Спаффи - это...
Спайк и Баффи. Легендарный вампир и не менее легендарная истребительница. Враги,
союз которых спасет мир. Спаффи - это удивительная история борьбы, веры, страсти
и, конечно же, любви. Любви, которая существует вопреки всему. Подробнее
Логин: Пароль:
» » Фанфик «Обратная сторона Луны» NC-17
Фанфик «Обратная сторона Луны» NC-17 / 14.01.11 by Blondinka713
Нравится 227
Просмотров: 12672
Комментариев: 243
Название: «Обратная сторона Луны»
Автор: Blondinka713
Рейтинг: NC-17
Сезон: 6
Персонажи: Баффи, Спайк и другие...
Краткое содержание: События этого фика будут происходить после 10-й серии. Давайте вспомним, что у нас там с героями. Итак, наши Спаффи успели спеть несколько арий и поцеловаться, потерять память, снова поцеловаться, и наконец (в 9 серии) разрушить дом, в котором началась эротическая страница их истории… Но Баффи по-прежнему отталкивает Спайка, и все его попытки объясниться заканчиваются неудачами... Однако впереди наших героев ждет Рождество, а ведь это необыкновенное время, в которое могут случиться самые невероятные, но не всегда добрые чудеса!
Бета: нет
Завершён: да
От автора:
1) я хочу посвятить этот фик всем замечательным Спаффикам и Спаффоголикам нашего сайта! Хочу, чтобы в Рождество и Новый год все были счастливы, раз уж этого не дано нашим героям.
2) Временные рамки я расставила, опираясь на даты выхода в эфир соответствующих серий.
Предупреждения: АУ, ООС, emotional angst, Баффи/Другой персонаж, Original Character
Отказ от прав: герои –Ведона, мой сюжет.
специально для конкурса «Сочельник на spuffy.org»

Категории: 6 сезон, АУ, Завершенные макси-фики, Конкурсные фики, Праздничные фики, Эмоциональный ангст, Второстепенный пейринг
 
Глава 1

Всё еще тяжело дыша, Баффи скатилась со Спайка и рухнула рядом на кровать. Матрас съехал набок, подушки валялись на полу, одеяло сбившимся комом лежало где-то в ногах. Отдышавшись немного, Баффи почувствовала, что пальцы ее левой руки так крепко переплетены с пальцами Спайка, что у обычного человека, наверное, расплющились бы кости. Но лежавший рядом мужчина не был человеком. Он не уступал ей ни в чем – ни в силе, ни в выносливости, и потому в постели с ним она могла не стараться проявлять сдержанность и осторожность. Впрочем, в постели с ним она почему-то совсем не могла сдерживаться, и вообще становилась…ммм… как бы это сказать… ну, НЕ осторожной, это точно.
- Pet, ты такая дикая штучка… сегодня ты удивила даже меня. Ты была такой горячей, как Везувий. Я уж подумал, настал последний день моей Помпеи.
-Что? Какой Помпеи?
- Был такой город, детка. Давным-давно.
- Город? Где? Это в Калифорнии?
- Нет, детка, про этот город написано в книгах по древней истории…Я понимаю, что у тебя не было на них времени из-за твоих постоянных занятий боевыми искусствами. Кстати, я ничего не имею против, ведь долгие тренировки сделали твою фигуру такой соблазнительной….
- Фигуру? Ты хочешь сказать, что я развивала только тело, но не мозги? Тупая машина для драк и убийств?
-Шшшш, детка, не заводись. Для меня ты достаточно умна. Взять хотя бы то, что до тебя наконец-то дошло, что мы – идеальная пара. Я - тот единственный, кто действительно подходит тебе. Мы наконец-то вместе, потому что ты поняла - я тот самый, твой единственный вариант.
Вопреки ожиданиям, Баффи не стала ни возмущаться, ни спорить. Сегодня у нее просто не осталось сил ни на крик, ни на драку. Вздохнув, Баффи только слегка приподнялась на локте и повернулась лицом к лежащему рядом мужчине.
- Идеальная пара? Ты и в самом деле так считаешь?
- А ты нет, Luv?
Спайк медленно поднес к своим губам ее свободную руку, развернул, и начал тихонько целовать ее запястье, в то место, где пробивался наружу родник пульса. По телу Баффи тут же прошла горячая волна. Но, борясь с нахлынувшим наслаждением, она сказала, как будто уронила камень:
- Нет.
Спайк тут же выпустил ее руку – которая безвольно упала, как срезанный тюльпан – и посмотрел ей прямо в глаза твердым прямым взглядом.
- Почему?
- Ты прав, в постели с тобой я чувствую себя настоящей женщиной. Такого не было ни с Ангелом, ни с Райли – вообще ни с кем. Наверное, это потому, что я стала взрослее и пришла моя пора раскрыться. Для всего нужна своя пора, и в том числе для того, чтобы получать настоящее удовольствие от секса – тоже. Но секс- это еще не вся жизнь. Мы не можем жить только в постели. Прости, но… я стыжусь тебя.
Спайк не пошевелился, только в глубине его глаз синей молнией промелькнула вспышка боли.
- Я не могу сказать своим друзьям, что ты мой парень. Возможно, где-то в ночном клубе, среди тех, кто не знаком ни с тобой, ни со мной, я бы могла представить тебя, как своего парня, и даже думаю, что многие девушки посмотрели бы на меня с завистью – но только до тех пор, пока не узнали бы, кто ты есть. Любить тебя - это всё равно, что любить уголовника, какого-нибудь серийного убийцу. Это немыслимо для такой девушки, как я. Нормальной, законопослушной… И немыслимо вдвойне, так как помимо всего этого, я еще и Истребительница, которая должна бороться с такими, как ты. Это как роман между судьей и преступником, понимаешь? Это позорит меня!
- Ну, детка, какая непривычно длинная речь! Кажется, наши сегодняшние упражнения действительно измотали тебя, коль ты объясняешься, а не срываешься на крик. И потому откровенность за откровенность, Pet … Я скажу тебе: неужели ты думаешь, что я этого не понимаю? Не понимаю причин, по которым ты отталкиваешь меня? Я знаю, что ты стесняешься отношений со мной, так как считаешь меня не ровней себе. Ты сто раз говорила мне это, Luv…
Его глаза потемнели от воспоминаний – он в переулке, кругом валяются скомканные деньги, и презрительная улыбка Баффи, смотрящей на него сверху вниз.
- Да, я убийца, и я не могу изменить свое прошлое, но неужели ты теперь всю жизнь будешь упрекать меня за это? Я ведь не убиваю больше, Luv… Ключевое слово- прощение, окей?
- Прощение? Да если б я не простила тебя, разве бы я вообще впустила тебя в свою жизнь хоть на секунду? Я простила тебя за твоё прошлое, хотя до конца так и не понимаю, почему! Но я не могу забыть, что сейчас ты не убиваешь лишь потому, что у тебя чип в голове! Это не твой выбор! Откуда я знаю, каким ты станешь, когда чип сломается или вдруг перестанет работать? Ты все равно убийца, не так ли? Вот ключевое слово….
Спайк отвернулся, его пальцы судорожно сжались. Парадоксально, но они все еще держались за руки, несмотря на весь этот тяжелый и неуместный разговор. Помолчав минуту, он снова заговорил:
- Я понимаю, что ты считаешь меня грязью. Но я люблю тебя. И надеюсь на то, что ты оценишь это. Что моя любовь вызовет в тебе отклик, и ты влюбишься в меня так же сильно, как и я, вопреки всем доводам рассудка! И что эта любовь опровергнет все твои принципы. Тебе станет наплевать на мнение друзей и знакомых, ты отвергнешь всё, чему поклонялась и во что верила прежде. Ты преодолеешь всё - насмешки, осуждение, одиночество, презрение ради одного-единственного мужчины - меня... Ты в каждом прохожем начнешь искать одни-единственные черты - мои... Только одно-единственное мнение станет иметь значение для тебя - моё... и я навсегда стану твоей единственной, путеводной звездой....
Баффи шокировано уставилась на него:
- Но, Спайк! Такой любви, такого обожания просто не бывает на свете!
- Бывает, Luv… Если бы ты была на моем месте, ты бы поняла.
- Но я на своём!
- Да, детка, ты на своём …- Он вздохнул, не договорив, и поднялся с кровати. Натягивая джинсы, бросил через плечо:
- Давай, одевайся, уже поздно, тебе пора идти домой. Я провожу тебя.
- Спайк! Я никого не боюсь в этом городе! Я прекрасно доберусь домой и без твоей помощи!
Он мягко посмотрел на неё.
- Знаю, детка. Но я ХОЧУ проводить тебя. Просто потому, что ты – женщина. В первую очередь. И только потом уже – Истребительница. Сейчас я – твой мужчина, и это мой долг.


***

Когда они подошли к заднему крыльцу дома Баффи, Спайк как раз докуривал очередную сигарету. За всю дорогу он не сказал ни слова, только молча курил одну за одной. Отшвырнув окурок, он обнял девушку за плечи и повернул к себе. Баффи привычно подалась вперёд, ожидая получить прощальный поцелуй на ночь, но Спайк не торопился целовать её.
- Ты знаешь, Luv, что сегодня Сочельник? А завтра Рождественский вечер...
- Ну да, а что? Ничего особенно интересного меня не ждёт. Придут только свои, ну знаешь, Уиллоу … может, Тара тоже захочет прийти. Аня с Ксандером, Дон … Мы посидим немножко, а потом мне всё равно придется идти патрулировать поздно ночью. Я могла бы заглянуть к тебе ненадолго, если ты не против. - Баффи хихикнула.
- Баффи, я тоже хочу встречать с тобой Рождество.
- Ты хочешь сказать, что я должна взять с собой на патрулирование еловую ветку?
- Я серьезно! Баффи, можно завтра вечером я приду к тебе? Я хочу, чтобы ты пригласила меня на Рождественский ужин наравне со всеми. У меня уже есть подарок для тебя.
И это была чистая правда. Вчера Спайк самолично побывал в «Магической Шкатулке» и выбрал красивую статуэтку, изображающую крылатую девушку в шлеме – Нику, богиню победы. И даже честно заплатил за неё, не торгуясь.
Но Баффи не торопилась соглашаться. Она возмущенно выпрямилась в его руках:
- Спайк! Рождество – это семейный праздник! На него приходят самые близкие!
- А я? Разве я не ближе к тебе, чем кто угодно? Мы столько лет знакомы, что уже практически сроднились… И я люблю тебя, и мы спим вместе!
- Нет! Во-первых, я тебя не люблю! Во-вторых, то, что происходит между нами, скоро закончится! Это временное помешательство! И поэтому я вовсе не собираюсь делать тебя членом семьи!
- Закончится? Нет, Pet! Мы только начали! И моё сердце отдано тебе навсегда!
- Ручаюсь, ты говорил это каждой, в том числе и Друзилле!
- Что, детка, в тебе наконец проснулась ревность?
- Нет, просто констатация факта.
- Друзилла была моей принцессой, и я действительно любил её, за то, что она создала меня, сделала другим, сильным, не знающим запретов… Но я знал, за что именно я её люблю. А за что я люблю тебя, я не знаю! Ты воплощение всего, что мне ненавистно, ты была моим смертельным врагом, ты дразнила, побеждала, унижала и отталкивала меня….Я люблю тебя не за что-то, а вопреки. Вопреки всему тому, что прежде любил. И это так больно…
Он остановился, отпустил её, сделал шаг назад, и продолжил снова только после небольшой паузы, глядя куда-то в сторону и вниз, говоря медленно и тихо, как будто сам с собой:
- Думаешь, я счастлив, Luv? Я словно сгораю на медленном огне, каждый день, каждую ночь. Я один, я полностью один, как в абсолютном вакууме. У меня больше нет друзей, я отбросил в сторону всё, чем жил раньше. Но я и не с вами! Вы - ты и твоя банда неудачников – все как один презираете меня, я для вас чужой, хоть я столько месяцев сражался плечом к плечу, пытаясь заслужить хоть капельку уважения … Пару раз я видел одобрение в твоих глазах, и хотя раньше я и не мечтал даже о таком, гордость овладела мной и я решил, что должен получить больше – получить тебя, Баффи. И теперь мы спим в одной постели – чего не мог представить еще полгода назад – но я ни на шаг не приблизился к тебе… Я еще более одинок, чем раньше. И это сжигает меня. Если бы я мог, Баффи, я бы отдал всё на свете, лишь бы никогда не знать тебя.
При этих словах Спайк выпрямился, его глаза заблестели, и гордо вскинув голову, он напряженно посмотрел прямо на Баффи. Она ощущала его взгляд, как физическое прикосновение. Казалось, её кожа занялась и горит.
- Так вот, Luv, раз это случилось и я не могу разлюбить тебя, хотя сто раз пытался, то я пойду до конца по этой дороге! Видимо, такова моя судьба, хотя я и не из тех, кто в это верит. Я пройду всё, и получу тебя, любимая! Но для этого ты должна дать мне шанс… Сделать хотя бы один маленький шаг навстречу…
Он протянул к ней руку, раскрытой ладонью вверх, словно за тем, чтобы она положила в неё что-то. Но Баффи, стряхнув с себя магию его взгляда и слов, крикнула:
- Нет! Между нами нет никакой любви! Ты не можешь любить! Ты хочешь, чтобы я поверила в то, что ты действительно меня любишь, чтобы просто обладать мной! Ты стремишься ко мне, потому что я недоступна! Но можешь не стараться вешать мне лапшу. Я ненавижу красивые и пустые слова. Уж лучше прямой и честный удар!
И с этими словами Баффи размахнулась и, залепив Спайку прямо в челюсть, повернулась и вбежала в дом, захлопнув за собой дверь. И этот звук отозвался в сознании мужчины, словно выстрел. Разрушивший все его сегодняшние надежды. Он открыл ей своё сердце, он был предельно искренним – впрочем, уже не в первый раз… А она даже не поверила ему. В разговорах с ней он словно натыкался на каменную стену – раз за разом. И эта стена не становилась тоньше. Все, что ему оставалось, это продолжать биться в неё - со всего маху, неотвратимо, беспрестанно убивая себя ...
Постояв немного перед закрытой дверью, Спайк повернулся и направился на кладбище, к своему склепу. Его ждала одинокая ночь в обнимку с бутылкой виски. Потом длинный тоскливый день, и вот оно – Рождество. Счастливый праздник для всех, только не для него. Он снова будет пить. Потом, возможно, прошвырнется в бар к Вилли. Может, удастся немного забыться за карточной игрой – если, конечно, там будет, с кем играть…
Спайк брёл по улицам – неприкаянный красивый мужчина в чёрном плаще, с опасным лицом и трагическим взглядом - машинально отмечая, каким чудесным и нарядным стал их городок к Рождеству. Повсюду горела иллюминация, светились яркие надписи, в витринах магазинов стояли украшенные игрушками ёлки, над головой мигали разноцветные световые табло с пожеланиями счастья…Но всё это не имело никакого отношения к нему. Это был не его праздник, не его счастье. У него и дома-то не было, только склеп, в котором его никто не ждал.
Спайк свернул в очередной переулок и остановился. Волна безнадёжности, вдруг захлестнувшая его, оказалась так сильна, что он просто не смог идти дальше. Прислонившись плечом к кирпичной стене, он задрал голову и посмотрел в небо. И впервые за сто с лишним лет с его губ вдруг сорвалась хриплая мольба:
- О, если ты есть… там, наверху… если ты есть.. сделай так, чтобы она поняла меня…чтобы она почувствовала, каково мне сейчас… чтобы она полюбила меня так же сильно, как люблю её я… чтобы она поняла, каково быть на моём месте…


Глава 2


Баффи проснулась очень рано этим предрождественским утром, но так и не смогла вспомнить, что ей снилось. Наверняка сон был плохим, потому что на её щеках остались следы слёз, а веки были тяжёлыми и припухшими. Но Баффи не удивилась. В её душе и так уже давно и прочно поселилось ощущение безнадёжности – с тех самых пор, как больше года назад она вдруг поняла, что влюблена в своего самого злейшего врага. В вампира по имени Спайк. В бывшего убийцу, в голове которого сейчас сидел чип, вживлённый туда учёными Инициативы, и который благодаря этому обстоятельству на некоторое неопределенное время превратился в ее невольного помощника. Она долго скрывала эти чувства от всех, и в первую очередь от него самого под язвительными комментариями, но месяца два назад случилось невозможное – после очередного обмена колкостями они вдруг поцеловались. И как бы Спайк не отталкивал её, как бы не утверждал, что это нелепая случайность, которая не должна повторяться - вскоре они от тайных и жгучих поцелуев перешли к не менее жгучему сексу. Казалось бы – вот она сбылась, её мечта, но парадоксальным образом Баффи стало ещё хуже… Её жизнь ещё больше запуталась, их отношения – если это можно было назвать отношениями – не приносили ей радости, так как Спайк с упорством маньяка после каждой встречи объявлял случившееся ошибкой. Однако эти встречи повторялись снова и снова, и часто инициатива исходила вовсе не от Баффи. Спайк играл с ней, как опытный и жестокий кот с беззащитным мышонком - то приближал девушку, то отталкивал, а Баффи не находила в себе сил прекратить эту горько-сладкую пытку.
Гордость заставляла Баффи скрывать их отношения от своих друзей, потому что рассказать им о том, что в народе называлось «несчастливой любовью», ей было стыдно. Она, Избранная, Истребительница – и вдруг не может построить уже какие-там-по-счёту отношения? Нет, раскисать было нельзя. Всё-таки для неё недопустимо было, чтобы кто-то из друзей увидел её в минуты слабости, или, тем более, догадался о причинах её постоянной хандры. Она бы скорее умерла, чем призналась им, что который месяц плачет из-за Спайка. И уж тем более не собиралась сдаваться на милость этого хохочущего дьявола. Всю свою злость, боль и горечь она сгоняла на вампирах и демонах, которых уничтожала во время вечерних патрулей. Зачастую эти дежурства заканчивались в объятиях блондина, но счастья ей это не добавляло.
Вздохнув, Баффи привычно отогнала горькие мысли, и встав с постели, принялась одеваться. Надо было идти вниз, готовить завтрак для Дон. Размешивая тесто для оладий, она продолжала размышлять о том, что же ей всё-таки делать с собственной жизнью и со всей этой ужасной ситуацией, сложившейся в последнее время. Решение не находилось. Пожалуй, единственным выходом было бы уехать – время и расстояние лечит всё – но она не могла покинуть Саннидейл сейчас, оставив Дон одну, с кучей долгов, под угрозой переселения в другую семью…
- Доброе утро, Баффи! Ты неважно выглядишь, что-то случилось? Ты, случайно, не заболела? Было бы ужасно заболеть на Рождество! – в кухню, кутаясь в тёплый халат, вошла Уиллоу.
- Нет, всё в порядке. Просто дурной сон.
- А, ну тогда ладно. Ведь сегодня вечером самый главный праздник года! Хотя для многих из нас он будет не очень веселым…Прошло всего лишь полтора месяца с тех пор, как ушла Тара, и мне будет тяжело сегодня увидеть её за этим столом на Рождественском ужине…
- Я не могла не пригласить её, Уилл! Ты же знаешь, она не поддерживает отношения со своей семьёй!
- Я не против, мы же обсуждали это! Наоборот, я очень хочу увидеть её, но ужасно боюсь… Боюсь, что она передумает и в последний момент не придёт. Это будет еще хуже, чем её присутствие здесь и наши вымученные попытки вести себя, как хорошие знакомые…- Уиллоу улыбнулась печальной и рассеянной улыбкой… - Кстати, кого ты еще позвала?
- А кого я могла позвать, кроме Ани с Ксандером? Ты же знаешь, Джайлз уехал…
- А Спайк? Ты приглашала его? Если, конечно, вампиры вообще празднуют Рождество. Конечно, Спайк не член семьи, и вообще держится обособленно, но он член команды, и в принципе, учитывая, какой малочисленной в этом году будет наша компания, его можно позвать. Ненадолго.
Баффи нервно сглотнула, молясь, чтобы на её лице не отразилось никаких эмоций.
- Ну… я вчера видела его… случайно… во время вчерашнего патрулирования…и я намекнула ему, что он тоже мог бы прийти. Но он не дал мне однозначного ответа. Если я увижу его… ну например, если он зайдет сюда днём, как он это иногда делает, я спрошу снова….
- Хорошо бы ты уточнила это до того, как я начну печь пирог. Хоть Спайк и вампир, но он ест человеческую пищу, я не раз замечала, как он заказывал луковые колечки в «Бронзе». Так что я думаю, если он придёт, то не откажется от своей доли пирога.
- Может, мне сходить к нему? Он наверняка спит в своём склепе. Ну, не специально к нему… - Баффи запнулась. – Я могла бы сходить за покупками, а по дороге домой заглянуть и туда.
- Делай, как хочешь. Я уже приготовила всем подарки, так что мне нет нужды выходить из дома. Я могу спокойно остаться и заняться готовкой. А ты иди.


