Спаффи - это...
Спайк и Баффи. Легендарный вампир и не менее легендарная истребительница. Враги,
союз которых спасет мир. Спаффи - это удивительная история борьбы, веры, страсти
и, конечно же, любви. Любви, которая существует вопреки всему. Подробнее
Логин: Пароль:
» » Фанфик «Полтергейст» PG-13
Фанфик «Полтергейст» PG-13 / 1.09.11 by Оллимпия
Нравится 138
Просмотров: 5692
Комментариев: 150
Название: Полтергейст
Автор: Оллимпия
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Спаффи
Сезон: PostSeries
Краткое содержание: Курьер из «ВиХ» привозит Спайку неожиданное, печальное известие, которое вынуждает вампира вернуться в Лондон
Бета: Dalila
Автор обложки: Dalila
Завершён: да
От автора: С Днём Рождения, ViCCy. Надеюсь, история покажется тебе достаточно романтичной. И, как ты и хотела, я написала её от лица Спайка. Да-да, это мой первый фик от его лица!
Предупреждение АУ, PoV, horror, ОМС
Отказ от прав: Персонажи БаффиВёрса никогда моими и не были, а семейством Уитморов и братьями Радигарами готова поделиться со всеми желающими.

Категории: Сцены жестокости, Путешествия, Приключения, Новые персонажи, Детектив, АУ, Ангст, PostSeries, Эмоциональный ангст
 
Фанфик «Полтергейст» PG-13
Фанфик «Полтергейст» PG-13


Часть 1


Эта история началась одним ранним весенним утром. На дворе был май 2004-го. У нас выдалась пара очень нелёгких недель. Только тот, кто пережил за год до этого битву с Изначальным в ставшем ныне руинами Саннидейле, может хорошо представить себе, что такое настоящие «непростые деньки». Так вот? в городе Ангелов, весной 2004 и впрямь было трудно. Я вернулся домой незадолго до рассвета и собирался наконец-то выспаться. Но не успел я дотащиться до постели, как объявился Тобби Радигар – курьер из «ВиХ» – надоедливый парнишка, похлеще Эндрю, демон на половину. Когда Тобби не нервничал, он выглядел как обычный парень, но стоило Радигару начать волноваться – и всё его лицо тут же покрывалось зелёными чешуйками.
Сказать, что этот полукровка, то и дело норовивший подкараулить меня и задать какой-нибудь дурацкий вопрос о моём прошлом, меня раздражал – не сказать ничего. На мой взгляд, в лос-анджелесском филиале «Вольфрам и Харт» были две проблемы: Тобби Радигар и, конечно же, Персик. И я не знаю, кого мне сильнее хотелось убить в то злосчастное утро: проклятого полукровку Тобби или моего чёртового ГрандСира, который мало того, что отправил за мной, как только я добрался до квартиры, да ещё и из сотен вариантов выбрал именно Тобби. Обо всём этом я не постеснялся сообщить курьеру.
- Мистер Ангел меня не посылал, - заверил Радигар.
Я недоверчиво посмотрел сначала на него, потом на конверт с логотипом «ВиХ». Тобби продолжал глупо улыбаться. Я снова перевёл взгляд на конверт и наконец заметил в строке адреса слово: Лондон.
Знаешь, на самом деле, я обманул тебя. Я помню, что ты не любишь долгие истории. Ты всегда раздражаешься, если мой рассказ длится дольше пяти минут. Всё это мне очень хорошо известно, но я просто не мог не рассказать тебе об этих событиях. Уверен, ты поймёшь, почему.
На самом деле эта история началась задолго до весны 2004, в самом конце тридцатых годов девятнадцатого века, когда молодой джентльмен по имени Уильям Пратт Третий неожиданно овдовел, его горячо любимая супруга скончалась, оставив безутешного вдовца с новорождённой дочерью на руках. Смерть обожаемой жены сильно подкосила молодого мужчину. На протяжении долгих лет его жизнь скрашивали лишь азартные игры, выпивка и его малютка Лисси, которой отец никогда и ни в чём не мог отказать. Все эти три чудные радости жизни Уильяма Пратта Третьего не могли не сказаться на размере его состояния. С каждым годом вдовец пил всё чаще, проигрывал всё больше, да и малютка Лисси выпрашивала у отца уже не красивых кукол, а модные платья и дорогие украшения к ним. С целью укрепить своё материальное положение Уильям Пратт решился на повторный брак, и очень скоро ему попалась весьма выгодная партия. Через шестнадцать лет после гибели первой миссис Пратт в доме появилась новая, юная хозяйка, которая едва ли на пару лет была старше своей падчерицы. Многим известна история Золушки, которую нещадно мучила злобная мачеха, но мало кто слышал рассказ о несчастной мачехе, безжалостно изводимой избалованной Золушкой. Уильям Пратт Третий не замечал происходящего и во всех конфликтах винил робкую супругу, которая так и не смогла найти правильный подход к его малютке Лисси. Когда год спустя в доме появился ребёнок, названный Уильямом Праттом Четвёртым, ситуация обострилась до предела.
Ещё через год Лисси Пратт наконец-то покинула родной дом. Более удачный брак трудно было бы представить. Лорд Уитмор был сказочно богат, молод, хорош собой и до безумия влюблён в свою жену. Тем не менее, Лисси ни раз попрекала отца в том, что он забыл о ней, предал память её матери и вынудил свою дочь-бедняжку выскочить замуж за первого встречного. В свою очередь вину за все разногласия с дочкой Уильям Пратт Третий перекладывал на плечи супруги и маленького сына. Мужчина пил, играл, снова пил. Миссис Пратт повезло, что он скончался прежде чем они оказались окончательно разорены. Лисси Уитмор и не думала помогать мачехе и брату. Она навсегда вычеркнула их из своей жизни и, вероятно, до конца своих дней ни разу и не вспомнила о маленьком Уильяме Пратте Четвёртом. Скорее всего на этом данная история и закончилась бы. В ней не было ничего необычного. Уверен, что нечто подобное может рассказать каждый, кто неплохо осведомлён об истории собственной семьи. Но в конце тридцатых годов двадцатого века (почти через сто лет после начала этой истории): в окрестностях Лондона доживала свой век Эмилия Лэмбертон – старшая из детей Лисси Уитмор. Кроме неё у дочери Уильяма Пратта Третьего было ещё пятеро мальчиков, из которых лишь один, самый младший, сумел дожить до совершеннолетия, жениться и оставить наследников – Максимилиан Уитмор не только стал единоличным владельцем всего немалого состояния своего отца, но и должен был в скором времени заполучить деньги своей сестрицы Эмилии – богатой вдовы, у которой так и не появились собственные дети. Однако у престарелой миссис Лэмбертон были другие планы. Она не завещала Максимилиану Уитмору ни пенни, поделив своё состояние между его несовершеннолетними сыновьями: Гарольдом и Роджером. Более того, Эмилия вдруг вспомнила о бедном дядюшке Уильяме, с которым виделась когда-то в юности мельком. Конечно, миссис Лэмбертон не сомневалась, что Уильяма Пратта Четвёртого, который был старше её на пять лет, давно нет в живых, но она надеялась разыскать потомков обделённого её матерью дядюшки. Эмилия наняла и адвоката, и частного детектива, которые должны были найти пропавших родственников. И так случилось, что один из них работал на «Вольфрам и Харт». Увидев в этом неплохую возможность заработать, он приложил максимальные усилия для того, чтобы угодить богатой старухе. К сожалению, найти потомков Уильяма Пратта Четвёртого так и не удалось – несчастный дядюшка Эмилии умер в 1880. И его место занял я.
Я до сих пор не знаю, почему согласился на это. Вероятно, я не вышвырнул этого щеголеватого, самоуверенного адвокатишку за дверь и даже не попытался пообедать его кровью лишь потому, что был слишком пьян и слишком подавлен из-за одной из самых крупных ссор с Дру. Более того, я позволил представителю «ВиХ» убедить себя познакомиться с Эмилией и, назвавшись Уильямом Праттом Шестым, сыграть роль собственного внука. Тогда это и впрямь показалось мне весёлой затеей, и я поехал на встречу с родной племянницей, которая согласно новой легенде приходилась мне двоюродной тёткой. Сомневаюсь, что произвёл на неё хорошее впечатление, однако через некоторое время я получил в наследство от Эмилии Лэмбертон кругленькую сумму, от которой мой адвокат хорошенький кусок отщипнул. Если учесть, что все деньги остались в банках «ВиХ», то адвокатская контора неплохо нажилась на моём наследстве.
О моей настоящей семье я не вспоминал до начала семидесятых годов, когда этот мир покинул старший сын Максимилиана Гарольд. Мой добрый внучатый племянник тоже не забыл упомянуть в завещании Уильяма Пратта Шестого, место которого к тому моменту благополучно занял Уильям Пратт Седьмой.

- Странное письмо, да? - произнёс Тобби Радигар, глядя на меня со смесью любопытства и нетерпения.
Я мысленно сосчитал до трёх, зная, что сейчас на меня посыплется обычный шквал вопросов: кто? что? зачем? Послав его… обратно к Персику, я захлопнул дверь перед носом курьера и разорвал конверт. Мой новый адвокат из Лондонского филиала «Вольфрам и Харт» приторно-вежливо сообщал, что меня ожидают в старом поместье недалеко от столицы Объединённого Королевства через три дня для оглашения завещания Роджера Уитмора. Я никогда не был особенно сентиментальным, поэтому не прослезился, даже не расстроился – такова жизнь, но я отчего-то вспомнил того долговязого мальчишку, каким предстал передо мной Родж Уитмор шестьдесят пять лет назад, а потом и того поджарого хмурого мужчину, которого видел в семидесятых. Теперь он был мёртв, он умер древним стариком – мой внучатый племянник, - а мне всё так же было двадцать шесть.
Что ж, возможно я всё же был сентиментальным. Тем же вечером я вылетел на родину, проигнорировав упрёки и угрозы Ангела, который сверлил меня недовольным взглядом и как заведённый твердил, что я не имею права оставлять их в такой трудный момент. Апокалипсис миновал, но нам предстоял долгий реабилитационный период, а я, видите ли, как крыса собираюсь покинуть тонущий корабль. Понимал ли Персик, как сильно его слова в тот момент выдают бедственное положение конторы? В любом случае, на посту руководителя лос-анджелесского филиала моему ГрандСиру оставалось провести всего несколько дней.

Лондон встретил меня холодной дождливой погодой и чересчур обходительными, излишне внимательными адвокатами. От их заискивающих физиономий начинало подташнивать. Чуть больше суток ушло на решение формальностей, и вот я уже спускался в лифте на подземную стоянку с документами на имя Уильяма Пратта Восьмого в кармане и чётко продуманной легендой в голове. Когда двери элеватора распахнулись, я подумал, что схожу с ума. Стоянка была абсолютно пуста, если не считать ярко-розового Ролс-Ройса «Серебряное Облако», который не выпускался уже с середины восьмидесятых. Нет, я сам люблю старые машины: это классика, с которой не сравнится ни одна современная модель. Но Ролс-Ройст цвета фуксия – это слишком! Однако водитель, стоящий возле воплотившейся в жизнь мечты блондинки, произвёл на меня куда более неприятное впечатление. В первую минуту я даже подумал, что это Тобби Радигар последовал за мной через океан, чтобы окончательно доканать. Затем я осознал, что этот малый слишком толст, чтобы оказаться нашим курьером.
- Мистер Спайк! – радостно воскликнул водитель. – Мой брат столько о вас рассказывал!
Это всё проясняло, но отнюдь не успокаивало.
- Я – Тонни, - представился он, отчаянно тряся мою ладонь, намертво вцепившись в неё обеими руками. – Для меня огромная честь поработать с вами.
Я ответил Радигару красноречиво-презрительным взглядом, но этот парень, как и его брат, не понимал намёков. Собравшись с духом, я напомнил себе, что однажды выдержал целые сутки общения с Эндрю. Неужели я не вытерплю какой-то час в компании с малознакомым Тонни? Не говоря ни слова, я сел в машину. Другого выхода у меня всё равно не было, поскольку, по словам Радигара, это был единственный автомобиль в городе, приспособленный для перевозки вампиров в дневное время. Уже через десять минут нескончаемой болтовни Тонни я пересмотрел силу своего терпения. Я был готов прибить его на месте, если он не заткнётся. И в задницу все угрызения совести! Ещё через пять минут я вежливо попросил его помолчать. Ладно-ладно, я грубо потребовал закрыть его грязную, вонючую пасть. Ещё через пять минут я его ударил. Признаюсь, бить водителя, несущегося на немалой скорости, было не самой лучшей идеей. Тонни вскрикнул и выпустил руль из рук. Если бы моя реакция была хоть на чуточку хуже, столкновения с грузовиком было бы не избежать. А так мы всего лишь смачно поцеловали раскидистое дерево. Мне повезло, что на улице было пасмурно, и накрапывал мелкий дождь, иначе живым до поместья Уитморов я бы не добрался. А так, поймав попутку, я даже сумел доехать вовремя, хоть и прибыл одним из последних. Честно говоря, наша добрая семейка производила не слишком приятное впечатление. Кроме меня, Уильяма Пратта Восьмого - сироты, холостяка, частного детектива из Лос-Анджелеса, - на оглашении завещания присутствовала дородная племянница Роджера – наследница давно почившего Гарольда – по имени Эмми с рахитичного вида супругом, на лице которого отпечаталось выражение вселенской скорби, и тремя пухленькими незамужними дочурками. Я мысленно посочувствовал отцу этого семейства. Вероятно, я тоже не сильно радовался бы жизни, если бы на моей шее сидели три давно достигшие совершеннолетия девицы. Так же в поместье прибыл старший брат Эмми со своим смазливым, женоподобным любовником Ми-ми и их приёмным сыном Коллином. Единственным прямым наследником Роджера Уитмора среди присутствующих был старший внук покойного – Грегори. Лишь он один из всей собравшейся компании произвёл на меня приятное впечатление. Мой пра-правнучатый племянник, а официально мой пятиюродный братец, Грег встречал нас на правах хозяина – последние пять лет, после трагической гибели родителей, он жил здесь вместе с дедом и поддерживал старика, тяжело переживавшего уход сына и невестки, в то время как младший брат Грегори Джонни колесил по Европе и развлекался. Именно из-за Джонни и задерживалась вся процедура с оглашением последней воли усопшего. Парнишка опаздывал и не отвечал на звонки брата. Прождав второго внука Роджера больше двух часов, адвокат принял решение начинать без него. Воля усопшего ни у кого не вызвала особого удивления. Все присутствующие, включая Ми-ми и Коллина сумели урвать свой кусочек от пирога. А его сердцевина была практически пополам разделена между Грегом и Джоном Уитморами. В завещании был лишь один странный пункт. И касался он моего имени. Дальним родственникам обычно оставляют в наследство какие-нибудь безделушки: старое прабабушкино кольцо и деревянную, изъеденную жуками шкатулку её сестрицы. Роджер Уитмор проявил небывалую щедрость. Мне, бедному, дальнему родственничку, Родж оставил полмиллиона фунтов-стерлингов и то самое роскошное поместье, в котором мы сейчас находились.

