помешает. А у тебя есть арбалеты или луки?

– К сожалению, нет. Только две аркебузы.

– От них много шума, – недовольно скривила губки Баффи. – Ладно, возьму сюрикен, чтобы убивать врагов на расстоянии.

Чопстик кивнул.

– А что ты выберешь, Оз-сан?

– Я подобрал вакидзаси и копье одного из тех парней, что мы раздавили возле дома Баффи, – сказал Оз, – но мне они не очень нравятся. Предпочитаю крестьянское оружие. Лучше всего я владею Серпом Кама.

– Нет проблем, – кивнул Чопстик.

Он вытащил из повозки короткий меч и копье. Укоротил древко, отрезав кусок с наконечником, сделал поперечный надрез и вставил туда меч. Потом положил собранную конструкцию на землю и тщательно проутюжил её колёсами. Тяжёлая бронированная повозка, сломав рукоятку меча, намертво загнала лезвие в древесину.

– Ну вот и всё, приятель, – сказал Чопстик, вручая Озу самодельный серп. – Одно мгновение и кама готова.

_____________________________

Ксандер пробрался на кухню. Он не смог проникнуть на оружейный склад, чтобы украсть меч, поэтому решил, что лучше иметь хотя бы кухонный нож, чем ничего. Только он успел войти, как послышались приближающиеся шаги.

– Я хочу есть, а когда я хочу есть, я становлюсь очень нетерпеливым и раздражительным, – раздался громкий голос. – Повар, немедленно накорми меня.

– Я подам тебе чазук, Олаф-сан, раз ты пропустил основную трапезу, – ответил второй голос. – Через пару мгновений я его для тебя разогрею.

Они подходили всё ближе. Ксандер схватил первое, что попалось под руку, и поспешил ретироваться. Едва дверь за ним закрылась, как открылась другая дверь, и вошел повар, а следом за ним Олаф. Гигантский ронин осмотрел кухню и принюхался, здесь замечательно пахло. Он увидел огромную кастрюлю с рисом и засиял от счастья.

– Какая большая сковорода, – восхитился Олаф. – Мне не терпится рассказать о ней моим друзьям. У них нет такой большой сковороды.

______________________________

Жалобные звуки флейты нарушили покой тихого вечера. Чопстик со товарищи удивленно взглянули на музыканта.
Флейтист был одет в потертую одежду коричневого цвета, и плетенную соломенную шляпу, поля которой скрывали его лицо. Он медленно приблизился к повозке, опустил флейту и спросил:

– Баффи Саммерс?

Баффи на всякий случай взялась за рукоятку катаны.

– Это я. А вы кто? Случайно не Флути-сан, который был здесь управляющим до Снайдера?

Флейтист приподнял край шляпы, чтобы она смогла увидеть его лицо.

– Нет. Меня зовут Уистлер. Я ждал тебя, дитя.

_______________________________

Главного тюремщика притащили к Ангелу и заставили встать на колени.

– Прости меня, великий Сёгун, – умолял он. – Я думал, что этой девушке можно доверять. Я не повторю свою ошибку.

– Да, не повторишь, – согласился Ангел.

Меч поднялся вверх и резко опустился вниз. Ангел отступил в сторону, чтобы голова, катящаяся по полу, не задела его, и вложил Кладенец в ножны. Потом подставил руку под бьющую струей кровь.

– Непослушный, Ангел-кун, – ругала его Друзилла. – Ты вложил окровавленный меч в ножны. Теперь они будут грязными.

– Мне не понадобится этот меч, когда я заполучу Божественную Ярость, Огненный Клинок Хонда, – сказал Ангел. Он подошел к статуе, взялся окровавленной рукой за катану и потянул.

_________________________________________________________________

* Автор использовала игру слов. Diet – это не только хорошо нам известная диета, но и название парламента, в частности, в Японии.


Глава 14.


– Ждал меня? – Баффи покрепче схватила рукоятку катаны, приготовившись, если понадобится, нанести удар. – Почему?

– Может, мне нужно узнать, когда Ангел собирается отпраздновать свое внезапное сёгунство? – сострил Уистлер.

Баффи раздражённо поджала губы и слегка скрипнула зубами.

– Так, у меня был очень, очень плохой день, – сказала она. – Поэтому, если у тебя есть ценная информация, я буду рада её услышать. Если же ты просто собираешься упражняться в остроумии, я сорву твою шляпу и вставлю её тебе вместо супер ребра.
Уистлер вздрогнул и на всякий случай схватился рукой за свой головной убор.

– Очень образно. Хорошо, не буду больше шутить. Я – мистический монах.

– Я так и думал, – встрял в беседу Чопстик. – Таинственный тип в соломенной шляпе, играющий на флейте – такое всегда связано с мистикой. Вот она причинно-следственная связь, не так ли?

– Сообразительный мальчик, – похвалил Уистлер.

– Ладно, Вы монах, – фыркнула Баффи. – И что дальше?

– Именно мой аббат посоветовал Сёгуну Джайлзу взять на службу Ангела, – начал объяснять Уистлер – Мы знали, что он важен для Саннидейла. Однако, полагали, что он будет тем, кто спасёт сёгунат, а не уничтожит его. Конечно, он был головорезом-якудзой, но и Сёгун Мицубиси не был ангелом, хи-хи, а он стал одним из самых великих Сёгунов в истории. Мы придумали план, по которому Ангел должен был служить Джайлзу, связав себя клятвой, нарушение которой покрыло бы его несмываемым позором. Нам казалось, что этого будет достаточно, но мы не предвидели появление Друзиллы.

– И я частенько не мог ничего предвидеть, особенно с ее проклятыми головными болями, – пробурчал Чопстик.

– Она подстроила всё так, чтобы Ангел потерял свои подошвы, а ты с его помощью свою девственность, – продолжил Уистлер, – а потом убедила его, что теперь, когда он обесчещен, ему нечего больше терять.

– И тогда он провернул удачную авантюру. Сверг Джайлза, – закончила Баффи. – Да, мы всё это знаем. У нас сейчас революция в самом разгаре. Если ты собираешься помочь, вставай в строй.

– Будь это всего лишь удачная авантюра, я бы не потревожил вас и позволил самим разбираться в этой ситуации, – ответил монах. – Очередной жестокий, деспотичный Сёгун не слишком важен для существующего миропорядка. Следующий будет лучше или следующий за следующим. Но, если вы не остановите Ангела, то скоро не будет Сёгуната, Саннидейла, а, возможно, и всего мира.

– Как это, мужик? – спросил Оз.

– Акатла, – ответил Уистлер. – Каменный демон, запертый в хранилище Сёгуна Джайлза, парализованный Огненным мечом Хонда, застрявшим в его груди. Ангел пытается вытащить меч. И если он преуспеет, Акатла проснется.

– Акатла, – задумался Далтон. – Разве он не слуга Суперзлодея?

Мистический монах поднес флейту к губам и сыграл несколько нот.

– Дайте этому ниндзя сигару, – сказал он. – Совершенно верно. Он даже больше, чем просто служащий. Акатла – привратник.

Баффи, Чопстик и Оз непонимающе уставились на парня в шляпе. У Далтона округлились глаза.

– О Боже, – прошептал он.

– Вот именно, – сказал Уистлер. – Как только Акатла проснётся, откроется дверь в Макаи, царство демонов, и наш мир затянет в эту дверь. В измерение, где новые соседи отнюдь не будут дружелюбно настроены к человеку. Мучения, смерть, разрушения и много щупалец, которые будут творить такое, что хорошая девочка Баффи не может себе даже представить – вот что ждёт тогда наш мир.

– Зачем Ангел хочет сотворить такое? – удивилась Баффи.

– Он не хочет. Ему просто нужен красивый меч, – объяснил монах. – Возможно, у вас получится уговорить его не трогать катану. Иначе вам придется убить его.

– Меня это очень устроит, – довольно хмыкнул Чопстик.

– Заткнись, Чопстик, – рявкнула Баффи.

Далтон задумчиво склонил голову на бок.

– Если я помню правильно, – рассуждал он, – не каждый может вытащить меч.

– Точно, – согласился Уистлер. – Его может вытащить только тот, кто совершил двойное предательство.

– Вначале он предал нидзя-клан Аурелиус, а потом предал и Сёгуна Джайлза, – заметил Чопстик. – Ангел подходит.

– Да, подходит. И теперь ему нужно лишь помазать руку собственной кровью. Будем надеяться, что он об этом не догадается, иначе у нас будут очень большие неприятности.

Баффи скрипнула зубами.

– Ладно, я сделаю то, что должна, если у меня не будет другого выбора. Только, эй, он нас вроде как численностью превосходит, и сильно. У тебя есть какие-нибудь идеи, как мы можем уровнять силы?

– Конечно, – уверенно ответил Уистлер. – Вас должно быть семеро. Семь – это мистическое число. Семь самураев справятся с чем угодно.

– Один, два, три, четыре, – начала считать Баффи, потом многозначительно посмотрела на Уистлера. – Пять?

– О нет, – ответил тот. Он поднес флейту к губам, но играть не стал. – Я мистический монах, а не монах-воин. Не стоит меня считать.

Баффи раздраженно закатила глаза.

– Ну да, конечно. Ладно, думаю, я знаю, где найти ещё парочку добровольцев. Прорвемся.

– Отлично, удачи, – напутствовал их Уистлер. – Увидимся.

– Погоди, а ты куда? – спросила Баффи.

– Я хочу есть, – объяснил монах, – так что я пошёл за мистической пиццей.

____________________________

– Почему ничего не получилось? – раздраженно прорычал Ангел и со всей дури треснул кулаком по книжным полкам. Несколько капель крови выступило на его руке.

– Возможно, нужно было принести жертву, а не просто снести голову тому, кого ты и так собирался убить, – предположила Друзилла. – А может быть, это должна быть особая жертва, например, девственница.

Ангел кивнул.

– Хорошая мысль. Только вот я не знаю, где здесь найти девственницу. Хотя нет, знаю. Та перуанская девчонка. Мы можем предложить ей выбор. Веселая забава с Олафом или принесение в жертву. Беспроигрышная для нас ситуация.

– Но он её пока не поймал, – напомнила Друзилла.

Ангел усмехнулся.

– Ах! Посмотри, что принес один из патрульных, – он развернул афишу. – Видишь: «Уэсли Уиндом-Прайс и удивительная обнаженная танцовщица». Она в Бонзе. Пошли Олафа еще раз. И на сей раз у него должно всё получиться.
___________________________

Ксандер сумел пробраться во внутренний двор замка, но ворота были заперты и возле них стояли часовые. Парень скрылся в затенённом углу и задумался, как ему выбраться в город. Сражаться не было смысла, у него до сих пор не было оружия. Тот предмет, что он схватил на кухне, оказался всего лишь котелком. Да и в любом случае, обучение тайкомочи не включало боевые искусства.

Ксан сжался в углу, дрожа от страха, поджидая свой шанс, чтобы сбежать и найти Баффи. Наконец, в тот момент, когда он уже смирился с фактом, что ворота будут заперты до утра, и ему придется выбираться днём, во дворе появился отряд самураев во главе с могучим Олафом. Потом подошли ещё мужчины с лопатами, несущие тяжёлый сверток.

По приказу Олафа ворота распахнулись. Ксандер сглотнул, напялил котелок на голову, надеясь, что в темноте он сойдёт за шлем, и вышел из тени. Тайкомочи пристроился к колонне самураев и пошёл с ними. Все вместе они благополучно покинули замок.

Перейдя ров, мужчины с лопатами потащили свою ношу в сторону кладбища, а Олаф повёл отряд в город. Ксандер следовал за ними, отставая всё больше и больше, дойдя до поворота, он свернул на соседнюю улочку, и побежал так быстро, как только мог. Парень бежал до тех пор, пока не был уверен, что солдаты его точно не увидят.

Он остановился под цветущим вишневым деревом и прислонился к нему.

– Отлично, я выбрался, – задыхаясь, пробормотал он. – Я молодец. Теперь вперёд, на поиски Баффи.

____________________________

Уэсли ждал Ампату на краю сцены. Он протянул ей кимоно.

– Ты была великолепна, – похвалил её англичанин. – Сегодня я получил столько денег, сколько обычно не зарабатываю и за целую неделю. И это всё благодаря тебе. Бутерброды с мармеладом на ужин?

– Да, пожалуйста, – ответила Ампата. Она улыбнулась привлекательному хозяину Бонзы. – Мне нужна собственная одежда. Не могли бы мы завтра пройтись по базарным лавкам? Только мне снова придется что-нибудь позаимствовать, а то одеть совсем нечего.

– Конечно, моя дорогая, – пообещал Уэсли. – У тебя должна быть самая красивая одежда в Саннидейле.

Внезапно дверь резко распахнулась, и огромная фигура в рогатом шлеме вошла в Бонзу. Позади Олафа толпились восемь копьеносцев. Увидев их, Ампата отступила назад.

– На сегодня шоу уже закончено, – объявил Уэсли неожиданным посетителям. – Вы пришли слишком поздно. Выпивка пока ещё подается, но это всё.

Олаф начал поигрывать своим молотом.

– Пошёл прочь, мелкий чужеземец. Я забираю женщину.

Ампата сжала кулаки.

– Вы не заберете меня. Лучше смерть.

Олаф довольно усмехнулся.

– Сёгун Ангел предоставит тебе этот выбор, красотка. Пошли со мной. Сопротивление бесполезно.

Внезапно раздался щелчок, и Олаф увидел перед собой дуло пистоля.

– Это пистоль 57 калибра с замком от кремневого ружья, – заявил Уэсли. – Он намного лучше фитильных аркебуз, которые я продаю всем желающим. Это оружие может запросто снести тебе голову. И я сделаю это, если ты хоть пальцем тронешь Ампату.

– Нас девять, англичанин, а у тебя всего один выстрел – прорычал Олаф.

Уэсли вытащил левой рукой второй пистоль. Четырехствольный пистоль – «лапа утки».

– Что ты там говорил? А теперь вон!

– Из-за меня у тебя неприятности, – грустно сказала Ампата, когда солдаты покинули Бонзу. – Мне так жаль, Уэсли.

Англичанин спустил курки и вернул пистоли в кобуру.

– Не надо, не извиняйся. Ты не виновата в том, что Ангел устроил бардак в этом милом и спокойном городе. Как и в том, что Олаф так сильно жаждет тебя. Ты просто удивительно красивая, очаровательная и восхитительная девушка.

Щёки Ампаты окрасил нежный румянец. Она смущенно опустила глаза, её длинные темные ресницы затрепетали.

– Спасибо. Я восхищаюсь тобой. Ты настоящий английский джентльмен, такой красивый и храбрый. И я так рада, что Баффи привела меня сюда, – она взяла его за руку и мягко сжала.
Теперь покраснел Уэсли.

– Ах, ты слишком добра ко мне. Спасибо. Хм. Я схожу за твоими бутербродами с мармеладом.

________________________________

Ксандер бежал по улицам, пугаясь каждого звука и ныряя в каждую доступную тень. Он не знал, где искать Баффи, но решил, что логичнее всего начать с её дома, поэтому он направился в ту сторону. Ксан был еще довольно далеко от намеченной цели, когда ему показалось, что где-то впереди раздался голос Баффи. Тайкомочи изменил направление и пошел на голос. Вскоре он также услышал ещё и какой-то странный грохочущий шум – словно бочку катили по скату. А затем и необычный пищащий звук.

– Похоже на Адскую Пасть, – пробормотал он, но пошёл дальше.

Ксандер свернул за угол и увидел группу из четырех человек. Два незнакомца толкали очень большую, чёрную как смоль, детскую повозку. Ещё двое шли позади и оживленно беседовали. Одним из собеседников была Баффи.

Парень расплылся в довольной улыбке и уже было сорвался с места, готовый бежать ей навстречу, чтобы поздороваться, как вдруг узнал второго человека. Это был Чопстик.
Ксан очень удивился. Ниндзя-поэту ведь следовало вроде как быть мертвым. Ну, или, по крайней мере, тяжело раненым. И хотя предыдущие встречи Ксандера с Чопстиком проходили более-менее дружественно, он на всякий случай остановился и прислушался.

– Не знаю я ту перуанскую девчушку, – сказал Чопстик, – но поверю тебе на слово, что она хороша. Уэсли же обычно ни во что не вмешивается, но думаю, на этот раз он сделает исключение. Но даже если он к нам присоединится, у нас будет всего шесть человек. А тот свистящий монах сказал, что должно быть семь.

– Оз-сан, а твой друг Девон, он не сможет нам помочь? – спросила Баффи.

Один из толкачей телеги ответил:
– Нет. Девон – любовник, а не боец. Он падает в обморок при виде крови.

Ксандер узнал голос. Это был Оз, музыкант, что играл на биве и ухаживал за Уиллоу. А значит, друг. И как бы это странно не выглядело, судя по всему, Чопстик присоединился к Баффи. Молодой тайкомочи решил пойти им навстречу.

– Эй! Это же Ксандер! – воскликнула Баффи. Она широко улыбнулась, довольная тем, что вновь видит своего друга, и тут же насмешливо подняла бровь. – Ксандер-кун, а что у тебя на голове?

Ксан снял импровизированный шлем и, держа его перед собой, поклонился.

– Привет, Баффи-чен! – поздоровался он. – Конница прибыла. Ладно, конница – это всего лишь один перепуганный парень с котелком, но он здесь.


Глава 15.


Джайлз нахмурился.