***


Перед тем, как постучать в дверь склепа Спайка, Баффи остановилась в нерешительности. Досчитала до десяти. И только потом резким толчком открыла дверь.
Спустившись по ступенькам, осмотрелась. Спайка не было видно. Телевизор был выключен, старое красное кресло перед ним пустовало. Что ж, ничего не поделаешь, придётся спускаться на нижний ярус. Посмотреть, не спит ли он – что было вполне вероятно, учитывая, что полдень еще не наступил.
Так и оказалось. Спайк действительно лежал посреди развороченной кровати, выглядевшей так, словно в неё попала бомба, и глаза его были закрыты. Баффи осторожно подошла поближе, молясь, чтобы он не расслышал, как часто и неровно забилось её сердце.
Но он услышал. Его насмешливый голос застал врасплох, и, остановив на полдороге, закачался в полумраке, как петля:
- Ты снова здесь, детка? Так скоро после того, как мы расстались вчера вечером? Вижу, ты не врешь, когда говоришь, что хочешь меня.
Не открывая глаз, он ухмыльнулся, но его улыбка была скорее злорадной, чем ироничной.
- Итак, на чём мы остановились вчера, напомни мне, Pet? На том, как ты укусила меня за левую грудь, или на том, как под тобой сломалась моя кровать, или на том, как ты сказала мне, что ты любишь меня?
Баффи вспыхнула до корней волос.
- Я не признавалась тебе в любви! Это вырвалось случайно… ну…ты понимаешь…просто в такой момент, когда…
- Да, случайно. В пятнадцатый раз за этот месяц.
Он по прежнему улыбался, но глаза уже открыл. И в них был такой холод и такая леденящая кровь ирония, что Баффи невольно попятилась назад.
- Не понимаю, что тебе не понравилось?- сжимая кулаки, отчаянно выдохнула она прямо в это ненавистное и до боли любимое лицо.
- А то, что я в принципе не верю в любовь, как в явление. Особенно если это любовь между вампиром и Истребительницей. Мы можем делать всё, что угодно, детка, в этой постели и вне её, но называть то, чем мы с тобой занимаемся, «любовью», я не готов. Понимаешь меня? – он вопросительно поднял бровь, и холод в его глазах стал еще пронзительнее.
- Да? А чем тогда можно назвать то, чем мы занимаемся, когда оказываемся наедине?
- Ну… - он замялся, и на секунду Баффи показалось, что в этих равнодушных синих глазах мелькнула неуверенность и растерянность. – Ну… детка, мы занимаемся…ЭТИМ. Да, Pet, мы посто занимаемся «этим». Это всё.
С этими словами Спайк откинул одеяло и встал, и Баффи против воли уставилась на его прекрасное совершенное тело, не в силах отвести свой взгляд. Его глаза потемнели, он облизнул губы, его голос вдруг стал низким, хриплым:
- Зачем ты пришла, Luv?
Потом он резко тряхнул головой, словно отгоняя наваждение, выругался сквозь стиснутые зубы, схватил простыню и замотался в нее.
- Итак, детка, чего ты хочешь от меня сегодня? – сказал он уже гораздо спокойнее. Отвернулся, нашарил на тумбочке сигареты и закурил.
Баффи сглотнула и решительно произнесла:
- Я пришла пригласить тебя к себе домой на Рождество.
- Что???
Спайк чуть не подавился сигаретой.
- Что я слышу, Истребительница? Ты зовешь меня к себе домой? К тебе и твоим чертовым идиотским Скуби? Меня, Уильяма Кровавого?
Он нервно и глубоко затянулся едким дымом. Баффи показалось, что вместе с этой сигаретой сгорает и рассыпается пеплом её мечта провести этот чудесный Рождественский вечер в компании мужчины, которого вот уже несколько месяцев она любила так, что у неё даже пальцы судорогой сводило, стоило ей просто подумать о нём.
- Послушай, Спайк, что такого страшного я сказала тебе? – она еще пыталась делать независимый и веселый вид.
- Послушай, у меня в голове сидит этот чёртов чип, и я не могу никого убить, кроме демонов и ещё кое-какой нечисти. Именно поэтому я выхожу в патруль вместе с вами. Потому что мне скучно сидеть в кресле и смотреть сериалы! - Он с силой потушил сигарету и тут же закурил новую. - Но это не значит, что я твой чертов ручной вампир!
Спайк развернулся к Баффи, и решительно и зло продолжил:
- Я вампир, а ты Истребительница. Я не считаю, что у нас много общего. Фактически, у нас вообще нет ничего общего. Кроме того, что мы иногда занимаемся «этим». Но это всего лишь временное помешательство. Скоро оно закончится, и потому я вовсе не собираюсь вести себя так, как будто я член твоей семьи. Понятно? И уж тем более не собираюсь рассиживаться возле пушистой елочки и кричать «Merry Christmas», как самый настоящий идиот.
- Что идиотского в том, чтобы встретить Рождество? Как будто бы ты никогда не делал этого раньше? Например, с Друзиллой?
- Что ты сравниваешь? Моя темная принцесса была такой же, как я! Она была настоящей бомбой… Я был готов встречать с ней любые праздники, день за днем, даже если бы это был день рождения президента Китая! Но прийти к тебе домой, Истребительница, сесть с тобой за один стол – никогда. Мои друзья засмеют меня! Я и так уже не могу зайти в бар к Вилли без того, чтобы на меня не начали подозрительно коситься. Слишком часто в последнее время я оказываюсь в твоей компании.
- Чем же моя компания не нравится твоим друзьям? Кстати, я не трогаю этих демонов лишь потому, что они не нападают на людей. Но если они когда-нибудь…
- Успокойся. Наши с тобой пути скрестились лишь на миг, и вскоре вновь разойдутся. Как только чип в моей голове перестанет работать, я уеду из этого города. И ты больше не увидишь меня. Тебе придется проводить время с кем-нибудь другим, но раз это буду не я, моим друзьям на это будет глубоко наплевать.
- Спайк, ты сволочь! – крикнула девушка, как выплюнула. Прямо в эти проклятые красивые губы, в который раз говорящие ей дерзости.
Он не шелохнулся. Только медленно, скучающе улыбнулся и выгнул левую бровь:
- В самом деле, Pet?
Она молчала.
Тогда он продолжил:
- В любом случае, мой ответ – нет. Я не приду. Передавай привет Рыжей и малышке Дон, но...
Он сделал паузу, и твёрдо закончил:
- Сегодня тебе придется обойтись без меня.


***


Прошла целая неделя после того тяжелого Рождества, а Баффи ни разу не видела Спайка. Собрав в кулак остатки гордости, она избегала его склеп во время патрулирования. Но и сам вампир не показывался ей на глаза. Вчера она всё-таки не выдержала, и под тем предлогом, что ей нужно кое-что узнать о новом виде демонов, заглянула в бар к Вилли, надеясь застать там Спайка хотя бы случайно. Однако вампира там не оказалось, а на краешке барной стойки она увидела до боли знакомый предмет – его старенькую зажигалку. Не в силах сопротивляться практически непреодолимому искушению, Баффи незаметно сунула зажигалку себе в карман и ушла. И вот сегодня утром Баффи, одной рукой выпекая очередной блинчик, другой рукой нащупывала в кармане джинсов её контуры и нежно улыбалась.
Вдруг задняя дверь кухни с грохотом распахнулась и в комнату ввалилось дымящееся одеяло.
- Кровавый ад, проклятое солнце когда-нибудь сожжет меня! Как приятно было бы всегда жить под светом луны…
Спайк выпрямился и его глаза вызывающе уставились прямо на раскрасневшуюся и растерявшуюся девушку.
- Мне стало скучно в моем пыльном склепе, Саммерс! Не угостишь ли парочкой блинчиков?
- С каких это пор тебе стала нравиться моя стряпня, Спайк? – произнесла Баффи с деланной холодностью в голосе.
В два шага он пересёк кухню и прижал её к мойке всем весом своего тела.
- С тех пор, Златовласка, как я попробовал на вкус твои сладкие губы... С тех пор, как ты оказалась в моей постели, и я увидел, как много ты умеешь, я подумал, что и на кухне ты такая же богиня... - его глаза откровенно смеялись, но его рука ласкала её спину под майкой, а вторая рука легла на её бедро. Словно зачарованный, он наклонился к ней, и Баффи выдохнула навстречу ему, словно во сне:
- Мой милый…
Он тут же отпрянул, резко отстранился, словно от ожога, и выкрикнул:
- К чёрту! Не называй меня своим! Я не твой! Я вообще ничей, заруби это себе на носу!
Баффи почувствовала себя так, словно ей в сердце всадили самый настоящий кол. Закусив губу, она попыталась улыбнуться:
- Как же мне тогда тебя называть?
- Для тебя у меня есть имя! Меня зовут Спайк, и это единственное, что я могу тебе предложить!
- Не будь таким упрямым, Спайк… В таком случае, я тоже могу предложить тебе кое-что... - соблазнительно облизав губы, она слегка потерлась своими бёдрами о его. Плевать, пусть думает о ней, что хочет, но если секс - единственная возможность удержать его рядом, она даст ему всё, что только возможно. Иногда в минуты близости ей казалось, что он не так равнодушен к ней, как хочет или старается показать. Вот и сейчас вспышка раздражения в его глазах тут же погасла. Его губы приоткрылись, и словно против воли он уставился на её рот так, как будто тот был воротами в Рай.
- Баффи... – тихо прошептал он, наклоняясь к ней всё ниже и ниже.
И тут раздался громкий звонок в дверь.
Отпрянув друг от друга, вампир и девушка лихорадочно поправляли одежду. Баффи пошла открывать, но не могла не оглянуться на пороге, бросив через плечо еще один взгляд, полный желания и боли, на светловолосого мужчину, независимо приткнувшегося бедром к краю стола.
Разговор с дамой из Департамента социального контроля вымотал ее так, как ни одна драка ни с одним демоном. Захлопнув дверь за мисс Крогер, Баффи в изнеможении повернулась и прислонилась спиной к двери. И вздрогнула. Спайк никуда не ушел, он сидел в кресле и смотрел прямо на неё, и в его взгляде она различила едва уловимое сочувствие. Внезапно он поднялся, широкими шагами подошел к ней и упёрся рукой в притолоку над её головой. Она оказался так близко, что их лица почти соприкасались, и на секунду ей показалось, что где-то в глубине его синих глаз прячется отблеск самой настоящей страсти. Но уже в следующую секунду он заговорил, и его слова уничтожили её так нелепо вспыхнувшую надежду.
- Уже целых две минуты я задаю себе вопрос: что я здесь делаю? Твои проблемы с сестрой никак не касаются меня. И тем не менее, детка, я хочу дать тебе один совет – ты должна найти какую-нибудь работу, и срочно, если ты не хочешь увидеть Дон в приюте.
Баффи стояла не шелохнувшись, это было так невыносимо сладко – снова чувствовать тяжесть его тела так близко, ощущать знакомый запах крепких сигарет, старой кожи плаща, виски, и особой, присущей только ему какой-то неуловимой свежести... Она закрыла глаза и подалась вперёд, подставляя губы для поцелуя. Еще миг – и его губы оказались на её губах, сминая их в беспощадном голодном приветствии. Она запуталась пальцами в его волосах, выгнулась всем телом, утопая в его сокрушительных объятиях. Завладела его губами, яростно возвращая пьянящие, жадные поцелуи.
А он брал всё, что она давала, и, в свою очередь, отдавал что мог. И не был ни нежен, ни мягок. Но она и не хотела нежности или мягкости. Ей нужны были его страсть и сила, пламя и огонь, которые были в твердых губах, сминавших её губы, в жестоком завоевании её рта. Она встречала каждый натиск с радостью в сердце, с желанием, разгоравшимся в крови. Вот оно! Вот! Так и должно быть!
Ладонь его свободной руки властно легла на её грудь, ставя печать обладания. Это прикосновение послало по её телу крошечные молнии удовольствия, разбежавшиеся под кожей и пронизывающие каждый уголок. Опьянённая грубой лаской, Баффи с силой подалась вперёд. Её бросило в жар, словно от внезапной лихорадки.... нет, словно внутри зажегся крошечный огонёк. Огонёк, постепенно превращавшийся в пламя, по мере того, как его пальцы ласкали, гладили, мяли упругий холмик. Ощупью, сквозь ткань майки, он нашёл маленький сосок и стал грубо теребить его. Она охнула прямо ему в губы, но он, казалось, и не думал отступать. Она принадлежала ему, и они оба это знали. Всё остальное было лишь следствием: его похоть, её желание. Все было предопределено. Записано на небесах.
Внезапно он отнял руку от её груди, и Баффи испытала чувство потери.
- Черт побери, Саммерс! Черт бы всё это побрал! Я ухожу! Я должен уйти! Мне нечего делать здесь, с тобой! Хотя...
Его глаза удивлённо расширились и он просунул руку между их телами.
- Кровавый ад, что это?
Его ловкие пальцы уже тащили из узкого кармана её джинсов его зажигалку. Баффи в отчаянии закусила губу и вся кровь бросилась ей в лицо от жгучего стыда.
- Так-так, Luv, не знал, что ты воруешь мои вещи.... Это самый дурацкий твой поступок, который я когда-либо видел. Может быть, мне пора перестать впускать тебя в свой склеп? Если так пойдет и дальше, скоро я могу остаться абсолютно нищим.
Униженная донельзя, Баффи, тем не менее, гордо вскинула голову в отчаянной попытке оправдаться.
- Я забрала её вчера в баре у Вилли! Ты оставил её там на стойке бара! Я взяла её и хотела отдать, но забыла!
Спайк ухмыльнулся.
- Допустим, я поверю тебе. И всё же…
Он снова придвинулся к ней, провёл руками по плечам, спустился ниже, к талии. Баффи прерывисто задышала, почти против воли, и тоже подалась к нему навстречу. Он поднял её подбородок и снова приник к её губам.
Сначала победила страсть, и всё вернулось: жар, ослепительное счастье, обещание.
Но он взял себя в руки. Баффи поняла это, так как через прикосновение его губ, рук ей передавалась его внутренняя борьба, стремление взять под контроль те эмоции, которые так буйно вырывались наружу. Сама себе не веря, она ощутила, как его руки медленно, неохотно отрываются от неё. Потом пальцы впились в её талию, напряглись, разжались, опять сжались и он с ощутимым усилием оторвал от её губ свои. Она смотрела в его глаза, тёмные и неприветливые, как грозовое небо... небо, в котором сверкали первые молнии. Оба дышали тяжело и часто. Оба еще не освободились от той силы, которая ими владела.
Но он уже мог контролировать себя, в отличие от неё.
- Вот видишь, ты сдаёшься, стоит мне только прикоснуться к тебе. Ты хочешь меня. Ты хочешь обладать мной, а также тем, что принадлежит мне – как например, этой зажигалкой. Но мне не нужна твоя дурацкая любовь. Как видишь, я могу прекратить всё это. Как видишь, я не нуждаюсь в тебе. Мне не нужно ничего от тебя.
Спайк с силой оттолкнул её от себя, круто повернулся и вышел, не оглядываясь, подхватив по дороге свое серое одеяло.
Звук захлопнувшейся двери ударил по натянутым нервам.
Через секунду Баффи уже взбегала вверх по лестнице - до краёв наполненная яростью, обидой, и какой-то обжигающей злостью. Она ворвалась в свою комнату, плотно, с силой захлопнув свою дверь, словно отгородив себя от всего мира. Потом для верности еще повернула ключ в замке и устало опустилась на корточки, прижавшись спиной к белой крашеной поверхности. Гнев пульсировал в ней в такт ударам сердца. Но скоро она поняла, что её бравада, её злость была лишь маской, прикрывающей глухое, острое отчаяние. Ведь дверь-то она захлопнула, а душу свою не смогла! И любовь снова проросла в ней каким-то ядовитым и прекрасным цветком, заполнив её голову бредом, а рот – бессмысленными хриплыми словами, похожими на проклятия. Баффи не знала, сколько так прошло минут - или часов.
Внезапно встрепенувшись, она схватила ножницы и бросилась к зеркалу. Яростно, как попало начала кромсать волосы, безжалостно срезая длинные светлые пряди. Он назвал её Златовлаской? Что ж, больше он не увидит её такой. Никогда. Никогда. Никогда.