После отъезда адвоката мы плавно перекочевали в столовую. За обедом все родственнички странно поглядывали на меня, гадая почему незнакомый им «американский племянник» удостоился такой чести. Покончив с едой, все отчего-то заторопились домой. Мне это было только на руку: я тоже мечтал поскорее слинять отсюда. Но Тонни Радигар, уже полностью оправившийся от нашего «лёгкого недопонимания» чрезмерно бодрым голосом сообщил, что наша машина всё ещё не на ходу.
- Тогда возьми другую, - процедил я сквозь зубы. – Вечером я обойдусь и без солнцезащитных стёкол.
- Вы же сами видели гараж, мистер Спайк, - извиняющимся тоном напомнил Тонни. – Все разъехались по делам.
- Ладно, я вызову такси, - ответил я надоедливому полукровке, собираясь повесить трубку.
- Ни один таксист не поедет вечером в поместье Уитморов, - хохотнул Радигар.
- В каком это смысле?
Слова полудемона заставили меня насторожиться.
- Ну как же? – удивился он. – Вечером обещали грозу, к тому же на шоссе проблемы с освещением. Таксисты не поедут за город.
Его объяснение было вполне логичным, но почему-то не убедило меня.
- Мистер Спайк, обещаю, я починю машину к утру.

Вернувшись в гостиную, я застал Грегори в одиночестве у камина. Все родственники разъехались, будто бы спешили покинуть поместье до наступления темноты.
- Грег, - окликнул я парня. – Могу я переночевать здесь? Мой… друг обещал меня забрать, но у него проблемы с машиной…
Мне было непросто назвать Тонни другом – таких друзей и врагу не пожелаешь, но и придумывать другое объяснение не хотелось. Я не поверил Радигару на слово и попытался связаться с таксопарком. Они отказались забирать меня отсюда, даже когда я предложил тройную цену.
- Конечно, - как-то чересчур сухо отозвался Грегори. – В конце концов, это теперь твой дом, и это я, наверное, должен просить разрешения остаться на ночь.
Он грациозно поднялся с кресла и направился к противоположной двери. Я прекрасно понимал его. Это был его дом. Грегори прожил здесь много лет, и теперь он должен был просто так подарить его незнакомому парню.
- Грег, - окликнул я его. – Я не претендую на поместье. Как только я вернусь в Лондон, тут же подпишу отказ в твою пользу.
Мой пра-правнучатый племянник обернулся. Его лицо ожило.
- Ну что ты?! Я мог бы выкупить его у тебя…
Я покачал головой.
- Не надо разговаривать со мной, как с очередным падальщиком, охотящимся за наследством богатой родни.
- Уилл, я не хотел тебя обидеть… - возразил Грегори.
- Мне не нужен твой дом, Грег, - заверил я парня.
Тот благодарно улыбнулся.

Мы коротали вечер за игрой в бильярд. Я уже говорил, что этот парень мне нравился. На тот момент Грегори было двадцать семь, по документам мы были с ним почти ровесники. Нам было о чём поговорить. Уже тогда я думал, что мы с Грегори вполне могли бы подружиться. Ночь почти полностью опустилась на пригород Лондона, и мы с моим пятиюродным братцем/пра-правнучком собирались спать, когда со двора послышался дикий грохот. Переглянувшись, мы с Грегом кинулись в холл.
- Подожди, я сам, - попросил парень, хватая фонарь.
Кто-то начал яростно колотить в дверь. Грегори навесил на лицо беззаботную улыбку, но было видно, что парню не по себе. Я насторожился, прислушиваясь к своим ощущениям. Грег зря волновался, это был всего лишь человек.
- Джон! – выдохнул Грегори, увидев лицо полуночного гостя. – Ты с ума сошёл?! Где ты был?!
- У нас машина не в порядке, - пьяненько улыбнулся младший Уитмор. – Кстати, прости, но я, кажется, снёс скамейку…
Я наблюдал за перепалкой двух братьев. Джонни искренне не понимал, из-за чего так бесится Грег.
- Ничего же страшного не случилось, - в который раз повторял он.
Я так увлёкся этим маленьким семейным скандалом, что не сразу заметил девушку, вошедшую вслед за Джонни. Зато она сразу увидела меня. Она стояла на пороге, вцепившись рукой в косяк двери. Глаза были широко открыты, и ей, казалось, трудно было дышать.
- Спайк… - прошептала она, едва различимо. – Боже мой, Спайк, ты жив!
В это же мгновение её странное оцепенение прошло, и она стремглав помчалась ко мне через всю комнату, Она обвила руками мою шею и принялась покрывать поцелуями лицо, раз за разом повторяя моё имя.
Братья Уитмор моментально перестали скандалить и тут же уставились на нас: Грег удивлённо, взгляд Джонни пылал ревностью. Осознавая всю запутанность данной ситуации, я осторожно отстранил девушку от себя. Честно сказать, я вовсе не ожидал от неё столь тёплого приёма. Год назад, когда я видел её в последний раз, она меня ненавидела. Нельзя сказать, что у неё не было на то причин…
- Нибблет, я тоже очень рад тебя видеть.
Дон вздрогнула, словно мои слова отрезвили её.
- Спайк, это правда ты? – недоверчиво спросила младшая Саммерс.
Я улыбнулся. Вероятно, такого ответа девушке было вполне достаточно, и она снова обняла меня.
- Спайк? – очень сердито переспросил Джон, делая шаг вперёд.
Я нахмурился. Джонни и сам по себе мне не нравился, а уж в качестве кавалера моей Малышки – и подавно.
- Познакомься, это Уильям Пратт, наш дальний кузен, - попытался уладить ситуацию старший Уитмор.
- Кузен? – искренне изумилась Донни, переводя взгляд с меня на своего парня. – Вы что, родственники?
- Выходит, что так, - не слишком обрадованный этой новостью (я всё ещё обнимал его подружку) согласился Джон. – А это Дон Саммерс, - обратился он к брату нарочито громко, - моя невеста.
- Невеста?! – моему возмущению не было предела. – Тебе всего семнадцать.
Девушка нахмурилась, отступив назад, и скрестила руки на груди.
- Мне уже семнадцать! – возразила она тем самым, характерным для семьи Саммерс тоном.
- Тебе всего семнадцать, - повторил я. – Ни о какой свадьбе и речи идти не может.
- Да кто ты вообще такой, чтобы указывать моей невесте! – вмешался в наш с Нибблет спор её обозлённый жених.
- Ты уже забыл, Джонни? – ехидно осведомился я, делая шаг вперёд. – Я твой кузен.
- Спайк! – закатила глаза Дон, прекрасно понимавшая, что я специально злю младшего Уитмора. – Перестань.
- Что это за имя такое «Спайк»? – выплюнул Джон, шагая в мою сторону. – И, вообще, я думал, тебя зовут Уильям?
- Старое прозвище, - пожал я плечами, продолжая наступать на него. – И тебе, парень, лучше не знать, как я его получил!
Бледный Грегори попытался втиснуться между нами, бормоча что-то и пытаясь нас успокоить, но мы с Джонни Уитмором продолжали двигаться навстречу друг другу словно два разъярённых, упрямых быка.
- Оставь Дон в покое, - едва сдерживал свой гнев я. – Тебе не кажется, что ты для неё слишком стар?!
- Я? Стар? – неприятно рассмеялся мой пра-правнучатый племянник. – Мне двадцать три. А тебе?
- Да прекратите вы! – топнула ногой Дон. – Джон, успокойся, Спайк – просто друг детства.
- Друг детства? – в голосе Джонни Уитмора читалось недоверия.
- Он встречался с моей сестрой, - нетерпеливо пояснила девушка.
- Это правда? – спросил меня внезапно остановившийся племянничек.
Я неохотно кивнул. Конечно, я очень сомневаюсь в том, что Истребительница охарактеризовала бы наши отношения термином «встречаться», но всё же Нибблет была близка к истине.
- О, Боже! – воскликнула Дон, широко распахнув глаза. – Баффи сойдёт с ума, когда узнает!..
- Не думаю, что это хорошая идея, Малышка.
Девушка бросила на меня странный взгляд.
- Ты… - выдохнула она. – Так ты специально…
Секунду спустя Донни снова кинулась ко мне, но на этот раз с кулаками.
- Мы думали, ты умер! Мы оплакивали тебя, мерзкий вампир! А ты… ты…
Джону и Грегу кое-как удалось оттащить от меня эту разъярённую фурию.
- Как ты мог, Спайк?! Как ты мог? – в глазах девушки стояли слёзы.
- Я решил, что так будет лучше. Я думал, что ты ненавидишь меня, а Баффи… Баффи заслуживала нормальной жизни.
- Ты такой же, как и он, да? – зло выплюнула мне в лицо Дон. – Такой же, как Ангел!
- Не сравнивай меня с ним!
Но Дон вряд ли услышала мои слова, потому что заботливо обнимавший её Джон, поспешно вывел расстроенную невесту из комнаты.

Часть 2


Я в общих чертах передал Грегори нашу историю. Конечно, многое пришлось опустить, кое-где нужно было приврать или приукрасить события. Если быть совсем кратким, то всё выглядело так, будто Баффи Саммерс некогда встречалась с моим старым другом Ангелом – и почему мне в последнее время приходится называть друзьями самых ненавистных личностей? – он бросил её, потому что не хотел подвергать жизнь любимой опасности, ведь частные детективы всегда рискуют. Так получилось, что я тоже влюбился в Баффи, но она никогда не испытывала ко мне действительно сильных ответных чувств. Мы оба пережили известное землетрясение в Саннидейле год назад, после которого сёстры Саммерс считали меня погибшим. Я же счёл, что без меня Баффи и Донни будет лучше, но в меньшей мере из-за того, что я тоже был… частным детективом, а в большей – потому что моя любимая женщина не любила меня.

Грега эта история вполне устроила, как и Джона, которому он несомненно передал мои слова. Выражение «мерзкий вампир» оба брата восприняли, как весьма образное оскорбление. Через полчаса Донни смягчилась и снова начала со мной разговаривать, хоть и продолжала дуться. Младший Уитмор, осознавший, наконец, что я ему не соперник, тоже стал гораздо более приветливым. Время близилось к полуночи, и Грег всем своим видом давал понять, что очень устал за сегодняшний день, и гостям пора бы разойтись по спальням. Мы все быстро поняли его прозрачный намёк, тем более, что сладкой парочке не терпелось уединиться. Я попытался возразить против того, чтобы Донни и этому Уитмору выделили одну комнату на двоих, но мой протест не был воспринят всерьёз.

- Пожалуйста, не выходите ночью из комнаты, свет в коридорах не горит, можно споткнуться о какую-нибудь вазу или статую. Наш дедушка был большой эстет, но при этом совсем не думал о безопасности своих гостей. Тётя Эмми однажды сломала ногу, и даже я постоянно набиваю шишки, хоть и знаю всё здесь, как свои пять пальцев.
Грег мило улыбнулся, но было видно, что парень нервничает и вероятно что-то не договаривает. Пообещав, что и не подумаю высунуться из спальни, и сославшись на усталость, я пожелал Грегори спокойной ночи. Затем подошёл к окну и несколько минут вглядывался в ночное небо, пытаясь понять, что же тут было не так. Из раздумий меня вывел характерный щелчок замка – кто-то запер меня в комнате. За сто пятьдесят лет я научился многому, и справиться с простеньким замком мог за несколько секунд. Очень осторожно я вышел в тёмный коридор. Свет был мне не нужен, чтобы ориентироваться в доме. Я свернул направо, потом налево. И лишь тогда ощутил чьё-то присутствие. Луч фонаря скользнул по моему лицу, на мгновение ослепив, но я всё равно успел рассмотреть фигуру стоящую в противоположном конце коридора.
- Нибблет, - мой громкий шёпот эхом пронёсся по дому. – Что ты тут делаешь?
- Полагаю, тоже, что и ты, - с вызовом ответила девушка. – «Мистер пятиюродный брат».
- О чём ты?
- Да, хватит! – прошипела Донни, подходя ближе и снова направляя на меня фонарь. – Ты же не хочешь сказать, что вы с Джоном родственники? Да ты им в дедушки годишься!
Я молчал, внимательно глядя на неё.
- О… ого… - выдохнула Малышка. – Так они что правда твои внуки?!
Я покачал головой.
- Племянники. Их пра-прабабка была моей сестрой.
- Ох и ничего себе! – выдохнула девушка.
В эту минуту она так сильно походила на ту маленькую, любознательную Нибблет, которую я впервые увидел в двухтысячном.
- Так ты и правда ничего не знаешь? – недоверчиво прибавила она.
- Что я должен знать?
- Никогда не слышал о привидениях дома Уитморов? – спросила меня Дон с явным упрёком.
Дом с привидениями? Что ж, это всё объясняло. И странное поведение Грегори, и совет не выходить из спальни, и стремление моих родственников поскорее покинуть поместье, и даже нежелание таксистов отвезти меня обратно в Лондон. Это даже объясняло присутствие в доме Дон Саммерс. Неясно было лишь то, почему она была здесь абсолютно одна.
- Я не одна, - возмутилась моя Нибблет. – Я с Джоном.
- И где сейчас твой Джон? – с нескрываемым презрением спросил я девушку.
- Спит, - чересчур быстро ответила она. – Я подсыпала ему снотворного, - пояснила она, съёжившись под моим пристальным взглядом. – Он не должен ничего знать. По крайней мере, пока…
Дон не успела договорить. В тишине пустого спящего дома гулко раздавались шаги. Нибблет крепко сжала фонарь, словно он мог защитить её ото всех бед и напастей. Но из-за угла вывернул всего лишь Грегори, очень бледный и тоже вооружённый фонарём. Старший Уитмор был крайне удивлён, парень не ожидал встретить нас тут посреди ночи.
- А мы пошли в туалет и заблудились, - лучезарно улыбнулась девушка.
- А потом случайно встретились и решили поискать вместе.
Мой тон был настолько пропитан скептицизмом, что я заработал сразу два осуждающих взгляда.
- Я вас провожу, - излишне бодро отозвался Грег, хоть и было заметно, что нервы парня были натянуты до предела.
Уитмор действительно проводил нас, сначала до туалета, а затем и до любезно предоставленных нам комнат. Хозяин упрямо не желал оставлять нас одних в тёмных коридорах.
- Грег, - как бы невзначай сказал я, стоя на пороге спальни, - у меня, кстати, что-то с замком. Заел, я еле вышел из комнаты.
- Я утром обязательно всё проверю, - пообещал хозяин.
Но уже выражение его лица красноречиво показало, что в личности человека, запиравшего меня этой ночью, сомневаться не стоит.