– Ладно, это больше, чем тазик для риса?

– Нет, – ответила Хармони и загнула один палец. – Осталось четыре.

– А что если это меньше, чем тазик для риса? – размышлял Джайлз.

Хармони захихикала.

– Нет. Всего три.

– Хармони-сан, – сказал Джайлз, – наверное, я хватаюсь за соломинку, но это… тазик для риса?

– Да! Хвала моим предкам! – радостно завизжала гейша. – Наш Сёгун – гений двадцати вопросов!

_______________________________

Баффи медленно просыпалась. Она прижималась к тёплому телу. Чья-то рука нежно обнимала её. Девушка чувствовала, что она была в безопасности и покое, что её любили.

– Ангел-кун, – вздохнула она.

Рука дёрнулась и почти отпустила её.

– Что?! Чёрт побери! Подумай ещё раз, Истребительница!

Баффи окончательно проснулась.

– Чопстик-сан!

– Ну да, – ответил всклоченный ниндзя.

Баффи отодвинула его руку и встала.

– В какие игры ты играешь? Как ты посмел обнимать меня, пока я спала?

– Проклятье, здесь холодно, ты что, не чувствуешь? Нет никакого отопления на этой заброшенной фабрике нэцкэ. Разве мог я допустить, чтобы моя любимая девушка дрожала всю ночь?

Чопстик вытащил табак и бумажку из кисета и начал сворачивать папироску.

– Твоя любимая девушка? – Баффи театрально закатила глаза. – Ты просто убедил себя, что любишь меня. И всё из-за какого-то полоумного доктора, который заявил, что твою спину сможет излечить только истинная любовь. Что я могу сказать? Кто-то здесь очень сильно заблуждается.

Чопстик нахмурился и замер с недокрученной папиросой.

– Всё совсем не так. Доктор просто помог мне кое-что понять. Серьёзно, Баффи-чен. Влюбиться в тебя очень легко. Я фантазировал о тебе с нашей самой первой встречи. Дру жутко бесилась из-за того, что я всё время говорил о том, как ты прекрасна. А теперь я увидел твою доброту и твою силу. Ты адская женщина. Ты та самая, Баффи-чен.

– Не называй меня Баффи-чен, – огрызнулась девушка, но тон её заметно смягчился. – Ты ещё не видел мою худшую сторону, Чопстик-сан.

– Ну, я пока и лучшую не видел, – отметил Чопстик. – Но это не имеет значения. Я люблю тебя. Ты – всё, о чём я думаю, о чём мечтаю. Ты во мне, в моей кишке, в моем горле. Я тону в тебе, – сделав это признание, он вернулся к своей папиросе.

Баффи снова закатила глаза и на этот раз достигла почти максимального результата (будь здесь судейская бригада, они бы единогласно выставили ей 5,8 балла).

– Всего несколько дней назад ты пытался убить меня.

– Скорее пробовал победить в сражении, – признал Уильям-сан Кровавый, – но я не хотел убивать тебя. После первой же нашей стычки не хотел.

Он, наконец, закончил самокрутку, и потянул её к губам.

– А после встречи с твоей мамой, я совсем расхотел убивать тебя. Говорят, не стоит серьёзно относиться к девушке, пока не встретишь её мать и не увидишь, какой она станет в будущем. Так вот, твоя мама, действительно, великолепная, соблазнительная женщина.

Он махнул папиросой в сторону своего спящего помощника.

– Неудивительно, что Далтон влюбился с первого взгляда. Любить тебя и в её возрасте будет легко. Так что я не сбегу от тебя в дальние края.

– Забудь об этом, Чопстик-сан, – твердо сказала ему Баффи. – Сейчас мы союзники. Но это всё.

Она недовольно посмотрела на ниндзя, который достал огниво и собрался закурить.

– И я никогда не буду встречаться с тем, кто курит.

Чопстик смял папиросу и засунул её остатки в кисет.

– Как пожелаешь.

_____________________________

Грохот дверей разбудил Джайлза. Он зевнул, потянулся и сел на тонком соломенном матрасике. Из коридора доносился перестук сандалий. Мужчина взглянул на Хармони, которая сидела на своей подстилке, сонно протирая глаза, и нахмурился. С трудом он поднялся и с достоинством, на какое ещё был способен, направился к двери.

– Эй, привет, – крикнул он. – Ммм… у нас тут небольшая проблема. Вы оставили со мной Хармони, а у нас есть определенные естественные потребности. И это неприлично, непристойно справлять их, пока мы разделяем камеру.

В решетчатом окошке появилось лицо Друзиллы.

– Думаю, можно решить эту проблему, – сказала она. – Ведь ты должен быть свежим и бодрым, когда мы начнём пытать тебя.

– Пытать меня? – сглотнул Джайлз. – Зачем вам пытать меня?

Друзилла улыбнулась.

– Во-первых, потому что хотим развлечься, – ответила темная гейша, – а во-вторых, потому что ты должен нам кое-что рассказать.

– О Боже, – Джайлз отошел от двери и плюхнулся на матрас.

Через минуту в замке загромыхал ключ, и дверь распахнулась. В камеру вошёл охранник.

– Сопротивление бесполезно, напрасно, бессмысленно, бесплодно, одним словом, пустая трата времени, – с удовольствием сообщил он.

– Приятно слышать, – вздохнул Джайлз. – В конце концов, ведь именно я принял тебя на службу. Мне не хотелось бы думать, что я ошибся и выбрал некомпетентного служащего. Хочу тебя поздравить – превосходный словарный запас. Мне нравится, что простой охранник не бросает учёбу. Великолепно, продолжай в том же духе.

Охранник просиял от радости.

– О, Джайлз-сама, спасибо, – растроганно поблагодарил он. – Я скоро надеюсь получить диплом продвинутого охранника.

Друзилла недовольно нахмурилась.

– Его надо называть Джайлз-сан, – поправила она стражника. Дру заглянула внутрь. – Выходи, Хармони-сан, тебя переведут в женскую камеру. У Ангела пока нет времени, чтобы судить тебя за предательство.

– Судить? – теперь испуганно сглотнула Хармони. Она поднялась и пошла к двери. – Я никого не предавала. Я пыталась спасти моего законного Сёгуна.

– Ангел – Сёгун, – рявкнула Друзилла.

Она схватила Хармони за волосы и вытащила в коридор. Внезапно жестокая красавица остановилась и развернула к себе дрожащую гейшу.

– А ты случайно не девственница?

Хармони хныкала от боли.

– Нет, – ответила она, с трудом сдерживая слёзы. – Я нет.

– Жаль, – фыркнула Дру. – Ну ладно, скорее всего, мы казним тебя в любом случае.

Она нетерпеливо махнула рукой охраннику, который поспешно открыл дверь женской камеры. Протащив Хармони по коридору, Друзилла втолкнула её внутрь. Дверь закрылась, а стерва вернулась к Джайлзу.

– Ты можешь…, – начала было Дру, но внезапно замолчала. Её брови удивленно взлетели вверх. – Где тайкомочи?

– Ах, – пробормотал Джайлз и опустил глаза. – Это действительно очень смущающее. Вы не покормили нас вчера вечером, и мы… у нас не было другого выбора.

– Вы съели его? – брови Друзиллы потерялись где-то в волосах. Она внимательно осмотрела камеру. – А где кости? – Её брови благополучно вернулись на своё законное место.

– Непослушный, Джайлз-сан. Он ведь бежал, так? – улыбнулась Дру. – Ох, бывший Сёгун, а ты не так прост, как я думала. Пожалуй, я буду лично пытать тебя.

– Ох, не стоит так беспокоиться, – быстро ответил Джайлз. – Я бы не хотел, чтобы вы утруждались.

– Какое же это беспокойство, – успокоила его Друзилла. – Я буду наслаждаться этим.

Она быстро обыскала камеру, чтобы убедиться, что Ксандер не смог каким-нибудь чудом спрятаться под тощими соломенными матрасами или маленькой скамеечкой. Потом внимательно осмотрела потолок, на случай, если тайкомочи повис там как человек-муха. Убедившись, что Ксан и в самом деле сбежал, Дру повернулась к Джайлзу.

– Ты храбрый человек, Джайлз-сан. Хорошо держишься, хоть и знаешь, что скоро тебя ждёт пытка.

– У меня нет выбора, – отметил несчастный Сёгун.

– Верно, – Друзилла снова улыбнулась. – Ты знаешь, что я была монахиней, прежде чем Ангел уговорил меня присоединиться к клану ниндзя?

– Нет, не знал, – ответил Джайлз.

Глубокая складка залегла между его бровями, потому что он пытался понять, почему вдруг Друзилла вспомнила об этом факте своей биографии.

– По-моему это очень резкая смена профессии, тебе не кажется?

– На самом деле совсем нет, – усмехнулась Дру. – Видишь ли, я обучалась в китайском монастыре, который возглавляла Наг Муи, создательница техники Вин Чун. Я многому там научилась.

Внезапно она бросилась вперёд и со всей силы ударила Джайлза в солнечное сплетение. Он рухнул на пол, задыхаясь и хрипя.

– Монахиня наносит ответный удар, – захихикала Друзилла и вышла.

– Похоже, гейша сумела освободить тайкомочи, прежде чем мы поймали её, – сказала Дру охранникам. Она заперла камеру Джайлза и забрала ключи. – Обыщите всё, вдруг он ещё где-то здесь. Я пойду к Сёгуну Ангелу и организую обыск всего замка.

– Если мы его найдём, привести его к вам или отправить в камеру? – спросил старательный охранник.

– Тайкомочи совсем не забавны, – отрезала Друзилла. – Просто убейте его.

______________________________

На фабрике горел костер из деревянных обрезков и кусочков битых нэцкэ. Ксандер держал над огнем котелок с лапшой.

– Как же это здорово, вырваться из тюряги и оказаться снова на свободе, – радовался тайкомочи. – Работайте только на воле, – напевал он, помешивая лапшу. – Работайте только на воле.

Баффи принюхалась.

– Мм, как вкусно пахнет.

– Спасибо, – ответил Ксандер. – Но у нас проблема. Совсем нет мисок и всего один набор палочек для еды.

– Да никаких проблем. У меня столько этих палочек, что хватит на всех, – успокоил его Чопстик. – Никогда не знаешь, когда они могут понадобиться.

Он вытащил несколько комплектов палочек и раздал их оглодавшим попутчикам.

Баффи посмотрела на свою пару с сомнением, но запах был настолько восхитителен… Она убедила себя, что палочки были совершенно новыми, и что горячий ниндзя пока еще не успел пронзить ими мозги ни одного из критиков его хайку.

– Нам нужны еще и миски, – она выжидающе посмотрела на запасливого блондина.

– На детской повозке есть держатели чашек. Думаю, что и сами чашки входят в комплект, – поделился идеей Чопстик.

Обыскав телегу и фабрику, они нашли посуду для каждого и уселись на колени, чтобы позавтракать.

– Так какие планы на сегодня, Бафф-чен? – начал расспрашивать Ксандер, пока все уплетали лапшу.

– Мы попробуем убедить Уэсли и Ампату присоединиться к нам, – ответила Баффи. – И если у нас получится, тогда, наверное, мы пойдем штурмовать замок. А если нет, то будем искать кого-нибудь ещё, кто согласится помочь нам.

– Пойдем штурмовать замок? Вот так просто? – Ксандер недоверчиво покачал головой. – Я не уверен, Бафф-чен. Я, конечно, не разбираюсь в тактике, но я однажды выступал в казармах и слышал кое-что. И даже кое-что запомнил. Мы должны использовать обманные маневры, нападения с флангов, ну и всякое такое прочее.

– Это же хренов замок, приятель, – напомнил Чопстик. – У него нет флангов. И Ангел всегда защищает свой периметр. Да ещё Друзилла, блин. Пробраться мимо неё всегда было очень трудно. Она необычайно проницательна. Так что с таким же успехом можно просто постучать в главные ворота.

– Можно построить деревянную кобылу, – предложила Баффи. – И с её помощью захватить замок.

– Дру просто сожжёт её, – хмыкнул Чопстик.

– Ну конечно, окати меня холодной водой, чтоб я очнулась от грёз, – обиженно надулась девушка.

– Лучше сейчас, чем потом, когда всем придется спасаться от огня, – парировал ниндзя.

– Слушайте, я ж пробрался мимо Друзиллы, – напомнил Ксандер. – И если я смог выйти, то мы сможем войти.

И он рассказывал подробно о своем чудесном побеге.

– Трудновато пристроиться к патрулю, если нас целая толпа из семи человек, – отметил Чопстик. – Они должны быть законченными придурками, чтобы нас не заметить.

– А мы и сами можем стать патрулем, – осенило Баффи. – Захватим один из нарядов Ангела, возьмем их баннеры и отправимся к воротам.

– Это отличный, хитрый план, – похвалил девушку Далтон. – Но разве можно было ожидать чего-то меньшего от дочери интеллектуальной и остроумной Джойс Саммерс.

– Идея неплохая, – согласился Чопстик. Он доел лапшу и бросил свои палочки в огонь. – Пошли за Уэсли.

__________________________

Брови Ангела сошлись и нахмурились, а ноздри раздулись в гневе.

– Так Ксандер сбежал? Вчера вечером? И никто не заметил?

– Тайкомочи нам не угроза, – попыталась успокоить его Друзилла.

– Может и так, но это плохо для моей репутации, если люди сбегают из моей тюрьмы, – раздражённо объяснил Ангел. – Вначале удрала Баффи с той иноземной девчонкой. Теперь Ксандер подался в бега. Мне это совсем не нравится.

– Мы можем пойти пытать Джайлза, – поглаживая его грудь, предложила тёмная обольстительница. – Это поднимет тебе настроение. А ещё ты можешь казнить Хармони.

– Какая отличная идея, Дру-чен, – улыбнулся Ангел.

Сёгун сжал кулак и снова нахмурился, почувствовав боль. Он поднял руку ко рту и пососал кровоточащую рану.

– Но мы пока немного отложим её наказание. Подождём, пока не схватят Ампату, чтобы она смогла на это посмотреть.

– О да! Это будет очень забавно, – захлопала в ладоши Дру. – И если мы схватим Ксандера, его можно будет тоже заставить наблюдать за казнью.

– Ага, – Ангел важно задрал подбородок. – Проклятье! Я сейчас не могу пытать Джайлза. Скоро ко мне придут налоговые инспекторы. Надо решить насколько можно поднять налоги, чтобы не спровоцировать крестьянское восстание.

– Крестьяне всегда бунтуют, – поморщилась Друзилла. – Мы просто перебьем их.

– Мертвые не платят налогов, – резонно заметил новоявленный Сёгун. – Начинай пытать Джайлза без меня. Я потом к тебе присоединюсь. И не забудь выяснить, знает ли он, как вытащить меч из камня.

– Обязательно, – ответила Дру. – И я снова пошлю Олафа за Ампатой.

– Да, – Ангел задумался на мгновение. – И Уэсли. Если он мне не подчинится, ему не место в Саннидейле. Я слышал, что он занимается контрабандной торговлей оружия, но лучшие экземпляры оставляет себе. Так не пойдёт. Я тоже хочу пистоли с кремневыми замками.

– Олафу нужно больше людей, дорогой.

– Ну что ж, согласен, – Сёгун хищно ухмыльнулся. – Пусть возьмет тридцать человек. Но я не желаю больше слышать о неудачах. Или Олаф приведет их сюда, или я снесу ему голову.

_______________________________

Баффи еще раз настойчиво постучала в дверь Бонзы и разочарованно покачала головой.

– Похоже, никого нет дома, – сказала она, нервно покусывая губы. – Как бы я хотела знать, что с ними всё в порядке. И что Ампату не схватил Ангел или испанская инквизиция.

– Если что-нибудь случилось, мы спасем их, – попытался успокоить её Чопстик.

– Ну вот, ты снова предлагаешь помощь, – Баффи внимательно посмотрела на него. – Я тебя не понимаю.

– Если эта пташка твой друг, то она и мой друг, – объяснил ей влюблённый поэт. – К тому же мне нравится Уэсли. Он хороший парень. И вообще, какая разница, я собираюсь спасти всех, не забыла?

– Начнем с Уиллоу, – напомнил им Оз.

– Хорошо, – согласилась девушка.

Баффи оставила дверь в покое и собралась уже было уходить, но тут увидела Уэсли и Ампату.

– Ампата-сан! – радостно воскликнула Баффи. – Я так волновалась о тебе.

Ампата была одета в мужские бриджи заграничного покроя, белую рубашку и длинный сюртук.

– Привет, Баффи, – тепло улыбнулась девушка подруге. – Мы ходили за покупками.

Глаза Ксандера комично расширились, едва он увидел Ампату.

– Ауу, карамба! – присвистнул он. – Вот это красавица.

– О, если бы ты увидел её голой, – сказала Баффи. – Я серьезно.
Она покраснела.
– Или лучше нет?..

Ампата пожала плечами.

– Все остальные уже видели.

Уэсли недовольно уставился на Ксана.

– Только те, кто заплатил деньги за эту честь. Привет, Баффи-сан и… Чопстик, – он удивленно нахмурился. – А как получилось, что вы вместе?

– Мы объединились, чтобы сражаться с Ангелом, – объяснила Баффи.