Глава 3


Проходили дни, и та вспышка гнева, которая закончилась для Баффи походом в парикмахерскую, стала казаться чем-то далёким. За это время три малолетних придурка даже успели сделать её невидимкой с помощью какой-то пушки. Это помогло ей уладить проблему с Департаментом социального контроля и вернуть Дон.
Но не помогло ей достичь равновесия со Спайком.
Когда она пришла к нему, абсолютно невидимая, то всё, на что решилась, это издалека наблюдать за ним - как он курит, смотрит телевизор, смеётся, ходит, и даже читает, когда её нет рядом. Это было так удивительно! Но заговорить с ним она так и не отважилась. Они вообще на разу не встречались и не разговаривали с тех пор, как поссорились у нее на кухне. Баффи только удивлялась, насколько невидимость внезапно помогла ей сгладить кое-какие острые моменты в её жизни, но, к сожалению, не принесла ничего нового в их отношения с вампиром.
Однако, в любом случае, она не могла оставаться невидимкой всегда. Жизнь продолжалась, и требовала её присутствия в ней. Уиллоу скоро расколдовала Баффи, и всё вернулось на круги своя.
Когда Баффи достала из почтового ящика ворох очередных счетов, она поняла, что очень сильно нуждается в работе. Но единственное место, куда её взяли, была закусочная с диким названием «Двойное мясо». Смены были тяжелыми, но по крайней мере у неё не оставалось сил, чтобы анализировать свою жизнь. И даже её тяжелая горькая любовь, которая много месяцев разъедала мозг, как кислота, казалось, отступила куда-то в самый дальний уголок отупевшего от тяжелой работы сознания.
Сегодняшняя ночная смена вымотала её до предела еще на середине. Уставшей рукой Баффи сняла дурацкую кепку с головы и провела по волосам. Ей нужен был хотя бы десятиминутный отдых. Но тут пожилая работница по имени Джина взглядом указала на прилавок позади Баффи. Обреченно вздохнув, девушка повернулась лицом к посетителю, и вдруг её сердце пустилось в галоп, а потом станцевало джигу.
Спайк стоял прямо напротив неё, со скучающим и рассеянным видом изучая меню. Потом он поднял глаза и обежал взглядом всю её – включая безвкусный наряд в полоску и раскрасневшееся от работы лицо.
Внизу, под прилавком, Баффи сжала руки в кулаки так, что ногти больно впились в ладони. Это же надо было ему прийти именно сейчас, а не после перерыва, где она хотя бы могла умыться и причесать взлохмаченные волосы!
- Так-так, Саммерс, ты только посмотри на себя...Ты настоящий инструмент, который развивает Америку. Вся такая важная в этой униформе, с этим бейджем…
Ну-ка, обслужи меня! – и Спайк двусмысленно ухмыльнулся и облизнул губы с самой сексуальной из всех своих ухмылок.
«Да он просто издевается!» - молнией пронеслось в голове у девушки, но в то же время она не могла оторвать взгляд от дразнящего изгиба его губ.
А Спайк положил обе руки на прилавок и перегнулся ближе к ней.
- Зачем ты здесь, маленькая лгунья? Сбежала от меня? Решила доказать мне, что взялась за ум? Именно поэтому ты не выходишь вечером в патруль? Именно поэтому я теперь в одиночку развлекаю себя драками с демонами возле моего склепа?
Брось, Саммерс, это место не для тебя! Оно сожрёт тебя! Твои руки огрубеют от тяжёлой работы, твои мозги атрофируются… Хотя для того, чем мы занимались с тобой, мозги не нужны… Но и твоё тело станет непригодным для «этого»…
Он медленно провел пальцем по её голой руке и Баффи бросило в дрожь от его прикосновения.
- Спайк! Я не сбежала… у меня просто не остаётся сил на патрулирование… я ещё не привыкла… это действительно тяжёлая работа… но мне не удалось найти другую…ты понимаешь? - сбивчиво начала объяснять она.
- Не сбежала? Тогда докажи это, Pet. Немедленно. Здесь и сейчас.
Он еще ниже наклонился к ней и легонько подул ей прямо на губы.
У неё ослабли колени. Спайк снова добился своего: без малейших усилий он проник за её щит, и воззвал ко всему, что Баффи за ним прятала. Этот мужчина обладал какой-то мистической способностью сводить её с ума. Яростный шторм поднялся в ней, смывая последние остатки самообладания. Её чувства к нему были так неуправляемы, что толкали на немыслимые поступки. Ещё немного – и никакая сила на земле не воспрепятствовала бы ей отдаться ему прямо здесь, страстно, бурно, жестоко, невзирая ни на что и ни на кого.
Но тут распахнулась дверь и в закусочную вошла молодая пара. Баффи вздрогнула.
С усилием отведя взгляд от губ Спайка, она еле заметно кивнула в сторону окна, выходившего на задний двор. Он вопросительно вздёрнул брови.
- Через пять минут, - прошептала она.
Не было никаких сомнений, что он понял и принял её приглашение, хотя и не сказал в ответ ни слова, а просто крутнулся и вышел, независимо засунув руки в карманы плаща.



***


Открыв заднюю дверь, Баффи остановилась на пороге, нерешительно вглядываясь в темноту. Тишина. Неужели Спайк передумал? Воспоминания о его хрипловатом голосе больно ударили в сердце. «Докажи это, Pet. Немедленно. Здесь и сейчас»
Ей так нужна эта встреча наедине. Только дотронуться до него, еще раз раствориться в его объятиях, и можно снова продолжать жить - выполнять нудную, тяжелую работу, платить по бесконечным счетам, воевать с демонами без всякой надежды на благодарность...
- Как ты точна, моя девочка. Ты не заставляешь ждать себя.
Она повернула голову. Спайк стоял слева от нее, прислонившись спиной к стене. Выбив из пачки сигарету, он щелкнул зажигалкой и пламя осветило его лицо. Вопреки насмешливым словам, оно не было весёлым – скорее напряженным, угрюмым, мрачным.
- Знаешь, я передумал. Никакого секса! Сегодня ты не выглядишь привлекательно. И так горячо, как мне нужно.
Она побледнела. А он продолжал:
- И дело даже не в этом… Пока тебя не было, я размышлял. Ты не подходишь мне. Нам не о чем говорить вне постели, ты заметила, Luv? Ты ничего не знаешь, ты ничем не интересуешься. Ты скучна, Саммерс. Ты всего лишь эффективная машина для убийств демонов и всякой другой нечисти.
Неужели он не оставит ей ни клочка былой гордости, былого самоуважения? Сколько еще пощечин ей придется снести? Сколько еще несправедливых упреков он обрушит на её склоненную голову?
- Пока другие учились, я спасала мир!
- Да? – он прищурился. – А зачем? Что такого хорошего есть в этом мире, если ты не задумываясь, отказалась от него, когда умерла? А после твоего возвращения находиться здесь и вовсе стало для тебя пыткой, ты сама мне это сказала. Так почему ты не можешь бросить к чертям весь этот мир и всю твою чертову ответственность, и заняться собой? Ты могла бы наняться охранять президента и получать за эту кучу денег! А этот город предоставить его демонам… одним человечишкой больше, одним меньше… какая разница, в конце концов?
С ужасом она поняла, что он не шутит. Ему действительно всё равно, ему нет и никогда не было никакого дела до чужих жизней.
А он подытожил:
- Но ты торчишь тут из года в год, тратя свою жизнь и свой бесценный дар на ерунду, борясь с трудностями, которые сама же себе и создаешь. Так что я прав – ты скучна, Саммерс.
И тогда она не выдержала и со всего размаха ударила его прямо в лицо. Он не успел заблокировать удар, его голова мотнулась вбок, но он тут же отскочил в сторону, принял боевую стойку, и захохотал.
- Давай, давай, Истребительница, давно уже у нас не было хорошей встряски. Может, тебе даже удастся раззадорить меня настолько, что я захочу тебя. Ну же, детка, давай! Ты же боевая машина, так покажи-ка то единственное, на что ты ещё пригодна!
Ярость придала ей силы, красной пеленой застлала глаза. Она размахнулась, провела обманный хук справа, который он легко отбил, замахнулась слева, потом опять справа, и поднырнув ему под руку, резкой подсечкой опрокинула на землю. Еще миг – и вот она уже сидит на нём, отведя кулак вверх для завершающего удара, дробящего кости.
Но вдруг вместо того обвила его шею руками, прижалась всем телом - и поцеловала. Простила.
И этот единственный, бесхитростный, искренний поцелуй смел барьеры, уничтожил все шансы на спасение. Спасение – как её, так и его. Желание безжалостно ударило их пудовым молотом и отняло способность соображать.
Призыву этого поцелуя невозможно было не покориться: они говорили на одном языке, понимали друг друга без слов и долгих объяснений. Он схватил её в объятия, стиснул изо всех сил, пригнул голову, и в свою очередь завладел её губами.
От него пахло ветром и неистовством, неукротимой силой без правил, ограничений и запретов. Прильнув к нему, она чувствовала, как он уводил её все дальше и дальше в магический мир поцелуя. Его руки, словно не по своей воле, шарили, гладили, изучали, мяли её тело. Она последовала его примеру и вскоре тоже прижимала его к себе, ласкала – сначала робко, затем всё смелее.
Одним рывком он поднялся на ноги и поднял её вместе с собой. Они по-прежнему находились в объятиях друг друга, но она оказалась прижатой спиной к стене, и его руки уже были полностью у неё под блузкой. Потом он почувствовал, как её руки обхватывают его талию, проникают под плащ, вытягивают майку из джинсов, нетерпеливо дергают за пояс.... Спайк застонал, но поцелуй поглотил все звуки.
- О нет, мы не должны ...- он поднял голову, прервав поцелуй, но не смог придумать, что сказать, кроме неубедительного:
- Тебе нужно на работу.
Баффи поколебалась, потом он почувствовал, как её тело расслабилось и чуть шевельнулось под ним.
- Мне и здесь хорошо.
Её движения, слова, тон не оставляли сомнения в намерениях.
Его ощущения, желания свирепо боролись со здравым смыслом. Он прикрыл глаза, стараясь собраться с силами и освободиться. Её руки скользнули вверх по груди, пальцы распластались на тонком полотне майки.
Сколько женщин касались его вот так? Сотни. Сколько женщин вызывали в нем эту неукротимую страсть, головокружение и неутолимую потребность обладать всего лишь одним своим прикосновением? Никто.
Никто, кроме Баффи.
Только она.
И хотя он сознавал опасность, но когда она подняла голову и снова нашла губами его губы, он не смог воспротивиться, не смог оторваться. Она соблазняла его - но поцелуем, ставшим столь невинным, что ледяная скорлупа, сковывавшая его сердце, треснула.
- Нет, - выдохнул он, пытаясь отстраниться.
- Да, - ответила она и больше не сказала ни единого слова. Она словно пригвоздила его к себе, не силой, а очарованием, которому он не смог противиться.
Баффи упивалась поцелуем, тяжестью его тела, придавившего её к стене, его явной капитуляцией. Он пропал. Она знала это… ощутила момент, когда водоворот утянул его в самую глубину. Момент, когда его сопротивление было снесено потребностью слишком сильной, чтобы устоять. Он был такой… такой большой… такой твердый… напряженность тела вопила о потребности в разрядке. Она еще подлила масла в огонь – - закинула ему руки на плечи, сцепила на шее, притянула к себе и снова запечатала его губы своими.
Перестав бороться с собой, он прижал её к себе - еще сильнее. Одно движение его длинных пальцев – и края её блузки разошлись. Его рука легла на мягкое полушарие, и она охнула, когда пальцы сомкнулись на её соске. Охваченная жаром, она прижалась к нему, пытаясь доставить такое же наслаждение. Она старалась не думать о том, всё ли она делает так, как должно, ведь её опыт был мал, а он давно поднаторел в любовных схватках. Но она делала всё. Всё, что могла придумать. Всё, чтобы воспламенить его. Потому что не желала мириться с чем-то меньшим, чем его полная и безоговорочная капитуляция. Он должен безоговорочно отдаться ей и её страсти. Всему, что он решил исключить из своей жизни.
Его губы нашли её грудь. Обжигающее прикосновение его языка заставило Баффи вздрогнуть. Он втянул сосок в рот, запечатав ладонью её губы, как раз вовремя, чтобы заглушить очередной крик. Волна возбуждения разлилась по всему её телу, прилила к щекам, губам, обдала жаром низ живота.
Она тяжело дышала, раскрасневшаяся, сгорающая в томительном нетерпении, когда он наконец скользнул вниз и поднял её юбку. Жесткие пальцы нашли её колено, поползли выше, погладили внутреннюю сторону бедра. Потом он рывком поднял её юбку до самой талии, обнажив ноги.
Её бёдра, упругие, закалённые годами тренировок, стали источником непередаваемого наслаждения, как и гладкие полушария её попки, которые он властно сжимал в руках. Его трясло от возбуждения и желания взять её, завладеть ей немедленно, со всей страстью, накопившейся внутри него… Пусть за порогом этой страсти лежало сумасшествие, но он должен был дать ей и себе удовлетворение. Избегая её рук, настойчиво пытавшихся притянуть его ближе, он стиснул её бедра и одним ударом вошёл прямо в её темную горячую глубину.
Она захлебнулась пронзительным воплем. Потом вспомнила о необходимости молчать и прижала к губам костяшки пальцев, чтобы погасить крики. Она делала всё возможное, чтобы заглушить наиболее интимные звуки, но ей это плохо удавалось. И вскоре оказалась в силах только ловить губами воздух, подавляя стоны. А еще некоторое время спустя она могла уже только распускаться и цвести для него.
Когда он наконец отпустил её, подбросив к самым звездам, позволив взлететь и разбиться на миллиарды осколков, она была слишком истощена, чтобы говорить хоть что-то.
Осторожно, ощупью, он поправил ее одежду, насколько это было возможно, и отстранился. На его лице ещё лежала тень пережитого наслаждения.
- Спайк…- она нежно прикоснулась рукой к его лицу. – Я люблю тебя.
Он не закричал гневно, не отшатнулся. Склонил голову набок, к плечу, по своей всегдашней привычке, и сказал задумчиво, веско роняя слова:
- Я не верю в твою любовь. Ты тянешься ко мне, так как с того света ты вернулась не такой. В тебе теперь есть тьма. Поэтому ты идёшь ко мне, в эту тьму. Ты пригубила мой мир, и увидела, как он хорош, Баффи.


***


На следующий день Баффи позвонила Таре и попросила её прийти в «Двойное мясо» для разговора. Сначала Тара решила, что дело касается Уиллоу, которая опять что-нибудь натворила при помощи магии, но Баффи успокоила её.
- Нет, я хочу поговорить о другом. Понимаешь, это касается Спайка…
- Спайка?
- Дело в том, что его чип не распознаёт во мне человека.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Ну… он может коснуться меня… в смысле, ударить… безо всякого вреда для себя…
Глаза Тары расширились от ужаса.
- Не бойся, ничего плохого он не делал…не делает… просто я обеспокоена этим. Я прошу тебя проверить всю информацию о заклятье воскрешения, которым Уиллоу воспользовалась, чтобы вернуть меня в мир живых. Вдруг это что-нибудь изменило во мне?
- О, я убеждена, что ритуал прошёл по всем правилам и не мог причинить тебе вреда. Но,
конечно же, я всё проверю…Обещаю! Я скажу тебе, как только что-то выясню.
- Ладно. Я буду ждать…
Но им не удалось встретиться вечером. Когда Баффи вернулась домой, Уиллоу сказала ей, что они вместе с Ксандером и Аней собираются повеселиться в "Бронзе". Сначала Баффи не хотела идти – сказывалась усталость от дневной смены, да и Дон нуждалась в её обществе. Но оказалось, что та собралась переночевать у своей подруги Дженис, и тогда Баффи решила пойти, чтобы не оставаться одной в пустом доме.
Только веселее ей не стало. Вид радостных, беззаботно танцующих Ксандера и Ани, репетирующих танец для предстоящей свадьбы, поверг её в настоящую тоску. Отправив Уиллоу на танцпол, погрустневшая Баффи решила подняться на верхний ярус клуба и оттуда понаблюдать за всеми.
Облокотившись на перила, она грустно смотрела вниз. Как вдруг бархатный, низкий голос, раздавшийся за спиной, заставил её вздрогнуть:
- Luv…ты здесь, детка…
Спайк.
Рядом. Так неожиданно. И так близко.
Любовь резко подскочила в ней, как температура, и счастье охватило её всю, как болезнь.
Знакомые руки властно легли на её талию.
Она не оборачивалась.
Тем временем Спайк прижал её к себе, и произнес прямо в ухо:
- Посмотри…ты пытаешься быть с ними…но в конце концов всегда возвращаешься назад… во тьму…
Он наклонился к ней еще теснее, по-прежнему оставаясь позади неё. И вкрадчивым шепотом закончил:
- Ко мне…
Она поняла, что Спайк тоже взволнован, и что он тоже смотрит вниз, туда же, куда и
она - на танцующих Скуби.
- Что бы они подумали, если бы узнали обо всех тех вещах, которые ты делала в последнее время?- задумчиво продолжил он.
Он положил руку на её голое плечо и медленно провел вниз по её руке.
- Если бы они узнали, кто ты есть в действительности?
Его рука двинулась дальше, вниз, к талии.
Баффи прошептала с выражением муки на лице, смешанной с наслаждением:
- Нет…Не здесь, не сейчас…
- Тогда останови меня.
И в следующие минуты всё пошло так, как диктовал он. Он снова коснулся её щеки, снова провел пальцем по обнаженной руке. Чувствовал, как она теряется, трепещет, смягчается. Чувствовал, как её нервы натягиваются, измотанные ожиданием. Он играл на этом, позволяя своей ладони по-хозяйски то погладить голое плечико, то властно скользнуть по спине, бёдрам, изгибам попки.
Она вцепилась в перила, потому что ноги больше не держали её.
Удовольствие, вдвойне острое оттого, что было запретным, оттого, что их в любой момент могли увидеть, накрыло их с головой. Она не могла бы его остановить, даже если бы ей приказали. Он тоже не мог прекратить это.
Рука Спайка переместилась вниз, на бедро Баффи.
Баффи закрыла глаза...
Спайк потянул вверх её юбку.
Баффи тяжело задышала...
Спайк закусил губу.
Помедлил...
И подался вперёд сильным толчком.
Баффи запрокинула голову, подавив стон.
Замерла, подождала, и вжалась в него еще теснее.
Он скрипнул зубами, но сдержался.
Она действовала на него, как ни одна другая женщина. С ней он чувствовал себя наполненным каким-то ярким огнем, какой-то пульсирующей энергией. Энергией самой жизни.
При этом Баффи все еще не открывала глаз.
Осторожно Спайк наклонился, чтобы посмотреть на ее лицо.
- Нет, нет ... Не закрывай глаза. – шепнул он.
Она послушно открыла глаза.
- Посмотри на них.
Скуби внизу танцевали и смеялись, не обращая внимания ни на что.
- Это не твой мир. Ты принадлежишь тени ... ты в ней со мной.
Он чувствовал трепет её бедер, туго сжатую спираль напряжения. Понимал, что настало время. Спайк начал медленно двигаться внутри неё, продолжая тихо шептать на ухо Баффи:
- Посмотри на своих друзей ... и скажи мне теперь ... что ты не любишь убегать от них ко мне! Да, именно ко мне... под самым носом у них.