Бедняга Грег не спал всю ночь. Я слышал, как он ходит по коридорам, время от времени останавливаясь то у моей спальни, то у комнаты, отведённой Нибблет и Джонни. В какой-то мере он добился своего: ни я, ни Дон больше не решились отправляться на разведку.

Утро началось со скандала. Я считал, что Дон нечего здесь делать, и она должна немедленно вернуться домой. Дом с привидениями не место для юной девушки. Нибблет хотела остаться. Передавать наш спор не имеет смысла. Девчонка обладает отличным словарным запасом. Многие выражения даже не положено знать в её возрасте, но суть нашей перепалки была ясна. Каждый из нас был уверен в том, что прав именно он.
Наш спор плавно перетёк со второго этажа, где он начался у спальни Дон, в гостиную. Тут и без нас было жарко. Братья Уитморы тоже ругались и, кажется, по той же самой причине: Грег старался поскорее выпроводить Джонни из дома.
- А я говорю, ты здесь не останешься! – в очередной раз с угрозой окликнул я девушку, которая норовила спрятаться за спинами резко замолчавших братьев.
- А я говорю, что ты потерял всякое право вмешиваться в мою жизнь, когда бросил мою сестру! – не постеснялась посильнее задеть меня Малышка.
- Можешь говорить всё, что тебе угодно, - холодно заметил я. – Мне плевать. Ты можешь даже снова возненавидеть меня, Нибблет. Но ты немедленно уедешь отсюда.
- Это пока ещё мой дом, Пратт, - с вызовом произнёс Джонни, - и моя невеста может жить здесь столько, сколько захочет.
Дон высунулась из-за плеча младшего Уитмора и показала мне язык. Очень взрослый поступок!
- Ошибаешься, теперь это мой дом.
Нет, я не собирался отказываться от своих слов. Я откажусь от наследства в пользу Грега, но я не мог упустить такую отличную возможность поставить этого щенка на место. Джон непонимающе уставился на брата. Грегори хмуро кивнул.
- Если бы ты приехал вовремя, то знал бы, как распорядился дедушка.
Джонни вновь повернул ко мне сердитое лицо, но наш разговор был грубо прерван характерным звуком удара, донёсшимся с улицы. Не в первый раз за это утро я испытал чувство дежавю. Так же, как вчера, мы кинулись в холл. И девушка, замершая на пороге смотрела на меня такими же широко распахнутыми глаза, как и её младшая сестра около десяти часов назад. На какое-то мгновение мне показалось, что история повторится, и старшая Саммерс тоже кинется мне на шею и примется меня целовать. В глубине души я очень надеялся на это, но Баффи быстро взяла себя в руки.
- Спайк, - холодно кивнула она и тут же повернулась к сестрице. - Дон, собирайся, мы немедленно уезжаем отсюда!
- Баффи, послушай… - попытался загладить ситуацию Джонни.
- А с тобой мы потом поговорим, - сверкнула глазами моя Истребительница, высокомерно глядя на парнишку, - я сразу сказала тебе, что я против того, чтобы ты брал мою сестру с собой.
- Баффи, перестань! – возмутилась девушка. – Я не ребёнок!
- Да, - согласилась старшая Саммерс. – Но ты всё ещё моя сестра. И ты всё ещё несовершеннолетняя.
Дон раскрыла рот, намереваясь вступить в очередной спор, но Грегори опередил её.
- Послушайте, мисс… Саммерс, если я не ошибаюсь?
- Не ошибаетесь, - слегка улыбнулась Истребительница.
Я облегчённо вздохнул. На какой-то миг мне вдруг показалось, что она сейчас встряхнёт головой и поправит Грега: «Вообще-то, миссис Трудно-Выговариваемая-Итальянская-Фамилия».
- Мисс Саммерс, мы как раз собирались завтракать. Может быть, вы к нам присоединитесь?
Истребительница нерешительно взглянула на сестру, потом на обаятельного хозяина – не знаю, как я сумел не захлебнуться в приступе собственной ревности, - и согласно кивнула.
- Вот и отлично, - обрадовался старший Уитмор. – Я – Грег, брат этого лоботряса.
Джонни фыркнул, Дон закатила глаза. Истребительница обворожительно улыбнулась.
- Я – Баффи, - сообщила она молодому хозяину.
Грегори тут же склонился в элегантном поклоне, чтобы поцеловать ей руку. Я с такой силой вцепился в оловянную ручку на двери, что разломил металл пополам. В комнате повисло неловкое молчание.
- Если я всё правильно понимаю, - первым нашёлся галантный Грег, - с моим кузеном Уильямом ты уже знакома.
Баффи даже не взглянула в мою сторону.

За завтраком я молчал, не сводя глаз с Истребительницы, беззаботно болтающей с Грегом. Уверен, мой дискомфорт был заметен всем, но лишь Дон удостоила меня едкого замечания, когда мы с ней столкнулись в коридоре через полчаса после завершения трапезы.
- Было бы здорово, ты не находишь, – спросила она меня, невинно моргая глазами, - если бы две сестры вышли замуж за двух братьев?
Я постарался проигнорировать слова девушки, но они ещё долго звучали у меня в ушах. Впрочем, и самой Нибблет пришлось несладко. Старшая Саммерс была непреклонна, и к огромному облегчению Грегори, сёстры и Джонни собрались покинуть поместье. Однако это им не удалось. Обе машины, по иронии судьбы врезавшиеся с противоположных сторон в одну и ту же скамейку, отказывались заводиться, хоть повреждения казались несерьёзными – всего лишь слегка помятый бампер. Автомобиль Грегори тоже оказался не на ходу. Я предложил свою помощь и набрал номер Тонни, однако мой мобильный, как и телефоны остальных, перестал ловить сеть. А в трубке стационарного аппарата не было гудков.
- Вероятно это из-за приближающейся грозы, - извиняющимся тоном произнёс Джон, глядя на потемневшее небо. – Иногда такое бывает.
К обеду действительно начался дождь. Ливень шумел за окнами, хлестал по листьям деревьев. Приглушённые раскаты грома доносились откуда-то издалека. Молний не было, но напряжение в воздухе ощущалось чётко. Чем меньше времени оставалось до наступления темноты, тем взволнованней становился Грегори. Хозяин быстро растерял свою приветливость и теперь нервно ходил из угла в угол, то и дело поглядывая на свой сотовый телефон, словно всё ещё надеялся на чудо.
Баффи сидела рядом с Дон, ни на секунду не желая выпускать сестрёнку из виду, и всё ещё успешно меня игнорировала. Моя Истребительница всегда была умной девочкой. Конечно, она всё поняла сразу. Вероятно, прочла на моём виновато-пристыжённом лице. А если что-то и было ей неясно, то Нибблет должна была рассказать. Конечно, стоило Баффи увидеть меня, как она должна была осознать, что я намеренно не сообщил ей о своём возвращении, что наша встреча здесь была лишь глупой случайностью, что на самом деле, я не хотел её видеть… Точнее, очень хотел, но был уверен, что не должен.
- Послушайте, - наконец принял непростое решение Грегори, - то, что я вам сейчас скажу, может показаться странным и неправдоподобным, но я очень прошу вас всех поверить мне.
Мы с интересом повернулись в его сторону.
- В этом доме живут привидения.
- Понятно, - спокойно ответила Баффи.
Грегори обвёл нас взволнованным взглядом.
- Нет, вы не поняли! Я не шучу. Здесь действительно бывает небезопасно, особенно три ночи в месяц во время полнолуния. Призраки набирают силу и…
Мы молча слушали его.
- Если вы не хотите попасть в неприятности, вам придётся делать то, что я скажу, - закончил свою речь Грег.
- Мы согласны, - кивнула Истребительница.
Старшего Уитмора её слова совсем не убедили.
- Нет, я понимаю, что всё это звучит, как полнейшая глупость, но…
- Грег, ну хватит! – как не смешно, но единственным человеком, выразившим недоверие, оказался Джонни. – Эти твои рассказы про призраков никого не напугают. Мы все уже вышли из подросткового возраста.
- Джон! – строго воскликнул его брат, теряя остатки терпения.
- Не волнуйся, - снова за всех ответила Баффи. – Мы верим тебе и будем делать то, что ты скажешь.
Её взгляд впервые за весь день встретился с моим, словно в немом поиске поддержки. Я улыбнулся уголками губ. Этого показалось Баффи вполне достаточно, и она снова отвела взгляд.

Убежище у Грегори было заготовлено заранее. В такие ночи они с дедом всегда скрывались в угловых комнатах верхнего этажа. В этом крыле когда-то жила родная тётка Грега и Джонни, ныне покойная дочь Роджера. Лили умерла совсем молодой, скончалась задолго до появления на свет братьев Уитморов, но Грегори по рассказам отца и деда прекрасно знал, что его тётка была красавицей и невероятной модницей, поэтому специально для неё наверху была оборудована огромная гардеробная без единого окна, из которой вели всего две двери: одна в спальню Лили, а другая в ванную комнату, в которой тоже не было окон. Именно тут, по словам Грега, он и проводил три самые страшные ночи в месяц. Тут было всё, что нужно. В бывшей гардеробной стояли две мягкие кровати, холодильник, забитый едой, телевизор, радио-приёмник. Стены были завешаны крестами, по углам стояли фигурки святых. Вероятно, люди чувствовали себя тут защищёнными. У нормального вампира же должна была возникнуть клаустрофобия уже через пару минут. Хорошо, что за годы общения с Истребительницей и её командой, я привык к подобного рода дискомфорту.
Грегори сказал, что теперь нам остаётся только переждать ночь. Джон единственный продолжал выражать скептицизм и недовольство «глупой игрой». Неудивительно, что он единственный не на шутку заволновался, услышав за плотно закрытой дверью характерные для полтергейста звуки: шаги, стоны, крики. Мы с Истребительницей сохраняли хладнокровие. На лице Нибблет отражался азарт.
- Мы должны выйти и посмотреть! – упрямо заявила она.
- Согласен, - поддержал её Джон, хотя было заметно, что парень чувствует себя не в своей тарелке, - мне интересно узнать, что за стереоустановку купил мой братец, чтобы попугать нас.
Что-то вновь жалобно взвыло за стеной и принялось стучать в стену.
- Джон, я не псих, чтобы шутить такими вещами! – устало отозвался Грегори.
- Ты – псих, если веришь в привидения! – парировал младший Уитмор.
Привидение плакало и стенало. Затем раздался звон бьющегося стекла. Ещё и ещё. И вновь стало тихо. Грегори кусал губы. Джон хмурился. Он спустил одну ногу, явно собираясь встать, но передумал на полпути. Призрак снова жалобно завыл, словно раненный волк. Моему терпению пришёл конец.
- Куда ты? – испуганно вздрогнул Грегори, когда я шагнул к выходу.
- Проверю, что там такое.
- Нельзя открывать дверь! – замотал головой старший племянник, глядя на меня как на чокнутого.
Я не обратил на него ни малейшего внимания и потянулся к защёлке.
- Спайк! – Баффи схватила меня за руку, намереваясь остановить.
- Неужели тебе не любопытно? – удивился я.
- Я не стану рисковать жизнью Дон.
- Мне казалось, что мы ещё два года назад договорились, что ты не будешь нянчиться со мной, как с непослушным ребёнком, - возмутилась Нибблет. – Я сражалась с Изначальным, на моём счету больше побед, чем у многих твоих учениц! Я могу за себя постоять!
- Можешь, - согласилась Баффи. – Я в этом не сомневаюсь, но не когда речь идёт о привидении, которое особо интересуется незамужними девушками, и на счету которого жизни двух опытных истребительниц.
- Может, вы объясните мне, наконец, в чём тут дело? – не выдержал я.
- Может, вы объясните мне? – нервно усмехнулся Грегори. – Кто вы такие, и откуда так хорошо осведомлены о вкусах привидения?
Дон смущённо опустила глаза.
- Когда Джон как бы в шутку рассказал мне о призраке поместья Уитморов, я не восприняла эту историю всерьёз, да он и сам в неё не верил. Но потом я наткнулась на упоминание о привидениив одной из книг Джайлза и решила, что непременно хочу тут побывать.
- А я сразу сказала, чтоб ты и думать не смела ехать сюда! - сердито перебила сестру Баффи.
- Ага, мне следовала взять на уикенд с женихом отряд твоих самых опытных бойцов? – скептично заметила Донни.
- Вы что охотники за привидениями? – вновь вмешался в спор сестёр Грегори.
- Ага, - радостно кивнула Нибблет. – Что-то типа того.
- Вот только с привидениями нам редко приходится иметь дело, - хмыкнула Баффи. – Скорее, мы охотники на вампиров и демонов.
- С ума сойти! – воскликнул Джон. – Вы что, все меня разыгрываете? Вы немного опоздали, ребята, День Дурака был полтора месяца назад.
- По-твоему, нам больше нечем заняться? – осадил я недоверчивого парня.
- Вы не шутите, - констатировал Грегори, разглядывая наши абсолютно серьёзные лица. – Вы приехали из-за привидения?
- Они – да, - ответил я за девушек. – А я до сих пор о нём ничего не знаю, и это меня уже порядком раздражает!
Призрак истошно завопил, а потом захныкал будто обиженный ребёнок. Джонни поёжился. Несмотря на всё его недоверие, парню было не по себе.
- Ваша тётка, Лили Уитмор, была не просто красавицей и модницей, как сказал Грег, - начала после недолгого молчания Баффи. – Она была одной из самых опытных Истребительниц двадцатого века, уступая разве что Никки Вуд.
Она бросила на меня мимолётный взгляд, прежде чем продолжить. Я чуть заметно кивнул. Прошлое нельзя изменить, так что нечего изводить себя угрызениями совести. К тому же, новость о том, что среди моих потомков была Истребительница, отодвинула воспоминания о Никки на второй план. Не слишком лестное родство для любого вампира.
- Уверена, что за свою жизнь Лили видела немало ужасов и лично отправила в ад сотни демонов – в конце концов, это её работа. Однако умерла она в этом доме. В дневнике её наблюдателя написано, что она осталась одна в поместье на выходные. Весь уикенд была страшная гроза. В понедельник она не вышла на связь. А во вторник утром её тело обнаружил кто-то из прислуги. На лице опытной Истребительницы застыло выражение ужаса.
- И она вся поседела, - тихо добавила Дон.
- Её последовательница, новая истребительница Кристина, загорелась желанием выяснить, что же произошло, и тоже была убита вашим призраком, - закончила Баффи.
- Кристина? – озадаченно повторил Джон. – Так звали невесту нашего отца. Она погибла за неделю до свадьбы.
- Отличный ход, - кивнула Дон. – Она смогла втереться в доверие хозяев и спокойно занималась расследованием.
- Так же как и ты, - с горечью заметил младший Уитмор.
- Джонни, нет! – испуганно воскликнула Нибблет, устремив на парня взгляд своих честных-пречестных глаз. – Это абсолютно не так! О привидении я узнала гораздо позже, ты ведь сам мне рассказал!
Она попыталась обнять парня, но он выставил руку вперёд, не позволяя Дон приблизиться. И правильно сделал! Иначе я бы лично переломал каждую косточку в его теле. Одно дело знать, что моя Малышка собирается замуж за этого идиота – и делит с ним одну спальню! – другое – наблюдать за тем, как они целуются у всех на виду.
- Так что там с Кристиной? – с ощутимой прохладой в голосе спросил Джон.
- Перед смертью она сумела выяснить, что Лили была не первой жертвой вашего привидения, - подавленным тоном продолжила младшая Саммерс.- В самом конце позапрошлого века здесь одна за другой умерли три молодые горничные.
- С тех пор никто из слуг не остаётся в доме на ночь, - задумчиво подтвердил Грег. – Так уж заведено, что они приходят утром и уходят ещё до заката.
- Пять молодых женщин? В этом доме что поселился новый Синяя Борода?
Мою шутку оценил только Грегори, ответив мне кривоватой улыбкой.
- Никто не знает, откуда взялось привидение.
- Но ведь должны быть какие-то предположения? – снова загорелась азартом Дон. – Какие-нибудь семейные легенды?
- Есть одна, - пожал плечами Грег. – О моём дальнем предке. Говорили, что его молодая вдова и младший сын однажды просто исчезли. Как будто бы испарились в воздухе и никто их больше не видел. Возможно, это произошло здесь.
- Это произошло не здесь, - нетерпеливо перебил его я.
- Почему ты так решил? – заинтересовалась Нибблет.
Её сестра устремила на меня свой внимательный взгляд.
- Потому что речь идёт о вдове нашего общего предка, Анне Пратт и её сыне Уильяме. Если бы он просто пропал без вести, то меня бы сейчас здесь не было. К тому же, ни Анна, ни её сын никогда не были в этом поместье. Они жили в Лондоне.
- Ты не можешь знать, что было сто с лишним лет назад! – возразил Джонни, как ему казалось, вполне резонно.
- Могу, - криво усмехнулся я.
- Не можешь, - не унимался юный Уитмор.
- Это история моей семьи, - напомнил я дорогому братцу-племянничку.
- История – вещь непостоянная, - высокомерно заметил он. – Никто не может знать, что происходило тогда на самом деле. А уж утверждать, что эта Анна не бывала в поместье, вообще полный идиотизм.
- Джонни, - попыталась урезонить своего жениха Нибблет (моя умница давно уже сложила два и два и поняла, что к чему), - если Спайк уверен, что та история никак не связана с этим привидением, то у него есть на то основания.
- Какие такие основания?! – окончательно разошёлся мальчишка.
- Веские, - ответила за меня Баффи.
Истребительница красноречиво посмотрела мне в глаза, но было уже поздно. Я начал выходить из себя, и ничто не могло унять бушующий во мне гнев.
- Твой якобы пропавший родственник - Уильям Пратт Четвёртый, сын Уильяма Пратта Третьего и его второй жены Анны, брат вашей с Грегом пра-прабабки Лисси Уитмор умер в Лондоне в 1880, не оставив после себя наследников.
Я чувствовал, как моё лицо начинает меняться и старался сдержать эти изменения из последних сил.
- Поэтому ни Уильяма Пратта Восьмого, ни Уильяма Пратта Седьмого, Шестого и даже Пятого никогда не существовало. Был только я…
Джон вскрикнул и комично пополз назад по кровати, пока не врезался затылком в стену. Грег поступил более разумно, схватившись за крест.
- Спайк, перестань! – предостерегающе воскликнула Баффи.
- Был только я, Уильям Пратт Четвёртый.
Я снова вернул себе человеческий облик и плотоядно улыбнулся перепуганному Джонни.
- Кто ты такой? – прошептал он.
- Уильям Пратт Четвёртый, - спокойно ответил я. – У тебя плохо со слухом, племянничек?
- Спайк – вампир, - поспешила прояснить Дон. – Но он хороший вампир, очень хороший.
Девушка сердито взглянула на меня.
- Подтверди, что ты хороший!
Мне не хотелось так легко сдаваться. Я бы с удовольствием ещё немного помучил непутёвого племянника, но разве я хоть в чём-то мог отказать моей Малышке?
Я неохотно кивнул.
- Не собираюсь никого из вас убивать, - подтвердил я. – Хотя кое-кого следовало бы проучить.
- Вы тоже вампиры? – сглотнул так и не выпустивший крест Грег.
Дон подавила смешок.
- Наоборот, - с гордостью сообщила она. – Мы те, кто борется с ними. И, между прочим, у нас неплохо получается.
- Они тоже хорошие, - попытался пошутить я.
Но братьям было не до смеха. Я искренне сочувствовал Грегори. На его голову и так много всего свалилось: сначала привидения, потом вампиры и Истребительницы. А вот Джона мне было абсолютно не жаль.