– Ах да, Ангел. Он хочет заполучить Ампату, – сказал Уэсли. – Я думал, что здесь она будет в безопасности. Ведь раньше мой клуб считался английской территорией, но Ангелу, похоже, наплевать на его неприкосновенный статус. Вчера я был вынужден угрожать его людям, что перестреляю их, если они не уберутся прочь. Боюсь, вы правы, придется бороться с этим самозванцем.

– Уэсли, я не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня, – Ампата нежно посмотрела на англичанина.

– Я всегда буду рядом, – заверил он девушку. – И я буду сражаться за тебя до последней капли крови.

Сияющая улыбка озарила лицо Ампаты.

– Отлично, – вступила в разговор Баффи. – Видишь ли, мы пришли сюда, чтобы предложить тебе присоединиться к нам. Мы собираемся свергнуть Ангела.

– Я бы с удовольствием, – ответил Уэсли, – но я не могу оставить Ампату.

– Я буду сражаться рядом с тобой, – заявила гордая перуанка.

Уэсли собрался что-то возразить, но Баффи ему помешала.

– В любом случае мне нужны вы оба, – объяснила она. – Нам встретился один тип – монах. Он сказал, что если мы хотим победить Ангела, нас должно быть семеро. У нас есть пять человек, с вами было бы как раз семь.

– Что ж не вижу ошибки в твоих подсчетах, – сказал Уэсли. – Ампата, твоё решение.

– Я буду сражаться, – повторила девушка.

– Круто! – воскликнула Баффи. – Теперь нас семеро.

– Великолепно, – Чопстик явно не разделял её энтузиазма. – Итак, нам всем придется драться. Но Ксандеру ещё очень далеко до титула чемпиона.

Он скептически посмотрел на рапиру Ампаты.

– Ты умеешь пользоваться этим тощим мечом, лапушка?

– А что в этом сложного? Острым концом нужно проткнуть своего противника, и всё, – ответила Ампата.

Чопстик тоскливо посмотрел на небо.

– Чёрт возьми! Все немного сложнее, киска.

– Уверяю тебя, я не дал бы Ампате клинок, если бы не был уверен, что она хорошо знает, как его использовать, – заверил его Уэсли. – Это рапира из толедской стали, такая же, как у меня. И она ничуть не хуже ваших катан.

Ампата усмехнулась.

– Конечно, я не могу сравниться с Баффи, и ваше оружие непривычно для меня, но мне пришлось сражаться, чтобы сбежать из Перу. И я знаю, как обращаться с рапирой, так что не стоит беспокоиться обо мне.

– Хорошо, я рада, что ты с нами, – улыбнулась Баффи. – И ты Уэсли.

– Хм, – подал голос Оз. – Похоже, она продемонстрирует нам свои таланты раньше, чем ожидалось.

На дорожке показался Олаф, со своим самым близким другом – молотом. Он зарычал, увидев Ампату и Уэсли. За его спиной показались копьеносцы, ниндзя и монахи-воины. Шеренга за шеренгой.

– Хо-хо, мелкий англичанин, – глухим голосом заговорил Олаф, – твоя судьба в твоих руках. Со мной тридцать воинов. Отдай девчонку и пистоли с кремневыми замками или умри.

Он пристально посмотрел на Баффи.

– И тебя это тоже касается, Истребительница. Сдавайся или умри.


Глава 16.


Ангел спустился по лестнице в темницу и прошел по коридору к камерам.

– Эй, сладость моя, – позвал он. – Я уже закончил дела с налоговыми инспекторами. И теперь я могу присоединиться к тебе, чтобы вместе… – Ангел подошел к двери камеры и заглянул в решётчатое окошко, – пытать Джайлза, – ошеломленно закончил он.

То, что Друзилла делала с Джайлзом, совсем не было похоже на пытку, по крайней мере, Ангел таких пыток не знал. Джайлз лежал на спине, на соломенной подстилке, а Друзилла сидела на нём верхом, ритмично покачиваясь вверх-вниз. Её кимоно было распахнуто, и руки Джайлза нежно ласкали её тело. Женщина в упоении мотала головой, а с её губ срывались томные стоны.
Ангел заскрипел зубами.

– Эй! – окликнул он Дру, но та не обратила на него никакого внимания.

Ангел отвернулся от двери и направился к женской камере. Мужчина заглянул внутрь, оттуда на него уставились пять пар ненавидящих женских глаз. Сёгун было подумал, что неплохо бы зайти и развлечься с одной или несколькими женщинами. Но тут же вспомнил, что не захватил с собой охранников, а этих фурий всё-таки пятеро. И они успели бы как следует поцарапать его и выдрать несколько пучков волос, прежде чем он справится с ними. Ангел отвернулся от окошка и прислонился к двери, раздражённо глядя в сторону камеры, из которой доносились счастливые стоны Друзиллы. Она явно пребывала в муках экстаза.

Шёлковый пояс незаметно появился между решетками, на секунду он замер в воздухе, потом стремительно обвил шею Ангела и через окошко вернулся в камеру. Глаза мужчины испуганно расширились, он попытался сопротивляться, но было уже поздно, девушки крепко ухватились за концы пояса и начали тянуть. Ангел прижался к решётке, удавка сжимала его горло. Самозваный сёгун цеплялся за шёлк, пытаясь освободиться, но всё было напрасно. Его голова ударилась о железные прутья, перед глазами всё поплыло - Ангел больше не мог дышать... Пояс продолжал безжалостно сжимать его шею...

____________________________

Ампата вытащила рапиру из ножен и направила её на врагов, приняв боевую позицию. Она была готова.

– Ну же, гринго, давайте, – бросила она вызов противникам.

Уэсли оценивающе посмотрел на девушку, на её позицию, на то, как она держит рапиру, и довольно кивнул.

– Вижу, ты изучала Агриппу, – прокомментировал он.

Ампата усмехнулась, показав безупречные белоснежные зубы.

– Эти вояки ничего не знают о Капо Ферро, – ответила она.

Глаза Уэсли восторженно расширились.

– Кажется, я влюблён, – прошептал он. Его левая рука легла на пояс.

Олаф выглядел темнее грозовой тучи. В бешенстве, он готов был метать гром и молнии.

– Хватит, – прорычал он. – Взять их!

Разношерстная команда великана бросилась в атаку.

Уэсли вытащил свой пистоль «нога утки» и нажал на курок. Четыре дула извергли свинец и пламя. Один из ниндзя упал замертво. Другой воин выронил копьё и зажал окровавленное плечо. Монах с визгом схватился рукой за голову, пытаясь нащупать кусочек отстреленного уха.

Ксандер увернулся от брошённой в него манкири-гусари и спрятался за детской повозкой. Он вытащил огниво и поджег фитиль аркебузы.

– Ксан-сан – лихой герой, – хихикнул он.

Тайкомочи передал оружие Далтону, а сам взялся за вторую аркебузу.

Баффи и один из ниндзя одновременно бросили друг в друга сюрикен. Едва закончив бросок, рука девушки тут же метнулась к рукояти меча. Баффи взмахнула катаной и отбила летящую в неё звезду. Её противник попытался защитить себя таким же способом, но не успел, и сюрикен вонзился ему в руку. Взвыв от боли, он выронил меч. Бегущий копьеносец врезался в ниндзя и свалил его на землю.

Уэсли вытащил свой дуэльный пистолет и прицелился в Олафа. Но тут заметил ниндзя с аркебузой и решил вначале снять его. Он выстрелил, воин упал и затерялся под ногами наступающих.

Самурай, высоко подняв меч, кинулся на Ампату и приготовился нанести страшный смертельный удар. Но прежде чем меч смог коснулся девушки, быстрая и ловкая рапира пронзила сердце нападавшего

– Я точно влюблён, – вздохнул Уэсли.

Он вытащил собственную рапиру, и они скрестили клинки с одним из ниндзя. Молниеносный точный удар, и его противник пал.

Чопстик взмахнул мечом и отсёк наконечник копья. Прежде чем копьеносец смог понять, что теперь в руках у него простая палка, белобрысый ниндзя снова нанёс удар. Ситуация ещё больше ухудшилась для бывшего копьеносца, и исправить ничего уже было нельзя. Он лишился головы.

Оз оказался лицом к лицу с ниндзя, у которого был настоящий серп кама. Ниндзя усмехнулся, увидев самодельное оружие своего противника, и начал угрожающе-виртуозно вращать своим. Оз спокойно наблюдал за показом.

– Не зли меня, – предупредил он. – Тебе очень не понравится то, что ты увидишь, если меня разозлишь.

Ниндзя насмешливо хмыкнул и раскрутил каму над головой. Оз зарычал и позволил духу волка взять контроль над телом. Его лицо исказилось и преобразилось в ужасную оскаленную морду. У ниндзя упала челюсть, он замешкался, потерял концентрацию и почти уронил свое оружие. Оз спокойно вогнал в тело несчастного собственную каму и оставил её там. Вернувшись к человеческому облику, он наклонился и поднял выпавший из рук ниндзя настоящий боевой серп.

– Спасибо, мужик, – сказал он и двинулся к следующему противнику.

В первые моменты сражения люди Олафа оказались в очень невыгодном положении. Они не могли использовать луки и аркебузы, так как не видели, куда нужно стрелять – толпа атакующих воинов закрывала весь обзор. И только те, кто находился в первых рядах, могли видеть, куда нужно бежать и на кого нападать. Один из лучников попытался изменить эту ситуацию. Используя специальные когти, он начал подниматься по стене, чтобы найти удобную для стрельбы позицию. Но Далтон заметил его и выстрелил из аркебузы. Земной путь лучника был окончен.

___________________________

Ангел сумел вытащить спрятанный в рукаве кинжал и попытался перерезать душивший его шёлковый пояс. Поранив немного челюсть, он всё-таки умудрился избавиться от удавки. И чуть не упал, освободившись, наконец, от неё. Мужчина сделал глубокий вдох, потом второй, третий, потер шею и лицо, искаженное злобной гримасой.

– Сучки! – прорычал он.

– Ведьмы, – самодовольно возразила Уиллоу.

В камере тихонько засмеялись. Ангел зарычал снова, но на сей раз немного тише. Потом вытер с подбородка кровь и, нахмурившись, посмотрел на свою окровавленную руку – вначале он повредил кисть, теперь это. Он терял слишком много собственной крови. Ангел предпочёл, чтобы это была не его кровь, а чья-нибудь чужая. Он обернулся и осторожно заглянул в решётчатое окошко. Кинжал он держал наготове, на случай, если у пленниц остались ещё какие-нибудь сюрпризы.

Корделия помогала подняться Амбер с пола, а Хармони стояла, потирая свою задницу. Очевидно, когда пояс был перерезан, девушки упали. Дженни Календар с ненавистью посмотрела прямо в глаза Ангелу.

– Это научит тебя впредь не связываться с ведьмами, Ангел-сан, – сказала она.

– Да, – согласилась с ней Уиллоу. – Я становлюсь очень нервной и злобной от сидения взаперти.

– У вас же ничего нет для того, чтобы сотворить заклинание, – удивился Ангел. – Друзилла ведь всех обыскала и отняла всё, что можно хоть как-то использовать для колдовства.

Ангел сжал зубы и закатил глаза, потому что его осенило.

– Хармони! Друзилла забыла обыскать Хармони.

– Конечно, придурок, – тоненько захихикала вышеупомянутая гейша. – И кто бы мог подумать, что немного косметики может так пригодиться.

Ангел уродливо скривил губы. Он сильно, но безрезультатно пнул дверь. Его рука коснулась замка. Ключи, однако, были по-прежнему в камере Джайлза.

– Ладно, смейтесь, пока можете, – пробурчал он, сообразив наконец, что без ключа дверь ему всё равно не открыть. – Посмотрим, как вы будете веселиться после нескольких дней на голодном пайке.

Ангел развернулся и быстрым шагом пошел к камере Джайлза. К счастью для него, довольных стонов Друзиллы оттуда больше не доносилось.

– Вот дерьмо, – вздохнула Корделия. – Значит, никакой еды. Думаю, это полезно для моей фигуры, но мне не нужна диета.

– Хм, Уиллоу, а ты сможешь наколдовать нам немного еды? – спросила Хармони.

– Из твоей пудры для лица, теней для век, браслетов и чая в пакетиках? – Уиллоу отрицательно покачала головой. – Самое большее, что я смогу, это вызвать какую-нибудь мелкую зверушку. Крыса сашими кому-нибудь нужна?

___________________________

Чопстикова катана-судзуки легко прошла через ниндзя-то и расколола голову его владельца. В руках у Баффи был такой же чудесный меч, только созданный мастерами из дома Кавасаки. Девушка стремительно атаковала своего противника и повторила подвиг Чопстика. Они улыбнулись, подмигнули друг другу и снова устремились в бой.

Ампата ловко уклонилась от нападения ниндзя и нанесла ответный удар. Её противник сумел парировать выпад, но он не ожидал, что рапира может изменять направление удара быстрее катаны или ниндзя-то. Только истинный мастер японского меча мог сравниться в скорости с этим изящным оружием. Ниндзя дорого заплатил за этот урок – Ампата снова нанесла удар, на этот раз слева, и рассекла до кости лицо своего опрометчивого противника. Он отшатнулся назад и исчез из вида.

Англичанин и ниндзя практически прижались друг к другу. Рукоять к рукояти, торс к торсу. Японский воин попытался левой рукой схватиться за длинный эфес своего меча, чтобы удобнее было сдерживать противника. Уэсли же левой рукой вытащил скрытый кинжал и нанес ниндзя удар в бок.

Оз с помощью камы парировал удар нагинаты, потом проскользнул под ней и разрезал бедро монаха острым серпом. Сохей зашатался и сполз по стене. Дух волка вонзил свое оружие в спину противника и добил его.

Олаф зарычал от ярости. Его войско вот-вот проиграет. Он не ожидал столкновения с противником вне Бонзы, и поэтому его люди не были должным образом построены для такого сражения. Поспешно собрав оставшихся копьеносцев, он сформировал из них неприступный ощетинившийся копьями блок, очень напоминавший рассерженного ежа.
В одиночку любой из копьеносцев не мог противостоять Баффи и Чопстику дольше, чем пару секунд. Да и Уэсли, Ампата и Оз доказали во время боя, что они значительно превосходили в мастерстве людей Олафа. Но единый монолит из вооруженных копьями воинов должен был победить. Дорожка была слишком узкой, и противник не мог обойти их с флангов. Баффи, Чопстику и компании оставалось только атаковать в лоб, а это будет очень сложно. Олаф вытер с лица пот и довольно усмехнулся. Есть шанс, что ему удастся переломить ход боя в свою пользу и вырвать победу из зубов поражения.

____________________________

Ангел бросил свирепый взгляд на Друзиллу.

– Ты трахала Джайлза, – чуть не плача, пожаловался он. – Скажи мне, во имя Они, зачем ты сделала это?

Друзилла застегнула пояс своего кимоно.

– Ты же знаешь, пытка возбуждает меня, – ответила она. – Извини. Увлеклась. Зато ты трахал Баффи.

– Это не одно и тоже, – возразил Ангел. – Мы тогда не были вместе. И, кстати, ты в это время кувыркалась с Чопстиком.

– А вот и нет, – хитро посмотрела на него Дру. – Я притворялась, что у меня слишком сильно болит голова. Многие месяцы у меня совершенно ничего не было с Чопстиком. И к тому же, – продолжила она, зло улыбаясь, – это было даже лучше, чем пытка.

– Ты узнала, как вытащить меч из статуи? – Ангел забыл о раздражении и улыбался, как нетерпеливый ребенок в ожидании подарка. – Рассказывай.

– У тебя на руках должна быть твоя кровь, – поделилась секретом Друзилла. – Ничего не получится, если это будет чья-то ещё кровь. И тебе придется сказать несколько слов.

– Моя кровь? – Ангел поднял руку и задумчиво посмотрел на кровавые полосы на коже. – Знаешь, похоже, кто-то пытался мне что-то сказать. Отлично! Подожди-ка секундочку. Слова? Какие слова?

– Он не сказал, – ответила Дру. – Я слишком увлеклась в тот момент и забыла спросить. Если хочешь, я могу вернуться и повторить допрос, – её руки начали снова развязывать пояс.

– Не хочу, – прорычал Ангел. – Держу пари, что хайку, лежавшее в ящике со статуей, именно то, что нам нужно. Займёмся делом.

– Да, – Друзилла еще немного поиграла с поясом и нахмурилась.

– Ангел-кун, – сказала она медленно, – Джайлз говорит, что нет никакого города полного сокровищ.

– Ну и ладно, подумаешь, – равнодушно фыркнул Сёгун. – Для меня главное, заполучить этот чудесный меч.

– Это действительно ворота к другому миру, – продолжила Дру, – но это царство демонов – Макаи. Нас всех затянет туда, и демоны своими щупальцами будут делать очень гадкие вещи с нами.

– Он просто хочет нас запугать и заставить отказаться от Огненного Лезвия, – парировал Ангел. – Он знает, что, как только я заполучу меч, то стану пожизненным Сёгуном.

– Не думаю, – задумчиво покачала головой Друзилла. – Я околдовала его и заставила думать, что с ним была Дженни Календар, а не я. Зачем ему лгать ей?

– Ты уверена, что он не знал, что это была ты? – настаивал Ангел.

– Конечно, уверена. Думаешь, почему он согласился заняться сексом?

Мужчина насмешливо приподнял брови.

– А ты в зеркало давно смотрелась, Дру-чен? Он мужик. А ни один мужик не отказался бы от возможности развлечься с такой красивой женщиной? Особенно, если это означало, что ты прервешь пытку, чтоб заняться сексом.