Глава 4


Следующим вечером Баффи отправилась на патрулирование, несмотря на изматывающую смену в «Двойном Мясе». Она и так уже некоторое время пренебрегала своими обязанностями. Но вместо того, чтобы высматривать и выслеживать вампиров, она брела по кладбищу, задумчиво углубившись в свои мысли.
Ей было, о чем подумать.
Спайк… Да, он впустил её в свою постель… Но и что из того? В постель, но не в своё сердце.
Он стал ее самой большой трагедией, самой постыдной слабостью, самой огромной ошибкой, которую она не могла исправить, как ни старалась. Она чувствовала себя распятой на кресте этой безнадежной любви, в которой гвоздями являлись его насмешки и оскорбления, а крестом – его нелюбовь к ней. Всё, что он отдавал ей, он отдавал как бы нехотя, как бы уступая её настойчивым желаниям.
И он не верил в её чувства. Сто раз Баффи пыталась доказать ему свою любовь, сто раз она открывала ему свою душу – в нелепой, бессмысленной, острой надежде достучаться до того хорошего и светлого, которое, как она надеялась, всё же было скрыто в нем, пусть и глубоко внутри.
Но ничего не получалось. Ворота его сердца распахивались на миг, на краткий ослепительный миг, а потом захлопывались снова.
Умом она понимала, что у них на самом деле нет ничего общего, и что по сути дела, он – её самый злейший враг, которого она давно должна была уничтожить. Они были рождены для схватки, их пути должны были пересечься лишь для смерти, но никак не для любви. Но в последнее время даже её рассудок перестал подчиняться ей. Единственное, чего она желала, был этот насмешливый, недоверчивый, вспыльчивый, холодный, опасный мужчина, вопреки всякому здравому смыслу вошедший в самую её плоть и кровь. Что бы она ни делала, как бы себя ни укоряла, ничто не могло победить её одержимость. Её потребность в нём была абсолютна и непоколебима, и несмотря на то, что она едва избежала участи стать рабой своих чувств к нему, она всё же по-прежнему мечтала…
О нём. О том, как бы взять его. Удержать навсегда.
Ни один мужчина, кроме него, не владел её мыслями до такой степени, не подводил её так близко к краю пропасти.
Воспоминания преследовали её каждый час каждого дня, каждый час долгой ночи…
Он даже являлся ей во сне, а это было хуже всего, ибо в её снах не оставалось ни запретов, ни ограничений, и на несколько коротких моментов после пробуждения она давала волю фантазиям о том, что они могут быть счастливы друг с другом.
В последнее время он немного смягчился к ней. Ему в голову пришла мысль о том, что в ней появилась частичка тьмы. Баффи не знала, так ли это. Он мог быть не так уж и неправ в своих предположениях. Если до своей смерти она еще могла контролировать свои чувства к вампиру, то после воскрешения её тяга к нему стала воистину безграничной.
Почему это случилось, девушка не знала. Именно поэтому Баффи попросила Тару выяснить, не могла ли из-за неправильного заклятья в ней действительно поселиться та самая тьма, которая теперь, словно магнит, приковала её к Спайку…
Очнувшись от своих невеселых мыслей, Баффи подняла голову и обнаружила себя на хорошо знакомом месте – на пороге склепа вампира. Через этот порог она переступала уже тысячи раз. Медленно, как во сне, подошла она к двери, которую столько раз уже открывала. Медленно прислушалась. И медленно приложила руку к створке, готовая толкнуть.
Но в этот раз – остановилась. Не решилась открыть. Зачем? В очередной раз увидеть насмешку в его синих глазах? В очередной раз ощутить, что её возьмут без любви, из одной только похоти? В очередной раз отдать всю себя, а взамен не получить почти ничего?
Гордость подняла в ней свою израненную голову. Осторожно, словно против воли, Баффи начала тихонько пятиться назад. Потом повернулась и решительно пошла, почти побежала прочь от склепа, не подозревая, что по другую сторону двери стоит растерянный, взволнованный предмет её грёз, приложивший свою руку точно к тому же месту на двери.
Миг – и он распахнул дверь, выбежал на порог… Но девушка уже была далеко.
И всё, что осталось Спайку - это лишь стоять и задавать себе вопрос, действительно ли Баффи приходила к нему? Или же ему всё это только почудилось?
И почему он так неожиданно рванулся к ней навстречу? Что толкнуло его к двери? Какое-то шестое чувство, или нечто большее?
Он не понимал...


***


Ну а дальнейшие события этого вечера напоминали кошмар.
Сначала Баффи вступила в схватку с тремя демонами, во время которой ощутила непонятные перемены со временем. Странные голоса в голове мешали сосредоточиться, и несмотря на участие Спайка, прибежавшего на помощь, драка затянулась. В пылу схватки Баффи оттолкнула от себя одного из демонов, но спустя мгновение тот почему-то оказался девушкой по имени Катрина. Спустившись вниз, Баффи нашла Катрину в овраге, без признаков жизни. И это было настолько ужасно, что поначалу шокированная Баффи не поверила в то, что убила невинного человека. Спайк попытался привести её в чувство и отвёл домой, пообещав позаботиться о мёртвом теле.
Но дома ей не стало легче. Баффи приснился причудливый сон, в котором перемежались недавняя схватка в лесу и её секс со Спайком, который закончился тем, что она ударила спящего вампира, прикованного наручниками к кровати, колом в грудь. Но затем сон перенёсся в тёмный лес, где Баффи увидела мёртвую Катрину с торчащим из тела колом. Внезапно мёртвая девушка открыла глаза, которые имели цвет глаз Спайка, и Баффи резко проснулась...
Всё ещё находясь под влиянием произошедшего, Истребительница тихо зашла в комнату Дон и села на кровать. Баффи рассказала ей, что стала причиной смерти человека, и объяснила, что должна пойти в полицию и во всём признаться.
Несмотря на слёзы сестры, Баффи вышла из дома и по тёмному переулку направилась к полицейскому участку.
Но неожиданно её путь преградил тот, которого она совсем не ожидала здесь увидеть.
- Истребительница? Я чувствовал, что ты придешь сюда… Вы, люди, так глупы…
- Спайк?
- Я же сказал, что позабочусь обо всём, Саммерс… Но так и знал, что ты не послушаешься, и что твоя так называемая совесть пригонит тебя сюда.
Баффи опустила голову, скрывая навернувшиеся слёзы.
- Мне так жаль, Спайк… Но я не могла бы жить дальше, зная, что убила невинного…Я не могла не пойти в полицию …И не думай, что мне было легко принять это решение… Я попрощалась с Дон, но мысль о том, что я больше не увижу тебя, едва не сломала меня… Спасибо, что пришел поддержать меня и дать возможность сказать «прощай»… Не ожидала, что поймёшь мой поступок…
- Поймешь? Что ты несёшь? О каком «понимании» ты сейчас говоришь? Единственное чувство, которое ты вызываешь у меня сейчас, это разочарование. Ты разочаровала меня, Саммерс!
- Что значит "разочаровала"? Почему?
- Потому что я в тебе ошибся... Если бы в тебе появилось хоть немножко темноты, ты бы никогда не сдалась, Саммерс. Ты бы никогда обменяла свою свободу на какое-то мёртвое тело… Ты не похожа на меня! Ты просто слабачка! И поэтому я разочарован.
- А я думала, ты пришел сюда поддержать меня...
- С какой стати? Возможно, я и хочу остановить тебя, я еще не разобрался... Что-то привело меня сюда... Но я вовсе не поддерживаю тебя в этом идиотском порыве пожертвовать собой, клянусь адом!
- А я думала, раз мы вместе уже столько времени, наши отношения сблизили нас, и ты здесь ради меня - чтобы быть рядом в самый тяжелый момент моей жизни...
- Да, я рядом сейчас, но вовсе не потому! Я с самого начала считал наши отношения неправильными, и если бы не твоя настойчивость, ты бы никогда меня не получила! Я всегда убивал Истребительниц, но никогда не пытался спать с ними! Если хочешь начистоту, я считаю, что ты принудила меня быть с тобой! Прилипла! Приворожила! Приклеилась! Ты как пластырь - сколько не сдирай, следы остаются.
- Принудила? Как бы не так! В тебе проснулись чувства ко мне!
- Черта с два! Какие чувства? Я просто спал с тобой, когда вздумается! Твоя невесть откуда взявшаяся любовь только злила меня!
- Не верю, что у нас был просто секс!
- Кровавый ад, Саммерс, ты можешь верить или не верить, но это так! Я просто подумал… я подумал, что после того, как ты вернулась с того света, в тебе появилась тьма…Та самая тьма, которая есть и во мне! И только поэтому был с тобой…
- Не ври! Ты всегда хотел меня!
Спайк со свистом втянул в себя совершенно ненужный ему воздух.
- Всегда - да. Но только как тело. Ты не нужна мне. Я желаю тебя, но не хочу.
- Врёшь!
- Я знал, что тебе это недоступно, Pet. – пренебрежительно процедил он сквозь стиснутые зубы. – Ты не разбираешься в мужчинах, тем более во мне подобных. Ты вообразила, что понимаешь меня, но советую не заблуждаться. Еще раз повторяю – ты мне не нужна. И никогда не будешь нужна.
- Я всё равно не верю тебе, Спайк! Это ты слабак, а не я! Ты боишься своих чувств ко мне, и потому говоришь мне все эти ужасные вещи! Я поступаю по совести, и я уверена, что на самом деле ты понимаешь это!
- Вот именно, что нет! Клянусь, я не понимаю ни тебя, ни твою совесть! Неужели ты можешь пустить под откос свою жизнь всего лишь из-за одной случайной жертвы? А скольких людей ты спасла? Сколько людей живут благодаря тебе? Одно мёртвое тело не делает погоды! Это был несчастный случай, о котором нужно просто забыть!
- Так вот что это для тебя? Всего лишь мёртвое тело? Ты и правда не можешь понять, почему это мучает меня?
- Так почему же ты не смогла объяснить мне это хорошенько, детка? Так, чтобы я понял?
Она закусила губу. Он продолжил.
- Вот видишь, у нас действительно нет ничего общего. Мы не понимаем друг друга. Твой поступок кажется мне невероятной слабостью и глупостью. Я ведь рассказывал тебе про Истребительниц, которые сдавались, потому что хотели умереть. Сейчас ты делаешь примерно то же самое. И где твоя хваленая любовь ко мне, если ты собралась уйти в тюрьму на долгие годы?
- Спайк!... Думаешь, я не пыталась разлюбить тебя?
Он коротко, зло, обидно рассмеялся.
- Когда? Когда прыгала в мою постель при каждой удобной возможности?
- Ты сам хотел этого не меньше, чем я! Несмотря на отсутствие у тебя души, я верила в то, что в тебе однажды проснутся чувства ко мне! Ты ведь умеешь любить, Спайк! Ты любил Друзиллу! Так почему бы тебе сейчас не полюбить и меня?
Его глаза превратились в две узкие щёлки. С любой другой женщиной он пустил бы в ход весь свой немалый опыт, чтобы заставить её потерять равновесие, взять над ней верх.
Но с ней… Он попросту не смел.
Слишком много всего было между ними. Даже сейчас…Даже здесь…Горячее дыхание, ласкающее кожу, нечто почти ощутимое, сознание греха, старого, как мир.
У них было всего несколько минут, а он ещё не знал, что предпримет. Доиграет ли сцену до конца или взорвётся на середине.
Сейчас не время подсчитывать обиды, разбираться в своих чувствах, рациональных, логических выкладках. Оставалось довериться инстинктам.
Жилка, бьющаяся у основания её горла, кружила ему голову, но он не отрывал взгляда от Баффи.
Пусть продолжает.
- Спайк… Загляни в себя… Ты не такой, каким хочешь казаться…Ты столько помогал мне… мне и Дон, и даже моим друзьям… Это не тьма! На самом деле я вижу в тебе частичку света… И именно поэтому люблю тебя!
Дикая ярость, блеснувшая в его глазах, мигом заставила её замолчать. Его бешенство было столь очевидным, что она едва не отступила. Но упрямо вздёрнула подбородок и продолжила:
- Ты можешь стать другим, Спайк! Я верю в тебя! Ты больше не принадлежишь тьме, ты принадлежишь свету! Ты принадлежишь мне! Ты - мой парень!
Она заплатит ему за эти слова. Притом той монетой, которая будет стоить ей всего дороже.
Но он ещё сдерживался.
- Ты ошибаешься, детка. Во мне нет никакого света! И я не твой парень, и не стану им никогда.
- Нет, Спайк! Не трусь! Не лги самому себе! Ты уже впустил меня! Теперь ты - мой парень, а я – твоя девочка! Я – твоя, а ты – мой! Да!
И тут он дал выход своей ярости, и со всей силы впечатал ей прямо в губы эти слова. Одним-единственным точным ударом. Но этого хватило, чтобы она отлетела к противоположной стене, и стукнулась об неё головой. Сегодня её сил против него было явно недостаточно.
С трудом поднявшись на ноги, она тоже ударила его, но удар почти не достиг цели. Он так завёлся, что практически не чувствовал ни боли, ни усталости. Он легко пробил её защиту, и почти всё время наступал, легко отражая её выпады. Они ещё никогда не дрались так жестоко и так беспощадно. Точнее, сегодня он впервые сегодня дрался с ней, как с настоящим противником, не задумываясь о том, чем это может обернуться. Практически избивая её.
Для того, чтобы она не заблуждалась. Чтобы перестала молоть всю эту романтическую чушь про свет и любовь. Чтобы снова увидела в нём чудовище.
В какой-то момент она перестала отвечать на его удары, но он был слишком зол, чтобы остановиться. Её ребра хрустели под его кулаками, скула была раздроблена, и по меньшей мере одну руку ей он точно сломал. Но продолжал бить, несмотря на то, что её лицо было залито кровью, и один глаз уже заплыл и вздулся огромным багровым синяком.
Он докажет ей. Докажет, что в нем нет ничего светлого. Что он не любит её. Что он создание тьмы. И что он не будет с ней никогда.
Когда он наконец выдохся, Баффи уже почти не могла пошевелиться. Он и сам был как воздушный шар, из которого вдруг выпустили весь воздух. Шатаясь, он встал, и оставляя позади её избитое, истерзанное тело, сделал шаг вперёд, не оглядываясь, потом ещё один.
Она окликнула его разбитыми губами:
- Спайк…любимый…Скажи мне…Ты всегда причиняешь боль тем, кого любишь?
У него искривился рот в короткой гримасе страшного отчаяния, от осознания того, что только что случилось.
Но только на секунду.
Взяв себя в руки, он растворился в темноте ночи, ушёл, исчез, словно его и не было - так и не обернувшись, и ничего не ответив ей.
Баффи осталась лежать на земле, слишком слабая для того, чтобы встать. Она знала, что сила Истребительницы скоро поможет ей, но сейчас вся она была как одна сплошная боль.
В это время дверь полицейского участка распахнулась, и она услышала, как по рации передали, что тело Катрины обнаружено, и что её фамилия - Силбер. Услышав это, Баффи вдруг вспомнила события недалекого прошлого, когда она впервые познакомилась с Уорреном и вспомнила Катрину, которая в то время была его подружкой. Понимание, что убийцей вполне мог быть Уоррен, а вовсе не она сама, придало ей сил. Кое-как, хватаясь за стену, она поднялась на ноги и поплелась в сторону своего дома, молясь, чтобы никто не увидел её в таком состоянии.
Путь к полицейскому участку занял 15 минут, путь обратно до дома отнял больше часа. За это время она два раза чуть не потеряла сознание. Открыв заднюю дверь родного дома, она не смогла подняться по лестнице, а рухнула прямо на диван в гостиной, проваливаясь в спасительное беспамятство и радуясь этому.


***


Назавтра Баффи не вышла на работу. Слава Богу, что в «Двойном Мясе» поверили ей на слово, когда она позвонила туда по телефону, и сказала, что заболела. Друзьям она объяснила свой жуткий вид повторным нападением тех самых неизвестных демонов, и попросила Аню поискать их описание в старинных книгах, в то время как она будет отлеживаться дома. Также она рассказала друзьям о Катрине и пояснила, как вчера думала, что убила её в схватке. Договорившись, что вечером Уиллоу, Ксандер и Аня придут сообщить новости, измученная Баффи снова заснула и проснулась только поздним вечером.
Оказалось, что за это время Аня нашла описание демонов, с которыми Баффи дралась в лесу. Это были очень редкие демоны Рвасунди, присутствие которых на Земле сопровождается краткими временными возмущениями. Так как восприятие человека основано на линейном течении времени, то находясь под влиянием демонов Рвасунди, они могут испытывать сильные галлюцинации.
Баффи заколебалась. Она не могла решить, была ли на самом деле девушка убита этими демонами, или это действительно сделал Уоррен.
И тут вдруг вмешалась Уиллоу.
- Я думаю, что Уоррен сделал это. Ты же сказала нам, что он знал Катрину в прошлом. Был её парнем.
- Ну и что из того? Это еще не доказательство.
- Спайк сегодня днём заходил в «Магическую Шкатулку». Кстати, он был очень странный, нам показалось, что у него был какой-то совершенно безумный вид. Так как он был с тобой вчера во время того случая, мы рассказали ему нашу версию про Уоррена. И он сказал, что это точно сделал он, бывший парень Катрины. Потому что мы всегда причиняем боль тем, кого любим.


***


А самым поздним вечером, когда все уже разошлись, в доме Саммерсов появилась Тара. Она пришла в ужас от вида избитой обессиленной Баффи. Но нетерпение Истребительницы было таким сильным, что рассказ о вчерашних событиях она решила отложить на потом. Главным было, удалось ли Таре выяснить тот вопрос, который интересовал Баффи сейчас больше всего.
- Тара! Расскажи мне, тебе удалось что-либо узнать?
- Да…я занималась этим все дни, что мы не виделись…
- Ну? Говори же, я сгораю от нетерпения!
- Знаешь, дорогая, на самом деле, после своего воскрешения ты вернулась совершенно обычной… за исключением небольших изменений на молекулярном уровне…
- То есть? Ты хочешь сказать, что всё нормально?
- Небольшие отклонения из-за того, что твоя душа вновь вернулась в собственное тело…Но это не имеет почти никакого значения.
- Да, но…почему же тогда…Ты уверена?
- Я проверила всё не один раз.
- Ты просто должна была ошибиться! Не могла бы ты проверить всё снова, Тара?
- Я проверяла, Баффи, и я уверена, что с тобой всё в полном порядке.
- А как же Спайк? Почему он может ударить меня? Почему он может делать это?
- Все это очень сложно, но именно эти молекулярные изменения скорее всего запутали чип Спайка, который перестал реагировать на тебя, как на человека - и всего лишь... Ты не демон, в тебе нет ничего «неправильного» или тёмного, можешь не сомневаться.
Ошеломлённая Баффи молча смотрела на Тару. Выходит, её любовную связь со Спайком нельзя оправдать тем, что она считала себя "мнимым демоном" из-за неисправности чипа? Выходит, это был её свободный выбор? Выходит, она сама, добровольно, захотела быть с ним? Влюбилась в него?
Слёзы потекли по её лицу, превращаясь в горькие, отчаянные рыдания.
- Но почему же тогда я чувствую себя другой? Почему же я позволяю Спайку делать со мной все эти вещи?
- Ты… ты имеешь в виду – бить тебя?
Баффи на секунду подняла свой взгляд на Тару и тут же отвела в сторону.
В глазах Тары мелькнуло понимание.
- Ох…- только и смогла растерянно выдохнуть она.
Баффи продолжала рыдать, не в силах больше вымолвить ни слова, а Тара нервно начала теребить свои колени.
- Ну… Ну …это действительно… немного необычно…
- Я не могу перестать хотеть его… я не могу даже просто пожелать прекратить это…
Она зарыдала ещё горче, еще отчаянней.
- Он – всё, что я всегда ненавидела. Он – всё, чему я всегда противостояла. Но только с ним сейчас я чувствую себя живой… настоящей... - на миг Баффи снова подняла на Тару свои заплаканные глаза. - О, только не говори ничего, пожалуйста…не осуждай меня…
- Я никому не скажу… не скажу… можешь не сомневаться…
- Я не хочу, чтобы кто-нибудь еще узнал об этом… Я этого не вынесу…
- Конечно, если ты хочешь, всё останется между нами… Но скажи мне только одно – ты любишь его?
- Как ты можешь спрашивать после того, что ты увидела? Да, я люблю его, и это чувство сильнее меня. Я не могу жить без Спайка. И в то же время я знаю, что это неправильно…
Слезы снова потекли по её лицу.
- Всё неправильно… Я неправильная… Я не могу простить себя за это… И ты, пожалуйста, не прощай меня… Не оправдывай…
- А он? Он любит тебя? Потому что если да, то это хорошо, и это может помочь тебе, ведь ты прошла через такие трудности…
- Нет, Тара, он меня не любит… он желает меня, но и только....и именно это больше всего убивает меня…
Она соскользнула с кровати на пол, и, продолжая плакать, положила голову на колени сидящей напротив Таре.
Плечи Баффи вздрагивали, рыдания перешли в истерические всхлипы. Её трясло.
- Всё ужасно.. Он грязь… у него нет души… но кажется, мне нравится валяться в этой грязи…Он нужен мне, и это навсегда…я никогда не смогу…
- Что?
- Мне кажется, я никогда не смогу … полюбить никого другого…о нет, нет... не слушай меня... не слушай....