Напряжение в комнате зашкаливало, и разрядить его сумел лишь сам призрак. Словно ищейка, обнаружившая наконец добычу, он принялся отчаянно барабанить в дверь, дёргать за ручку и выкрикивать что-то непонятное, звучащее как «Сти».
- Может быть, мы всё же выйдем? – Нибблет казалась уже не такой решительной, но сдаваться не хотела.
- Мы не пойдём туда, пока не узнаем, что это и откуда оно взялось, - охладила её пыл сестра.
- Мы ничего не узнаем, пока не выйдем, - резонно заметила Донни. – У вас ведь нет больше версий?
Уитморы одновременно покачали головой.
- Если мы будем прятаться, оно продолжит убивать девушек, - гнула свою линию Малышка. – Кто за то, чтобы выйти и посмотреть?
Донни подняла руку. Джон тут же к ней присоединился. Я тоже не заставил себя долго ждать.
- Грег? – Нибблет выжидательно уставилась на старшего Уитмора.
Парень колебался. Думаю, он ни раз сталкивался с выходками привидения и знал о нём гораздо больше, чем мы все. Но Грегори не мог не увидеть смысл в словах Донни. К тому же, я уверен, что он не хотел показаться трусом.
- Вот видишь, нас большинство, - радостно сообщила Малышка.
Баффи мельком взглянула на меня. Её зелёные глаза прожигали насквозь.
- Хорошо, мы выйдем отсюда, - неохотно согласилась она.
Донни чуть не запрыгала на месте от радости.
- Я и Спайк, - не требующим возражения тоном продолжила старшая сестра. – Вы все останетесь здесь и крепко запрёте за нами дверь.

Мы ни раз патрулировали с Баффи в тишине. В звенящей, некомфортной, давящей тишине, но это не значило, что я когда-нибудь смогу к этому привыкнуть. Было бы лучше, если бы Истребительница разозлилась, накричала на меня, врезала бы хорошенько. Это молчание было больнее любой другой реакции. Это молчание было явным подтверждением её равнодушия. Как только Грегори открыл дверь, в доме сразу всё стихло. И стоны, и всхлипы, и стук тут же прекратились, но, медленно продвигаясь по коридорам дома, мы с Истребительницей всё ещё ощущали чужое, недоброжелательное присутствие. Но призрак не спешил нападать, словно выжидал подходящего момента. Мы тоже ждали. Истребительница жестом предложила разделиться. Я помотал головой. Равнодушно пожав плечами, Баффи толкнула дверь гостиной. Истребительница остановилась так резко, что я едва не врезался в неё. Судорожно вздохнув, девушка отступила в сторону, позволяя мне оценить масштабы увиденного ею. Стены гостиной от пола до потолка покрывали пятна крови. И эти пятна складывались в буквы, а буквы – в слова.


Часть 3


- Что-нибудь ещё? – спросила Донни, крутя в руках карандаш.
На её коленях лежал раскрытый блокнот, в котором она в столбик записывала фразы, увиденные мной и Истребительницей. Как и следовало ожидать, с рассветом кровавые надписи исчезли. А вместе с ними испарилось и ощущение чуждого присутствия. Но гроза так и не прекратилась, автомобили не заводились и телефоны не работали. Мы всё так же были заперты в поместье Уитморов.
- «Боль», «одна», «измена», «неверный», «лжец», «не уходи», «не приходи», «не уезжай», «не приезжай», - озвучила Нибблет.
- Какой-то непостоянный призрак, - хмыкнул Джонни. – То «не уходи», то «не приходи».
- Было ещё какое-то имя, - протянула Баффи. – Амалия, Амелия…
- Эмилия, - поправил я. – Там было написано Эмилия.
- Эмилия? – удивлённо переспросил Грег. – Это же…
- Тётя вашего деда, - закончил я за него.
- Ты… ты знал её? – Грегори всё ещё трудно было смириться с тем, что я вампир, но он пытался не выказывать свой дискомфорт.
Джон же старался держаться от меня подальше, испытывая ко мне явное отвращение. Впрочем, у нас оно было взаимным.
- Немного.
Я честно рассказал о своем коротком знакомстве с Эмилией Лэмбертон, прибавив, что она была самой милой и добродушной старушкой из тех, кого мне приходилось встречать. Братья Уитмор, как ни старались, так и не сумели вспомнить, чтобы кто-нибудь хоть раз плохо отозвался о сестре их прадеда. Было видно, что Грегу и Джону не терпится связаться с роднёй и расспросить их о любых слухах, касательно Эмилии, а Дон очень хотелось заглянуть в те книги из библиотеки Джайлза, но мы были полностью отрезаны от внешнего мира и не смели надеяться на помощь. Общим голосованием было принято решение оставить на время наше расследование и немного передохнуть. Ночью никто так и не сомкнул глаз, и Баффи настаивала, что нам необходимо выспаться перед очередной встречей с призраком поместья Уитморов. Нибблет и явно осмелевший при свете дня Джонни требовательно заявляли, что больше не желают прятаться и тоже хотят принимать участие в поисках полтергейста. Конечно, Истребительница и слышать об этом не желала, но все мы понимали, что, в конце концов, ей придётся с этим смириться.

Когда я проснулся, ещё даже не начало темнеть. Я спустился вниз, где обнаружил Дон и Джона. Оба дремали перед телевизором. Я тихо прошёл на кухню, чтобы не разбудить парочку. Сквозь запотевшее, мокрое от дождя окно, я увидел Баффи. Она стояла на пороге, под навесом, вместе с Грегори и куталась в его куртку. Ветер доносил до меня обрывки их разговора. Грег рассказывал что-то о том, какой, по его мнению, должна быть истинная любовь. Как быстро он заговорил о высоких чувствах! Думаю, моё сердце можно было бы сравнить с червивым яблоком – ревность прогрызла его насквозь. Но я должен был признать: Грегори Уитмор был лучшим из возможных кандидатов. Мне никогда не нравились мужчины, крутившиеся вокруг моей Истребительницы: ни этот оловянный солдатик Райли, ни сумасшедший директор Вуд. Что уж говорить об Ангеле! Грег мне нравился. И от этого было вдвойне больнее. Ведь я понимал, что он достоин внимания Баффи. И достоин её любви.
Я отпрянул от окна и распахнул шкаф, вытащив банку растворимого кофе. Я ничего не ел уже двое суток. Конечно, я знал, что кофе меня не спасёт, но это было лучше, чем ничего. Мне нужно было что-то придумать, пока я не начал бросаться на людей. Раньше, в Саннидейле, я умудрялся подолгу обходиться без пищи, но этот год в ЛА сильно меня разбаловал. Меланхолично размешивая ложкой кофе, я думал о том, что мне, скорее всего, придётся последовать примеру одного из героев этих ужасных дамских вампирских романов и отправиться в лес на охоту за белочками и косулями. А иначе я начну слизывать призрачную кровь со стен.
- Может, оставишь кофе тем, кому он действительно необходим? Кто знает, как надолго мы тут застряли?
Я не слышал, как она вошла. Слишком погружённый в свои мысли, я позволил Истребительнице подкрасться к себе со спины. Хороший же из меня выходит вампир! Тем не менее, Баффи стояла рядом, в её светлых волосах блестели капельки воды. А одна, переливаясь всеми цветами радуги, медленно скользила к кончику носа девушки. Я не смог сдержаться и осторожно смахнул дождевую каплю с лица Истребительницы. Баффи чуть заметно вздрогнула.
- Полнолуние длится всего три ночи, - напомнил я.
- Да, но у грозы ограничений нет.
Что-то в её словах заставило меня задуматься.
- Спайк? – позвала она, заметив, что я погрузился в собственные мысли.
- Да? – наверное, в моём голосе было слишком много какой-то странной надежды, потому что Баффи вдруг смутилась и отступила к стене.
- Я лишь хотела сказать, что Уитморы разводят птиц.
Истребительница вылетела из кухни прежде, чем я успел ответить. А я безжалостно высыпал в свою чашку остатки кофе. И плевать мне, что кому-то он нужнее!