– О, Ангел-кун, ты говоришь такие приятные вещи, – улыбнулась Друзилла. – Но я говорила серьёзно, меня очень беспокоит то, что он сказал. Сомневаюсь, что он мне лгал. И я не уверена, что хочу, чтобы демоны делали со мной все эти гадкие вещи. Это твоя обязанность.

– И, судя по всему, Джайлза, – не удержался, чтобы не напомнить Сёгун.

– Неужели ты ревнуешь, мой Ангел-кун? – Дру захлопала ресничками. – О, я тебе всё компенсирую. Вернемся в кровать? – она погладила его грудь и облизнулась. – Я была такой непослушной девочкой. Ты должен… наказать меня.

– Да, – по лицу Ангела поползла похотливая улыбка. – Тебя нужно отшлепать.

– Да, да, – радостно согласилась Друзилла. Она покрутила задницей, и ангельская улыбка стала ещё шире.

– И ты ведь не станешь немедленно вытаскивать меч? – умоляла своего любовника женщина.

– Хорошо, я не буду спешить и делать глупости, – пообещал Ангел. – Я прикажу исследовать статую. Можно поручить это Квентину Треверсу. Он святой человек, а значит должен знать о демонах. А может быть, один из наших монахов окажется не только воином, но мистиком.

– Умный Ангел-кун, – похвалила Друзилла. – Пойдем в постель.

_____________________________

Ксандер снова напялил на голову котелок и схватился за ручку телеги. Далтон захватил вторую ручку. И вместе они начали толкать повозку вперёд.

– Бонсай*! – завопил Ксан. – Или может «Банзай»?

Баффи прикончила последнего ниндзя и отскочила от катящейся детской повозки. Чопстик спрятал катану в ножны и помог Ксандеру и Далтону толкать телегу. Тяжелое транспортное средство стало быстро набирать скорость. Оз вскочил в повозку и потянул за рычаг. По бокам появились острые лезвия.

Уэсли прижался к стене и начал перезаряжать пистоль. Ампата присоединилась к нему и одарила сияющей улыбкой.

– Ты великий воин, Уэсли, – сказала она. – Из тебя получился бы отличный Страшный Пират. И я думаю, что леди Винифред – законченная дура, раз предпочла тебе кого-то другого.

– Я очень рад, что она так поступила, – улыбнулся Уэсли. Он уверенно загнал пулю в пистоль. – Иначе я никогда бы не встретил тебя, – он продолжил готовить оружие к бою. – Ты действительно… самая удивительная девушка…

Он продолжил бы свои откровения и дальше, но телега врезалась в строй копьеносцев, и Уэсли с Ампатой снова устремились в бой.

Казавшийся неприступным блок из воинов Олафа был разрушен. Одни погибли под колесами повозки, других зарубили лезвия. Оз со своей камой тоже не стоял в стороне. Баффи, Уэсли и Ампата следовали за телегой и добивали уцелевших.

Детская повозка остановилась. Чопстик снова бросился в драку. Оз спрыгнул с телеги и последовал за ним. Далтон наклонился, чтобы вытащить заряженные аркебузы, но тут копьеносец, которого сбила повозка, поднялся на ноги и ударил его сзади по шее. Ниндзя-учёный потерял сознание, а его противник потянулся к аркебузам.

Ксандер нагнул голову и помчался на врага. Он врезался в копьеносца сзади и впечатал его в бронированную часть повозки.

– Вот так! Между котелком и жестянкой! – восторженно заорал Ксан.

От такого удара весь воздух покинул легкие неудачливого копьеносца. Ксандер выпрямился и дважды со всей силы ударил мужчину кулаком. Потом потянул его вниз и пару раз приложил физиономией о повозку. Противник обмяк, и Ксан бросил его на землю.

Олаф предпринял ещё одну, последнюю, отчаянную попытку переломить ситуацию в свою пользу. Раскрутив свой могучий молот над головой, он заставил Баффи отступить и двинулся на Ампату. Его оружие превосходило по величине её рапиру и постоянно вращалось. У девушки не было ни малейшей возможности нанести удар, она могла только отступать от надвигающейся на неё смертельной машины.

– Умри, глупая чужестранка! – проревел Олаф.

Уэсли прицелился и выстрелил. Пуля попала в шлем ниндзя, аккурат по середине лба. Железная пластина спасла Олафа от неминуемой смерти, но полностью нейтрализовать удар всё же не смогла. Искореженные осколки металла вонзились в лоб великана. Он отшатнулся прочь с залитым кровью лицом.
Все решили, что Олаф не жилец на этом свете, и никто не стал преследовать человека с кровавой маской вместо лица.
Ниндзя забрёл за угол, остановился и прислонился к стене. Он снял шлем с головы и, внимательно рассмотрев его искорёженную переднюю часть, отбросил в сторону. Лоб великана был изодран, но в остальном Олаф был цел.

– Кажется, отшельница, которая напророчила, что погибну я только от руки ведьмы, всё-таки была права, – пробормотал он себе под нос, прижимая тряпку к ране. – Я сегодня лишь чудом уцелел. Хм, а ведь Ангел запретил мне возвращаться без Ампаты. Но я должен доложить об этом поражении... И что же мне делать?

__________________________________________

* Бонсай – карликовое дерево в горшке.


Глава 17.


– Ты в порядке, приятель? – Чопстик озабоченно заглянул в глаза Далтону. – Сколько пальцев ты видишь?

Раненый ниндзя нахмурился.

– Ни одного, Чопстик-сама.

– А, ну да. Забыл, что пальцы-то показать надо, – смутился белокурый герой. – Ладно, не думаю, что у тебя сотрясение.

– Мы победили! – воскликнула Баффи – Ура нам! Мы ведь собирались проредить ангельское войско, так? Полагаю, что именно это мы и сделали. Теперь пойдем штурмовать замок?!

– Вот только дух переведём и сразу пойдём, – улыбнулся ей Чопстик. Он кивнул в сторону Уэсли и Ампаты. – И как только те двое закончат миловаться.

Баффи посмотрела на влюблённых голубков.

– Что-то мне подсказывает, что ждать придётся долго.

Пара прекрасных чужестранцев нежно обнималась и ласкала друг друга, а их губы слились в страстном поцелуе.
По всеобщему признанию, с 1642 г. до н.э. история знала пять великих поцелуев. Хорошо, этот… явно выходил из группы заурядных поцелуев, хотя немного не дотягивал до умопомрачительного первого поцелуя. Но все равно он был чертовски хорош.

______________________________

– Ты подвёл меня, – Ангел сидел на троне, раздражённо взирая на Олафа. – Я дал тебе тридцать человек. И что же? Снова поражение!

Олаф стоял на коленях, но спину держал прямо, отказываясь склониться перед разгневанным Сёгуном.

– Тридцать против семи – это всего лишь немного больше, чем четыре к одному, – указал он. – А среди них были воины, которые стоили много больше, чем четыре обычных самурая. Ваши люди склонились, как солома на ветру, перед Чопстиком и Баффи.

– Чопстик – калека! – рявкнул Ангел. – Ладно, чёртова телега была неожиданностью в первый раз, но сейчас-то вы должны были быть готовы.

– Он не калека больше, – возразил Олаф. – Чопстик может ходить и сражаться как прежде. Вот он и есть истинный самурай.

– Никакой он не самурай, – глумливо хмыкнул Ангел. – Всего лишь жалкий подражатель.
Его брови совершили быстрое путешествие вверх к изыскано торчащему чубчику и бегом вернулись вниз к переносице.
– Он излечился? Так быстро? Я не понимаю. Я думал, он будет прикован к кровати в течение многих месяцев.

– У меня было видение, – объявила Друзилла. – Тэнгу* показал мне Чопстика и Истребительницу. Она была всюду, плавала вокруг него. Именно она вылечила его, Ангел-кун.

Ангел закатил глаза.

– И теперь он таскается за ней хвостом как неразумный щенок, ха? Типично, – он перевёл взгляд на Олафа. – Чопстик и Баффи – это всего лишь двое, Олаф-сан. С какими ещё воинами вы столкнулись? Вы должны были растоптать их как тараканов.

– Два чужестранца с их странными мечами, тоже были непобедимы. Как и карлик, которого я не знаю, – защищался Олаф. – Далтон, конечно, не великий воин, но у него были аркебузы. Даже тайкомочи хорошо сражался.

– Тайкомочи хорошо сражался? – фыркнул Ангел. – Из Ксандера даже тайкомочи получился жалкий, а ты рассказываешь мне сказки о том, как он хорошо сражался! Из-за тебя мои воины потерпели поражение, и я не приму никаких оправданий. Ты опозорен Олаф-сан и ты должен совершить сэппуку.

– Опозорен? – брови самурая сумели забраться выше ангельских. – Это ты был опозорен, но всё же отказался совершить сэппуку. А почему я должен?

– Ты смеешь бросать мне вызов? – Ангел вскочил на ноги, схватившись за рукоять Кладенца.

– Да, смею, – Олаф поднялся с колен, поигрывая молотом. – Я не видел никаких славных дел за время твоего правления Ангел-сан. И вообще я пошёл служить тебе только потому, что Друзилла сказала, будто Чопстик мёртв, и посулила большое вознаграждение, если мы поможем тебе занять трон. Если бы я знал, что великий Чопстик жив, то, вероятно, остался бы верен ему.

– Я намного более велик, чем Чопстик, – обиженно заявил Ангел.

– Ха! Это ты так говоришь, – Олаф посмотрел на узурпатора сверху вниз, презрительно скривив губы. – Ты недостойный Сёгун. Пожалуй, я восстановлю Джайлза на престоле и заключу мир с Баффи и Чопстиком. Джайлз честен и справедлив, он хорошо вознаградит меня. Возможно, золотом, возможно, веселыми игрищами с какой-нибудь младшей гейшей, например, с Амбер. А может быть высокой должностью.

Его губы растянулись в довольную улыбку.

– И почему я не думал об этом прежде? Я мог бы стать Господином Верховным Палачом.

– Только через мой труп, – прорычал Ангел.

– Точно, – ответил Олаф. – Я не боюсь тебя. Я сумел пережить даже пулю в голову. Было предсказано, что только ведьма сможет убить меня.

Ангел стрельнул глазами на Друзиллу, и до Олафа наконец дошло, что он находится в реальной опасности. С молотом наперевес великан повернулся к темноволосой красавице.
Друзилла вступила в сражение, не поднимаясь с колен. Она откатилась в сторону, уклоняясь от смертоносного орудия, потом ударила ногой по колену Олафа. Изловчившись, другой ногой она сделала подсечку, мужик отшатнулся назад и со всего маха рухнул на спину.
Друзилла крутила ногами, вращаясь на полу вокруг своей оси, как заправский брейк дансер, потом выхватила из рукава веер и, развернув его, полоснула острыми лезвиями по горлу всё ещё пытающегося подняться Олафа. Дру продолжила кружиться и, используя движущую силу вращения, поднялась на ноги.

– Я та ведьма, – хихикнула она.

Олаф смог подняться на четвереньки, но кровь широким потоком лилась из его горла. Руки и ноги у него подкосились, он упал лицом вниз и замер навсегда.

Друзилла встряхнула веер, чтобы очистить его. Капельки крови упали в темно-красную лужу, которая растекалась вокруг самурая. Женщина хмуро взглянула вниз на безжизненное тело.

– Какая жалость, – сказала она. – Олаф был очень силен. Думаю, он был нашим лучшим бойцом.

Ангел запустил пальцы в свою шевелюру.

– Он был недостаточно хорош, – возразил он. – О, шимата! Может быть, я должен был дать ему ещё один шанс? Он остался бы верен мне, если бы я не велел ему совершить сэппуку.

– Теперь уже слишком поздно, – заметила Друзилла.

– Да. Ладно. Итак, кто наш следующий лучший воин?

Дру нервно подергала губками.

– Я не знаю, – признала она. – Не думаю, что у нас остался хоть один отличный воин. Все лучшие мертвы. Ты полагаешь, что Чопстик и Баффи нападут на замок?

– Обязательно, – ответил Ангел. – Они не смогут победить, не с тем численным преимуществом, что мы имеем. Но они смогут подорвать наши силы, и мы не сможем держать в повиновении крестьян. Пожалуй, нам нужна дополнительная помощь. Кто из наемников сейчас находится в городе?

– Я узнаю, – ответила Друзилла. – Хорошая идея, Ангел-кун.

– Если ситуация ухудшится, у меня ещё остаётся вариант с Огненным Клинком, – продолжил Ангел. – Кстати, я кое-что вспомнил. Те подмастерья, что рассказали мне историю о том, что Акатла – это ворота к городу с сокровищами. Думаю, именно они построили боевую повозку для Чопстика. Это очень нехорошо.

– Они были непослушными мальчиками, – согласилась Дру. – Мы их накажем?

– Пожалуй, да. В любом случае у меня к ним есть несколько вопросов, – сказал Ангел. – Я пошлю патруль, чтобы их привели ко мне.

Он пнул труп Олафа.

– Они могут выбросить тело, когда пойдут в город.

_____________________________

– Друзья! Японцы! Соотечественники! – обратилась Баффи к собравшейся толпе крестьян и торговцев. – Откройте ваши уши. Мы собираемся штурмовать главный замок Саннидейла и свергнуть Ангела, который незаконно захватил власть в нашем сёгунате, а нашего любимого Сёгуна Джайлза отправил в темницу. Мы хотим восстановить законное правительство.

– И ввести демократическое правление, – встрял Чопстик. – Власть народу!

Толпа откликнулась слабыми аплодисментами.

– Васаби**, васаби, васаби, – бормотали крестьяне, размахивая цепами для обработки риса и фонарями.

– Кто готов подняться вместе с нами против тирана? – спросила Баффи.

Ответом ей была оглушительная тишина.

– Ну же, товарищи! В основном сражаться будем мы, – пообещал Чопстик.

Аплодисменты.

Чопстик влез на повозку и попробовал другой подход.

– Вы сделали бы это для Тосиро Мифунэ***?!

Толпа сняла шляпы, прижала их к груди и благоговейно произнесла:

– Тосиро Мифунэ!

– Так вы пойдёте с нами?! – воскликнули вместе Баффи и Чопстик.

– НЕТ!

_____________________________

– Вы создали оружие, которое мой враг использует против меня, – прорычал Ангел. – Это измена.

Уоррен, Джонатан и Эндрю пали ниц перед Сёгуном.

– Милосердие, – молили они. – Простите нас, о самый могущественный среди Сёгунов.

– Хорошо пресмыкаетесь, но на сей раз этого недостаточно, вам не спастись от моего гнева, – сказал Ангел.

– Мы не хотели ничего плохого, – дрожащим голосом произнёс Джонатан. – Он сказал нам, что повозка нужна для карнавала.

– Короля чашек ждёт пикник, – пропела Друзилла, – но это не его день рождения.

Уоррен поднял голову и нахмурился.

– Празднества в часть вступления нового Сёгуна на престол, – объяснил он, но заметив раздражённый взгляд правителя, снова уткнулся носом в пол. – Проявите милосердие, величайший Ангел-сама. Сжальтесь над нами.

Сёгун глумился над тремя подмастерьями.

– Я приговариваю вас к рабству на работах индиго, – объявил он. – Вы будете в течение трёх лет окрашивать одежды самураев в тёмно-синий цвет.

– Нет, пожалуйста, великий Сёгун, пощадите, – умолял Уоррен. – Я не хочу красить.

________________________________

Жалобные звуки флейты можно было расслышать даже среди городского шума. Вначале музыка звучала совсем тихо, но, по мере того как флейтист приближался к нашим героям, она становилась всё громче.

– Вот здорово, – вздохнула Баффи. – Нет, я готова держать пари, что это опять Уистлер.

– Да, – подтвердил Оз. – Я узнаю его манеру игры, у него своеобразно звучит бемоль на третьей ноте второго такта.

Это был действительно Уистлер – мистический монах.

– Привет, Истребительница, – поздоровался он с Баффи и её командой. – Вижу, вы смогли найти семь человек. Поздравляю.

– Спасибо, – вежливо ответила девушка. – А теперь, почему у меня есть это нехорошее предчувствие, что ты появился не только для того, чтобы посчитать нас?

– Ты раскусила меня, – взмахнул флейтой Уистлер. – У меня есть хорошие и плохие новости.

Баффи привычно закатила глаза.

– Хорошо, выкладывай. И мне всё равно с чего ты начнёшь.

– Договорились, – кивнул монах. – Вначале плохие новости. Ангел узнал, как открыть Акатлу.

– Вот зараза, блин, – выругался Чопстик. – И ведь будут щупальца, если мы срочно не остановим этого паразита.

– А теперь хорошие новости, – продолжил Уистлер. – Ему рассказали о царстве демонов, и он пока не будет трогать меч. Но он сомневается, что это правда. Ему кажется, что это всего лишь хитрость, что его обманывают, чтобы помешать завладеть Божественной Яростью, так что не расслабляйтесь. Это всего лишь передышка.

Он поднял флейту и сыграл несколько нот.

– И откуда ты всё это знаешь? – спросила Баффи. – У тебя есть шпион в замке?

– Эй! Я ж мистический монах, – возмутился Уистлер. – Я должен знать всё подобное дерьмо – это ведь моя работа. Хорошие духи приносят мне новости, а они могут проникнуть всюду.

Он указал флейтой на Баффи.