Глава 5


Через неделю от синяков Баффи не осталось и следа. Сила Истребительницы быстро восстановила её тело. Тело, но не душу. При одной мысли о Спайке её охватывало такое мучительное чувство, как будто грудь ей стискивал стальной обруч, не давая дышать. Все эти дни Спайк не показывался, и Баффи оставалось только гадать, чем он занимался и что думал по поводу случившегося между ними. Но она простила его, как прощала всегда, - просто потому, что не могла не простить. Когда-то давно Спайк сказал им с Ангелом: «Любовь – это не мозги, дети. Это кровь. Кровь, кричащая внутри вас, которая сама управляет нами». Тогда она не поняла его, зато сейчас… Её кровь действительно принимала решения за неё саму. И хотя эти решения не отличались ни логикой, ни здравым смыслом, она ничего не могла с этим поделать.
Тем временем наступил день рождения Баффи. Вечером в доме Саммерсов полным ходом шла подготовка к этому празднику. На кухне Баффи сказала Ане и Ксандеру, что она пригласила только близких друзей и девушку Софи, с которой она вместе работала в "Двойном Мясе".
Но Аня и Ксандер раскрыли свой небольшой секрет - они позвали на вечеринку одного хорошего парня, который может понравиться Баффи и с которым она может завести близкие отношения.
- Что ж… Я полагаю, это был акт доброты? - Баффи послала Ксандеру недовольный взгляд. Он ответил ей фальшивой улыбкой.
- Ну… понимаешь… нет ничего плохого в том, чтобы…
И тут ко всеобщему облегчению раздался звонок в дверь, избавив Ксандера от необходимости продолжать. Это оказалась Тара, с маленьким подарком под мышкой. Радостная Баффи обняла её.
- Привет! Что я вижу! Ты сама сделала эту прелестную шкатулку?
- Конечно, милая…я старалась!
Снимая пальто, Тара спросила, понизив голос:
- Ну как ты? Тебе уже лучше?
- Ну… Ты знаешь… Лучше. В большей или меньшей степени… Иногда.
- Так значит… - Тара огляделась кругом.- Так значит, Спайк придёт?
- Знаешь, хоть у него и сидит чип в голове, но он всё еще не слишком дружелюбно ведет себя в обществе.
Баффи улыбнулась слабой невесёлой улыбкой.
- И кроме того, в последний раз, когда мы виделись… ну, ты знаешь, когда именно это было... между нами возникли слишком значительные разногласия, чтобы я могла пойти и пригласить его...
Тара кивнула.
- О, я понимаю тебя, поверь …
Но она не договорила, потому что на лестнице показалась Уиллоу.
Тара нервно вздохнула и потупилась, на лице Уиллоу также появилась высшая степень смущения. Повисла напряженная пауза, и Баффи решила оставить подруг наедине. Но Уиллоу и Тара, оставшись вдвоем, оказались не готовы к тому, чтобы завязать непринужденную беседу. Волнующаяся Тара ушла на кухню, где Баффи разливала напитки.
- Знаешь, Баффи, оказалось, что это так трудно…
Теперь настала очередь Баффи понимающе смотреть на Тару:
- Не хочешь ли выпить немного?
- О, да, это как раз то, что нужно, - она взяла стаканчик из рук именинницы.
Вдруг громкий стук в заднюю дверь заставил вздрогнуть их обеих. И через несколько секунд на кухне появился Спайк с упаковкой пива и большим синяком под глазом.
У Баффи перехватило дыхание.
Но всё-таки она нашла в себе силы сверкнуть холодной светской улыбкой радушной хозяйки, и любезным тоном произнести с хорошо разыгранным удивлением:
- Спайк? Что привело тебя сюда?
- Ну… Уиллоу упомянула при мне о вечеринке… я полагал, что являюсь частью команды. Кстати, я не один. Со мной мой друг, Клем.
И Спайк, посторонившись, представил девушкам вислоухого демона-шулера, которого Баффи раньше уже видела в баре для демонов. Баффи тут же вспомнила покер на котят, и её настроение немного поднялось от этих мыслей. И вообще этот визит очень сильно смахивал на извинение. Насколько она знала вампира, прийти как ни в чём ни бывало – это был его коронный приёмчик, но в этот раз он явно чувствовал себя не в своей тарелке, раз прихватил с собой группу поддержки в лице Клема. Она тут же подумала, что хотя Спайк вроде бы не принес никакого подарка, но само его появление уже говорило о многом. В последний раз в переулке он кричал, что не нуждается в ней – но раз пришел, значит…значит…
Она не успела додумать свою мысль до конца, так как на кухню вошли двое – Ксандер и высокий блондин в красной рубашке. Харрис представил его как Ричарда, и предложил Баффи показать гостю место для парковки его авто.
- Хорошо…- Баффи немного растерялась. – Я сейчас вернусь.
Через плечо парня Баффи бросила взгляд на Спайка, и увидела, что тот до предела высоко заломил бровь с забавным критическим выражением на лице.
Это зрелище согрело ей душу даже больше, чем ещё не заживший синяк под его глазом.
Выходя, она услышала, как Спайк выругался:
- Какой олух! Где Щенок откопал его?
Тара улыбнулась:
- О… Я не знаю. Он, кажется ... довольно мил. Я имею в виду, я не очень хороший судья, но ...
Спайк нахмурился. Но тут подхватил Клем:
- Я тоже думаю, что этот Ричард кажется милым, да.
На лице Спайка отразилось такое возмущение, что Тара фыркнула, и в её голову закралось маленькое сомнение – уж не ревнует ли Спайк к этому парню? И если да, то почему? И что вообще сегодня привело блондина сюда, к ним?


***


Когда Баффи вернулась в дом, то, отправив Ричарда к гостям, поднялась наверх, чтобы наконец переодеться для вечеринки. Примеряя то одно, то другое платье, она думала лишь о Спайке. Он пришёл, и это было самым большим подарком для неё в этот день. Вопреки всему её сердце пело от радости. Но всё же воспоминание о сцене в переулке заставило её задуматься над тем, не слишком ли доступно она раньше вела себя с вампиром. Не в первый раз он смеялся над ней за то, что она вешается ему на шею, и это всегда больно ранило её. Она не вчера появилась на свет и понимала, что мужчины по самой своей сути являются охотниками, и не любят лёгкую добычу. Не стоило быть семи пядей во лбу, чтобы понять: всякое давление с её стороны, любая излишняя требовательность оттолкнут его, по крайней мере эмоционально. Он снова замкнется в свою раковину, и она не сможет добраться до него: он достаточно силен, чтобы противостоять ей, если пожелает.
Она должна набраться терпения. Лелеять надежду. Пытаться уберечь свое сердце. И делать все, что возможно, чтобы склонить чашу весов в свою пользу.
Вздохнув, Баффи задала самой себе мысленный вопрос: сможет ли она взять себя в руки и начать вести себя более сдержанно в обществе Спайка? Честно говоря, ответ был малоутешительным. Невозможно еще вчера до одури желать кого-то, а на следующий день усилием воли перестать делать это. Всё, что она могла пообещать себе – это попробовать. С неизвестным результатом.
Спускаясь вниз, она вдруг увидела сверху знакомую светловолосую голову. Странно, но ей показалось, что он… не может быть… неужели Спайк поджидает её в холле? Но девушка не ошиблась. Она еще не успела вымолвить ни слова, как Спайк схватил её за руку и потащил в угол, загородив своей спиной, чтобы их не могли увидеть.
- Давай-ка улизнем от всех на минутку, Luv?
- Что?
- Я дам тебе задуть мои свечи.
- Ох… Сейчас? Я не думаю, что это хорошая идея.
- Ой, неужели тебя беспокоит Ричард? Ты не хочешь, чтобы твой новый друг приревновал тебя ко мне, да?
Баффи усмехнулась:
- Замолчи. Он ... сладкий.
Спайк передразнил её, закатив глаза:
- "О, заткнись, он сладкий".
- Так может, не один он тут сейчас ревнует, а?
Сначала Спайк словно бы удивился её словам, но потом рассмеялся:
- Кровавый ад! Ты угадала! Ну и ревнивая же я задница!
Он вздохнул и осмотрелся вокруг в притворном отчаянии.
- Это впервые со мной, Pet. Может, мне выйти на солнце?
- Хорошая идея.
- Да? И ты даже не всплакнешь о погибшем герое? Ну ладно…А что ты скажешь об этом, Luv?
И он, смущаясь, вытащил из кармана плаща небольшой свёрток и протянул ей.
Баффи, не веря своим глазам, разорвала бумагу.
В свёртке оказалась фигурка крылатой богини Победы – Ники. На какое-то время Баффи застыла, прижав подарок к груди, не в силах вымолвить ни слова. Потом подняла на Спайка ошеломлённые сияющие глаза:
- О, это…крылья…она прекрасна… ты купил её для меня?
Спайк проворчал:
- Не будь наивной, детка. Ты что, знаешь ещё кого-то, у кого сегодня день рождения? В любом случае, я не хочу, чтобы ты кому-нибудь её показывала. Я и так уже чувствую себя дураком – потому что пошёл и честно заплатил за неё, вместо того, чтобы…
Баффи зажала ему рот ладонью, не дав договорить.
- Нет, не надо, не говори ничего больше… Это так здорово! Сегодня тебе удалось сделать меня счастливой!
Мягким жестом он осторожно отвел её руку в сторону:
- И всё же я должен сказать тебе ещё кое-что. В нашу последнюю встречу… ну там, возле полицейского участка… я перешел кое-какие границы. Мы всегда были противниками, равными по силе, и никогда не давали друг другу скидок на пол и возраст в наших стычках. Но в этот раз я зашёл слишком далеко. Так далеко, что… - он запнулся. - В оправдание я могу сказать лишь то, что своими словами ты чересчур сильно разозлила меня.
Глаза их встретились: её – блестящие, зелёные, чуть расширенные, его - мрачные, внимательные, потемневшие. Склонив голову к плечу, он ждал, что она скажет ему. Баффи зябко поёжилась. Какой-то древний инстинкт уберёг её от ответа. От уничтожающей реплики. От язвительного укола.
Он нагнул к ней голову. Она сжалась. Он подождал несколько секунд, давая ей время оценить ситуацию и принять решение. Постепенно она расслабилась. Принимая его. Смиряясь. Сопротивление словно вытекало из неё.
Он перекрыл последний дюйм между ними, приблизив к её губам свои.
- Прости, - прошептал он, прильнув к спелым ягодам её рта.
Извиняясь за то, что обидел её. За свою ошибку.
Но не прося прощения за то, что собирался говорить и делать дальше.
Она приняла его поцелуй – сначала лёгкий, трепетный. Но постепенно его губы твердели, становились более требовательными, уводили за собой. Время словно перестало течь и потеряло свой смысл. Теперь самым важным и значимым стало то путешествие, в которое они отправились вдвоём: всё остальное значения не имело. Поцелуи становились всё крепче, языки вступили в затейливый танец, сплетаясь, искушая, лаская. Воспламеняя.
Их ласки становились всё жарче, более интимными. Освободив руки, он схватил Баффи в объятия, прижимая к себе, скользя ладонями по лицу, шее, изгибам и впадинкам фигуры.
Гладя его плечи, она словно погрузилась в жидкое пламя, подогреваемая нарастающим желанием. И хотя она ещё не горела в чувственном жару, но огонёк уже занялся. Она раскраснелась, разгорячилась. Кончиками пальцев он обводил её соски, почти не касаясь, не сжимая, не задевая, и она интуитивно тянулась к нему.
Его зрачки были расширены, занимая едва ли не всю радужку, и какой-то частью своего сознания она задалась вопросом: что же сейчас делается с её глазами? Но очевидно, то, что он прочитал в них, его удовлетворило. Он снова опустил голову, легко коснулся губами её губ и прошептал:
- Доверься мне.
И рассыпал поцелуи по её лицу и шее, нашёл лихорадочно бьющуюся жилку между ключицами и лизнул языком раз, другой, третий, стал покусывать чувствительное местечко, и она ощутила, как взметнулись к небу языки пламени.
Он прижался теснее. Она судорожно выгнулась и ахнула, вцепившись пальцами в его плечо. Он схватил её руку и потянул к своему бедру.
И тут кто-то появился в дверях, ведущих в гостиную. Баффи быстро отдернула руку назад, и они со Спайком одновременно взглянули в ту сторону.
Это оказалась Тара, которая смотрела на них, немного опешив. Близость их тел, то, как они стояли, их разгоряченные лица – всё это не почти не оставляло сомнений в том, чем они занимались тут несколько секунд назад.
Спайк смотрел на Тару с немного нервной улыбкой, но Тара быстро овладела собой и сделала равнодушное лицо. Тем не менее она молчала, и неловкая пауза затягивалась.
Тогда Спайк решил оправдаться.
- Ну… ты знаешь…У меня были ... мышечные судороги. Да, судороги. Баффи.. ну....она решила помочь.
- Мышечные судороги? Где же? – Тара оглядела его сверху донизу. - В твоих ... штанах?
Спайк едва подавил нервный смешок.
- Ты угадала. Именно там.
Тара невинно улыбнулась:
- Что ж, это бывает. Может, в таком случае тебе нужно положить туда лёд?
- Целое ведро, – прошептал Спайк в ответ одними губами, так тихо, чтобы его услышала только одна Баффи.


***


После дня рождения их встречи участились, а отношения вдруг сами собой улучшились. Спайк больше не дразнил девушку и не смеялся над ней. Почти каждое дежурство на кладбище проходило вместе, и чаще всего после этого они оказывались в склепе Спайка, в его кровати. Казалось бы, пришла пора радоваться. Но Баффи понимала, что надежды её на счастливое будущее ещё очень призрачны. Что Спайк согласен давать ей и страсть, и вожделение.... но страсть и вожделение ещё не любовь – никто не знал этого лучше, чем она. Тем не менее, она брала всё, что могла, от этой связи, потому что без Спайка ей становилось настолько пусто и одиноко, что ноги против воли почти каждый вечер несли её к нему.
Вот и сейчас, патрулируя, она в очередной раз оказалась недалеко от его склепа. Остановилась. Но, передумав, просто присела невдалеке на скамеечку возле какого-то надгробья. Она решила подождать – может, он сам выйдет наружу?
- Ну, черт побери, ты долго ещё будешь сидеть здесь, Истребительница?
Она повернулась. Спайк, улыбаясь, медленно вышел из-за соседнего дерева, держа в руке бумажный пакет. Звяканье наводило на мысль, что там была какая-то бутылка. И не одна.
Она счастливо улыбнулась ему в ответ:
- Ах, это страшная правда – ты поймал меня, Спайк. Однако, положа руку на сердце, я думаю, это было уже столько раз, что давно не поддается счёту. В конце концов, я не особо скрывалась.
Спайк подошел к ней поближе. Его глаза по-прежнему улыбались. Дразня её, сказал:
- Нет. Нет, Баффи.
Она тоже улыбнулась.
- Нет? Как ты можешь давать ответ, если даже еще не слышал вопрос?
- Я сказал «нет», потому что мы оба знаем, о чём ты думаешь.
Баффи засмеялась:
- Однако мы оба знаем ... что я не здесь не единственный человек, который думает о том же.
Он протянул руку, чтобы захватить воротник её пальто, и наклонился, чтобы поцеловать её.
Но внезапно выпрямился.
- Нет! Не здесь.
- Почему нет? – Баффи надула губы.
Спайк посмотрел в сторону склепа.
- Клем. У меня сегодня гости, милая. Он в ожидании, он рассчитывает на меня. – И Спайк многозначительно похлопал по своему пакету.
- Так это страх быть пойманным, вот в чём дело?
- Вообще-то, это всего лишь причина номер один из очень длинного списка. – И Спайк оглядевшись вокруг, неожиданно закончил: - Но это не должно быть, и не станет препятствием.
Он взял её за руку и потянул к дереву.
Баффи вздохнула:
- Спайк, будь серьёзным. Пойдем отсюда.
- Я слышал, и я серьезно. Ты хочешь меня… Я хочу тебя ...
Он прислонил Баффи спиной к дереву и посмотрел ей прямо в лицо.
- Мы не можем зайти внутрь, так что ... может быть, настало время ... нам выйти наружу?
Баффи вздохнула, посмотрела на склеп, а затем обратно на Спайка. Он медленно наклонился, чтобы поцеловать её в полураскрытые губы. Его сила обволакивала её, и, когда он прижал её к себе, кожу закололо миллионом иголочек. Озноб сменился жаром.
Несколько мгновений они так и стояли, соединенные темнотой. Никто не шевельнулся. Не сказал больше ни слова.
О чём он думает? Что видит, когда смотрит на неё? Она словно читала его мысли. И в какой-то внезапный момент просветления она осознала, что он точно так же не понимал, что происходит между ними, как и она сама. Она увидела в его глазах единственную правду - прошлые ночи ничуть не умерили его желания к ней. Как и её желания к нему.
Но прошлые ночи изменили что-то между ними. Непонятным, смутным, судьбоносным образом.
Они оба знали это. Чувствовали. Но не понимали.
Он снова обнял её за талию, нашёл глаза, потом губы. Вспомнил сочную влажную мягкость этих полных губ под его губами. О её теле под его телом.
Она открылась ему, предлагая и то, и другое с уверенностью, которая сразила его. Поработила. Её руки чувственно скользнули по его торсу. Она обвила его шею и прильнула к нему.
Он терзал её губы: прелюдия к другой пытке, куда более сладостной. Она отвечала поцелуем на поцелуй, лаской на ласку. Он позволил своим рукам жадно наполниться её формами, прижимать, стискивать, гладить, отпускать и завладевать снова.
Они словно обезумели и в то же время опасались спешить, были охвачены нетерпением и всё же не собирались торопиться. Его восхищение её телом было неподдельным, и он дал себе полную волю - разрешил себе прижать её к дереву, и целовать везде, куда только попадали его губы.
Кровь его загорелась. Она была такой жаркой, такой горячей, он просто упивался её запахом, вкусом её кожи, ароматом её волос. Её пальто он снял и бросил на землю, а под пальто на ней оказалась только тоненькая блузка, которую он расстегнул, в спешке отрывая пуговицы, и короткая юбка, которую он задрал до самой талии. Она была в сапогах, но не надела колготки, и какой-то частью своего сознания он обрадовался этому факту, потому что непременно порвал бы их - уже в сотый раз. Она ослепила его блеском своей загорелой кожи, он целовал её плечи, живот, грудь и кажется, даже колени… Но тут она оттолкнула его руки, взялась за пояс его джинсов, ткань которых уже распирала беснующаяся плоть, рванула ремень, и принялась в свою очередь ласкать его.
Но он хотел не этого. Он быстро повернул её вместе с собой – так, что теперь он оказался спиной к дереву, снова стиснул её, приподнял и начал медленно насаживать на себя.
- Баффи, я…
Он осёкся, найдя вход, и чуть помедлив, нажал и осторожно вошёл внутрь. Её стон пронесся по кладбищу. Он чувствовал, как бьется её сердце.. в груди.. в тугих глубинах скользкого, обжигающего, горячего лона. Схватившись за её бёдра, он проник чуть глубже, еще глубже, дюйм за дюймом, пока не заполнил её до отказа. Пока не утвердился в ней. И всё это время он следил за её глазами. Наблюдал, как они темнеют, заволакиваются туманом, пока наконец её веки не опустились.
С тихим вздохом она словно растаяла в его объятиях. Она нагнулась, их губы встретились, и с этого момента ничто больше не имело значения. Кроме того, что пылало между ними. Кроме страсти, желания, и исступлённой потребности.
Наслаждение окутало их, поймало в паутину, связало вместе, соединило ещё сильнее, чем прежде, дав им то, что они искали. Восторг, который они познали вместе. Восторг, взорвавшийся внутри них обоих мощнейшим взрывом, потрясшим до самого основания.
Что же… не такое уж плохое развитие отношений двух некогда злейших врагов.