Через час мы снова собрались в убежище Грегори, чтобы подготовиться – никто точно не знал, к чему именно.
- Меня волнует два вопроса, - протянула Дон, покусывая кончик карандаша.
- Всего два? – усмехнулся Джон.
Молодые люди окончательно помирились, но было видно, что парень ещё не до конца простил обман своей невесты.
- Да, два, - с серьёзным видом ответила моя Нибблет. – Во-первых, как Эмилия Лэмбертон связана со всем, что происходит здесь? А, во-вторых, почему именно в полнолуние? Это что, привидение-оборотень? Может быть, оно превращается в какую-нибудь вазу или книгу и целый месяц стоит себе преспокойненько на полке.
Джонни боязливо огляделся по сторонам.
- Ты думаешь? – обеспокоено уточнил он.
Нибблет покачала головой.
- Она шутит, - пояснила Баффи.
- Понятно, - нервно кивнул головой младший Уитмор. – Просто я ещё не очень хорошо знаком с миром сверхестественного.
- Не волнуйся, милый, - сжала его руку Дон. – Ты скоро привыкнешь.
По лицу Джона было видно, что данная перспектива его совсем не радует. Дабы скрыть свой дискомфорт, парень в очередной раз принялся терзать свой мобильный. Уитмор переживал, что до него не могут дозвониться друзья. Я же был почти рад, что мой номер недоступен. Здесь я был избавлен и от нотаций Персика и от болтовни Тонни Радигара. Брат нашего курьера наверняка оборвал весь телефон, пытаясь дозвониться. Впрочем, он вполне мог сесть в машину и приехать сюда сам, если бы хотел.
Если бы ему это позволили…
Внезапно мозаика в моей голове сложилась сама собой. Ну или, по крайней мере, боковые её части. Середина, связанная с происхождением полтергейста, всё ещё оставалась слишком запутанной, чтобы разобраться. Я вспомнил абсолютно пустой гараж Лондонского «ВиХ», нашу с Тонни аварию, его обещание забрать меня утром. В «Вольфрам и Харт» несомненно были осведомлены о призраке и они хотели, чтобы я встретился с ним лицом к лицу. Тогда я подумал, что это месть. Лишь много позже я осознал, что это весьма своеобразный подарок. Но в тот момент я уже знал, что всё было не случайно. И даже авария. В первую очередь – авария, хоть моё начальство и не имело к ней, скорее всего, никакого отношения.
- Как погибли твои родители? – я резко повернулся к Грегу, желая немедленно услышать ответ.
Мой голос прозвучал слишком громко во внезапной тишине.
- Привидение тут не причём! – рассердился Джонни. – Они умерли не в этом доме.
- В ту ночь была гроза, - тихо протянул Грегори, словно на подсознательном уровне понял, к чему я клоню.
Я кивнул. Его слова подтверждали мои самые страшные предположения.
- У меня были каникулы в университете, и я приехал к деду. Мы с мамой смотрели какое-то вечернее шоу, я рассказывал ей последние новости. Отец с дедом разговаривали в кабинете. Потом папа выскочил в бешенстве, накричал на нас с матерью и заявил, что мы немедленно уезжаем из этого проклятого дома. Мама поехала с ним, я отказался. Машину занесло на скользкой дороге.
Грег замолчал. Джон старательно тёр глаза, то и дело гневно поглядывая на меня.
- Всё ещё не вижу никакой связи, - пробурчал он.
- Ты знаешь, что случилось с Гарольдом Уитмором? – спросил я Грегори, не обращая внимания на скептицизм его младшего братца.
- Неужели тоже поругался с дедом? – насмешливо вставил Джонни.
- Нет, как раз наоборот, - сообщил я. – В ту ночь была гроза, и он на бешеной скорости мчался в поместье. Он хотел успеть до полуночи, чтобы по старой традиции первым поздравить любимого племянника – вашего отца – с Днём Рождения.
Присутствующие молча переваривали мои слова.
- Чушь! Это ничего не доказывает. На этой дороге часто случаются аварии. Между прочим и я, и Баффи тоже разбили машины.
- Водитель, который должен был доставить меня в поместье, врезался в дерево, - сообщил я ему.
Кажется, все кроме Джона уже осознали пугающую истину.
- Позавчера Ми-ми пожаловался, что по дороге к нам у них колесо увязло в грязи, им пришлось толкать машину, - продолжил Грегори. – А тётя Эмми на обратном пути снесла чей-то забор.
- С ней такое постоянно случается, - хмыкнул младший Уитмор.
- «Не уходи», «не приходи», «не уезжай», «не приезжай», - Баффи процитировала запись в блокноте сестры.
- Приближалось полнолуние, - согласился я. – У призрака было уже достаточно сил, чтобы учинить мелкие пакости, но он ещё не мог никого убить.
- А теперь может, - прошептала побледневшая Нибблет.
- Так сколько же жертв было на самом деле? – вздрогнул Грег. – Три девушки-служанки, тётя Лили, Кристина, дедушка Гарри, наши родители, кто ещё?
Словно в ответ на его вопрос часы пробили полночь, и призрак дома Уитморов протяжно завыл.
- Эмилия Лэмбертон? – предположила Дон. – Эмилия Лэмбертон тоже была его жертвой.
Все взгляды устремились на меня, но я ничем не мог им помочь. Я не знал, как умерла Эмилия. Я не испытывал к родственнице особо тёплых чувств, она была уже очень стара, и я не задавался вопросом, как именно это случилось. Не знаю я этого и сейчас. Грегори поднял семейный архив и выяснил, что вдова Лэмбертон скончалась в этом доме. Но как и почему, был ли причиной её смерти призрак или просто преклонный возраст, нам неизвестно.

Через четверть часа Баффи окончательно проиграла спор с сестрой. Дон резонно заметила, что просто выйдет из комнаты и пойдёт одна – от Джона-то помощи ждать не следовало, - если мы не возьмём её с собой. Истребительница всё ещё немного сердилась, но я слишком хорошо её знал, чтобы волноваться по этому поводу. В самые ответственные моменты моя Баффи умела отключать собственные эмоции. На этот раз призрак не замолк, когда мы вышли за дверь: Баффи впереди, за ней Дон, следом Джон, Грег, и замыкать это шествие доверили мне, на случай, если призрак нападёт сзади. Привидение продолжало постанывать, постукивать и жалобно всхлипывать. Мы приближались к нему – оно отдалялось от нас. В какую-то минуту мне показалось, что оно куда-то ведёт нас, запутанным, трудным, алогичным путём, но всё же.
- Лили погибла в южном крыле, - подтвердила мою мысль Дон, неотрывно смотрящая на компас.
Прибор работал с перебоями: то стрелка крутилась как сумасшедшая, то застывала на месте и не двигалась, куда бы мы ни свернули. Но в те минуты, когда мы, по мнению нашего полтергейста, избирали верный путь, компас начинал работать. Мы шли на юг. Предположительно к месту гибели Лили Уитмор. Где умерли другие девушки, в книгах Джайлза указано не было. Или Нибблет просто не запомнила эти подробности.
Мы сразу поняли, когда прибыли на место – в тупиковый коридор верхнего этажа. Привидение как будто взбесилось. Пол начал подрагивать, словно во время несильного землетрясения. Лампочки со всех сторон замигали, череда непонятных звуков окружила нас со всех сторон. Даже я не мог определить, откуда сейчас доносится тот или иной стон-визг-лязг: справа, слева, сзади, сверху?.. Единственная дверь в конце этого коридора излучала странное, манящее свечение.
- Заходим медленно, по одному, - шёпотом приказала Баффи.
Мне показалось, что призрак мерзко хихикнул у меня над ухом. Потом я часто думал, что должен был настоять на своём и идти первым. Или хотя бы быть рядом с ней, прикрывать спину, защищать, но следом за Баффи шла Дон, которая не успела среагировать вовремя. Как только Истребительница переступила порог угловой комнаты, в которую старательно заманивал нас призрак, дверь захлопнулась сама собой, запирая Баффи внутри. Нибблет испуганно вскрикнула. Я рванулся вперёд, со всей силы врезаясь в деревянную створку – дверь не поддалась. В комнате происходило что-то страшное. Казалось, что кто-то включил там светомузыку – разноцветные блики плясали по поверхности двери. Громкие звуки заполнили дом, будто бы в старой спальне проносились поезда и пролетали самолёты. Но сквозь этот шум я всё равно слышал мерзкий, сумасшедший смех полтергейста.
А потом она закричала. Громко. И этот крик не был наполнен страхом. В нём ощущалось лишь безнадёжность. Баффи кричала – и это был крик полнейшего отчаянья.
Я продолжал ломиться в дверь. Не знаю, на что я надеялся. Хлипкая деревяшка давно бы поддалась, если бы не призрак. Он как будто заколдовал дверь, превратив старую спальню в неприступную крепость. Я так и не смог совладать с этой проклятой дверью. Она открылась сама. В доме всё снова стихло, свет погас. Я первым вошёл в комнату. Сначала я думал, что опоздал. Баффи лежала на полу, закрыв голову руками и, казалось, вообще не шевелилась. Но затем она резко повернулась и взглянула на меня. Зелёные глаза странно блеснули на бледном лице. Я бросился к ней. Думаю, любой мужчина поймёт, что я чувствовал в этот момент. Мне было плевать на то, что она никогда не полюбит меня. Меня абсолютно не волновало, что она подумает. Я напрочь забыл о твёрдом решении отпустить Истребительницу навсегда и исчезнуть из её жизни. Мне просто нужно было убедиться, что она в порядке, что с моей любимой женщиной ничего не случилось. Баффи сумела подняться на ноги прежде, чем я успел подскочить к ней, но я тут же прижал девушку к себе, проводя руками вниз по её телу – как будто проверял, цела ли она. Убедившись, что никакого физического вреда призрак ей не нанёс, я лишь крепче обнял Истребительницу. Я был уверен, что Баффи отпихнёт меня, скажет какую-нибудь колкость, скажет что-нибудь…
Но она молчала. И это дало мне повод осмелеть настолько, чтобы поцеловать её. В романах часто пишут, что в такие моменты мир вокруг исчезает, земля уходит из-под ног, а время застывает на тысячелетия. Я очень хотел бы сейчас гордо вскинуть голову и сказать, что всё это всего лишь мелодраматичный бред, и в реальности такого не бывает. Я очень хотел бы, но не могу. Потому что в тот момент, когда я наконец-то снова целовал свою Истребительницу, я ощущал именно это. Я мог бы оправдаться и поклясться, что подобное случилось со мной всего один единственный раз, но я бы солгал. Ведь моя Баффи всегда могла затмить для меня весь мир.
Она отстранилась на удивление мягко и, кажется, даже улыбнулась мне едва заметной улыбкой, после чего девушка Баффи вновь уступила место решительной Истребительнице.

Неудивительно, что всё утро Баффи была не в настроении. Она не привыкла быть жертвой, не привыкла, чтобы её спасали. То, что случилось вчера, её сильно злило. Сердилась она и на привидение, и на себя саму, и, вполне вероятно, на меня. Истребительница сама не могла понять, что именно произошло в той комнате. Она знала, что призрак хотел ей что-то показать, но из всех этих непонятных обрывков картинок, звуков, эмоций привидения Баффи никак не могла собрать хоть один целостный образ. Точно она знала лишь одно: стоило ей войти в старую спальню – на стенах проступили кровавые письмена, как тогда в гостиной. Вот только теперь это было одно единственное слово. Одно единственное имя.
- Уильям? – зло повторил Джонни, глядя на меня. – Ты ничего не хочешь нам рассказать, дорогой дядюшка?
Я смерил племянничка недобрым взглядом.
- Открой любой телефонный справочник, и на каждой странице ты найдёшь пару десятков Уильямов. Это такое же «редкое» имя, как и Джон.
- Но не все эти Уильямы были знакомы с Эмилией Лэмбертон, - покачал головой парень. – И уж точно не всем она оставила наследство.
- Джон, не надо, - Нибблет умоляюще взглянула на своего жениха. – Спайк не стал бы нам врать. Правда же?
Она повернулась ко мне, и я передумал острить.
- Как насчёт того, чтобы отдохнуть пару часов? – предложил Грег, потирая усталые глаза.
- Отличная идея, - поддержала его Дон. – Баффи, ты согласна?
Истребительница вынырнула из собственных мыслей.
- Идите, - слабо улыбнулась она. – Я хочу поискать комнату.
- Какую комнату? – насторожился Джонни.
- Мне кажется, - неуверенно сообщила Истребительница, - что оно хотело показать мне какое-то помещение. Но оно не похоже на ту спальню, в которой мы были вчера.

Естественно, о сне пришлось на время забыть. Грег и Джон, словно экскурсоводы, водили нас по поместью, показывая одно помещение за другим, задавали Баффи кучу вопросов, пытаясь выяснить, что именно показал ей призрак. Но девушка так и не сумела точно определить, что видела. Она лишь надеялась, что узнает комнату сама. Через полчаса мне надоели эти бесполезные брожения. Тем более, что у меня появилась идея. Я отстал от шумной процессии и направился в противоположную сторону. Я вышел на улицу под струи беспощадного дождя. У этой грозы был единственный плюс: солнечных лучей опасаться не приходилось. Я отошёл подальше от поместья и посмотрел наверх: сначала на северное крыло, затем на южное. Снаружи дом казался абсолютно симметричным. Я сосчитал количество окон слева и права. На глаз отмерил расстояние от последнего окна до угла. Затем я вернулся в дом. Поднявшись наверх, я прошёл сначала к убежищу Грегори на север и вновь всё внимательно осмотрел: просторная спальня с огромным панорамным окном, большая гардеробная, а рядом с ней уютная ванная. Запечатлев в памяти образ убежища, я отправился на юг. Тоже спальня и ванная. Эта комната была значительно больше той, в которой жила Лили Уитмор, но не достаточна большая для того, чтобы вместить в себя и гардеробную и комнату дочери Роджера. Я несколько раз ударил в стену, пытаясь определить пустоту. Не обнаружив того места, где должна была бы находиться дверь, я начал срывать обои со стен.

- Какого чёрта ты творишь? – сердито воскликнул Джон. – Заметаешь следы?
Вероятно они услышали шум, а может их экскурсия добралась-таки до верхнего этажа, но вслед за ним показались и все остальные.
- Кто-то замуровал проход, - пояснил я, указав на каменную кладку, возведённую там, где раньше был дверной проём.
- И ты пытаешься отковырять камни вручную? – с сомнением поинтересовался младший племянник.
Парнишка явно плохо себе представлял, с кем именно имеет дело. Эффектным жестом я выбил камень из середины – один из тех, что особенно крепко застряли в цементе.
- Но я всё же был бы признателен, если бы ты поискал молоток, малыш, - я усмехнулся, глядя на растерянного Уитмора.


Часть 4


На этот раз первым зашёл я. Помещение было таким маленьким и узким, что больше походило на чулан. Вероятно, это и было его первоначальным предназначением. Тюрьмой комната стала позже.
- Ох, ничего себе! - пробормотал Грег, освещая фонарём нашу тайную комнату.
Все стены были покрыты теми самыми кровавыми надписями, которые до этого появлялись в гостиной и в соседней спальне. Вот только буквы были во много раз меньше, словно привидение пропускало их через какое-то увеличительное стекло, прежде чем показать нам. Некоторые слова и фразы повторялись несколько раз. Я насчитал трёх «предателей», четырёх «Уильямов» и шесть «Эмилий». По полу были разбросаны старые, пожелтевшие листы.
- Всё ещё будешь отпираться? – зло спросил Джонни.
Я обернулся к нему, не понимая, в чём племянник обвиняет меня на этот раз. Младший Уитмор успел поднять один из листов. Луч карманного фонарика скользил по строчкам, но парень смотрел не на бумагу, а прямо на меня.
- Что там такое? – сухо спросила Баффи.
Мне даже показалось, что она готова защищать меня перед женихом сестры, что бы ни случилось. Странная, глупая мысль. Мы не разговаривали с Истребительницей всё утро. Она даже никак не прокомментировала наш поцелуй, будто ничего и не было. Возможно, это было к лучшему. Я верил, что это было к лучшему.
- Когда я увидел её руку, я ужаснулся, - начал читать Джонни. – Ума не приложу, где она сумела найти этот ржавый гвоздь, но все эти недели моего отсутствия, она старательно выцарапывала моё имя «Уильям Пратт», а затем, ниже, шрифтом чуть поменьше прибавила (я понял это потому, как данные раны казались более свежими) «ненавижу»…
Я почти вырвал бумагу у него из рук.
- Что ты на этоскажешь, дядюшка?
Я прикрыл глаза. Я знал этот почерк. Очень хорошо знал, хоть и не видел много лет. Джонни ждал моего ответа, но я не спешил удовлетворять любопытство парнишки. Я разглядывал листы на полу – листы, исписанные тем же самым почерком, - и наконец, нагнувшись, подхватил один из них. Тот, который должен был бы лежать первым в стопке. На нём ничего не было кроме имени владельца дневника (уже в тот момент я знал, что вижу перед собой разорванный дневник) и даты первой записи. Я молча протянул листок Джону. Тот пару раз пробежался по строчкам и опечалено вздохнул. Похоже, племянник расстроился из-за того, что ему не удастся обвинить меня во всех грехах. Всё так же недовольно он отдал лист Дон.
- Уильям Фицджеральд Пратт Третий, - непонимающе озвучила она.
- Твой отец! – догадался Грег.
- В этом доме живёт призрак твоего отца? – Нибблет смотрела на меня с сомнением и сочувствием.
Я покачал головой. Подойдя к стене я осторожно провёл пальцем по одной из кровавых надписей. Я забыл, что её звали Эмилия.
- Кого звали? – тон старшей Саммерс тоже неожиданно оказался наполнен сочувствием.
Вероятно, последнюю фразу я произнёс вслух.
- В то время было принято называть сыновей в честь отцов и дедов, - уклончиво ответил я. – А дочерей – в честь матерей…
- … и бабушек, - первым понял Грегори. - Лисси Уитмор назвала свою дочь Эмилией, потому что именно так звали её мать?
- Первую жену моего отца звали Эмилия Пратт, - согласился я. – И это она мешает нам спать по ночам.