– Да и сам я держу ухо к земле. И вот ещё плохие новости, которые я узнал, подслушивая разговоры в суши-баре. Ангел получил пополнение. Так что, чем дольше вы ждёте, чтобы напасть, тем больше новых воинов он успеет собрать.

____________________________

– Надеюсь, Вы не забудете о вашем обещании, что я смогу построить в Саннидейле христианскую церковь? – поинтересовался каноник Квентин Треверс. – И, пожалуйста, если это возможно, оставьте в живых ту девочку – Ампату. Я обещал, что буду заботиться о ней, и я намерен выполнить это обещание.

Ангел завораженно уставился на штуковину, которую ему предложил священник, и довольно потёр руки, сияя от восторга.

– Я разрешаю тебе построить собор, – ответил он Треверсу. – Превосходно! У чопстиковой детской повозки нет ни единого шанса против этого оружия.

– Спасибо, Сёгун Ангел. Вы самый добрый правитель на этой земле, – рассыпался в благодарностях английский каноник. – А это помощник канонира Витэрби. Пожалуйста, расскажи Сёгуну о своём орудии.

– Да, да, конечно, сэр, – ответил английский моряк. – Это фальконет, милорд. Он размещается на лёгкой повозке. Стреляет двухфунтовыми железными ядрами. Возможно, он слишком лёгок для корабельной дуэли, но его ядра пройдут через повозку, как нож через масло.

– Замечательно! – воскликнул Ангел с восторгом. – Наконец-то у меня есть орудие.


_____________________________________________________________

* Тэнгу (яп. – буквально «Небесная собака»; китайское – Тянь-хоу) – существо из японской мифологии. В японской мифологии тэнгу тератологическое существо; представляется в облике мужчины огромного роста с красным лицом, длинным носом, иногда с крыльями. Тэнгу очень часто носит одежду горного отшельника (ямабуси), он наделён огромной силой.
** Васаби – японский хрен.
*** Тосиро Мифунэ – японский актёр. Наиболее известен по ролям в фильмах режиссёра Акиры Куросавы.


Глава 18.


– Всё сделано, – сообщила Друзилла. – Замок безопасен, его надёжно охраняет моё заклинание.

Она сделала руками замысловатые пассы и пошевелила пальцами.

– Если кто-нибудь попробует пробраться сюда, сразу же сработает сигнализация. Отовсюду раздадутся вот такие звуки: «Мяу! Мяу!» Как будто киски мяукают.

– Хорошая работа, – похвалил её Ангел. – Люблю знать, что мой периметр защищен. Хм. Интересно, а почему Джайлз никогда не думал об этом? Он ведь мог попросить мисс Календр или Уиллоу установить для него такую сигнализацию? Подобная защита просто необходима. Конечно, это не спасло бы его от меня, ведь я вошёл в передние двери. Но, когда мы сражались с бандой Мастера, шайкой Помазанника или Чопстиком, она бы нам помогла. То есть тогда, когда я был на стороне Джайлза.

– Ну, не знаю Ангел-кун, возможно, им было жаль котов.

– Котов? Скольких котов?

– Пятнадцать, – ответила Дру. – Это ведь большой замок.

– А тушки всё ещё у тебя, Дру-чен? – поинтересовался Ангел. – Я тут знаю одного парня, Клема, у него корейский ресторан. Коты…

– Ужасный «бум» прервал его речь. Весь замок содрогнулся. Разбились стёкла в окнах, с потолка палаты для аудиенций упал фонарь.

– Небо падает! Небо падает! – в ужасе завопила Друзилла.

Ангел отрицательно покачал головой.

– Нет, Дру-чен. Это они. Кто-то подложил нам бомбу.

__________________________

Дым рассеялся, и Чопстик увидел, что ворота замка уничтожены взрывом. Кроме того, частично была разрушена ближайшая к воротам сторожевая башня.
Белобрысый воин повернулся к Уэсли, который притащил порох и установил заряды, и недовольно нахмурился.

– Мы же должны были только снести хреновы ворота!

________________________

Ангел услышал утробное мяуканье дохлых котов и раздражённо закатил глаза. Было итак очевидно, что враг уже здесь, и вся эта сигнализация оказалась пустой тратой времени. Сёгун с рёвом отдавал приказы своим воинам.
Отряд копьеносцев был спешно послан сражаться с напавшими на замок наглецами. Вооружённая толпа наёмников к этому времени уже была во внутреннем дворе. Силы были явно неравны, на стороне Ангела был значительный численный перевес. К тому же английские моряки настроили пушку, чтобы защищать ворота, и готовы были стрелять, как только перед ними появится цель.

– Чопстик будет уничтожен, – злорадствовал Ангел. – Лобовое нападение было очень глупым ходом. Об одном жалею, скорее всего нам не удастся захватить живыми Баффи и ту иноземку. Ну, да и ладно, у меня ведь есть ты, малыш, а Трейверсу придется довольствоваться собором.

Друзилла склонила голову на бок и нахмурилась.

– Против нас сражаются семь самураев, – напомнила она Ангелу. – Семь праведных самураев всегда побеждают, об этом говорят все легенды. Помни, что даже один праведный человек может стать армией.

И опять Ангел закатил глаза.

– Такое случается только в сказочном мире, не в нашем. Это всего лишь легенды, здесь ничего такого не будет. К тому же, во-первых, они не самураи, двое из них чужестранцы, а во-вторых, у меня есть целых девять дюжин злых мужиков, и это не считая охранников, которые достались мне по наследству от Джайлза. А кроме того мои последние «добровольцы» – это хорошо всем известные 47 ронинов во главе с Кэндзи Мидзогути*. Так что Чопстик и Баффи обречены.

Звон мечей, доносившийся из внутреннего двора, был заглушен мучительным завыванием и отчаянным воплем. Ангел с торжествующей улыбкой повернулся в ту сторону, чтобы посмотреть, что происходит. Когда он снова повернулся к Друзилле, от усмешки не осталось и следа.

– О, мои предки! Они убили Кэндзи!

____________________________

Упавшие тяжелые ворота задавили одних воинов Ангела, а летящие осколки древесины и щебня скосили других. Остатки недавно нанятых ронинов, сломя голову, бросились в атаку.
Чопстик и Баффи бесстрашно шли навстречу нападавшим, рядом с ними сражались Уэсли и Ампата. Смертоносные мечи сверкали как молнии, кровь била струей, а члены разлетались в разные стороны. Наших героев было не остановить. Когда лидер наёмников пал, уцелевшие ронины в панике покинули поле боя. Путь для детской повозки был открыт.
Ксандер и Далтон протолкнули боевую машину мимо разрушенных ворот во внутренний двор. Оз в полной боевой готовности восседал на повозке и целился из аркебузы. Он снял одного лучника и подготовил вторую аркебузу. Один из стрелков Ангела тоже выстрелил, но промахнулся, пуля отскочила от железных листов повозки. Оз игнорировал воина, которому потребуется полминуты, чтобы перезарядить его оружие, вместо этого он прикончил того, кто ещё не стрелял. Рыжик отложил разряженную аркебузу и взялся за свою любимую каму, готовую к смертельному сражению.
Впереди показалась фаланга копьеносцев. Они увидели бронированную повозку, мелькающие смертоносные лезвия и … испугались.

Ангел влетел во внутренний двор.

– Давайте! Вперед! За работу! – призывал он отступающих воинов.

Сёгун увидел, как расчёт готовит к стрельбе пушку. Орудие уже было нацелено точно на боевую повозку. Заметив, что стрелок Коллинс регулирует подъёмный винт, а помощник Витэрби готов поднести факел к фителю, чтобы дать залп, Ангел бросился к пушке и вырвал факел из рук моряка.

– Я всегда хотел лично разнести эту тарантайку, – воскликнул он и поджёг фитиль.

Секунду спустя орудие взревело и выплюнуло ядро, которое устремилось к детской повозке. Прицел был верен, но вот высота не достаточно точна. Ядро летело слишком низко и прошло под телегой. Оз совсем не пострадал, Далтону же повезло меньше. Два фунта горячего железа ударили его ниже колена и сломали ногу.

___________________________

Корделия с упоением ковырялась шпилькой, принадлежавшей Хармони, в дверном замке. Она даже язык высунула, настолько увлеченно и самозабвенно она пыталась открыть дверь. В замке что-то щелкнуло, шевельнулось, и теперь Корди было значительно легче ворочать самодельной отмычкой. Наконец, язычок замка сдвинулся и ускользнул внутрь, дверь со скрипом открылась.

Корделия осторожно выглянула в коридор, охранников нигде не было видно. Она распахнула дверь, и пять девушек незаметно выскользнули из камеры. По коридору они тихонько пробрались к двери Джайлза. Уиллоу проверила замок.

– Здесь нет никакой волшебной защиты, – сообщила она.

Корделия вставила шпильку в замочную скважину и занялась уже привычным делом. Через минуту с замком было покончено, и к ним присоединился немного прихрамывающий Джайлз. Он тепло улыбнулся девушкам.

– Вы все такие умницы.

___________________________

Ксандер изо всех сил держался за ручки, пытаясь заставить повозку двигаться дальше, Оз спрыгнул вниз, чтобы помочь ему. Ампата опустилась на колени рядом с Далтоном и осмотрела его ужасную рану. Помощник стрелка Витэрби смазал дуло орудия. Стрелок Коллинс вставил льняную гильзу с порохом, а Витэрби забил её как следует в дуло. Детская повозка с грохотом приближалась к копьеносцам.
Баффи сняла с плеча арбалет, который она прихватила у одного из воинов Олафа возле Бонзы, зарядила его и выстрелила. Коллинс как раз собирался вложить ядро в пушечное дуло, когда стрела вонзилась ему в спину. Он выгнулся в мучительной боли, уронил ядро и пал на колени.
Чопстик увидел падение Далтона, и неистовая ярость исказила его лицо. Он помчался через внутренний двор вслед за повозкой и достиг её, как раз когда она врезалась в ряды копьеносцев. Древки копий затрещали, воины были сбиты с ног и разбросаны в разные стороны. В этот момент озверевший Чопстик налетел на них со своей катаной. За 5 секунд он сумел убить восьмерых. Паника и ужас охватили оставшихся в живых.
Уэсли пристрелил лучника, охранявшего проход на внешней стене.
Ангел отбросил факел, схватил упавшее ядро и вложил его в пушечный ствол. Вэтбери с помощью шомпола затолкал заряд на место и побежал уже было к казеннику, но стрела Баффи попала ему точно в шею и убила на месте. Сёгун развернул лафет орудия так, чтобы оно было точно нацелено на теперь неподвижную повозку. Чопстик, Оз и Ксандер находились совсем рядом с их боевой машиной, отважно сражаясь с врагом. Ангел покрутил подъёмное колесо и поднял дуло на нужную высоту. Подобрав факел, он взмахнул им несколько раз, чтобы раздуть огонь, и поднёс его к запалу, если ему удастся выстрелить точно, то, без сомнения, это будет победа, осколки от бронированной обшивки сразят всех, кто находится рядом телегой. Конечно, пострадает и часть его собственных воинов, но этот факт Ангела не беспокоил. Главное, убить Чопстика.

_____________________________

Жалобные звуки флейты отозвались эхом в коридорах темницы. Джайлз замахнулся ножкой от сломанной скамейки, Корделия подняла, словно кинжал, шпильку Хармони, и… всё, оружия у них больше не было.
Уиллоу и Дженни сумели подготовить какое-то защитное заклинание, используя те несчастные, жалкие ингредиенты, которые они смогли найти.
Хармони и Амбер были готовы в любой момент сорваться с места и бежать, но выход из темницы был всего один, так что их шансы на побег были весьма сомнительны.
Вскоре появилась одинокая фигура, которая не выглядела очень уж пугающе. К ним приближался невысокий человек в поношенной одежде, плетенной соломенной шляпе и носатых сандалиях на ногах. Он опустил флейту и поклонился Джайлзу.

– Управляющий Флути-сан? Это Вы? – удивленно спросил бывший Сёгун.
Две абсолютно идентичные складки, появившиеся между его бровями, создали идеальную остроконечную горку. – Я думал, Вы умерли.

Флейтист сдвинул назад шляпу и показал своё лицо, это лицо не знал никто из присутствующих.

– Почему все думают, что я Флути?

– Хм, может из-за флейты? – предположила Уиллоу.

– Послушайте. Да, парень был хорошим управляющим, но он теперь мертв, совсем. Понятно? Его случайно съели заживо, когда он поскользнулся и упал в котёл с тянконабэ для сумаистов. Меня Уистлер зовут.

– Отлично, но тебе обязательно нужно сменить флейту. Ты должен играть на шинобю, а не на сякухати, – по-деловому начала разговор Корделия. – А возможно, тебе надо просто свистеть. Ты ведь знаешь, как свистеть, да? Нужно всего лишь сложить губы трубочкой и … дунуть.

– Ага, и в тот же миг раздастся: пффф, – продолжил Уистлер. – Может, уже хватит обсуждать музыку, а? У меня есть для вас важная информация.

– Но я ни разу не видел Вас в замке до моего… мм, свержения, – размышлял Джайлз. – Значит, Вы один из людей Ангела.

– Хорошая логика, но совершенно неправильная, – ответил флейтист. – Я мистический монах. Я должен вести хороших парней на борьбу с силами зла из царства духов. Это моя работа.

– Из царства духов? – Джайлз шлёпнул себя по лбу и начал тереть переносицу. – Но ведь мы вроде не столкнулись ни с какими злыми силами? Если только Ангел не охвачен каким-нибудь духом, вызванным Друзиллой.

– Друзилла здесь не причём, Джайлз-сама, – покачал головой монах, – и в Ангеле нет ничего сверхъестественного. Он просто задница. Каменный демон, что заперт в вашем хранилище, вот что заставило меня вмешаться.

– Акатла? – у Джайлза опустились руки. – О, Боже! Это же ворота в царство демонов. Я верю в это. Только не говорите, что Ангел собирается открыть портал.

– Ну, если я не скажу об этом, то все мои старания, чтобы пробраться в замок, становятся бессмысленными, – развёл руками Уистлер. – Я пришёл сюда именно за тем, чтобы рассказать Вам об ужасных последствиях, к которым могут привести действия Ангела.

– Я же предупредил Друзиллу об опасности, которая таится в этой статуе, – растерянно пробормотал Сёгун.

Глаза Дженни опасно вспыхнули.

– Та маленькая… беседа с той шлюхой, о ней у нас будет длинный разговор позже.

Джайлз, как мог, старался избежать её пристального взгляда.

– Она обманула, околдовала меня. Я думал, что это была ты.

Корделия исполнила свой коронный номер: закатила глаза (она достойна черного пояса в этом упражнении).

– Привет, люди! У нас неизбежное вторжение демонов на носу. Может, оставим ссору возлюбленных на потом?

– И правда, если Ангел такой дурак, что собирается открыть Акатлу, нас, действительно, ждёт ужасная судьба. Как мы можем этому помешать? – спросил Джайлз.

– Самый лучший вариант – помешать ему вытащить меч, – ответил Уистлер. – Если же он сделает это, и Акатла проснется, то мы все окажемся в большом дерьме. В этом случае у нас есть только один выход – закрыть портал, обезглавив Ангела и только Божественной Яростью.

– Но ведь клинок будет у него в руках, – заметил Джайлз, – а к тому же владелец Божественной Ярости неукротим.

Уистлер кивнул.

– Дайте Сёгуну сигару, – сказал он. – Поэтому я и говорю, что если это произойдёт, мы все по уши в дерьме. Вы должны рассказать об этом Баффи и Чопстику. Я не собираюсь приближаться к сражению. У меня, видите ли, аллергия на то, чтобы быть застреленным или заколотым.

– Баффи и… Чопстику? – брови Джайлза взлетели, как будто они были бумажными змеями из бамбука и шёлка. – Тот самый Чопстик, который наш смертельный враг?! Тот, что, по словам Ангела, убит или как минимум тяжело ранен?

Уистлер сдвинул вперед шляпу, снова скрывая своё лицо, и поднял к губам флейту.

– Здесь не Чопстик плохой парень, – объяснил монах. – Он враг Ангела, не Ваш. Да и Баффи привела его к общему знаменателю. Они сейчас сотрудничают. И кто, как Вы думаете, штурмует замок?

Флейтист снова заиграл свою заунывную мелодию и пошёл прочь.

– Всё это очень странно, – пробормотал Джайлз. – Подождите секундочку, Уистлер-сан. И Вы не могли бы прекратите играть эту ужасную музыку, когда я пытаюсь говорить с Вами?

Уистлер проигнорировал Сёгуна и скрылся за углом. Джайлз изо всех сил хромал за ним следом, а за ним семенили девушки. Внезапно музыка стихла.

– Так-то лучше, – пробубнил Сёгун и свернул за угол.

Мужчина остановился как вкопанный. Хармони, что шла следом от неожиданности врезалась ему в спину и чуть не свалила его.

– Я говорю! – воскликнул Джайлз. – Замечательно!

Уистлер исчез.

_________________________

Ангел поднёс горящий факел к запалу, и в этот момент стрела насквозь пронзила его предплечье. Факел выпал из его руки и покатился прочь.

Мгновение Ангел разглядывал стрелу, что торчала из его тела, а потом развернулся, чтобы увидеть лицо стрелка. У него упала челюсть, когда он понял, что перед ним была Баффи.

– Ты стреляла в меня! Как ты могла?!