Глава 6


А через несколько дней после того «патрулирования», вечером, во время очередной смены в «Двойном Мясе» Баффи вдруг испытала неимоверное удивление, когда увидела перед собой Райли Финна, одетого в чёрную военную экипировку...
Пока Баффи ошеломлённо смотрела на него, Райли объяснил, что ему необходима помощь, так как он уже 48 часов преследует существо, которое теперь оказалось в Саннидэйле. Не обращая внимания на протесты менеджера, Баффи покинула кассу и вышла из закусочной вместе с Райли. Она была рада любой возможности сбежать оттуда.
Шагая по улице, Райли рассказал ей о демоне Сувалти - смертельно опасном существе, которого команда Райли преследует с самого Парагвая и постоянно уничтожает их гнёзда. Сувалти очень быстро размножаются и поэтому их очень трудно уничтожить. Неожиданно они заметили демона прямо на улице - тот распугивал прохожих. Баффи и Райли вступили с ним в схватку, однако Сувалти совершил гигантский прыжок и с криком исчез в темноте.
След демона привел Баффи и Райли к речной дамбе. Они спустились на рабочую платформу по тросу, а тем временем от девушки не ускользнула странная немногословность её бывшего возлюбленного. На платформе на них снова напал Сувалти, и поэтому Райли и Баффи с запозданием обратили внимание на молодую высокую девушку в чёрном камуфляже, которая также спустилась на платформу по тросу. И вдруг эта девушка неожиданно назвала Райли своим мужем.
Растерянной Баффи пришлось знакомиться с женой Райли, которую звали Сэм. Тем временем, демон, которого они перед тем уложили, пришел в себя, и Сэм в одиночку решила расправиться с ним. Наблюдая за тем, как девушка ловко блокировала удары Сувалти, Баффи услышала рассказ Райли. Оказывается, именно охота на демонов когда-то свела их вместе. А сейчас, хотя Райли ожидал появления Сэм, которая несколько отстала от него в пути, он не ожидал, что жена нагонит его так быстро. Потом Райли тоже вступил в бой с демоном, но даже им обоим не удалось взять над ним верх. Увидев это, Баффи быстро убила Сувалти, свернув ему шею и назвав это "свадебным подарком" для молодой пары.
Однако вскоре Истребительница поняла, что убийство демона не входило в их планы. Райли признался, что он не до конца ввёл Баффи в курс дела, а тем временем Сэм вспорола живот демона и пришла к выводу, что они опоздали.
Чтобы обсудить ситуацию, Баффи пригласила Райли вместе с его женой к себе домой.
Расположившись в гостиной, Райли и Сэм рассказали свою историю. Они преследовали взрослую особь демона Сувалти с территорий Центральной Америки, так как, являясь настоящей машиной для убийства, он оставлял после себя опустошённые деревни. Он прибыл к Чёртовой Пасти, чтобы создать своё потомство, и похоже, ему это удалось. Райли и Сэм преследовали демона, чтобы он вывел их к своему гнезду. Но теперь демон мёртв, и вполне возможно, что потомство Сувалти будет продано на чёрном рынке - каким-нибудь иностранным военным группировкам, которые могут использовать демонов Сувалти в качестве неуязвимых убийц для зачистки территорий.
Рассказывая о демоне, Райли и Сэм между делом дали Ксандеру несколько полезных советов по обустройству свадебной церемонии. Наблюдая за счастливой парой, Баффи испытала грусть.
Но вовсе не потому, что жалела о расставании с Райли. Сейчас сердце Баффи было прочно занято Спайком, и только им одним.
Но грустно ей было, так как она понимала, что им со Спайком не суждено было ни создать семью, ни иметь детей, ни вообще зажить спокойной жизнью. Она не знала, сколько времени им вообще отпущено для того, чтобы быть вместе.
Да и вместе ли они по-настоящему? Когда один любит, а второй позволяет себя любить, это всегда непрочно…
Продолжая говорить о демоне, Сэм заметила, что городе находится дилер по прозвищу Доктор, который мог завладеть яйцами.
- И кто же это, как ты считаешь, Райли?
- Откуда мы знаем? Первое, что я подумал – что тот отвратительный белобрысый вампир, который вечно вертелся вокруг тебя и совал нос не в свое дело, может что-нибудь знать… Однако перед тем, как прийти к тебе, я побывал у него в склепе. И он разуверил меня. Нам придется осуществлять поиски своими силами.
- Ты видел Спайка?
- Да, и он всё такой же невыносимый, дерзкий, наглый, самовлюбленный ублюдок, каким я его запомнил. Он сказал, что ничем не может помочь нам … И поэтому я хотел бы попросить тебя, Баффи, вместе с моей женой поискать гнездо Сувалти, в то время как я попытаюсь разведать по своим источникам личность Доктора.
- Хорошо, Райли. Мы с Самантой сделаем всё, что потребуется.
- Я предлагаю начать с кладбищ, потому что там можно найти много укромных мест, подходящих для того, чтобы демон мог отложить яйца или спрятать их.
- Но их в Саннидейле очень много!
- Значит, придётся прочесать все.

***


На кладбище Сэм между делом рассказала Баффи о своём знакомстве с Райли, а затем поинтересовалась, появился ли у Баффи новый парень.
- Я так сильно люблю своего мужа, что хочу, чтобы все вокруг тоже были счастливы. Ты счастлива, Баффи?
Истребительница невесело усмехнулась.
- Знаешь… я не хочу говорить об этом, но… я люблю, да. Однако это касается только меня. Я не хочу, чтобы кто-то знал об этом. Особенно Райли.
- Что, это какой-то плохой парень? Кто-то неподходящий?
- Ну…не всё так просто…- уклончиво пробормотала Баффи, лихорадочно раздумывая, как бы ей уйти от ответа.
И тут у неё внезапно зазвонил мобильный. Номер на определителе принадлежал уличному таксофону. Баффи нажала на кнопку и услышала до боли знакомый хриплый голос:
- Истребительница?
- Это ты? Что случилось?
- Кровавый ад! Я хочу видеть тебя!
- В чем дело? Я на задании.
- Догадываюсь! Я видел твоего солдатика! Он имел наглость заявиться ко мне, как ни в чём ни бывало! Кстати, ты одна?
- Какая разница? Зачем ты звонишь?
- Приходи немедленно! Я хочу поговорить с тобой!
- Ты что-то знаешь о яйцах?
Он засмеялся.
- О да, я знаю кое-что о яйцах! Я жду тебя в моем склепе! Поторопись, Истребительница!
И он повесил трубку.
Баффи объяснила Сэм, что ей необходимо встретиться с одним информатором, который общается только с ней, и поскольку та не возражала, девушка почти бегом отправилась к склепу Спайка.
Когда Баффи ворвалась туда, Спайк сидел и читал. Но, увидев её, тут же отбросил книгу в сторону и поднялся.
- Спайк! Сейчас у нас нет времени на долгие разговоры! Ты что-то знаешь о Докторе? Для этого ты позвал меня?
- Я не понимаю, о ком ты говоришь! У меня нет никакой информации! Но я должен знать, зачем сюда приехал этот солдафон! Он здесь из-за тебя? Он хочет вернуться?
- Так ты вызвал меня сюда, чтобы просто поговорить о Райли?
- Ну.. не совсем, моя девочка. Но мне нужно знать, чего он хочет от тебя!
- Ты издеваешься? Мне не до Райли! Я должна выполнить задание! Если этот Доктор сделает что-то плохое, точнее, если он завладеет яйцами демона, то это произойдет очень скоро!
- Скоро? Скоро, но не сейчас?
Он посмотрел на неё, и в глубине его синих глаз Баффи увидела жаркий огонь. Облизав губы, он властно произнес хриплым шепотом:
- Скажи мне, что любишь меня!
Баффи удивилась.
- Я люблю тебя! Ты знаешь это.
Спайк настаивал:
- Скажи мне, что хочешь меня!
- Я всегда хочу тебя!
Он протянул к ней руки и привлек к себе на грудь. Обхватив её талию, он наклонил голову и коснулся кончиком языка ложбинки между грудей. Провел языком дорожку вверх, ощущая дрожь её тела, и припал губами к ямочке между ключицами, словно ставя раскалённое клеймо на коже.
В течение нескольких секунд атмосфера в склепе из обычной превратилась в нестерпимо страстную. Нестерпимо эротичную.
Баффи задохнулась. Ноги мгновенно ослабли. Он потянул её вниз, на крышку саркофага, продолжая держать в объятьях и покрывать поцелуями. Она отдалась в его руки, на его волю. Позволила диктовать ритм и темп их танца. Ей стало наплевать на Доктора, на яйца, на демона... В конце концов, почему всегда она? Есть Райли, есть его жена - пусть они сами позаботятся обо всем.... А она, она тем временем сделает небольшую паузу... возьмет небольшую передышку... она...
Но Баффи так и не успела додумать свою мысль до конца.
Спайк взял в ладони её лицо, и их губы встретились и сплавились.
Она приоткрыла рот, впуская его язык. Приглашая, умоляя взять то, что она предлагает.
И он взял. Жадный, как она, нетерпеливый, как она, голодный, как она.
Их языки соприкоснулись, сплелись, вступили в поединок. Она прижалась ближе, распластала ладони по его груди, расстегнула рубашку. Он провел рукой по вершинке её груди, наблюдая, как набухает сосок, натягивая тонкую ткань. Потом зарылся в её волосы и прошептал в самое ухо:
- Я хочу видеть всё, детка. Хочу видеть всю тебя. Твои глаза. Твою грудь. Твоё тело.
Его лицо было отмечено печатью страсти. Никогда ещё им не владела подобная алчность. Никогда еще он не был столь решительным. Столь требовательным.
Его губы сомкнулись на её губах, а руки начали раздевать – лихорадочно, как попало стаскивая, стягивая, и даже разрывая одежду, пока она не осталась абсолютно обнажённой.
- Как ты прекрасна, Истребительница – восхищённо произнёс он.
Одна его рука властно легла на её живот, второй рукой он ласкал её лицо, шею. Потом он перешёл к более изощрённым ласкам: мял её груди, снова и снова перекатывал между пальцами ноющие соски. Она тяжело дышала, бёдра непроизвольно подёргивались. Она бессильно запрокинула голову, но он снова нашел её губы и поцеловал её.
Она ответила на поцелуй, языки их снова сплелись. Откуда-то нахлынул шквал желания. Пронёсся, сметая всё на своём пути, забирая с собой остатки самоконтроля.
Она вжалась в него бёдрами, забирая его в себя, маня вонзиться в неё и освободить. Но он упрямо сопротивлялся, до тех пор, пока поцелуй не стал диким, почти исступлённым. Тогда он проник правой рукой между её ног, к тому месту, где пульсировал и ныл маленький бугорок. Спайк обвёл его пальцем, и Баффи охнула. Продолжая теребить затвердевшую горошинку, он осторожно вдвинул внутрь неё сначала один палец, потом другой. Она вцепилась в его плечи, горло перехватило. Он погладил её и окунулся еще глубже. Она напряглась, сжалась, изнемогая от сладкой боли.
Больше, она хочет больше!
Вихрь желания кружил ей голову. Она смутно осознавала, что второй рукой он расстегнул свои джинсы, выпуская на волю истомившуюся плоть. Стянул их, отбросил в сторону. И медленно, очень медленно вынул из неё свои пальцы.
Она обвила ногами его бёдра, и он в ответ тут же снова наполнил её собой, проник в её тёмную жаркую глубину, всё в том же сводящем с ума медленном ритме. Потом он замедлил это движение внутри неё ещё больше, готовя её к тому, что должно произойти. Чуть отстранился - и глубоко вонзился в неё.
Она разлетелась, как упавшее стекло. Он выпил губами её крик и повторил выпад. Она судорожно вцепилась в него, не в силах владеть собой, утопая в океане ощущений. Продолжая наполнять её, он врезался ещё глубже. Ещё раз. Ещё.
Глубоко…глубже…ещё глубже…
Снова...снова... снова...
С очередным криком она разлетелась на мельчайшие брызги, как раз в тот момент, когда разрядка настигла и его.
Они долго лежали неподвижно, стараясь успокоиться, ожидая, пока вихрь чувств уляжется. Потом Баффи обняла Спайка и положила голову ему на плечо. И ощутила, как он сжал руки, притягивая её к себе, перед тем, как заснуть.


***


Их разбудил звук открывающейся двери. Спайк пошевелился и поднял голову, недоумённо озираясь. Баффи тоже проснулась от стука двери и села, держа в руках одеяло на груди, подтягивая его, чтобы покрыть свои голые ноги.
На пороге стоял Райли, глядя на них, держа в руке большой пистолет.
Спайк удивлённо засмеялся, приподнимаясь на локтях.
- Ну-ка, посмотри-ка. Обычно я не использую слово «восхитительно» ... но я готов держать пари, что это слегка жалит, а?
Он мотнул головой в сторону Райли, обращаясь к нему:
- Я и твоя бывшая? Пришёл убить?
Потом снова засмеялся.
- Что я могу сказать… Ты проиграл. Девочке нужно немного монстра в её мужчине.
Баффи смотрела на Райли, но не говорила ни слова. А тот, игнорируя Баффи, веско произнёс:
- Это не то, почему я здесь ... Доктор.
Баффи в шоке перевела взгляд с Райли на Спайка, затем снова посмотрела на Райли.
- О, Боже…
Она слезла с саркофага, по-прежнему прижимая одеяло к груди.
Спайк нагло ухмыльнулся, по-прежнему глядя Райли прямо в глаза.
- Почему-то мне сейчас вспомнилось, как ты в спешке удрапал из этого города, приятель.
Баффи присела, захватила с пола свою одежду, и стала одеваться, хмурясь и не вмешиваясь в разговор мужчин.
- Последний раз я видел, как ты, если не изменяет память, позволял высасывать из себя кровь некоторым мёртвым дамам весьма сомнительной репутации.
Спайк поднялся и сел, голый, как был, даже не подумав ничем прикрыться. Райли отвернулся с отвращением на лице.
- Ну а теперь будь хорошим оловянным солдатиком и свали отсюда!
Спайк махнул рукой куда-то далеко, вперёд и в сторону. Но Райли не пошевелился.
- Где они ... Доктор?
- Что значит слово «они» и почему ты все время называешь меня Доктором?
Спайк наклонился, подхватил с пола свои чёрные джинсы и начал натягивать их.
- Местные жители говорят на английском, и я знаю, из кого могу выбить информацию. Всё это привело меня сюда.
Спайк проигнорировал слова Райли. Застёгивая ремень, он дерзко продолжил:
- Смотри внимательно, стриженый ёжик. Она не твоя больше. И говоря откровенно, она всегда принадлежала мне, даже когда была с тобой.
- Прекрасно. Это очень отвлекает. А теперь скажи мне, пока я не взялся за тебя всерьёз... где же яйца, Спайк?
- Яйца? – Он засмеялся. - Ты сошел с резьбы. Это должно быть, из-за тех препаратов, на которых тебя держали. Мои яйца всегда при мне, так что - отвали, понятно?
Райли, размахнувшись, ударил Спайка в лицо пистолетом, зная, что чип не позволит тому отбиться.
- Где яйца?
Баффи крикнула:
- Нет, я не верю, Спайк не может быть Доктором!
- Нет необходимости защищать меня, Luv. Я и сам могу…
Райли снова ударил его, на этот раз разбив в кровь губу.
Баффи шагнула вперёд и загородила собой вампира.
- Это просто не может быть он! Это же просто Спайк, Райли!
- Верно. Смертоносный ... аморальный ... беспринципный… Или ты забыла?
Баффи опустила глаза, не ответив. Райли продолжил:
- Я не уйду отсюда, пока не отыщу гнездо.
- Только через мой труп!
Но Райли с помощью дула пистолета отпихнул Спайка в сторону и начал продвигаться вперёд. Спайк попытался схватить его за плечо, но Райли снова оттолкнул его назад. Спайк отлетел и врезался спиной в стену, а Райли стал спускаться по лестнице в подземную часть склепа.
- Ты идешь, Баффи?
Баффи пристально, долго смотрела на Спайка, но потом отвернулась и последовала за Райли.
Спайк зло крикнул им вслед:
- Там нет ничего интересного!
Но когда Баффи спустилась, то уже буквально через несколько метров остановилась, как вкопанная. За углом на земле лежали около десяти яиц, чешуйчатых, коричневато-серых. Райли поднял ружье и выстрелил в одно из них. Яйцо взорвалось, обдав желтоватой слизью стену.
Спайк вбежал следом за ними, в рубашке нараспашку, крича:
- Постойте! Я могу объяснить!
Но Райли продолжал говорить, словно не слыша его:
- Нам нужно больше оружия. Спайк напортачил. Ты не держал яйца замороженными, не так ли... Доктор?
- Прекрати называть меня так! Я храню их здесь для одного друга, который…
И тогда Баффи, сорвавшись, с размаху ударила вампира, разбивая в кровь нос.
- Хватит игр, Спайк!
Спайк упал, но тут же вскочил на ноги, раздражённый и злой.
- Хватит игр? Чертовски забавно слышать это от тебя! Всё, что мы с тобой до сих пор делали – это как раз играли. Притом не по правилам! Ты знала, кто я есть. Ты всегда знала. Но всё равно приходила ко мне! Сама!
- Заткни его, или я сделаю это!
- Не вмешивайся, Райли! Уходи отсюда, Спайк! Сейчас не время обсуждать наши отношения!
Спайк попятился, потом резко повернулся и ушёл, взмахнув рукой.
Наступила тишина. Какое-то время Баффи и Райли стояли, не шевелясь и не произнося ни слова.
Вдруг из одного яйца с визгом вылупился детёныш демона и бросился на них. Это было жуткое зрелище. Потом демоны полезли из всех яиц сразу, начали бегать по стенам, потолку. Один демон упал на плечо Райли. Они начали стрелять в монстров, но тех было слишком много, и им пришлось отступить и подняться наверх. Понимая, что они проигрывают, Баффи сорвала с Райли пояс со взрывчаткой и бросила его вниз. Раздался мощный взрыв, который уничтожил как демонов, так и жилище Спайка.