Несколько часов Дон вместе с братьями Уитмор старательно раскладывали листы в правильном порядке. Когда я спустился вниз из своей комнаты, невыспавшийся и неотдохнувший, они почти закончили свою работу. Информация, которую им удалось выяснить, была не слишком-то приятная.
- Это действительно дневник твоего отца, который он вёл на протяжении двадцати лет, - пояснила специально для меня Дон. - Сначала он всё очень подробно описывал, потом записи становятся короче.
- Двадцать лет? – удивлённо спросил я.
Я думал, что в этом дневнике была описана история убийства Эмилии. Когда мы нашли эти записи, я решил, что мой отец лично убил свою первую жену и выдал её смерть за случайность. Но всё оказалось хуже, гораздо хуже.
После родов Эмилия как будто сошла с ума. Она твердила, что ночью к ней явились ангелы и рассказали, что её младенец – это зло, маленький дьявол, и она должна убить кроху. Сейчас врачи хорошо знают, что такое постродовой синдром, в первой половине девятнадцатого века Эмилии Пратт могли поставить лишь два диагноза: сумасшедшая или одержимая бесами. Молодой женщине не повезло. Её собственный брат был священником, и он убедил перепуганного супруга в том, что в Эмилию вселился дьявол. Он тайно вывез её из дома, при всех объявив умершей, и запер в старом поместье, где несчастная женщина прожила ещё двадцать лет.
- «Я видел собственными глазами, - процитировал Грегори, - как моя хрупкая, не оправившаяся после родов жена, одной рукой подняла дубовый стол и швырнула в нас со святым отцом». Вы думаете, она и правда была одержимой?
- Больше похоже на то, что она была Истребительницей, - прикусила губу Нибблет.
- Не может быть, - покачала головой Баффи. – Слишком долгий срок. Совет бы приложил все усилия, чтобы отыскать избранную. Наблюдатели не могли оставить мир без защиты, а самих себя без работы.
- Они могли не знать, - настаивала на своём Дон. - Роды действительно были тяжёлыми, в какой-то момент Уильяму даже показалось, что его жена перестала дышать. Что если ты не единственная Истребительница, пережившая клиническую смерть?
- Эмилия могла не знать о своём предназначении, - согласился я. – Её выдали замуж рано, почти ребёнком. Вероятно, она недавно получила силу, Совет ещё не успел её разыскать, а вскоре сердце Эмилии остановилась, новая Истребительница была призвана.
- По одной из теорий, - продолжала Дон, – все потенциальные истребительницы должны быть дальними родственницами. Это передаётся генетически, хоть и проявляется не всегда. Ген может спать несколько поколений, затем неожиданно проснуться. Например, у одной из сестёр.
Девушка повернулась к Баффи. В её взгляде одновременно читались насмешка и зависть.
- Лили Уитмор вполне могла унаследовать свою избранность от прабабки.
- В таком случае, видения Эмилии вполне могли быть вещими снами, - с грустью протянула Истребительница.
- Ангелы – это Высшие Силы, - подтвердила Дон.
- Но прабабушка Лисси не была демоном, - возразил Грег.
- В отличие от её братца, - не упустил возможности вставить своё слово Джон.
- Сны бывают настолько запутанными, что их значение не всегда можно понять сразу. Возможно, речь шла о другом младенце. Или поступок отца Спайка изменил будущее.
Нибблет снова начала рыться в сложенных листах.
- Вот тут, - сообщила она.
«Не знаю, откуда она могла узнать, что я снова женился и во второй раз стал отцом. Я никогда не говорил ей об этом. Но сегодня, когда я переступил порог комнаты, она кинулась ко мне с криком о том, что мой сын тоже исчадие ада»…
Все молчали, переваривая услышанное. Баффи первой встала и, сообщив, что собирается выпить воды, направилась на кухню. Проходя мимо, она не то намерено, не то специально коснулась рукой моего плеча. Я попытался поймать её взгляд, но Истребительница не отрывала глаз от пола.
- Боже мой! – выдохнул Джон, едва не выронив из рук очередную страницу.
- Что?! – воскликнула Донни, мгновенно подскочив к жениху, чтобы первой прочесть то, что так шокировало младшего Уитмора. – «Как может человек, сам одержимый дьяволом, избавить от бесов мою жену?» О чём это?
- О брате Эмилии, - пояснил он. – У священника был роман с молодой горничной. Прежде чем запереть жену в южном крыле, Уильям Пратт уволил всю прислугу, чтобы никто не узнал его тайну. Но для аристократов того времени самостоятельно следить за домом было непосильной задачей.
- Будто бы за сто шестьдесят лет что-то изменилось, - пробормотал я, за что получил ощутимый толчок в спину от Дон, оскорблённый взгляд от Джонни и искреннюю улыбку от Грега.
Истребительница, замершая в дверях кухни, не обращала на меня никакого внимания.
- По совету шурина, Пратт вскоре нанял семью глухонемых. Старуха занималась кухней, её дочка убирала комнаты, а зять совмещал в себе обязанности конюха и садовника. Только через несколько лет, случайно застукав брата Эмилии и немую горничную в одной постели, Уильям Пратт узнал, что конюх не был её мужем, он был её старшим братом. И соответственно отцом трёх малолетних детей на самом деле был его шурин.
- Трёх детей? – встрепенулся Грегори.
- Готов поспорить, что это были девочки, - хмыкнул я.
- Три молодые горничные, ставшие жертвами призрака в конце девятнадцатого века были племянницами Эмилии, - пришла к тому же выводу Баффи.
- И вполне возможно потенциальными истребительницами, - кивнула Дон.
- Это необязательно, - попытался я немного остудить её пыл.
- Но ведь вероятность есть!
- Зачем Эмилии убивать истребительниц? – задумчиво спросил Грег.
- Зачем ей вообще кого-то убивать? – резонно заметила
Донни.
- Она сумасшедшая, - напомнил я. – Кто сказал, что ей нужны причины?
Как всегда пустые разговоры начинали выводить меня из себя.
- Да, - зло сверкнул глазами Джонни. – Она стала сумасшедшей, потому что твой отец свёл её с ума!
- Джон, не надо! – попыталась усмирить нарастающую бурю Нибблет.
- Уильям Пратт Третий и наш предок тоже, - сердито осадил братца Грег. – Если ты считаешь, что Спайк виноват, тогда и мы тоже виновны не меньше.
Младший Уитмор пристыжённо кивнул.
- Извини, - буркнул он.
- Без проблем, - ответил я с той же напускной вежливостью.
- Думаю, сейчас бесполезно искать причины, - попыталась примирить всех Донни. – Вопрос в том, что мы теперь будем делать?

Испепеляющий взгляд – всё, как в старые добрые времена. Конечно, уговаривать Баффи не лезть в это дело было глупой и заранее провальной затеей. Как бы ни спорили, всем и так было ясно, что Дон, которую так стремилась защитить Истребительница, была в безопасности. Угроза как раз нависла над всеми остальными. Ведь привидение интересовала только Истребительница, а так же мы – мужчины из рода Праттов-Уитморов, которые то и дело приезжали в старое поместье и тревожили призрак Эмилии, а потом уезжали, оставляя её одну, как когда-то любимый ею супруг.
В этот раз мы не стали терять времени зря. Наступления полуночи решено было ждать в бывшей темнице Эмилии. Призрак возвестил о своём появлении с первым ударом часов. Сильнейший порыв ветра едва не сбил всех с ног. Дневник Уильяма Пратта Третьего вырвало из рук Нибблет. И все с таким трудом рассортированные девушкой листы вновь закружились по комнате. Справа вскрикнула Баффи. Её руки безвольно обвисли, глаза уставились в одну точку, на лице застыло выражение крайнего ужаса. Я тут же кинулся к ней, пытаясь привести в чувства, но Истребительница никак не прореагировала, словно погрузилась в глубокий транс.
- Оставь её в покое! – закричал я, отчаянно стараясь противостоять порывам непрекращающегося ветра.
Дон, Грег и Джон прижимались к стене. Они из последних сил цеплялись за косяк и мебель, чтобы устоять. Истребительница продолжала стоять посреди комнаты, словно не замечала этого урагана. Я обхватил её тело руками. Не знаю, что меня на это сподвигло. Может быть я просто хотел обнять её и убедиться, что пусть и физически, но Баффи всё ещё со мной. К тому же, это был хороший способ удержаться на ногах.
- Почему ты это делаешь?! – снова спросил я пустоту.
- Дьявол!
Это слово одновременно сорвалось с уст моей Истребительницы, и невероятно громким эхом отлетело от стен. Голос был незнакомый, слишком гортанный, переполненный болью и ненавистью.
- Что? – непонимающе переспросил я.
- Я – дьявол! – повторил голос.
- Она не дьявол, - покачал я головой, крепче обнимая Баффи.
- Я – дьявол!!! – неистово завопил призрак.
Дон ойкнула и попыталась зажать уши.
- Ты тоже не дьявол, Эмилия! – я попытался переубедить призрака.
Джон поскользнулся, и ветер вынес его за пределы темницы. Парень приземлился на спину и принялся потирать ушибленную руку.
- Ты не дьявол, - мягко добавил я. – Мой отец ошибся, Эмилия.
Мои слова задели призрака. Ураган почти стих, но привидение до сих пор не отпустило Баффи.
- Просто скажи, чего ты хочешь, - попросил я Эмилию.
- Покоя, - вновь ответила за неё Истребительница.
В ту же секунду девушка в моих руках вздрогнула, а ветер, в последний раз всколыхнув её волосы, окончательно смолк.
- Покоя? Что значит покоя? – растерянно спросил Джон, снова переступивший порог комнаты.
Парень был крайне недоволен тем, что единственный был выброшен из помещения.
- Как ты? – я повернулся к Баффи, внимательно вглядываясь в её лицо.
- Всё хорошо, - не слишком уверенно отозвалась она.
Мне показалось, что девушка не торопится высвобождаться из моих объятий. В тайне я был этому безумно рад: мне тоже не хотелось ни на шаг отпускать от себя Истребительницу.
- Что она от тебя хотела? – вздрогнула Дон.
- Просто показать… - прошептала Баффи, устало прижимая голову к моему плечу.
- Что показать? – насторожился Грегори.
- Свою жизнь, - ответила Истребительница.
Я прикрыл глаза. Что ж, это должно быть была ужасная жизнь, раз она сумела выбить из колеи саму Баффи Саммерс.
- Меня кто-нибудь слышит? – разозлился Джонни. – О чём говорила эта сумасшедшая?
Порыв ветра вновь толкнул младшего Уитмора в грудь. Но на этот раз призрак не пытался вытолкнуть Джона из комнаты, он просто швырнул ему в лицо одну из страниц дневника.
- «Сегодня я похоронил её, - озвучил растерянный парень. – Здесь, в поместье, под её любимым деревом, тем самым, где Эмилия могла часами сидеть после свадьбы, любуясь ночным небом». И что? Какой такой покой? Она ведь и так давно упокоилась с миром!
- Ты видел в саду хоть одно надгробие? – скептично заметил Грегори.
- Нет, - немного задумался Джон.
- Зато я видел могилу Эмилии Пратт в Лондоне, - перебил я спор братьев.
- Пустую могилу, - вздрогнула Донни.