– Честно говоря, это было совсем не сложно, – ответила девушка, заряжая арбалет. – Надо всего лишь натянуть тетиву и отпустить.

И она ему показала, как это делается.
Ангел едва успел спрятаться позади орудия. Не будь он столь ловок, то наверняка был бы убит или ранен.

– Ты не должна так поступать, Баффи-чен! – прокричал храбрый самурай из укрытия. – Сдавайся! Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Ты будешь моей самой любимой гейшей.

– И что?! Я буду должна разделять тебя с Друзиллой? Такая перспектива меня не радует, – Баффи откинула арбалет и взялась за катану. Она начала осторожно приближаться к бывшему любовнику.

– Нуу, зато ты останешься в живых, – ответил Ангел, в раскорячку отползая как можно дальше. – Вы не сможете победить, у меня слишком много ресурсов. Перевес сил на моей стороне, вас просто затопчут.

– У меня есть для тебя новость, Ангел-сан, – мило улыбнулась Баффи. – Мне не нужно сражаться со всеми. Мне нужно всего лишь убить тебя, и тогда они сами сдадутся, а Джайлз снова наденет лапти Сёгуна.

– Шимата! – чертыхнулся Ангел.
Она была права, его люди не были благородными самураями, которые отомстили бы за его смерть. А охранники Сёгуна были верны месту, но не человеку, так что все они, без сомнения, сразу же перейдут на сторону Джайлза. Наёмники сражались за того, кто им платит, и без денег у них не было повода продолжать. Остатки ниндзя и якудзы были верны Друзилле, а не ему. Но самое главное, именно Чопстик возглавил клан после убийства Помазанника, а значит, присягали они ему и только ему. И если воины Сёгуната перейдут на сторону противника, то и ниндзя скорее всего сделают тоже самое.

У Ангела округлились глаза, когда он осознал, как близок к потере всего. Что он вот-вот потеряет трон, а может быть и свою жизнь. Он не должен был покидать дворец, не должен был влезать в сражение. Ему нужно было срочно уйти, спрятаться за шеренгами воинов и позволить им разобраться с врагом. Вот только было одно но, вначале ему нужно было сбежать от Баффи, а это было ох как непросто. Из-за раненой руки он оказался в очень сложном положении. Кладенец был тяжёл и требовал обеих рук, так что при таком раскладе он наверняка проиграет сражение. Нужно было найти что-то ещё и быстро.

Ангел зигзагами отползал от Баффи, внезапно он запнулся о груду двухфунтовых ядер. Схватив одно из них, мужчина размахнулся и изо всех сил бросил ядро в девушку. Снаряд ударил её в грудь, Баффи охнула и упала.
Сёгун поднялся на ноги и сделал шаг к упавшей воительнице. Он уже положил здоровую руку на рукоять своего меча, когда шестое чувство предупредило его об опасности, и он оглянулся… Чопстик летел на него на всей скорости, с перекошенным от ярости лицом и высоко поднятой над головой катаной. Ангел решил, что тактическое отступление лишний раз докажет его мудрость, и со всех ног рванул в сторону убежища.

____________________________

Человек в чёрном, опираясь на трость, удивительно быстро прохромал через ворота замка. Он направился к Ампате, которая отчаянно пыталась остановить кровотечение из ужасной раны Далтона.

Один из сорока семи ронинов, который потерял сознание после взрыва, наконец, пришёл в себя и обвел мутным взором поле битвы. Он задохнулся от ужаса, когда увидел обезглавленное тело своего командира Кенджи. Сжав губы и скрипнув от злости зубами, он поднялся и огляделся в поисках того, кому бы он мог отомстить за это убийство. На глаза ронину попались раненый воин и иноземка, которая пыталась помочь ему. Конечно, месть этим двоим не была благородным поступком, но за неимением лучшего сойдут и они. Выхватив катану и вакидзаси, он бросился вперед.

Уэсли стремительно расправлялся с лучниками Ангела, он резал и колол своей рапирой, убивая несчастных, что попадались на его пути. Некоторые наиболее разумные из стрелков, бросали свои позиции и бежали прочь, не желая расставаться с жизнью. Англичанин то и дело поглядывал в сторону перуанской красавицы, что покорила его сердце. Вдруг он заметил, что ей угрожает смертельная опасность. Уэсли схватил пистолет и похолодел от ужаса, оружие не было заряжено.

Человек в чёрном вытащил из-за пояса нож и бросил в злобного ронина. Бросок был точен, бандит заковырялся и упал.

– Я буду очень признателен, если вы оставите в покое моего пациента, – прорычал Доктор Хаус из Дома Летающих Кинжалов. Он прохрамал ещё несколько шагов и навис над Ампатой. – Если ты не дипломированная медсестра, не мешайся у меня под ногами! – рявкнул он на девушку. – Иди, помаши своим иноземным мечом с теми раздражающими копьеносцами.

Ампата с недоумением посмотрела на него.

– Сеньор, Вы кто?

– Это Доктор Хаус из Дома Летающих Кинжалов, – задыхаясь, объяснил Далтон. – Он сказал, как вылечить спину господина Чопстика.

– И я был, конечно, прав, – фыркнул доктор. – А вот ваша рана скучна и обычна, и вряд ли стоит моего драгоценного времени.

– Ах! – Ампата почтительно поклонилась мужчине. – Спасибо вам, сеньор Доктор.

– Не благодари, пока не увидела мой счёт, – предупредил Хаус из Дома Летающих кинжалов. – Теперь уйди и позволь мне спокойно заняться пациентом. Если я тебя сегодня больше не увижу, будет замечательно.

– Доктор-ка, если вы сможете остановить кровотечение, то я смогу сражаться, держась за повозку, – прохрипел Далтон.

Хаус раздражённо посмотрел на своего японского пациента.

– И когда именно ты успел стать спецом в том, что делать с человеком после операции по ампутации конечностей? Подожди-ка, – врач хмуро посмотрел на Ампату. – А ты что здесь до сих пор делаешь?

Девушка улыбнулась ему такой сияющей улыбкой, что лицо доктора невольно разгладилось.

– Спасибо, – повторила она и, подхватив рапиру, побежала к Уэсли.

Хаус из Дома Летающих Кинжалов подергал носом и снова нахмурился. Опустившись на колени рядом с Далтоном, он ощупал его раненую ногу.

– Итак, сейчас тебе будет намного больнее, чем мне, – произнёс доктор. – И я чрезвычайно благодарен за это.

____________________________

Чопстик приобнял Баффи, поддерживая её и помогая подняться.

– Как ты, любимая? – спросил он. – Вижу, тебе крепко досталось.

– Всё в порядке, – ответила девушка, – всего лишь небольшой шок и ушиб.

Она села, а потом поднялась, опираясь на Чопстика.

– Он был почти у меня в руках. Мы могли бы спокойно пойти домой.

Белобрысый воин держал Баффи за плечи.

– Так ты согласна, что Цветущий Персик должен умереть?

– Похоже, да, – вздохнула блондинка. – Он совсем не такой, каким я его представляла, Чопстик-кун. Думаю, что только теперь, когда он не притворяется, чтобы выглядеть в лучшем свете перед Джайлзом, я вижу реального Ангела. Ты гораздо лучший самурай, чем он.

У парня округлились глаза.

– Ты назвала меня Чопстик-кун?

– Нет! – тут же начала отказываться от своих слов Баффи. – Ты ослышался! Или, эй, эй! Я оговорилась! Всего лишь оговорилась.

– Да, – настаивал на своём Чопстик. – Ты не можешь и дальше отрицать это. Ты моя истинная любовь.

– Нет, – пробубнила Баффи.

– Ладно, – довольно усмехнулся белобрысый. – Хаус из Дома летающих Кинжалов прямо там. Хочешь пойти и сказать ему, что он ошибся? – победоносная усмешка кратко осветила лицо Чопстика, но буквально через мгновение на нём снова появилось озабоченно хмурое выражение.

– Я буду в порядке, – Баффи заглянула в глаза своего рыцаря. – Ты беспокоишься о Далтоне?

– Да, – признал Чопстик, – он серьёзно ранен. Надеюсь, сможет выкарабкается. Но в любом случае ему больше не участвовать в сражениях. Никогда не слышал об одноногом ниндзя.

– Он может стать пиратом, – предложила Баффи. – Или… я могу заставить Джайлза дать ему должность при дворе. Он ведь хорошо разбирается в книгах, исследованиях и прочих занятных штучках, так? Он наверняка понравится Джайлзу, – озорные огоньки заплясали у неё в глазах. – И я лично прослежу, чтобы мама узнала, какой он герой. Я абсолютно уверена, что смогу блестяще сыграть роль свахи.

– Ты не против того, чтобы Далтон стал твоим отчимом?

– Бывают и худшие варианты, – ответила, Баффи, глубоко вздохнув. – Ладно, я практически в норме, шок прошёл. Теперь мы должны войти во дворец и покончить с Ангелом навсегда.

_______________________________

Друзилла, отломив наконечник стрелы, осторожно вытянула её из раны. Несколько слов целебного заклинания, и кровотечение почти прекратилось.

– Пока я не могу больше ничего сделать Ангел-кун, – сказала тёмная красавица. – Ты не сможешь использовать эту руку в бою.

Ангел сжал зубы.

– Если мне придётся сражаться с Баффи или Чопстиком в таком состоянии, они порежут меня на мелкие кусочки, – сказал он. – Я не смогу справиться с Кладенцом одной рукой. К тому же это не та рука. Даже если я возьму катану, то они всё равно будут иметь огромное преимущество, – он сжал здоровую руку в кулак. – Мне нужно Огненное Лезвие.

– Ты уверен, что это мудрое решение? – Друзилла широко открыла глаза и выпятила нижнюю губу. – Будут демоны, щупальца, и я не думаю, что хочу играть в их игры.

– Адское измерение – это всего лишь легенда, – попытался успокоить её Ангел. – Мне придётся рискнуть, у меня просто нет другого выбора, – он криво усмехнулся и взглянул на свою руку. – Я уже перемазан своей собственной кровью, так что полдела сделано.

– Будь осторожен, Ангел-кун, – напутствовала его Друзилла, – если увидишь демонические тентаклии, сразу суй меч назад.

– Хорошо.

Сёгун резко обернулся, услышав прямо за дверью выстрелы из «лапы утки» Уэсли. Снова зазвенела сталь, сражение вспыхнуло с новой силой.

– Собери команду из тех, кто уцелел, и постарайся сдержать их наступление, Дру-чен. Я пошёл за мечом.


_________________________________________________

* Кэндзи Мидзогути – (16 мая 1898, Токио – 24 августа 1956, Киото) – японский кинорежиссер.


Глава 19.


Ангел подбежал к сокровищнице, где хранились Акатла с Огненным Клинком Хонда, вошёл в смежную палату и замер от удивления.

– Ну и ну! – воскликнул он, разглядывая четыре фигуры в робах, которые сидели, дожидаясь его. – Я не ждал испанскую инквизицию.

– Никто не ждал испанскую инквизицию, – ответил испанец в чёрной одежде. – Наше главное оружие – неожиданность… и страх. Наши два главных оружия…

– Помолчи, брат Форрест, – приказала единственная женщина среди испанцев. – Поздравляю, Сёгун Ангел. Я преподобная мать Маргарет Уолш, главный инквизитор в этом регионе. Это мои помощники: брат Райли Финн, брат Грэм Миллер и брат Форрест Гейтс. Мы преследуем опасную мятежницу и еретичку. Мне сказали, что Вы предоставили ей убежище, а она теперь сражается против Вас.

– Ампата? Да. Неблагодарная маленькая сука, – Ангел наморщил лоб. – Я был бы безмерно счастлив, если вы схватите её, но вам придётся пройти её друзей, а они все отличные воины. Ваши парни готовы к драке?

– Выбирая их, я руководствовалась не только их благочестием, но умением обращаться с оружием, – объяснила преподобная мать Уолш.

Три монаха поклонились и вытащили из-под ряс пистолеты и рапиры.

Ангел аж засиял от радости.

– Умеют обращаться с оружием? Вот это мне нравится. Она там, парни. Пойдите и возьмите её. Убейте её и Уэсли Уиндом Прайса, за это я разрешу вам построить католическую церковь здесь в Саннидейле. Убьёте ещё и Чопстика – будет вам целый собор.

– Мы с удовольствием убьём этого неверного для вас, Сёгун, – ответила преподобная. – И всех остальных тоже. Возможно, мы сделаем исключение для того молодого человека, в которого вселился дух лисы или волка. Мы предпочли бы взять его живым, чтобы потом сжечь на костре, ибо он отвращение.

– А, так вы слышали, как он играет на биве? – кивнул Ангел. – Да, его песни отвратительны. Ни одной строчки о Мэнди, или Копакабане, или Бермудском Треугольнике. Он почти также плох как Чопстик. Можете сжечь его на костре, согласен. А теперь идите, займитесь своим вуду, мм, извините, католицизмом, это вам прекрасно удаётся.

_____________________________

Чопстик нетерпеливо поигрывал своей катаной, дожидаясь, когда Ампата отлипнет от Уэсли.

– Блин, ну это уже слишком, – пробормотал он. – Они были врозь всего около пяти минут. По-моему нет необходимости ещё в одной великой целовальной сцене.

– А мне кажется, это мило, – возразила Баффи.

– Да, но… – Чопстик резко прервался, потому что пара, наконец, прекратила целоваться. – Как Далтон?

– Хороший доктор сказал, что с ним будет всё в порядке, – ответила Ампата. – Он не сможет больше сражаться, но он будет жить.

Чопстик улыбнулся.

– Рад слышать. Полагаю, нам придётся оставить его с доктором, а самим продолжить сражение.

Баффи нахмурила лобик.

– Так у нас проблема, теперь нас всего шестеро.

Из замка вышел Квентин Треверс.

– Семеро, – сказал он, – если вы возьмёте меня.

– Ха? – недобрым взглядом впилась в него Баффи. – И почему же мы должны доверять тебе?

– Я согласился помочь Сёгуну Ангелу только в обмен на обещание, что никто не причинит вреда Ампате, – объяснил Трейверс. – Но он нарушил своё слово, заключив сделку с испанской инквизицией. Они хотят убить Ампату, Уэсли и всех вас, а за это Ангел разрешил им построить здесь храм.

– Ха, так это враг моего врага – мой друг, я правильно тебя поняла? – фыркнула Баффи.

– В какой-то мере, – признал каноник. – Я принципиально выступаю против инквизиции, к тому же я действительно хотел бы защитить Ампату и я категорически не согласен с распоряжением Ангела убить господина Уиндом Прайса. Конечно, он немного мошенник, но, несмотря на все его недостатки, он англичанин. Он сам сказал так. И факт, что он признает себя англичанином, имеет огромное значение для его репутации.

– Я всегда буду англичанин, не смотря на все искушения, – подтвердил Уэсли.

– Думаю, ты потихоньку становишься японцем, – встрял Чопстик. – Я, правда, так думаю.

– А я так не думаю, – возразил Уэсли. – И если Ампата окажет мне честь и согласится стать моей женой, мы будем венчаться согласно обряду Англиканской церкви.

– Жена? Ты делаешь мне предложение? – спросила Ампата, широко распахнув глаза.

– Да, – подтвердил Уэсли и опустился на одно колено. – Ампата Гутиерес, ты согласна стать моей женой.

– Это так неожиданно, – ответила девушка, – я не знаю, что сказать.

– Только скажи «да», – умолял её Уэсли, – и сделай меня самым счастливым человеком на свете.

– О, Уэсли, – вздохнула Ампата, – конечно, да!

И она бросилась в руки своего жениха для ещё одного страстного поцелуя. Их товарищам оставалось только ждать, пока они закончат. Чопстик вытащил сигарету, но вспомнив, что обещал Баффи бросить курить, откинул её подальше.

– Эй, – обратилась Баффи к Треверсу, – если ты вышел из той двери, значит, копьеносцы ушли?

– Боюсь, нет, молодая особа, – ответил ей каноник. – Они позволили мне пройти, потому что я был на их стороне. Не думаю, что они разрешат мне вернуться теперь, когда я присоединился к вам. И уж точно, они не позволят вам пройти без борьбы.

– Сложно будет, прикончить их в коридоре, – задумался Чопстик. – Повозка застрянет на первом же повороте, и мы не сможем использовать её как таран. Вот блядство.

Ксандер нахмурившись смотрел на Треверса.

– А как вы узнали о сговоре Ангела с испанской инквизицией?

– Я подслушал его разговор с Друзиллой, – объяснил англичанин. – И был очень взволнован тем, что услышал, поэтому решил пойти следом за ним. Он встретился с инквизиторами, а я подслушал и этот разговор. Обдумав то, что услышал, решил предупредить вас.

– Логично, – сказал Чопстик. – У меня только один вопрос, ты нам сможешь чем-нибудь помочь?

– Несомненно, – заверил его Треверс. – Притча 24, стих 6. «Поэтому с обдуманностью веди войну твою, и успех будет при множестве совещаний».

– Я надеялся на что-нибудь более конструктивное, чем простой совет, – вздохнул белокурый ниндзя. – Ты можешь сражаться?

– Боюсь, я немного стар для игр с мечами и кулачных боёв, – признал каноник, – но я уверен, что и от меня может быть польза. В конце концов, среди вас есть даже профессиональный клоун, который носит котелок вместо шлема. Я уверен, что от меня будет больше проку, чем от тамогучи.