***


Позже, этой же ночью, стоя возле «Магической Шкатулки», Райли сообщил Баффи, что им с женой пора улетать обратно, потому что они завершили свою часть работы. Но что при этом у него было ещё одно, дополнительное задание, и это - ликвидация Доктора.
Баффи вскинула на него ошеломленные глаза:
- Что? Ты хочешь убить Спайка?
- А ты против, да?
Она опустила голову.
- Я не могу понять тебя, Баффи, в моей голове не укладывается то, что я видел… Как ты могла лечь в постель к этому ублюдку? Как ты вообще могла связаться с ним?
- Знаешь, ты тоже не был ангелом, особенно в последнее время…
- Но не так же! Я делал ошибки, но не был такой сволочью! И я любил тебя!
- А я люблю Спайка. И я никогда не смогу убить его. И не смогу позволить кому-то другому сделать это. Я знаю, ЧТО он такое, но…
Она сделала паузу, а потом добавила:
- Думай, что хочешь, но это так, и это не может быть иначе.
Райли молчал. Потом спросил, тихо, еле слышно:
- Возможно ли, что когда мы расстались, уже тогда Спайк был тому причиной?
- Я не знаю… Даже если и так, я бы никогда не нарушила слово, я бы боролась с собой до конца… Ты же знаешь, изменять своему мужчине не в моих правилах, Райли.
- А я был твоим мужчиной?
- Конечно…В глубине души я не хотела твоего отъезда. Я прибежала к вертолёту, но ты не заметил меня.
- Спасибо, Баффи… Ты до сих пор была и остаешься для меня первой женщиной, которую я полюбил, и самой сильной и самой лучшей из всех. Ты уникальная, ты единственная, знай это…
- Извини меня, Райли, если я была в чём-нибудь не права перед тобой. И прости меня за Спайка. Так получилось, что я…
Но тут их разговор прервался, потому что из магазина на улицу вышли Сэм, Ксандер, Дон и Уиллоу. Ожидая появления вертолёта, который должен забрать их на очередную миссию, Сэм и Райли тепло попрощались со всеми. Но ещё долго после того, как они улетели, Баффи продолжала задумчиво смотреть в ночное небо.
На следующий день Баффи пришла в склеп Спайка, и застала его осматривающим остатки своего подземного жилища. Его мебель и имущество, всё было разбросано, сожжено и обуглено. Он подталкивал ногой маленький камушек, вздыхал, и грустно смотрел в пол.
Баффи остановилась поодаль, выжидая сама не зная чего. Спустя некоторое время он тихо сказал, глядя в сторону:
- Вернулась, Luv? А я думал, ты целуешься со своим мальчиком-солдатиком.
- Он ушел, Спайк.
- А ты нет? Что ж, я верил в тебя, детка. Недаром ты так долго толковала мне о своих чувствах…
Он закусил губу, прервав себя на полуслове.
- Послушай, не обижайся на меня, я несу чушь. Однако я должен сказать тебе и кое-что серьёзное… Мы не будем больше встречаться, Баффи.
У Баффи кончилось дыхание. Но она не шелохнулась.
Спайк поднял голову и просто, спокойно посмотрел на нее.
- Нам изначально нельзя было делать это. Я не тот, кто нужен тебе. Я – воин тьмы, а ты – воин света. Между нами – пропасть, которую ничем нельзя заполнить.
Воцарилась такая тишина, что Баффи услышала, как под тонкой майкой бьётся её сердце. Собравшись, она нашла в себе силы возразить:
- Ты сто раз говорил мне это, помнишь?
- Но не понимал, что это так на самом деле.
- А теперь понимаешь?
- Да.
- И какова же причина твоего внезапного озарения?
- Когда я увидел твои глаза после того, как ты нашла яйца. Ты - Истребительница, и твоя работа - убивать таких, как я. Наша связь абсурдна. Мы враги, Баффи, и у каждого из нас своя сторона. Это как Луна – у тебя одна сторона, а у меня обратная, и их невозможно увидеть одновременно.
- Старая песня на новый лад, да? Снова эта заезженная пластинка? Тебе незачем повторяться.
Он быстро перебил её.
- Все кончено, что бы про это не думали ни ты, ни я.
- Не лги! Ты всё равно хочешь меня!
- Что ж, я не стану отрицать этого. – Он сделал паузу. – Я не могу врать - я действительно хочу тебя. Потому что когда я с тобой… моё существование становится ... проще. На некоторое время.
- Я бы не назвала пять часов подряд «некоторым временем».
- Баффи, я использую тебя.
Она удивлённо посмотрела на него.
- Я просто ... стал слабым, понимаешь ... После того, как в моей голове появился этот чип, моё существование превратилось в ад. Я не мог жить так, как раньше. Но я и не знал, как начать другую жизнь. Я сходил с ума в этом склепе, метаясь между двумя мирами…и когда появилась ты… я заполнил тобой пустоту моего бессмысленного существования. Это была слабость, Баффи. Слабость, недостойная мужчины.
- Но я действительно не жалуюсь.
- Однако это стало пыткой для меня.
Баффи нахмурилась.
- Я знал, Баффи, что встречаюсь с тобой из-за этой слабости. И это убивало меня. Но сейчас я увидел, что и ты слабеешь из-за связи со мной. Слабеешь, потому что в глубине души тоже понимаешь, что это неправильно. А ведь ты должна быть сильной, Истребительница.
Он остановился и посмотрел на неё. Синие глаза блестели, и впервые за всё время Баффи увидела в них искренность и настоящее понимание.
- Ты называешь это любовью, но это не принесёт тебе счастья… Как и мне… Как и никому из нас обоих. Ни ты, ни я не имеем права любить друг друга.
Она молча смотрела на него.
-Я должен быть справедливым. Мы должны расстаться. Я должен сделать это за нас. Раз уж ты не можешь сделать этого.
Он сделал шаг в сторону, во тьму, в глубину разрушенного подземелья.
- Я ухожу от тебя. Прости, Элизабет.
Он повернулся и, опустив голову, медленно ушёл в темноту, расправив плечи.


Глава 7


Шло время… Дни были похожи один на другой, пустые, одинокие, невыносимо скучные. Баффи ходила на работу, на патрулирование, заботилась о Дон – но делала это всё автоматически, как кукла. Её сердце, душа – всё стало каким-то мёртвым после того разговора со Спайком. Она не знала, что будет делать дальше, потому что никогда не была сильна в абстрактных размышлениях. Мамы не было рядом, так что подсказку получить было не у кого, а её собственный опыт в том, как построить отношения, был очень маленьким. Впервые она задумалась о том, что быть с кем-то рядом, завоевать чье-то сердце – это своего рода искусство и огромный труд.
Где-то, когда-то она читала, что за любовь нужно бороться. Тогда это показалось ей глупостью – бороться? как? это драться, что ли? но с кем? – а сейчас она целыми днями думала об этом, но пока не находила выхода. Единственное, что она чётко понимала, так это что её любовь не угасла, а всего лишь как будто покрылась слоем льда.
А тем временем, подоспел день свадьбы Ксандера и Ани. Естественно, Баффи должна была стать подружкой невесты. Ещё она знала, что Спайк тоже есть в числе приглашённых – на этом настояла Аня - и, вероятно, придёт на праздничный банкет. Следовало позаботиться о том, чтобы подобрать себе пару. Баффи позвонила Ричарду и попросила его составить ей компанию на предстоящем торжестве. Ричард согласился, тем более что предложение прийти на свадьбу не было неожиданным, так как Ксандер уже пригласил парня сам.
В день праздника Баффи была так занята всё утро, что более-менее освободилась лишь к полудню. Дон, встретившаяся в коридоре, сказала ей, притом со своими обычными подробностями - «он такой красивый, хоть и в джинсах, и такой крутой, как всегда, и такой загадочный» - что Спайк пришёл на свадьбу.
Разыскав в толпе людей Ричарда, Баффи схватила его под руку и предложила пройтись, поздороваться с гостями. Совершив так называемый «круг почета» и постаравшись при этом не смотреть по сторонам, Баффи, наконец, отпустила парня и решила пойти наверх, уверенная, что Спайк наверняка успел заметить и хорошенько рассмотреть их.
Спускаясь обратно вниз по лестнице, в коридоре она заметила одиноко стоящего блондина, подпирающего плечом стену – по своей всегдашней привычке. Не хватало только сигареты в зубах. Миновать его, не заговорив, не было никакой возможности. Да она и не стремилась к этому. Нервно теребя рукав уродливого зелёного платья, она медленно подошла к вампиру поближе.
- Привет, Спайк.
Он тихо ответил ей:
- Салют, Баффи…
- Рада видеть тебя на этом празднике… А ты уже здоровался с Ричардом?
- Нет. Нет ещё. Но я и так знаю, что он вполне подходящий объект для того, чтобы вызвать во мне ревность. – Он легко улыбнулся и добавил: - Это уже становится традицией.
Баффи тоже не сдержала улыбки:
- Так это всё-таки работает?
- Немного. Это ничего не изменит, но… если ты так сильно хочешь знать - да, это больно.
- Мне очень жаль…Баффи спохватилась – То есть я очень рада! - и окончательно смутившись, пробормотала - О, Господи!
Понимая, что маски сорваны – да, собственно говоря, она понимала, что он всё равно читает её, как раскрытую книгу – она продолжила:
- Ты хочешь, чтобы он ушёл?
- Нет, нет... Он имеет полное право быть здесь. Быть с тобой. И ты тоже имеешь право на личную жизнь…
- Нет, ты не так понял ... Внезапно Баффи подняла глаза к небу – О Господи, как теперь всё стало трудно!
- Точно.
Баффи вздохнула:
- Я думаю, мы скоро уйдем. Сразу после церемонии.
- И пойдёте куда? К тебе домой?
Без всякого восторга Баффи ответила, помедлив:
- Да, я думаю. Мы так и хотели сделать.
- Ага, – Спайк коротко кивнул, опустив глаза.
Она вскинулась:
- Ты же сам сказал, что я имею право и всё такое…
- Конечно, - поспешно ответил он, всё так же глядя в пол.
- Но вообще-то я не хочу… – Она запнулась. - Лучше мы останемся здесь, чтобы передать наилучшие поздравления счастливой паре.
- Как хочешь. Наверное.- Он по-прежнему не поднимал глаз.
Она тихо сказала:
- Так приятно видеть, что ты улыбаешься … Несмотря на то, что ты не в смокинге, ты всё равно красивый…Ты сегодня не мрачный … И тебе это очень идёт.
Он вдруг взглянул на неё с тёплой светлой улыбкой - Баффи еще ни разу не видела такого выражения на его лице - и так же, в тон ответил ей:
- Мне тоже приятно наблюдать за тобой, видеть, как ты счастлива сегодня. Неважно, что это из-за новобрачных. Я редко видел тебя такой. Ты, ну ... ты словно светишься.
Баффи засмеялась:
- Это потому, что платье радиоактивное.
Спайк фыркнул. На какой-то миг они разделили между собой забавность момента.
Потом память вернулась, и всё стало на свои места: горечь, безнадёжность и огромная пропасть.
Сглотнув, Баффи робко произнесла:
- Я хотела спросить ...мы можем хотя бы остаться друзьями? После всего того, что у нас было?
- Да, я тоже хотел предложить тебе это.
- Хорошо. Это как-то поможет, я надеюсь…в будущем.
- В будущем? Ну да… Мне пора, ты не возражаешь?
- Нет, иди.. если ты спешишь…
Спайк, ничего не ответив, повернулся, чтобы уйти. Вдруг Баффи окликнула его:
- Но тебе все-таки было больно сегодня?
Он остановился, обернулся. Помедлив, ответил:
- Да.
Баффи тихо произнесла:
- Спасибо.
Он повернулся и ушёл. Баффи смотрела на него, пока он не пропал из вида. Она не слышала, как он прошептал самому себе:
- Пожалуйста, Luv.


***


Через несколько ночей Баффи обходила предполагаемые места проживания Суперзлодеев - тех самых, что когда-то сделали её невидимой, и с тех пор продолжали пакостить, став серьезной проблемой для всего города - используя в качестве ориентира список домов, сданных недавно в аренду. Когда она подошла к очередному дому, то оказалось, что троица опасных идиотов вызвала себе на помощь какого-то неизвестного демона. Баффи обошла дом вокруг и столкнулась с демоном, у которого была неестественно блестящая кожа и белые глаза. Он напал на Истребительницу и, схватив девушку сзади, проткнул её правую руку длинным шипом, который появился из его кулака. Баффи закричала, а демон, воспользовавшись этим, убежал.
А позже на кладбище Баффи наткнулась на Спайка, который шёл между могил, держа под мышкой большой бумажный пакет для покупок, и что-то напевал себе под нос.
- Эй! Ты не меня ищешь, Спайк?
- На самом деле нет. Я всего лишь ходил за …едой, скажем так.
Спайк остановился и, достав из пачки сигарету, закурил.
- А, ну да, конечно. Ты же теперь свободный мужчина. Кстати, ты плакал?
Спайк резко дёрнулся и круто повернулся к Баффи.
- Что?
- Я имела в виду, вместе со всеми?
- Как это понимать?
Поняв, что вампир ещё ничего не знает, Баффи протянула:
- А, ты пропустил? Я про свадьбу.
- Что я пропустил? Я ушел пораньше, не дожидаясь венчания, так как не хотел смотреть, как родственнички Щенка перепьются и устроят очередной дебош.
- Ну… это, конечно, тоже было, но дело не в этом. Ксандер ушел. Свадьбы не случилось.
Спайк по-настоящему удивился:
- Ого! Ну… должен сказать ... что я такого поворота не предвидел.- Он подошел и сел на скамью у одной из могил.
- Это было ужасно. – Баффи присела рядом. - Аня была опустошена.
- Да уж... У меня просто нет слов.
- Но Ксандер ... знаешь, он хочет попытаться вернуть всё назад, но ... он причинил ей слишком большую боль.
- Думаю, он поступил, как дурак, оттолкнув такую девушку, как Аня.
- Да, так и есть ... некоторые люди не ценят того, что имеют.
Она бросила на Спайка многозначительный взгляд. Спайк тоже взглянул на неё, словно желая что-то возразить, но потом вернулся к своей сигарете.
И тут Уиллоу и Ксандер появились из-за большого надгробья, держа в руках колья наизготовку.
- О, Спайк! Вечно ты рядом, когда не нужен, а когда в тебе есть нужда, тебя не дозовёшься!
- Вообще-то мы с Баффи говорили о контрабанде.
Баффи возмущенно скривилась:
- Ксандер! Хватит дразнить Спайка!
Спайк поднялся.
- Вот что, Истребительница.- Он швырнул окурок на землю и растоптал его ногой. - Позволь-ка мне уйти отсюда. Мне надоела глупость этого напыщенного ничтожества.
- Да, возможно, ты должен был давно сделать это, Спайк! Ты же волк-одиночка, вот и бегай один!
- Я думаю, ты знаешь всё об этом, не так ли? - Спайк подошёл вплотную к Ксандеру. – Ты у нас король «большого гордого одиночества». Я слышал, как ты перевернул всё с ног на голову. Как ты умудрился испортить тот великий день.
- Мне не нужны твои дерьмовые комментарии!
- Правильно. Давайте не будем слушать Спайка.- Он повернулся и посмотрел на Баффи.- Потому что на самом деле это МНЕ не нужно ничего от вашей гнилой компашки.
И Спайк вызывающе уставился Ксандеру прямо в лицо. Уиллоу быстро встала между ними, разделяя их.
- Ладно, ладно. Успокойтесь немедленно.- Спайк и Ксандер продолжали зло смотреть друг на друга.- Направьте-ка лучше эту энергию на мирные цели.
Но Ксандер не унимался:
- Я и забыл. Вилли Кусачий не может сделать мне больно! Так что я легко расправлюсь с тобой, понятно?
Баффи вдруг почувствовала головокружение и едва не упала. Другие не заметили этого.
Она слабо крикнула:
- Парни, нет ...
Но её не услышали.
- Я тоже буду более чем счастлив побить тебя, несмотря на боль, жалкий извращенец!
Спайк, распсиховавшись, отбросил свой большой пакет в сторону. Однако Ксандер, не дожидаясь, изо всех сил ударил блондина кулаком в лицо. Спайк упал, ударившись головой о могильную плиту.
Баффи тяжело опустилась на каменную скамью, свесив голову на грудь.
- Ребята, не надо…
Она потеряла сознание.
На этот раз её состояние было замечено. Забыв о разногласиях, Уиллоу, Ксандер и даже Спайк, поднявшийся с земли, бросились к девушке. Через несколько минут Баффи пришла в себя, но у неё продолжала сильно болеть голова. Уиллоу и Ксандер собрались отвести подругу домой, но неожиданно Баффи заговорила:
- У меня было странное видение, уже второй раз за сегодня. Я словно перенеслась в другой Саннидэйл. Там были вы, и ты, – она посмотрела на Спайка, – но там всё было как-то иначе. И я определённо была счастливее там, чем здесь. Я чувствовала это.
- Успокойся, милая, давай мы отведём тебя в кровать. Ты должна отдохнуть и прийти в себя, а потом мы можем обсудить твои видения.
- В кровать? Я не хочу домой. Я хочу в склеп к Спайку…
- Она бредит! Точно! Отойди в сторону, Клыкастый!
Скуби подхватили Истребительницу с двух сторон, проигнорировав её предложение, и увели с кладбища, оставив Спайка в одиночестве задумчиво смотреть им вслед.