Через десять минут, вооружившись лопатами и фонарями, мы вышли в сад. Поначалу задача казалась не слишком сложной: подумаешь, найти дерево. Но на практике всё оказалось куда тяжелее. Капли дождя застилали глаза, ветер, пусть и заметно стихший, до дрожи холодил кожу, заставляя моих спутников ёжиться от холода. К тому же, мы понятия не имели, где нам следует искать могилу Эмилии. В саду было немало вековых деревьев. Не стоило исключать и того, что то, которое было так дорого первой миссис Пратт, давно срубили или оно само сгнило от старости. Некоторое время мы растерянно оглядывали сад.
- Я знаю, что это за дерево, - наконец, сообщила Баффи.
Я тоже узнал его, сразу же. В лондонском доме, где я провёл всё своё детство, когда-то висела картина, на которой был изображён дом, ныне принадлежащий Уитморам. А возле дома стояло то самое раскидистое дерево. Сейчас, по прошествии ста шестидесяти лет оно выглядело иначе: ствол раздался в толщину, а ветви, наоборот, засохли. Но сомнений не было: перед нами был всё тот же старый тис. То, что мы не ошиблись, подтвердило и само привидение. Оно словно испугалось, что мы исполним его просьбу, передумало и взбунтовалось. Порывы ветра с каждой секундой становились всё сильнее. Дождь будто плетью стегал по лицу. Всем тут же захотелось немедленно вернуться в тёплую гостиную и согреться у камина, но мы не собирались сдаваться. Через пять минут борьбы со стихией братья Уитморы и Дон оказались не в состоянии продолжать раскопки, и только мы с Баффи продолжали работать. Мокрая, тяжёлая земля неохотно поддавалась натиску наших лопат. Ветер нещадно трепал мой плащ, мешая копать, и я скинул его на траву. Время тянулось невероятно медленно. Мы выбивались из сил. Задача казалась почти невыполнимой, когда наконец моя лопата наткнулась на что-то.
- Есть! – воскликнул я.
И снова гроза начала затихать. Все тут же кинулись ко мне, помогая очистить находку от земли. Это было что-то напоминающее огромный свёрток парусины. Плотная ткань казалась на удивление хорошо сохранившейся. Я почему-то думал, что от тела Эмилии за полтора века должны были в лучшем случае сохраниться пара костей.
- Ну… - поторопила нас Донни.
Я склонился над трупом и откинул в сторону угол парусины. Клянусь, я ожидал чего угодно: изъеденного червями тела, рассохшегося скелета… Но то, что мы увидели, было ещё ужаснее. Казалось, что Эмилия Пратт просто спит. Время не оставило на теле женщины никаких следов. Уверен, она выглядела так же, как и в день своей смерти.
- Бог мой, - выдохнул Грег, глядя на изуродованные руки покойной. – Она что перегрызла себе запястья?
- И судя по всему ни один раз, - ответил я ему. – Истребительницу не так-то просто убить.
- Смотрите! – вздрогнула Нибблет.
Из перегрызенных вен струйками начала вытекать кровь. Я медленно перевёл взгляд на лицо Эмилии. Глаза миссис Пратт были открыты. Абсолютно сумасшедшие, пустые глаза.
- Уильям, - произнесла она хриплым, как после долгого сна голосом. – Уильям Пратт.
- Да, я – Уильям Пратт, - согласился я. – Но я – не он. Я – его сын, сын твоего мужа.
Женщина перевела свой мёртвый взгляд на Джона.
- Уильям, - повторила она.
- Это тоже не он, - заверил я покойницу. – Он твой пра-пра-правнук. И Грег тоже.
Её взгляд озадаченно скользнул по второму потомку, но, видимо, мои слова убедили Эмилию в том, что её мужа среди нас нет. Или мне просто так показалось. Она молча смотрела в пустоту. Мы ждали, не зная, что предпринять. Братья Уитморы, впервые столкнувшиеся с чем-то подобным выглядели крайне напуганными. Дон, храбро вскинув голову, пыталась унять дрожь в коленях. Эмилия не спешила. В ночном свете, во всполохах молний на небе, она напоминала какую-то злую ведьму из страшной детской сказки: невыразимо прекрасную и безумно пугающую.
- Она не дьявол, - чуть различимо произнесла миссис Пратт, посмотрев прямо на Баффи.
- Не дьявол, - согласился я, радуясь, что мне удалось убедить в этом покойницу.
- Она не дьявол, - продолжила Эмилия, - и ты больше не причинишь ей боли, Уильям!
Она кинулась вперёд так быстро, что я не успел прореагировать. Рот покойной раскрылся в страшном оскале, мёртвые глаза зажглись сумасшедшим огнём. Пальцы изогнулись, словно лапы хищного зверя. Она летела к Баффи, и в намерениях Эмилии у меня не было ни малейшего сомнения.
- НЕТ! – отчаянно закричал я.
Мои ноги увязли в мокрой земле. Ураган, сильнейший из тех, что мне когда-нибудь приходилось видеть, не позволял сдвинуться с места, грозя вот-вот подхватить людей в водоворот и закружить, словно опавшие листья. Я вырвался из плена утягивающей меня вглубь почвы и ринулся к Истребительнице, прекрасно понимая, что сейчас опоздаю.
Я так до конца и не понял, что именно произошло. Баффи в этот раз почему-то не впала в этот странный транс. Выставив руку вперёд, она оттолкнула Эмилию от себя. Та отшатнулась в мою сторону, я тут же схватил сумасшедшую за плечи. Я был в ярости, я готов был растерзать сумасшедшую на мелкие кусочки. Но этого не понадобилось. Внезапно женщина рассыпалась в прах, как рассыпаются вампиры. Вот только ни осинового кола в груди, ни солнечного света не было, она просто истлела в моих руках, сама собой. Лишь только ветер донёс до меня всего два слова: «Ты… любишь…».
Дождь закончился моментально, тучи разом уплыли, оставив за собой лишь звёздное небо. Мы с Баффи стояли друг напротив друга, глядя в глаза и не смея разорвать зрительный контакт.
«Ты… любишь…» - всё ещё чуть слышно шептал ветер.
И было в этом голосе и разочарование, и боль, и радость, и ожидание покоя. Покоя, о котором эти полтора века мечтала Эмилия Пратт.
- Кхм… - кашлянул Грег. – Что мы будем с этим делать?
Я резко опустил глаза. Эмилия Пратт выбрала очень удачное место, чтобы превратиться в пыль. Горстка её праха возвышалась прямо в самом центре моего сброшенного на землю плаща.
Джон присел на корточки и поспешно завернул останки пра-пра-прабабки в мой новый плащ.
- Думаю, и так всё ясно, - ответил он.

Тонни приехал рано утром. Он долго извинялся и оправдывался, уверяя меня в том, что с детства боится грозы. И поэтому он не мог приехать за мной, как и обещал, так как был не в силах контролировать свою демоническую сущность. Мне не хотелось его слушать, поэтому, отобрав у Радигара ключи, я выставил его за дверь. При виде разнервничавшегося и ставшего чешуйчатым полудемона братья Уитморы испытали шок, но я уже не сомневался, что мои пра-правнучатые племянники быстро освоятся в этом мире. Я сел за руль – розовая или нет, эта машина позволяла мне разъезжать по улицам в солнечный день. Дон, Джонни и Баффи разместились на заднем сиденье. Грегори сел спереди. Всю дорогу я наблюдал за тем, как старший Уитмор то и дело поглядывает в зеркало заднего вида на мою Истребительницу. Когда мы добрались до старого кладбища, обе пары вышли из машины, забрали из багажника останки Эмилии Пратт, всё ещё завёрнутые в мой многострадальный плащ и оставили меня наедине с моими собственными мыслями. Я не мог пойти с ними, не только из-за солнца, но и потому что не был готов вернуться сюда. Я пару часов просидел в автомобиле и пытался убедить себя в том, что скоро смогу вспоминать нашу нечаянную встречу с Баффи как некое приятное событие, как последнее прощание с любовью.
Толстый кошелёк Уитморов помог им быстро уладить все формальности, и могила миссис Эмилии Пратт, пустовавшая более полутора веков, наконец приняла в себя прах несчастной женщины. Эмилия получила столь желанный покой.

К моему искреннему удивлению, судьба решила сделать мне прощальный подарок – а может, это было наказание? Баффи решила остаться в поместье до утра, чтобы убедиться, что мы всё сделали правильно. Конечно, луна уже пошла на убыль, но и в обычные дни присутствие призрака в доме ощущалась, пусть и не так сильно как в полнолуние. Истребительница приняла весьма странное решение: она захотела остаться в темнице Эмилии, и никто так и не сумел переубедить упрямицу. Я верил в то, что призрака в доме больше нет, но всё равно не хотел рисковать. Незадолго до полуночи я поднялся наверх и лёг в южной спальне. Нас с Истребительницей разделяла лишь стена с дверным проёмом – самой двери-то не было. Я знал, что она не может не догадываться о моём присутствии, но девушка никак не прореагировала. Она лежала за стеной без сна – я понимал это по ритму её дыхания и сердцебиения. Я тоже не мог уснуть. Мы были так близко, почти рядом, и в то же время немыслимо далеко друг от друга.
Я неожиданно задремал лишь под утро. А когда я проснулся – было уже поздно. Ещё вчера вечером выяснилось, что оба автомобиля, протаранивших скамейку, были на ходу. Теперь и Джон вместе с Нибблет, и Баффи могли наконец-то уехать. Судя по тому, как они торопились, им просто не терпелось это сделать. Грегори тоже был на улице, провожал своих гостей. Сквозь стекло я видел, как он пожал ладонь брата, по-родственному обнял Дон и нежно поцеловал руку Истребительницы. Баффи выглядела немного смущённой.

Когда я спустился вниз, обе машины уже унеслись прочь в сторону Лондона. Грегори стоял в дверях и смотрел на меня странным взглядом.
- Что? – огрызнулся я.
- Не понимаю, - покачал он головой. – Как ты мог её отпустить?
- Я? – мне оставалось лишь изобразить удивление.
- Ну не я же! – взорвался Грег.
- Да неужели? – ядовитым тоном осведомился я, не в силах унять ревность. – А кто так нежно ворковал с ней о любви?
Уитмор взглянул на меня так, словно я был последним психом.
- Я уговаривал Баффи дать тебе ещё один шанс. И она бы согласилась, если бы ты всё не испортил! Все вокруг понимают, что вы без ума друг от друга. И только вы вдвоём не замечаете очевидного.

Хочешь знать, поехал ли я за ней? Нет, не поехал. Я всё ещё пытался убедить себя, что так будет лучше для нас обоих. Я отправился в Лондон, чтобы уладить все формальности с поместьем и вернуть его Грегори. Хотя я и не был уверен, что после всего случившегося Грег снова захочет там жить. Я бы, наверное, не захотел. А потом я спокойно сел на самолёт и вернулся в Лос-Анджелес, я вызвал такси и приехал домой, в свою пустую, убогую квартиру, сел на диван, включил телевизор… И через пять минут, как дурак, бегом кинулся обратно в аэропорт. Я прилетел Рим. С трудом выяснил номер мобильного телефона Истребительницы, позвонил ей… и тут же узнал о себе много нового и интересного, потому что Баффи уже четвёртый час скучала под дверью моей лос-анджелесской квартиры! Я никогда не чувствовал себя таким идиотом. Разве что, через пятнадцать часов, когда я наконец добрался до Калифорнии, и выяснил, что Баффи уже вернулась в Италию, чтобы встретиться со мной.

Мы увиделись только через два дня в Лондоне, когда наша взаимная злость и раздражение немного поугасли. Впрочем, нам ничего не стоило разбудить их вновь. Я до сих пор удивляюсь тому, как мы не убили друг друга прежде, чем сумели до конца прояснить все вопросы касательно наших отношений.
Баффи прилетела первой и ждала меня в аэропорту. Она сидела за столиком в маленьком кафе и лениво ковыряла ложкой в огромном стакане мороженого. Когда я подошёл, Истребительница усердно делала вид, что не замечает меня. Я выждал несколько секунд, мысленно спрашивая себя, не поздно ли ещё сбежать, затем заставил себя успокоиться и сел напротив. Баффи так и не оторвала глаз от лакомства. Зато она вскинула руку и, подозвав официантку, кивнула в мою сторону:
- Ещё одну порцию мороженого, пожалуйста!
Уголки её губ предательски дрогнули. Я тоже не сумел сдержать улыбки. Официантка поразительно быстро принесла заказ, и мы с Истребительницей несколько секунд молча ели мороженое. Наконец, Баффи отложила ложку в сторону и взглянула на меня.
- Знаешь, - с толикой грусти произнесла она, – я не хочу слушать никаких длинных историй, спорить о том, насколько веским является твоё оправдание. Мне не важно, где ты был всё это время, когда именно ты вернулся. Мне всё равно, почему ты не позвонил, почему не приехал. Я хочу, что бы ты ответил на один единственный вопрос: ты хоть раз думал о том, что я тогда могла сказать правду?
Мне не нужно было спрашивать, о чём именно она говорит. Я и так знал, какой момент имеет в виду Истребительница – миг нашего прощания. Девушка выжидательно смотрела на меня. Я слегка пожал плечами.
- Я мечтал об этом, постоянно.
Баффи всё ещё ждала.
- Но всерьёз, - продолжил я, - я действительно никогда об этом не думал.
- Ты – дурак, - печально заметила Истребительница.
- Я знаю.
Она грациозно поднялась со стула и, ничего не говоря, направилась к выходу. Я догнал её через несколько шагов, схватил за плечи, развернул к себе и…
И она поцеловала меня.
Да, мы до сих пор ссоримся по несколько раз в неделю, едва ли ни каждый месяц уверенно решаем расстаться окончательно, но мы до сих пор вместе. Мы любим друг друга, и мы счастливы. Если бы ни она, я, скорее всего, не решился бы прийти сюда. Это Баффи меня уговаривала. И, знаешь, теперь я благодарен ей. Она была права, я должен был это сделать. Я прочитал этот злосчастный дневник два года назад, почти сразу после того, как мы окончательно перебрались в Лондон. Я многое понял. Столько лет мне казалось, что я знаю тебя. Я считал тебя жалким, слабовольным человеком. И я ненавидел тебя всю мою жизнь. После всей этой истории с Эмилией я возненавидел тебя ещё больше, но, когда я прочёл твои записи, всё изменилось. Теперь я знаю, ты не был ни трусом, ни негодяем. Ты любил её и ты хотел ей помочь, но не знал как. Ты ошибся, ты сделал только хуже, ты свёл её с ума, сделал из неё монстра, но ты любил её искренне, и все твои чудовищные поступки были лишь роковыми ошибками.
Ты всё сделал неправильно, папа. Но не мне тебя судить. В своей жизни я сотворил куда больше зла, чем ты можешь себе представить. Я понимаю тебя, отец. И я прощаю тебя. Если хочешь знать, Баффи тоже сумела понять тебя, хоть она и знает о том, что пережила твоя Эмилия куда больше, чем я, ведь призрак сам показал ей свои муки. Я уверен, что и Эмилия простила тебя. Теперь вы рядом, вместе навсегда, как и должно быть. Месяц назад у тебя родился пра-пра-пра-правнук, Дон назвала его Кэйси – на мой взгляд ужасное имя. Ты со мной согласен? Джонни хотел назвать его Уильямом, но моя Нибблет настояла на том, что это наша с Баффи привилегия: произвести на свет Уильяма Пратта Пятого. Вряд ли из этого что-то получится… Хотя, судя по тому, как странно в последнее время поглядывает на меня Уиллоу, я бы не стал зарекаться.
Мне жаль, что я не успел узнать тебя, пока ты был жив, я тогда был ещё слишком мал. Я понимаю, что ты никогда не любил ни меня, ни мою мать, только Эмилию и Лисси, перед которой чувствовал себя безгранично виноватым. Я понимаю, папа. Прости, если что-то не так. Прости, что столько лет не приходил сюда, к твоей могиле. И прости за то, что вряд ли когда-нибудь ещё раз отважусь прийти сюда снова. Мне нужно идти, скоро рассвет, и Баффи, наверное, уже заждалась.
Прости, папа, и прощай.

КОНЕЦ
Смотрите также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
# 150 от 9 февраля 2014 22:29
Esperansa90 пишет:
Я никогда не задумывалась о юности Спайка, но прочитав это потрясающее искусство, мне показалось, что именно так и было. Семья то у Спайка должна же быть. И наверняка, узнав о Спайке, им было бы очень интересно узнать о своих предках, не только плохое но и хорошее. Мне очень понравилось это читать. Я читала на одном дыхании, боялась что-то упустить. thank
# 149 от 10 января 2014 22:28
Росмерта пишет:
Цитата: Оллимпия
Оу. Почему же?

Чисто личное восприятие - он мне показался симпатичнее. И достойнее. Как-то так.
# 148 от 10 января 2014 20:48
Оллимпия пишет:
Lupa,
Росмерта, спасибо большое.
Цитата: Росмерта
А жаль, что Дон не выбрала старшего брата!