– Я тайкомочи, – исправил его Ксандер. – И эй! Я продержался на поле всё отведённое время. И нечего высмеивать мой котелок.

– Ксандер-сан был нам очень полезен, – признал Чопстик. – Не знаю, сможешь ли ты быть хоть наполовину таким же полезным как он.

– О, я уверен, что смогу, – заверил Треверс. – Начнём с того, что я умею обращаться с орудием.

– И Уэсли-сан это умеет, – ответил Чопстик, но потом посмотрел на влюбленных, всё ещё обнимающих друг друга, и вздохнул, – жаль, только он занят. Хорошо, каноник, заряжай орудие.

Уэсли оторвал губы от Ампаты и повернул голову в их сторону.

– Секундочку, – сказал он. – Копьеносцы скрываются в коридоре за углом, а значит, у нас нет никакой цели. И никто в здравом уме не выйдет из двери, на которую нацелена пушка, а значит, это тупик. Думаю, нам нужен хитрый план.

_______________________________

Ангел открыл дверь в сокровищницу Сёгуна и шагнул внутрь.

– Ангел-сан! Остановись! – раздался голос за его спиной.
Он повернулся и увидел, что к нему приближается Джайлз. Следом за ним тянулись Дженни Календар, Уиллоу, Корделия и Хармони. Ангел поспешно вытащил ключ из замка, чтобы они не смогли запереть за ним дверь, заточив его в этой палате.

– Вы опоздали, Джайлз-сан, – крикнул он. – Вы не сможете помешать мне добраться до меча. И как только я завладею Огненным Клинком Хонда, я буду непобедим. Сдавайтесь теперь, и, возможно, я проявлю милосердие.

– Вот насмешил, – фыркнула Корделия.

– Ты делаешь ужасную ошибку, Ангел-сан, – попытался объяснить ему Джайлз. – Как только ты вытащишь меч, проснётся демон Акатла, и нас всех засосет в демоническое измерение, где мы станем игрушками для демонов с тентаклиями.

– Даже если бы я поверил вам, а я не верю, у меня всё равно нет другого выбора, – ответил ему Ангел. – Именно вы говорили о том, что наказание должно соответствовать преступлению, а свержение Сёгуна – это самое большое преступление, какое только может быть. Так что демоны с тентаклиями могут оказаться не такими уж и страшными.

Во время разговора одним глазом Ангел осторожно наблюдал за Дженни и Уиллоу, опасаясь, что они могли применить ещё какое-нибудь заклинание, похожее на то, что чуть не стоило ему жизни в темнице. Но видимо запас сюрпризов к настоящему времени был исчерпан.

Джайлз скривил губы.

– В сложившейся ситуации я согласен облегчить твоё наказание, – уступил он. – Быстрая, чистая смерть, не будет никаких насмешек, задержек, кипящего масла или свинца.

– Пожалуй, я рискну с демонами, – ответил Ангел и, отступив в хранилище, захлопнул за собой дверь.

Внутри не было замка, поэтому он подтянул книжный шкаф и забаррикадировал им дверь. Секунду спустя раздался удар, кто-то пытался проникнуть внутрь, но у него ничего не вышло.

____________________________

Брат Райли Финн осторожно выглянул из-за угла. Казалось, коридор был чист, и он медленно двинулся вперёд вместе с другими двумя монахами, замыкала их маленькую колонну Преподобная Мать Уолш. Райли поднял пистолет, приблизившись к дверному проёму, вжался в стену и осмотрелся. Злостной еретички и её товарищей нигде не было видно, только чуть поодаль валялась пустая бронированная телега. Он нацелил пистолет на единственного человека, которого смог увидеть.

– Ах, добрый день, брат, – поздоровался с ним незнакомец.

Это был чужестранец, судя по его акценту, англичанин. Он стоял за мольбертом, подняв кисть вверх.

– Преподобная Мать, братья, – поприветствовал он появившихся из-за угла остальных инквизиторов. – Не могли бы вы оказать мне любезность и встать на те места, что я рискнул отметить мелом. Тогда я смогу зафиксировать это историческое событие для потомства.

– Вы должно быть принимаете нас за кого ещё, – сказала преподобная мать Уолш.

– Ну что вы, преподобная мать, – улыбнулся англичанин. – Как можно не узнать известную испанскую инквизицию.

– Вы ждали нас?! Это невозможно, – воскликнул брат Финн. – Никто не ждал испанскую инквизицию.

– Сёгун Ангел сообщил мне, что вы были здесь, – объяснил англичанин, – и попросил, чтобы я зарисовал происходящее для истории. Это не займёт много вашего времени. Я прославился тем, что ловко и быстро обращаюсь с кистью.

– Где перуанская еретичка и её товарищи? – спросил брат Райли. – Они должны были напасть на замок.

– Они прервались для чайной церемонии, – сказал англичанин. – Это одна из особенностей этой страны, именно из-за этой традиции я чувствую себя как дома. Всё останавливается ради чая.

Преподобная мать Уолш театрально закатила глаза.

– Я предполагаю, что мы можем сделать одолжение этому человеку, – решила она. – Конечно, я займу центральное место.

Конечно, преподобная мать, – сладко улыбнулся англичанин. – Вы, два монаха, что повыше, встаньте по краям, пожалуйста. Спасибо, вы были так любезны. А теперь скажите «аутодафе».

Треверс опустил руку ниже мольберта, отбросил кисть и спустил курок четырехствольной «лапы утки» Уэсли. Четыре ствола изрыгнули пламя и дым, в холсте появились четыре отверстия, а долю секунды спустя ещё четыре отверстия появились в инквизиторах.

Гейтс и Миллер были убиты на месте. Преподобная мать Уолш отлетела назад через дверь и упала в коридоре. Райли Финн зашатался, но остался стоять на ногах. Он поднял пистолет, готовясь ответить ударом на удар.
Что-то зашевелилось в казалось бы пустой повозке, это малыш Оз поднялся со своей аркебузой. Он прицелился и выстрелил, пока раненый испанец всё еще пытался нацелить свой пистолет. Брат Финн сполз по стене и упал на землю.

– Спасибо, молодой человек, вы спасли меня от довольно затруднительной ситуации, – лучезарно улыбнулся Треверс. – Это было превосходное шоу.

– Да ну тебя, – пробормотал Оз. Он поднял голос. – Эй, ребята, мы их сняли. Это сработало.

Остальная команда появилась из-за угла.

– Что ж, пока неплохо, – констатировал Чопстик. – Теперь осталось только перебить отряд копьеносцев.

Он осмотрел тела.

– Как обидно, что все типы были такими высокими. Черт возьми! Одежда ни одного из них мне не подойдёт, да и всем остальным тоже. Так что придётся признать, переодеться и легко пробраться мимо охранников, как я планировал, не получится.

Уэсли подобрал оружие испанцев.

– Пистолеты с колесцовым замком, – отметил он. – Изобретательно, но на мой вкус они слишком хрупкие. Однако, они нам пригодятся, как и хорошие рапиры.

– По-моему я придумал, как нам нейтрализовать охранников, – сказал Треверс. – Ксандер-сан, мальчик мой, не мог бы ты вскипятить немного воды? И найти чашки? Думаю, тридцать будет достаточно.

_______________________________

Ангел, мельком взглянув на свои руки, чтобы проверить, что они были запачканы кровью, схватился за рукоятку Божественной Ярости и произнёс хайку, которое было написано в инструкции.

Омой свои руки в крови,
Для входа в Акатлу
Вытащи катану.

И потянул меч. Секунду казалось, что лезвие застряло там навечно, а потом оно легко выскользнуло из своей каменной тюрьмы.
На мгновение Ангел поднял меч вверх обеими руками, но потом опустил правую руку. Он вращал катану, проверяя её. Оружие было прекрасно сбалансировано, и он легко управлялся с ним его здоровой левой рукой.

– Превосходный меч, – отметил Ангел. – Это и в самом деле похоже на настоящее супер оружие. Но ведь чопстикова катана Судзуки и меч Кавасаки Баффи тоже прекрасные лезвия. Что же делает этот клинок таким особенным?

Он резко развернулся и со всей силы рубанул катаной по одному из книжных шкафов Джайлза. Лезвие разрезало шкаф и книги как масло. Ангел вначале даже подумал, что промахнулся, но присмотревшись получше, понял, что это не так.

– Вот это да. Оно действительно особенное, – признал самурай. – Похоже, у меня есть преимущество, в котором я так нуждался. Если инквизиторы смогут избавиться от Уэсли и его «утиной лапы», я снова в игре. Итак, пошли работать.

Ангел вложил катану в пустые ножны от его меча Кладенца, который он уже успел выбросить, и уверенным шагом направился к двери хранилища. Однако, шум за спиной заставил его обернуться. Рот Акатлы медленно открывался. Он уже открылся шире, чем это возможно для статуи таких размеров. Казалось, что-то перемещалось внутри зияющей утробы, что-то извивалось, корчилось и крутилось, длинное и тонкое. Щупальца. Тентаклии.

У Ангела упала челюсть.

– Шимата! – выругался он. – Судя по всему, Джайлз-сан все-таки говорил правду. Мать моя женщина, я вляпался!


Глава 20.


О самурай и ниндзя, сражаются они
То острою катаной, то методом ноги.
Но лишь пробьёт четыре, и нет уже войны.
Чайку попить скорее здесь все они должны.

Напевал каноник Треверс, разливая чай для охранников. Ксандеру тоже очень хотелось петь, но он от греха подальше сдерживался, ограничиваясь вежливыми улыбками, поклонами и кивками. Как только каждый охранник получил свою чашку чая, Ксандер им всем низко поклонился и сказал.

– А ну-ка, одним большим глотком, благородные господа.

– До дна! До дна! – воскликнул Трейверс. – Дно этих чайных чашек настолько прекрасно, что вы обязательно должны выпить до дна, чтобы его увидеть.

Большинство охранников подняли их чашки и залпом выпили предложенный напиток. Только один задумался и не стал пить чай.

– А почему вы не пьёте? – спросил он.

– Увы, моя религия запрещает мне пить чай в присутствии язычников, – объяснил Трейверс.

– А я… всего лишь тайкомочи, – ответил Ксандер, – Мне не разрешается пить вместе с истинными воинами Бушидо. Моё положение слишком низко для этого.

Самурай нахмурил брови и задумчиво уставился на Ксана.

– Но ты же пил с прежним Сёгуном, разве нет?

Звук упавшего фарфора отвлек самурая и заставил оглянуться. Зевая, один из охранников выронил чашку, а сам завалился на бок. Другой закрыл глаза и удобно свернулся калачиком. Третий рухнул прямо лицом вниз и захрапел.

– Шимата! – воскликнул самурай. – Вы опоили их!

Он вскочил на ноги и выхватил катану. У Ксандера не было ни малейшего шанса уклониться от удара. Сверкающее острое лезвие опускалось прямо на его голову. Оно ударило точно по ксандерову шлему-котелку и… отскочило прочь. Ксан опустил голову и со всей силы боднул самурая в подбородок. Воин зашатался от такого сильного неожиданного удара и рухнул без чувств.

– Вы в порядке, молодой человек? – поинтересовался Треверс.

– Да, Треверс-сан, все отлично, – ответил Ксандер. Он усмехнулся и постучал кулаком по своему импровизированному шлему. – Хорош котелочек!

– Аллилуйя!

___________________________

Джайлз, Хармони и Корделия изо всех сил пытались сдвинуть дверь хранилища. Она не была закрыта на ключ или засов, но что-то с той стороны мешало её открыть. Уиллоу и Дженни бормотали разные мистические фразы, пробуя сместить барьер волшебством, но им не хватало сил без их трав и амулетов.

Внезапно ведьмы были отброшены в сторону. Это Друзилла ворвалась в комнату, снося всё на своём пути. Ниндзя-монахиня пролетела через комнату и набросилась на Джайлза и его гейш. Она дралась кулаками, лягалась ногами, отпихивая их от входа в сокровищницу. Победа досталась Друзилле, она быстро заняла стратегическую позицию спиной к двери.

– Вы не можете войти туда, – заявила она, развернув свой смертоносный веер. – Призрак предупредил меня, что вы собираетесь обидеть моего Ангела. Не бывать этому! Только через мой труп.

– Мы просто хотим помешать ему разрушить наш мир, Друзилла-сан, – объяснил ей Джайлз. – Ты ведь конечно не хочешь, чтобы тебя изнасиловали демонические щупальца-тентаклии?

Дженни злобно уставилась на Дру.

– А почему бы и нет? – прошипела она.

_____________________________

Ангел отскочил от щупалец, появившихся из Акатлы. Он выхватил Божественную Ярость и маханул с плеча. Самурай отсек одну из тентаклий, и обрезанный отросток шлёпнулся на пол. Повреждённый конец, из которого сочился зловонный гной, поник на мгновение, но рана закрылась почти немедленно. Щупальце изменило себя, его конец деформировался в округлый наконечник с маленьким разрезом, и продолжило нападение.

Ангел сморщил нос в отвращении и постарался отступить как можно дальше. Он постарался отодвинуть книжный шкаф, которым была блокирована дверь в хранилище. Ему удалось немного сдвинуть эту тяжеленную махину и открыть узкий проход. В этот момент он увидел книгу, упавшую откуда-то с полок. Его внимание привлёк заголовок – «Акатла: Легенда о Суперзлодее». Ангел ещё немного попихал книжный шкаф, а потом наклонился и поднял книгу.
Сёгун воткнул катану в книги, чтобы она была под рукой, и открыл заинтересовавший его томик.

– Оглавление, – бормотал он, просматривая страницы. – Как мне остановить это?

Он вынужден был прерваться, чтобы отсечь пару щупалец, которые обвились вокруг его ног и начали что-то увлеченно исследовать под нижней частью сёгунского облачения. Ангел снова отложил меч и вернулся к книге.

– Акатла был остановлен самураем, известным как Прекрасный воин … Огненное лезвие, Божественная Ярость проникла в грудь Акатлы и поместила демона в состояние застоя.., удаление меча разбудит демона … Да, так оно и есть, теперь я это знаю. Как же мне остановить этот кошмар?

Он продолжил читать.

– Как только Акатла проснется, появится Суперзлодей, и каждый человек на земле будет насиживать … Чего? А, это же изнасилован. Изнасилован демоническими тентаклиями, пока не погибнет в ужасных муках. Только жертва сможет остановить демона. Ага! Значит, выход всё-таки есть. Отлично! О … Тот, кто вытащит меч, должен умереть. Его голову нужно отсечь Божественной Яростью. Вот дерьмо! Я должен умереть. Это так несправедливо.

Брови Ангела приняли задумчивую позу.

– Это же надо. В тот самый момент, когда я стал Сёгуном, Господином всего, что только пожелаю, я должен потерять всё. В том числе и мою собственную голову, – он пожал плечами. – Ну что же. Я был в тюрьме, ждал казни, когда мне предложили сделку: свобода в обмен на защиту Сёгуна. Получается, я вернулся туда, где начал. И если задуматься, лучше быть обезглавленным самым острым в мире мечом, чем изнасилованным до смерти демоническими тентаклиями.

Он протянул руку за мечом, но прежде чем его пальцы достигли рукояти, быстрое щупальце обвило его запястье. Его левую руку захватил другой извивающийся отросток. Еще два щупальца крепко держали его лодыжки. Ангел был пойман в ловушку. Его глаза испуганно расширились, когда ещё один отросток коснулся его ноги, а затем зловеще пополз вверх.

______________________________

Спасательная команда подтолкнула бронированную детскую повозку вокруг последнего угла и оказалась в палате, где уже собралось большинство действующих лиц.

Друзилла радостно захлопала в ладошки.
– О, тарантаечка долли! – обрадовано воскликнула она.

– Из репертуара Д’Олли? – Джайлз вдохновенно поднял брови. – Возможно, это подойдёт. «У реченьки на дереве маленькая титечка-синичечка поёт, о титечках Уиллоу, о титечках Уиллоу…»

– Эй! Сёгун! – возмущённо закричала Уиллоу. – Немедленно оставь мои титечки-синичечки в покое!

Она увидела Оза, среди вновь прибывших, и одарила его сияющей улыбкой.

– Ой, – смутился Джайлз. – Прошу прощения. Ладно, тогда. «Цветы, которые весной цветут, тра-ла…»

– Твои песенки не имеют никакого отношения к происходящему, – прервала его Друзилла. Веер с остро заточенными лезвиями со свистом разрезал воздух. – Я ещё не начала сражение.

– Будьте осторожны, Сёгун, – предупредил Чопстик, – она мастер фанона.

– Ах, Чопстик-сан, – приветствовал его Джайлз. – Я так понимаю, что ты присоединился к нам, силам добра и справедливости.

– А я всегда был на стороне добра, – парировал белобрысый ниндзя. – Сражался, чтобы принести демократию в земли, где правит иерархическая феодальная система. А это ведь добро по определению.

Джайлз удивленно и даже, можно сказать, восхищённо поднял брови.

– Как человек, находящийся на вершине этой самой иерархической пирамиды, и как тот, кто всегда стремился быть добрым и справедливым правителем, я понимаю твои устремления, – сказал он. – В принципе твои принципы похвальны, но в формировании правительства на основании соревнования популярности могут таиться определённые опасности.

– Следующий Сёгун Саннидейла, – пробормотала Баффи, – будет Сёгун – народный кумир.
Она пробиралась украдкой вдоль стены, пытаясь обойти Друзиллу с фланга.

Чопстик нахмурился.

– Да, я вижу возможную проблему, но разве у нас будет неконституционный Сёгунат?

Друзилла раздраженно уставилась на белобрысого реформатора.

– Твой глупый идеализм – вот, что заставило меня тебя бросить, – прошипела она. – Я хотела богатства и власти. Ангел понял это, – в запале она отошла от двери, размахивая своим веером. – Лучшие друзья девушки – это бриллианты.

– Однако тебе пришлось пойти на уловку, чтобы заставить Ангела предать Сёгуна и присоединиться к тебе, ведь так дело было, Дру-сан? – хмыкнул Чопстик.

Баффи проскользнула позади Друзиллы и сумела протиснуться в узкую щель приоткрытой двери.

– В любом случае всё лучшее в этой жизни связано со свободой.

– Раздай это лучшее птичкам и пчёлкам, – огрызнулась Друзилла, – а я хочу деньги!

– Мы напрасно теряем время, – опомнился Джайлз. – Возможно, мы сможем обсудить политику и экономику в следующий раз, когда будущее мира не будет висеть на волоске?

Три щупальца, с наконечниками очень похожими на мужские гениталии, извиваясь и корчась, появились из приоткрытой двери позади Друзиллы.
Джайлз приподнял брови.

– Треверс-сан, – обратился он к канонику, – если я не ошибаюсь, Вы художник. Не были бы Вы столь любезны, зарисовать эти щупальца? Это была бы великолепная эмблема для Канамарского фестиваля членов.

_____________________________

Ангел моргал глазами. Больше он ничего не мог сделать. Членоголовые щупальца обернулись вокруг его рук и ног, вокруг шеи, а одно из них тыркалось в его губы, стремясь исследовать ангельский рот. Мужчина боялся даже приоткрыть рот, а поэтому не мог говорить.

– Могу я сказать фуууууууууу? – простонала Баффи. Она активно размахивала мечом, чтобы не подпустить к себе озабоченные щупальца.

Ангел покачивал бровями в отчаянной попытке просигнализировать девушке нужную информацию. Она хмурилась, пытаясь понять, что же он имеет в виду.

– Я совсем не специалист по азбуке Морзе, но… я попробую. Хм, … на вили ветреный … пришвартовывается …., на который мы катались бы и упали в зелень? У тебя есть характер … как моя ревность?

Ангел закатил глаза, тряхнул головой и попробовал другую стратегию. Он начал моргать.

– Длинный, короткий, длинный, короткий, пробел. Короткий, короткий, длинный, – бормотала Баффи, ломая голову над тем, чтобы это значило. – Длинный, длинный, короткий, короткий, короткий. С-р-у-б-и. Сруби!

Её катана со свистом рассекла воздух и обрубила приближавшееся к ней щупальце.
Ангел кивнул и продолжил своё моргание.
Длинный, длинный, длинный, короткий, длинный, длинный, пауза. Короткий, короткий, короткий, короткий, короткий, короткий, длинный, длинный, короткий, короткий, пауза, длинный, длинный, длинный, короткий, короткий, длинный, короткий, короткий, короткий, длинный, короткий, пауза.

– М-о-я, м-о-я, г-о-л-о-в-а, м-о-я, п-р-о-ч-ь. Моя голова прочь! Сруби мою голову!

Баффи победоносно улыбнулась, довольная, что ей удалось совершить подвиг и расшифровать все эти моргания. Но потом до неё дошло, что именно сообщил ей Ангел, и она нахмурилась.

– О. Да, лучше такая смерть, чем быть затентакленным до смерти. Закрой глаза.

Ангел открыл рот, и парящее рядом щупальце тут же переместилось, чтобы использовать в своих интересах появившуюся возможность. Ангел в самый последний момент едва успел захлопнуть рот и снова отчаянно заморгал.

– П-о-д-о-ж-д-и, – снова занялась дешифровкой Баффи. – Э-т-о, пробел, д-о-л-ж-н-о, пробел, б-ы-т-ь, пробел, с-д-е-л-а-н-о, пробел, Б-о-ж-е-с-т-в-е-н-н-о-й Я-р-о-с-т-ь-ю!

Ангел закатил глаза и кивнул.

– Я расшифровала это! – воскликнула Баффи с сияющей улыбкой. – Ура мне!
Но улыбка быстро исчезла, когда она вспомнила, что должна будет собственноручно отрубить голову своей первой любви. Она вложила в ножны катану и подняла Божественную Ярость.

– Ладно, вернемся к тому, с чего начали. Закрой глаза.

___________________________

– Время на исходе, – воскликнул Джайлз. – Мы должны пройти через Друзиллу и остановить Ангела.

– Давайте пристрелим её, – предложил Оз. – Её веер не остановит пули.

Уиллоу энергично закивала головой, поддерживая его предложение. Уэсли же нахмурился.

– Мне кажется, это не спортивно, – возразил он. – Такой вариант был возможен, когда нас была горстка против армии, но теперь всё наоборот, она одна против всех нас. Это было бы совсем не по-английски.

– Я перуанка, – напомнила ему Ампата, – я сделаю это.

Девушка решительно подняла пистолет, а Друзилла быстро опустила веер.

– Я сдамся, если вы пообещаете мне мужа с богатством и положением при дворе, – она обратилась к Джайлзу. – Возможно, ваш управляющий подойдёт. Эх, вот дура. Я же скормила Снайдера саламандрам.

Джайлз нахмурился.

– Я не уверен, что смогу сделать тебе достойное предложение, – задумчиво произнёс он. – У меня нет сына, значит, тебе не бывать моей невесткой. И у меня нет такой власти, чтобы приказывать моим сановникам на ком им жениться.

– Я женюсь на ней, – предложил Треверс. Он опустил кисть. – Полагаю, что у меня есть определённое положение и я достаточно богат, к тому же я считаю Друзиллу весьма привлекательной. Это основной фактор, который помог мне решиться принять её предложение.

Друзилла, нахмурив бровки, оценивающе осмотрела англичанина.

– Ты не совсем то, на что я надеялась, – сказала она. – Ты немного староват на мой вкус. И к тому же чужестранец. Но… у меня нет выбора, я не могу тебе отказать.

Треверс улыбнулся.

– Конечно, – ответил он. – Фанон всегда должен уступать Канону.

______________________________

Бронированная детская повозка со всей силы врезалась в дверь, и она распахнулась, сдвинув тяжёлый книжный шкаф. Ксандер и Чопстик немного откатили самодельный броневичок, чтобы освободить проход. Все рванулись в хранилище. Именно в этот момент Баффи взмахнула мечом, и острая сталь устремилась к шее Ангела.

– Подожди! – закричал Джайлз. – Ты должна использовать…

Голова Ангела слетела с плеч и упала на пол.

– … Божественную Ярость, – закончил Сёгун. – О, Боже! Уже слишком поздно. Мы все…

В это время щупальца спрятались назад в утробу Акатлы, а рот демона начал закрываться.

– Ах. Я вижу, ты использовала именно Огненный Клинок, чтобы нанести смертельный удар. Отличная работа. А как ты узнала, что нужно сделать?

Баффи ловко вращала великолепный меч, стряхивая кровь.

– Ангел просигналил мне глазами.

– В таком случае, – отметил Джайлз, – он всё-таки вернул себе честь в конце.

Баффи вздохнула.

– Полагаю так. Это ведь хорошо, правда?

– Несомненно, – ответил Сёгун. – И ты всё сделала хорошо. И все мы всё сделали хорошо.

Друзилла ехидно фыркнула.

– Ну конечно. Хорошо для вас. А я потеряла моего Ангела и теперь вынуждена взять под крыло самого непривлекательного гайдзина с карикатурным лицом.

– Мне всегда намекали, что у меня скорее необычная, изысканная внешность, – нахмурившись, пробурчал Треверс. – И разве не прекрасен грохот взрыва? И не великолепен вой бури?

Друзилла улыбнулась и захлопала в ладоши.

– Да, да. Ты и в правду весьма симпатичен Треверс-сан. Я всё-таки выйду за тебя замуж. Ты ведь не будешь ненавидеть меня из-за того, что я малышка с небольшими приступами кровожадности? Ведь не будешь?

Улыбаясь, Треверс ей ответил.

– Такой красивой женщине как ты, я мог бы простить гораздо большее.

Джайлз посмотрел вниз на большую кровавую лужу и скривил губы.

– Думаю, нам нужно перебраться в другое место. Придётся много работать, чтобы восстановить порядок и вернуть всё на круги своя.

– О, кстати, замку нужны новые ворота, – сообщила ему Баффи. – Мы вроде как снесли их и ещё несколько дверей.

– Полагаю, что и число моих охранников тоже заметно сократилось, – вздохнул Джайлз. – Мне нужно будет подобрать им замену.

– Всё это может подождать, Джайлз-сама, – встрял Ксандер. – Мы ведь спасли мир, правильно? А это значит, нам положена вечеринка.

– Точно, – поддержал его Оз. – Вечером обязательно будут гулянья, ведь сегодня Новый год, 1699.

_________________________

– Теперь, когда я был всенародно избран, – начал разговор Джайлз, – и законность моего правления не вызывает никаких сомнений, может быть, ты согласишься занять должное положение при моём дворе?

Чопстик поклонился.

– Это зависит от того, что вы мне предложите Джайлз-сама, но скорее всего я приму ваше предложение. Только не пост Верховного Палача.

– Капитан Охраны, – предложил Сёгун, – и Придворный Поэт.

– Чёрт возьми, от такого предложения я не могу отказаться, – ответил сияющий Чопстик. – Баффи будет в восторге. Дайте мне минутку, и я сварганю хайку по этому поводу.

– Конечно, Чопстик-сан, – улыбнулся Джайлз. – А вот и одежды цвета индиго, соответствующие твоему положению.

– Спасибо, Джайлз-сама, – ниндзя взял одежды от Сёгуна и развернул. – Подождите-ка, – пробормотал он, нахмурив брови. – На ткани есть бледные участки. Буквы. Да это сообщение!

– Мой Бог! – воскликнул Джайлз. – Что там говориться?

– Помогите, помогите, – начал читать вслух Чопстик. – Мы заключенные на красильне индиго. Уоррен, Джонатан, Эндрю, – он ещё больше нахмурился. – Блин. Это ведь те типы, что построили бронированную повозку. Ангел, наверное, узнал об этом.

– Я их немедленно освобожу, – пообещал Джайлз. – И найду для тебя новые одежды. Они тебе понадобятся на свадьбе.

– Первой из многих, – хихикнул Чопстик. – Уэс и Ампата, Треверс и Дру, Далтон и Джойс, Оз и Уиллоу, – он ехидно приподнял бровь. – А Вы когда собираетесь сделать из Дженни Календар честную женщину, Джайлз-сама?

– Она уже согласилась стать моей женой, – сообщил довольный Джайлз. – Я просто не хотел объявлять об этом до окончания выборов, чтобы эта новость не повлияла каким-нибудь образом на результаты.

– Поздравляю, Джайлз-сама, – улыбнулся Чопстик и отвесил глубокий поклон. – Желаю тысячу лет конституционного правления вашей демократически избранной династии…

– Власть народу, – ответил Джайлз. – Спасибо, Чопстик-сан, – Сёгун поднял бровь. – Я удивлен, что вы с Баффи до сих пор не сделали подобное заявление.

Чопстик скорчил траурную мордашку.

– В тот день, когда эта женщина решит, чего она хочет, состоится парад, в котором примут участие 76 чертовых флейт сякухати, – пробормотал он. – К тому же есть фактор Ангела.

Горюет Саммерс по тому,
Кто недостоин облизать
Её ботинок пыльные подошвы.

– Ах, – Джайлз сочувственно поджал губы. – Не бери в голову, я уверен, со временем она поймет какой ты замечательный человек. И всё у вас будет прекрасно.

____________________________

Баффи легко подпрыгнула выше всех и поймала букет.

– Какая странная традиция, – сказала она. – Это что-нибудь значит?

– Вообще-то да, – ответил ей Уэсли. – Согласно этой традиции та, кто поймает букет невесты, следующей выйдет замуж.

– О, – Баффи широко распахнула глаза и уставилась на цветы. – Но он ещё не сделал мне предложение.

– Обязательно сделает, – заверила её Ампата. – Он очень сильно любит тебя, я знаю это.

– Хорошо, – сказала Баффи, – а то знаешь, я уже устала ждать. Моя мама собирается выходить замуж раньше меня, – она нахмурила брови. – Хм, хотя, если как следует подумать, то это как раз нормально.

Ампата рассмеялась.

– Точно. Но ты выйдешь за него, я уверена в этом.

– Я тоже уверена, – ответила Баффи. – Вот только что-то мне подсказывает, что произойдёт это не скоро. Все остальные точно меня обгонят. Кроме Ксандера, возможно.

Ампата посмотрела через комнату, туда, где Ксандер танцевал со стройной, но фигуристой актрисой Ноа в маске демона Ани.

– Я думаю, возможно, он уже нашёл замену Корделии, – заметила она.

– Может быть, – согласилась Баффи. – Эй, я полагаю, ты теперь уйдешь из стриптиза? Ведь ты жената.

– Я надеюсь, ты не претендуешь на открывшуюся вакансию? – поднял брови Уэсли.

– Я? В стриптиз? Да ни за что! – пискнула смущённая Баффи.

– Да, я бросаю эту работу, – подтвердила Ампата. – И не только потому, что я теперь замужняя дама, – она наклонилась и прошептала подруге на ухо, – Баффи ты мой лучший друг, поэтому я скажу тебе первой, – перуанская красавица погладила свой живот. – Скоро я буду мумичкой.

Конец.
Смотрите также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
# 11 от 2 июля 2014 08:47
TIGRA пишет:
Ура!!! Да здравствуют полный бардак и неразбериха!!! bengali
Иногда очень полезно отвлечься от серьёзных вещей и уйти в отрыв yahoo
# 10 от 7 апреля 2014 15:48
LissBeth пишет:
Я в восторге! Долго не могла выбраться из-под стола)) Фанфик просто замечателльный, автор - молодец!!))
# 9 от 14 апреля 2013 01:34
elenaa пишет:
Оригинально, хотя непривычно.
Спайк, он же Чопстик, это нечто. shok
Представила, Ангел и Баффи в постели, а Дру с художниками наблюдают. podstolom
Стоило Уиллоу оказаться в кладовке с Корди и она сменила ориентацию. loveshower
Стеб удался. xaxa
# 8 от 23 января 2013 15:59
Зиннят пишет:
Просто прелесть, стильно и весело xaxa . Спасибо за перевод
# 7 от 13 августа 2012 19:23
Яд пишет:
Ах-ха-ха, это потрясающе! Великолепно. А умей я еще и разбираться в этих японских тонкостях, то смеялась бы и того громче.
По-настоящему смешная пародия, со стилизацией и сохранением вхарактерности персонажей. Надо придумать умный отзыв однако
# 6 от 8 января 2011 23:34
Vira273 пишет:
Очень рада , что смогла порадовать переводом этого фика. smile

Danika
Ну что же, на вкус и цвет товарищей нет.smile

Goldi
И, благодаря твоей заинтересованности, я, наконец, закончила правку перевода.smile
# 5 от 1 января 2011 21:51
LordVader пишет:
Очень хорошо! Оригинальный сюжет, смерть Ангела и мимолётная связь Корделии и Уиллоу - что ещё надо для счастья? dance2 good 9
# 4 от 29 декабря 2010 22:39
Ирасеюшка пишет:
Боже! Это бесподобно! Шикарная пародия, замечательный перевод! Читала просто из под стола.... podstolom
# 3 от 29 декабря 2010 21:35
Таиса пишет:
Уже на прологе начала медленно, но уверенно podstolom
# 2 от 29 декабря 2010 17:37
Goldi пишет:
Vira273, ты права была, я приглядывалась к чопстику на дневниках. sarcastic Думала после НГ возьмусь читать, а тут благодаря тебе... Одним словом thank
А Вы когда собираетесь сделать из Дженни Календар честную женщину

Всё, я умир... m0166
– Я надеюсь, ты не претендуешь на открывшуюся вакансию? – поднял брови Уэсли.
– Я? В стриптиз? Да ни за что! – пискнула смущённая Баффи.

Бу-га-га! xaxa
# 1 от 29 декабря 2010 17:16
Danika пишет:
Да простят меня и автор, и переводчик данного фика, но он похож на не очень удачную пародию. smiles Да-да, я читала в кратком содержании про "игнорирование исторической реальности", но все же...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Несколько слов о сайте
Спаффи.орг существует с 03.12.2008. За все это время у сайта было много разных этапов развития, в том числе периоды активного роста и высокой посещаемости. Однако со спадом инте- реса к пейрингу и сериалу, активность посетителей также пошла на убыль. В связи с этим было принято решение перевести сайт в состояние периоди- чески обновляемого архива. Подробнее
Случайная публикация
в процессе разработки...
Лента комментариев
Здесь и только здесь размещены все самые лучшие фанфики про Баффи и Спайка. На Spuffy.org вы также найдете множество других форматов фан-работ по пейрингу Спаффи: арты, рисунки, коллажи, аватарки, видео, стихотворения, интервью и биографические данные. Все работы созданы фанатами для фанатов, что абсолютно исключает извлечение коммерческой прибыли. Герои и вселенная Баффиверса целиком и полностью принадлежат Джоссу Уидону, Mutant Enemy и 20th Century Fox.
Dalila © 2008-2016
Обратная связь