Оу. Почему же?
# 147 от 10 января 2014 19:15
Росмерта пишет:
Снимаю шляпу перед полетом воображения. Поместье, гроза, призраки, вампиры, запутанный сюжет, сложная генеалогия — классическая готика. Но за мистической жутью явно чувствуется рука опытного режиссера, знающего, где и чем поддержать испуг наивного зрителя. Сильное, захватывающее произведение, такое цельное, профессионально сбитое. Как мраморная статуя — прекрасное совершенство, предмет восхищения, но не страсти...
...До последних двух абзацев. Мороз по коже — избитая фраза, но лучше не скажешь. C этого ракурса впечатление полностью иное, живое и неотстраненное, что ли. Второй раз перечитывалось совершенно по-другому.

P.S. А жаль, что Дон не выбрала старшего брата!
# 146 от 20 ноября 2013 16:04
Lupa пишет:
Чертовски увлекательный и захватывающий рассказ, жаль, что так быстро закончился.))) Происходящее чем-то напомнило локацию отеля в игре VtM.
# 145 от 15 сентября 2013 10:19
Оллимпия пишет:
Цитата: Тома2012
Как то всё совпало: дома одна, далеко за полночь и за окном ливень!

Да... неудачное ты выбрала время. Но я рада, что фик пришёлся по душе.
Цитата: Kaianeri
С самого начала мне было интересно, кому рассказывает эту историю Спайк.

Знаешь, когда я пару месяцев решила её перечитать, мне самой стало в начале интересно: кому? xaxa Но через пару абзацев я вспомнила.
Цитата: Kaianeri
Спорю, что все потомки по мужской линии так или иначе походят на Уильяма Третьего.

Скорее всего.
Цитата: Kaianeri
Ревность Джонни умилила.

А ты бы что подумала на его месте? Приехал с невестой. А она увидела какого-то мужика - и ну обниматься!
Цитата: Kaianeri
Может, потому что этот парень понравился Спайку?))

Может... Но он хороший парень. Проницательный. Сразу понял, что эти двое влюблены.
Цитата: Kaianeri
Может, потому что разговоры с мертвецами, с теми, кто не может ответить - всегда грустно?

вероятно. Да и сама тема разговора невесёлой была.
# 144 от 13 сентября 2013 20:01
Kaianeri пишет:
С самого начала мне было интересно, кому рассказывает эту историю Спайк. Сначала, казалось, что другу, а в конце я просто сидела и понимала, что именно так все и должно быть - разговор сына с отцом. Оба сделали в своей жизни (и нежизни) много ошибок, особенно в отношениях со своими любимыми женщинами. Только один так и остался до конца своей жизни несчастен. Второй - все же мог исправить то, что натворил.
Когда я читала, то у меня складывалось впечатление, что я посмотрела хороший мистический фильм. Ну, такой с голосом за кадром, когда очевидец рассказывает о том, что произошло по-настоящему. И рассказ получается более живой, но и более жутким. От этого ощущения одновременно мурашки бегут по спине и спокойней читать, потому что ты знаешь, что хотя бы один участник этих событий выжил.
Задумка с призраком Эмили очень понравилась - правдоподобно как-то. Отец Спайка искренне любил свою жену и пытался ей помочь. Жаль, что Совет не нашел ее вовремя и не объяснил, что с ней творится. Она считала себя злом, поэтому пыталась убить всех, в ком проявилась кровь Истребительниц и черты ее мужа. Спорю, что все потомки по мужской линии так или иначе походят на Уильяма Третьего. И она пыталась извести всех, кого считала дьяволом и тех, кто был хоть отдаленно похож на ее мужа - мужчину, которого она любила, но который так жестоко обошелся с ней.
Встреча с Донни очень порадовала. Она так бурно отреагировала на воскрешение Спайка, что невольно захотелось улыбнуться до ушей. Да, это походит на Дон. Ревность Джонни умилила.
Встреча Баффи и Спайка заставила напрячься - будто она посмотрела на него и решила для себя что-то в духе: Я убью его позже, а пока надо разобраться с тем, что творится в этом доме.
И я почему-то сразу поняла, что Грегори решил помочь спаффи воссоединиться. Может, потому что этот парень понравился Спайку?))
Очень понравилось то, как Спайк и Баффи пытались встретиться. Они даже думают одинаково! И это хорошо, потому что у них было время, чтобы успокоиться, привести свои мысли в порядок. Их разговор очень понравился.
Да и этот фик сам по себе не может не понравится, мне кажется.
И да, конец фанфика улыбнул и растрогал. Значит, у Донни и Джонни есть сын, а Уиллоу как-то странно посматривает на Спайка, да?
И все равно остается грусть в конце. Может, потому что разговоры с мертвецами, с теми, кто не может ответить - всегда грустно?
Спасибо за этот рассказ. Большое спасибо. give_rose
# 143 от 13 сентября 2013 00:33
Тома2012 пишет:
Читала и реально было страаааашно! Как то всё совпало: дома одна, далеко за полночь и за окном ливень! scared Но так захватило чтиво, что оторваться было не возможно. В конце уже смеялась над тем, как Спаффи ринулись друг к другу после расставания и все страхи сразу улетучились.
-Гном пришёл, а дома нет
Дом пришёл, а гнома нет...
Спасибо, фанфик замечательный. 1202
# 142 от 26 мая 2013 22:56
pomeshalkina пишет:
Здорово!!!! Смех, трепет, слёзы. Эмилию действительно очень жаль. Спаффи вместе- навсегда!!! Спасибо!!!
# 141 от 15 апреля 2013 22:33
elenaa пишет:
Шикарный фик. Настоящая детективная история. Невероятно закрученный сюжет и в тоже время легко может вписаться в канон. Очень жаль было Эмилию.
Спасибо Автору за впечетляющие произведение.
# 140 от 31 марта 2013 16:35
MIrina пишет:
Спасибо большое за рассказ.
Было интересно читать историю от самого Спайка, чувствовать его эмоции и переживания.
А вообще это талант уметь держать читателя в напряжении))
# 139 от 10 марта 2013 13:37
RinRin пишет:
Я вообще очень люблю такой жанр. Будь то фанфикшн или "высокая литература" (хотя этот фанфин заслуживает того, чтобы его отнести к "высокой литературе").
Браво автору!
# 138 от 9 февраля 2013 17:36
sonyaiv02 пишет:
Хороший фанфик .Очень понравился)))
# 137 от 9 декабря 2012 14:19
Один из моих любимых фанфиков . Отличный 1345
# 136 от 10 августа 2012 23:50
Оллимпия пишет:
Varda,
nika black,
большущее спасибо
# 135 от 10 августа 2012 16:28
nika black пишет:
Это просто нечто нереальное! Словно на несколько минут окунулась в параллельную реальность. Всё настолько шикарно описано и досконально продумано. Я просто в немом восхищении. Сцены с призраком- читаешь и мурашки по коже. История Эмилии - и страшно, и больно-бррр. А эти искусные обманки автора - когда приехала Дон, я так надеялась, что это Баффи. А в самом начале испугалась, к кому это пришёл Спайк - неушто истребительница погибла?! В общем, работа произвела неизгладимое впечатление, большое спасибо!)

Это просто нечто нереальное! Словно на несколько минут окунулась в параллельную реальность. Всё настолько шикарно описано и досконально продумано. Я просто в немом восхищении. Сцены с призраком- читаешь и мурашки по коже. История Эмилии - и страшно, и больно-бррр. А эти искусные обманки автора - когда приехала Дон, я так надеялась, что это Баффи. А в самом начале испугалась, к кому это пришёл Спайк - неушто истребительница погибла?! В общем, работа произвела неизгладимое впечатление, большое спасибо!)
# 134 от 13 июля 2012 20:45
Varda пишет:
Это чудестно, а главное не банально или заезжано! Спасибо автор!
# 133 от 10 января 2012 12:08
Оллимпия пишет:
ЯсНоСтЬ,
спасибо. мне очень приятно
# 132 от 10 января 2012 10:47
ЯсНоСтЬ пишет:
Я показала фик своей подруге, которая ни разу не читала фики и не смотрела Баффи, ей он очень понравился!) Говорит написано так, что не хочется оторваться :)
# 131 от 22 сентября 2011 15:16
Elizabeth Summers пишет:
А я всё равно думаю что этот сюжет достоин внимания!:)Олли, ты классно пишешь! Тебе надо в сценаристы! В конце концов ну хоть что нибудь должно достаться нашему Спааайкуууу!
# 130 от 22 сентября 2011 12:44
Оллимпия пишет:
Elizabeth_Ann, laugh1 не думаю, что он заинтересуется
# 129 от 22 сентября 2011 09:07
Elizabeth Summers пишет:
я вот недавно думала: есть сериал Баффи, есть спинн офф Ангел. Так почему бы не сделать что нибудь этакое с названием Спайк?вот. Прочитала этот фик. Я думаю это потрясающий и самый подходящий сюжет. Короткометражка ''Спайк. Все ответы.'' Ну как, Олли? Осталось отправить Ведону.)
# 128 от 7 сентября 2011 12:13
Оллимпия пишет:
Цитата: Levana
искать - в темноте, да с фонариками...))

ну это да)
Цитата: Levana
хотя от Спайка я бы не отказалась)

Думаю, никто бы не отказался
# 127 от 7 сентября 2011 07:37
Levana пишет:
Цитата: Оллимпия
искать или хм... ходить?

искать - в темноте, да с фонариками...))

Цитата: Оллимпия
вот так я испортила тебе все планы...

и я этому только рада) даже выспалась каким-то чудом и полтергейст мне не приснился, хотя от Спайка я бы не отказалась)
# 126 от 7 сентября 2011 00:44
Оллимпия пишет:
Цитата: Levana
а еще грохот в фике совпал с заработавшим рядом холодильником, вот думаю - как высоко я подпрыгнула

о да, бывает такое. холодильник - зло)
Цитата: Levana
хотя я планировала читать по частям

вот так я испортила тебе все планы...
Цитата: Levana
отличная идея, кстати-вместе веселей))

искать или хм... ходить?
Цитата: Levana
а он и правда отличный парень

ага)
Цитата: Levana
я ни разу не "потеряла" Спайка и верила каждому слову

спасибо. я очень этому рада.
# 125 от 6 сентября 2011 23:50
Levana пишет:
1345 я под впечатлением, успела и испугаться(причем по-настоящему, а еще грохот в фике совпал с заработавшим рядом холодильником, вот думаю - как высоко я подпрыгнула)) ), и посмеяться, и поволноваться, и конечно же растрогаться в конце...
Безумно понравилось, Олли ,спасибо за прекрасную историю, за твой стиль, за фантазию - оторваться было просто невозможно, хотя я планировала читать по частям give_rose

- А мы пошли в туалет и заблудились, - лучезарно улыбнулась девушка.
- А потом случайно встретились и решили поискать вместе.

отличная идея, кстати-вместе веселей))

Многие выражения даже не положено знать в её возрасте, но суть нашей перепалки была ясна. Каждый из нас был уверен в том, что прав именно он.

я даже догадываюсь, у кого она всему этому научилась

на лице опытной Истребительницы застыло выражение ужаса.
- И она вся поседела, - тихо добавила Дон.

а вот тут уже стало страшно t2262

Ведь моя Баффи всегда могла затмить для меня весь мир.

верим girl_sigh

Уитмор взглянул на меня так, словно я был последним психом.
- Я уговаривал Баффи дать тебе ещё один шанс.

а он и правда отличный парень

Разве что, через пятнадцать часов, когда я наконец добрался до Калифорнии, и выяснил, что Баффи уже вернулась в Италию, чтобы встретиться со мной

055 ну хорошо хоть в итоге встретились)

Хотя, судя по тому, как странно в последнее время поглядывает на меня Уиллоу, я бы не стал зарекаться.

опасненько))

Прости, папа, и прощай.

еще раз скажу что получилось очень правдоподобно и увлекательно, и притом, что рассказ ведется от первого лица, я ни разу не "потеряла" Спайка и верила каждому слову
# 124 от 5 сентября 2011 21:45
Оллимпия пишет:
Цитата: Emy Lee
В эдаком книжном стиле,

Экспериментирую потихоньку blush
# 123 от 5 сентября 2011 20:50
Emy Lee пишет:
Ой,я прочитала все до третьей части и сказать,что это один из лучших Спаффи-фиков которые я читала - это не сказать ничего.Оллимпия,сюжет закручен будь здоров!В эдаком книжном стиле,правда, впечатлил похлеще всяких Акуниных biglaugh Стиль я твой так вообще обожаю)Правда читала только фик о космонавтах,но влюбилась сразу же.а теперь,когда добралась до спаффиков,буду наслаждатся твоими фиками пока все до единого не перечитаю!Этот процесс обещает затянуться,ведь я и перечитывать,чувствую,не один раз буду.
Цитата: Любаша
.А вот чувства между Спайком и Баффи пока-заны плохо

Так фик сюжетный,по самой идее сопливым быть не должен.Не в этом здесь соль.Мне например,очень импонирует такой вариант.Вроде бы и не на этом акцент был,но информация нужная передана.Спаффи,как качественные специи.Тут главное не переперчить.Но недосол тоже невкусно,а у тебя,Оллимпия,как раз.
# 122 от 4 сентября 2011 17:25
Оллимпия пишет:
Цитата: Sekmet
Думаю, когда Уиллоу возьмется за дело вплотную, то все полтергейсты покажутся Спайку милыми пушистыми котятами

хм... в таком случае, эту историю можно рассматривать, как приквел к твоему фику.
# 121 от 3 сентября 2011 16:57
Оллимпия пишет:
Цитата: Любаша
А вот чувства между Спайком и Баффи пока-заны плохо

Всё может быть. Мне показаломсь, что для этого жанра их даже чересчур.
Цитата: lena05051973
или абсолютное понимание СПАФФИ-отношений.

наверное, наше видение просто совпало. curtsey
Цитата: lena05051973
Кста, ничего, что на ты?

конечно, ничего.

Назад Вперед
Наверх
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Несколько слов о сайте
Спаффи.орг существует с 03.12.2008. За все это время у сайта было много разных этапов развития, в том числе периоды активного роста и высокой посещаемости. Однако со спадом инте- реса к пейрингу и сериалу, активность посетителей также пошла на убыль. В связи с этим было принято решение перевести сайт в состояние периоди- чески обновляемого архива. Подробнее
Случайная публикация
в процессе разработки...
Лента комментариев
Здесь и только здесь размещены все самые лучшие фанфики про Баффи и Спайка. На Spuffy.org вы также найдете множество других форматов фан-работ по пейрингу Спаффи: арты, рисунки, коллажи, аватарки, видео, стихотворения, интервью и биографические данные. Все работы созданы фанатами для фанатов, что абсолютно исключает извлечение коммерческой прибыли. Герои и вселенная Баффиверса целиком и полностью принадлежат Джоссу Уидону, Mutant Enemy и 20th Century Fox.
Dalila © 2008-2016
Обратная связь