***


Чуть позже, дома Баффи рассказала Уиллоу, Ксандеру и Дон о недавней схватке с демоном, который отвлёк её от поисков логова Суперзлодеев. Она упомянула про своё ранение и странные "вспышки", которые словно бы переносили её в другое измерение. Но друзья скептически отнеслись к тому, что и Саннидэйл и они сами могут быть всего лишь иллюзией, и Уиллоу вместе с Ксандером и Дон собрались начать поиски демона. Пока ведьма распределяла обязанности, Истребительница вновь задумалась и провалилась в другую реальность.
Через некоторое время Уиллоу пришла в комнату Баффи и показала ей рисунок демона из книги. Баффи выглядела очень грустной, а на вопрос подруги объяснила, что в своих видениях в том мире она чувствовала себя гораздо лучше, чем здесь. Уиллоу попыталась убедить подругу в том, что она сейчас находится в настоящем мире, среди друзей, и предложила сравнить события, но Баффи отказалась поделиться подробностями своих галлюцинаций. Ведьма также упомянула, что Ксандер охотится за демоном, чтобы добыть материал для изготовления противоядия, и что Спайк согласился помочь ему в этом, несмотря на их конфликт.
Ночью Ксандер вместе со Спайком действительно встретили демона в лесу, и пока Спайк отвлекал на себя его внимание, то Ксандеру удалось два раза выстрелить из винтовки дротиками со снотворным. В подвале дома Саммерсов Ксандер и Спайк приковали сопротивляющегося демона цепями к балке, в то время как Уиллоу обломила длинный шип на его кулаке. Она отправила Ксандера в "Магическую шкатулку" за некоторыми ингредиентами для противоядия, а Спайк остался в подвале приглядывать за демоном.
Ближе к полудню Уиллоу принесла в комнату заснувшей Баффи кружку с антидотом. Она объяснила, что его приготовление без магии заняло гораздо больше времени, чем обычно. Баффи поблагодарила подругу, и та ушла, попросив Спайка проконтролировать, чтобы Баффи выпила всю кружку. Вампир в это время как раз появился в дверях комнаты, и пока Уиллоу отдавала свои распоряжения, стоял, прислонившись к дверной раме, глядя на девушку с каким-то непонятным выражением.
- Как она, Рыжая?
- Все будет хорошо. - Уиллоу улыбнулась им с Баффи и ушла. Спайк продолжал стоять в дверях. Потом тихо спросил:
- Ты в порядке, Pet?
- Когда ты рядом, всё приходит в норму.
Лицо Спайка словно окаменело:
- Ты должна забыть об этом. Ты не часть моей жизни.
- Ладно.
Спайк повернулся, чтобы уйти, но тут же вернулся назад, еще более раздраженный.
- Ты знаешь, я надеялся, что ты поняла причины, по которым мы расстались!
Он попытался пройти вперед в комнату, сердясь, но попал в солнечный луч, и остановился, отступил назад с разочарованным выражением.
Баффи спокойно возразила:
- Ты злишься, значит, ты ни в чём не уверен.
- Откуда такой вывод? Ты больна, а значит, не можешь мыслить трезво.
Она не обратила внимания на этот детский выпад.
- Я давно усвоила, что когда кто-то уверен в своей правоте, то он ведет себя хладнокровно и не выходит из себя по пустякам.
- Это потому, что ты всегда действуешь на меня так, как будто у меня заноза в заднице.
- Однако ты помогаешь мне, заботишься обо мне - даже сейчас. Уиллоу сказала мне, что это ты поймал того демона.
- Я сделал это только потому, что мне скучно, мне нечем себя занять из-за этого дурацкого чипа! Мне необходимо поддерживать форму! Ну и ещё потому, что в истории человечества ещё не бывало ни одной сумасшедшей Истребительницы. Кстати, что у тебя за видения?
- Ммм… Ну, если коротко – там всё почти как тут, только там ТЫ любишь меня.
- Что? Не может быть!
- Ну вот, оказывается, может. И знаешь, я сейчас лежу и думаю – пить мне это лекарство или оставить всё как есть… Вдруг я окончательно провалюсь в свои видения и останусь там навсегда? Ты не представляешь, до чего всё кажется реальным.
- А мне? Что тогда останется мне? Смотреть на тебя, лежащую в коме? А потом взять и сдохнуть?
Баффи опустила глаза, чтобы он не увидел блеснувшую в них вспышку радости.
Пока Спайк осмысливал, ЧТО именно только что сорвалось у него с языка, Баффи продолжила:
- Знаешь, Спайк, я тут подумала… Мы с тобой, конечно, разные, и я действительно воин света, а ты воин тьмы… был... однако
сейчас многое изменилось. - Она устремила на него твёрдый взгляд, и поскольку возражений не последовало, продолжила: – Знаешь, а ведь мне подобные разногласия никогда по-настоящему не мешали. Взять хотя бы историю с Ангелом.
- С этим придурком? Но вы же расстались. Кстати, классно звучит.
- Называй его как хочешь, но мы разошлись только из-за того, что у нас не было будущего. Ну, ты знаешь - из-за его проклятья.
- Ты намекаешь на то, что он не мог толком даже притронуться к тебе? Не мог, так сказать, осчастливить бедную девочку?
- Да, он не мог. А вот ты - да… Именно «осчастливить». Мне нравится выбор слова. Ты мог это сделать, причем как меня, так и себя. Признайся, Спайк, в последнее время для тебя это начало становиться чем-то особенным?
Спайк закусил губу вместо ответа.
А Баффи продолжала – раздумчиво, спокойно:
- Я думаю, что ты просто упиваешься своим одиночеством, своей маской циника, своей ролью волка-одиночки. В эту схему просто не вписывается наличие любимой. Потому что быть одному гораздо легче, чем приложить усилия и впустить кого-то в свою жизнь, особенно если этот кто-то - человек.
- Да будь ты проклята, Саммерс! Да, ты человек, и это основное препятствие! Я достаточно уже изучил тебя, чтобы понять – как бы ты не любила меня, в главном ты не станешь нарушать свои чертовы принципы! Ты – не Фэйт! Ты не станешь хуже! Это мне придется меняться! Если мы будем вместе, мне придется тянуться к свету! Идти за тобой! – Он скривился с выражением отвращения на лице.
- Не переигрывай, Спайк. Ты и так уже почти на моей стороне.
- Но я еще не готов! Я не готов стать лучше! Не готов измениться! Я – вампир, я – зло, я – убийца Истребительниц, если ты забыла! Я - Big Bad!
И он на несколько секунд скользнул в вампирскую маску - синие глаза полыхнули желтизной, появились уродливые надгробные дуги, вылезли клыки… Но Баффи не вскрикнула, не отшатнулась, и он успокоился, лицо снова стало прежним.
- Ты видишь – я зло, и всегда им останусь! Я не хочу становиться другим!
- Не хочешь или просто боишься?
- Даже если и так, то что? Заставишь меня?
- Нет, Спайк. Наступит день, когда ты сам захочешь этого. Ты сам изменишь себя, ты придешь ко мне добровольно. Я уверена в этом.
И Баффи откинулась на подушки.
- А сейчас иди. Мне нужно принять лекарство. Не волнуйся, я сделаю это. Я сильный человек, а не размазня. Но перед этим я собираюсь всё-таки ещё чуть-чуть помечтать…Чувствовать, что ты меня любишь - пусть даже и в иной реальности - очень приятно...
Спайк изо всех сил стукнул дверью о косяк и вышел.


Глава 8


После истории с ядовитым демоном Баффи задумалась о том, что же ей дальше делать со Спайком. В ней, вопреки всем доводам разума, затеплилась надежда, что когда-нибудь Спайк сам придет к ней. Именно так, как она и сказала ему. Но Баффи понимала, что это "когда-нибудь" может наступить еще нескоро. А пока ей остро не хватало его, хотя бы просто как своей тени....
Она обдумала их разговор на свадьбе и данное им тогда обещание остаться друзьями. Набравшись смелости, однажды вечером она пришла в склеп к вампиру и попросила его по-прежнему выходить с ней в патрули. А также она попросила его научить её играть в покер. Спайк удивился, но Баффи умудрилась сделать такое спокойное и непроницаемое лицо, что он поверил в чистоту её намерений.
Теперь они частенько вместе патрулировали, а после дежурств играли в карты на той самой крышке саркофага, где когда-то занимались любовью. Спайк привел верхнюю часть своего склепа в более-менее приличный вид, но нижний этаж по-прежнему стоял полностью разрушенный. Большой теплоты между блондинами так и не возникло, но всё же иной раз у них даже возникало какое-то подобие дружеских разговоров «ни о чём».
Баффи старалась не затрагивать щекотливые темы о любви, о тьме и свете, не касалась прошлого, не заводила разговор о будущем. Она выжидала чего-то, хотя и сама не знала, чего именно. Иногда Баффи заставала у него в гостях свою сестру, и тогда она не могла не замечать, что Спайк болтал и смеялся с девочкой гораздо охотнее, и вообще держался гораздо свободнее, чем с ней самой. Но Баффи делала вид, что относится к сложившемуся положению спокойно.
В этих коротких встречах черпала она своё невесёлое счастье. В любом случае, это было лучше, чем вообще не видеться. Для неё.
А для Спайка? Она не знала.
Она и раньше-то не слишком хорошо понимала его, а сейчас, когда он закрылся от неё, и вовсе не могла узнать, о чем он думает. Порой она ловила на себе его испытующие, задумчивые взгляды, особенно когда он думал, что она не смотрит на него, но внешне Спайк вёл себя с ней вежливо-отстранённо, и только. Она чувствовала, что скучает даже по его язвительным замечаниям и злым поддразниваниям того периода, когда он называл её не иначе, как Саммерс, и смеялся над её, как он тогда говорил, «дурацкой любовью». Даже в то горькое время он был ближе к ней, чем сейчас.
Баффи никогда бы не подумала, что может быть такой несчастной. Хуже было лишь тогда, когда умерла мама. Но она прятала свою боль за улыбкой, а заплакать позволяла себе лишь глубокой ночью, оставшись в полном одиночестве за запертой дверью своей комнаты.
Однажды вечером она как обычно подошла к склепу Спайка и вдруг услышала женский голос из-за неплотно прикрытой двери. Ей показалось, что у неё заледенела вся кровь в жилах, и как-то разом стало трудно дышать. Она прислонилась спиной к двери, не в силах переступить через порог. А голос говорил:
- О, я сразу поняла, что ты не такой, как все! Едва увидев тебя, я уже знала, что ты особенный! Вместе мы перевернём весь мир!
И довольный смех женщины.
Не разбирая дороги, Баффи бросилась бежать прочь от склепа. Остановилась она лишь тогда, когда оказалась в центре Саннидэйла, недалеко от «Магической Шкатулки». Внезапная мысль пришла ей в голову, и Баффи направилась в магазин.
Переступив порог, она сразу выпалила вместо приветствия:
- Мне нужно кое-что. Кое-что новенькое. Какое-нибудь зелье или заклятье для того, чтобы заглушить боль.
Аня улыбнулась:
- Ты заинтриговала меня, Баффи. Что, не одной мне сейчас плохо? На самом деле, ты пришла по адресу. Я найду тебе пару нужных ингредиентов... Это может помочь.
После этих слов Аня нырнула под прилавок, наклонилась, и достала оттуда бутылку виски и два стакана. По лицу Баффи расплылась грустная улыбка.
-Облегчает боль ... делает свет солнца немного ярче… даже делает скучных людей более интересными. Действительно, мощное зелье. Ты права.
Они сели за стол, но при этом девушка не подозревала, что Аня после неудачной свадьбы снова превратилась в Демона Мести, и теперь подыскивала кого-то, кто мог бы загадать желание против Ксандера. А ещё Баффи не знала, что Ксандер нашёл во дворе её дома установленную кем-то портативную видеокамеру. И теперь они с помощью Уиллоу через компьютер пытались определить источник сигнала, так как понимали, что к этому могли быть причастны Суперзлодеи, и были полны решимости отыскать их.
Тем временем, в "Магической шкатулке" Аня старалась напоить Баффи, чтобы она без проблем смогла загадать желание. Но ей тоже пришлось пить за компанию, и поэтому вскоре разговор между ними перешел на личные темы.
- Так вот, этот парень говорит: «ты скучна, Саммерс…»
- Ага. Но вернемся к Ксандеру ...
- Ксандер… Я понимаю твою боль, но надеюсь, что вы как-нибудь наладите ваши отношения. У вас ещё есть шанс…
- Но он сделал из меня дурочку. И никто даже не посочувствовал мне!
- Я сочувствую. Поверь! Несмотря на то, что я всего лишь «эффективная машина для драк и убийств». По словам некоторых людей.
- Но разве он не должен заплатить? Ты не хочешь, чтобы он ответил за все эти ужасные поступки?
- Совершенно верно!
- Я про Ксандера, - уточнила Аня.
- О! А я… Неважно. Знаешь, если бы Ксандер не был моим другом, я бы…
- Вот-вот! Итак ... гипотетически, что бы ты хотела сделать с ним?
К тому времени литровая бутылка виски опустела уже больше, чем наполовину, но Баффи снова наполнила рюмки.
- Скажи сама, подруга. Ты обиженная сторона. Что-то, ну ... – она подняла свою рюмку, –очень ужасное, как в кино?
И с этими словами Баффи выпила, а Ане с поддельно-веселой улыбкой пришлось сделать то же самое.
Баффи продолжала рассказывать свою запутанную историю про мужчину, который её сначала использовал, а затем просто оставил одну, а Аня пыталась описывать свои чувства после того, как её бросили у алтаря.
По мере того как заканчивалось спиртное, Истребительница и Демон Мести всё сильнее понимали, что сейчас между ними много общего, и они испытывают одинаковую боль и разочарование.
- Знаешь, Баффи, я так скажу - все мужчины сволочи. Все одинаковы. Бросают, исчезают, обманывают…
- Точно, сволочи! Обманывают, да еще как! Что бы ты сказала, если бы Ксандер изменил тебе?
- Если бы он докатился ещё и до этого? Я бы отплатила ему той же монетой! Как минимум! А потом превратила бы в суслика и заставила…
- Подожди! Ты говоришь, той же монетой? Но как? И с кем?
- Ну… в принципе, у меня совсем немного знакомых мужчин…когда я стала человеком, у меня вообще был только один парень - Ксандер. Разве что тот тролль…Ты помнишь?
- О, нет! Он натворил таких бед, что я не горю желанием увидеть его тут снова! И кроме того … не обижайся, Аня… он уродливый!
- А что тут обижаться? На правду не обижаются! Сама не понимаю, как могла когда-то встречаться с ним… Кстати, из-за его измены я и стала Демоном Мести!
- Давай выпьем за это!
- За что? А, неважно! Выпьем!
Они наполнили рюмки и Аня, выпив, задумалась:
- Так, тролль отпадает… А что ты скажешь насчёт Спайка?
Баффи подскочила на месте.
- Нет! Только не Спайк!
- Почему? Про него уж точно не скажешь «уродливый»!
- Просто… просто… не хочу, и всё! Ты достойна лучшего! Давай другую кандидатуру!
- Ну, тогда я не знаю… А с кем бы ты могла отомстить? Как насчёт твоих бывших? Ангела, или, например, Райли?
- Райли женат, а Ангел проклят!
- Это всё? Только эти двое?
- Нет, ну был у меня ещё один…недолго.. Его звали Паркер. И вы с Ксандером познакомили меня с Ричардом, помнишь?
- Не знаю насчет Паркера, но если судить по Ричарду, то это не самая подходящая кандидатура для мести. Слюнтяй, если одним словом.
- Поверь, Паркер еще хуже. Сказать «козёл» - это ещё ничего не сказать.
- Хм…кажется, мы с тобой зря потратили свою молодость. А что, если нам заглянуть в магические книги?
- О, это отличная идея! Давай, неси сюда!
Аня сняла с шеи замысловатый ключ и достала из сейфа толстенный том в черной обложке.
- Когда ты попросила меня избавить тебя от душевной раны с помощью заклинания, я сразу подумала об этой книге! Она очень ценная, Джайлз хранил её под замком! Мы пороемся в ней, и найдём то, что нужно!
Две блондинки склонились над книгой.
- Вот, смотри…нет, это вызов призраков умерших… а это надо читать, чтобы отыскать давно пропавшего человека…а это заклятие для изменения пола…а это…О, кажется, это то, что нам нужно!
- Что же?
- Это сложное заклятие! Но если мы правильно прочитаем его, то целый час в наш дом – в данном случае, в магазин - будут стремиться самые опасные и привлекательные мужчины из тех, кто находится поблизости! А мы будем казаться им самыми красивыми женщинами в мире! Клаудиа Шиффер отдыхает!
- Аня! Что означает «опасные»? Вдруг это какие-то демоны?
- Откуда я знаю? Я читаю так, как здесь написано. Тебя смущает слово «опасный»? С каких это пор Истребительница и Демон Мести стали бояться рискнуть?
- И в самом деле! Мы победим любого, кто осмелится бросить нам вызов! Давай, Аня, читай! И пусть нашим бывшим будет хуже!
Аня прочитала заклинание.


***


Какое-то время не происходило ничего, и подруги по несчастью разлили последние остатки виски из бутылки. Повторив последние слова Баффи вместо тоста, они выпили до дна свои рюмки, и ещё немного пожаловались друг другу на свои неудачные романы.
И тут дверь в магазин открылась, и на пороге появился высокий человек с длинными тёмными волосами и шрамом на лице. Внимательно посмотрев на девушек, он сказал вместо приветствия:
- Сначала я не мог понять, что за сила толкала меня в это место… Я даже подумал - это какая-то неизвестная мне сильная магия…Но когда я увидел вас, девушки, и вашу красоту, все странные мысли тут же вылетели у меня из головы, и я понял, что не зря пришёл сюда.
Он представился:
- Рэк. А это мой друг Рамон.- И он посторонился, пропуская вперед ещё одного мужчину, с вьющимися чёрными волосами и цыганской золотой серьгой в ухе.
- Позвольте сказать вам, сеньориты, что вы прекрасны! - и Рамон галантно поклонился им до самой земли.
Баффи и Аня растерянно смотрели на мужчин. Потом Аня спохватилась:
- Я – Аньянка, можно просто Аня. А это моя лучшая подруга Баффи. У нас тут маленькая вечеринка…но вы..эээ…проходите, не стесняйтесь…
Рэк прошел вглубь магазина, к столу, и тут Баффи наконец разглядела его. На первый взгляд он действительно был высок, силён и очень красив, но только на первый… Его внешность была не просто пугающей, она была опасной. Всё его лицо было испещрено шрамами, а взгляд …Этим взглядом можно было пронзить насквозь, как шпагой. Второй мужчина был под стать ему – прекрасно сложенный, гибкий, похожий на испанца, хотя больше даже напоминал пирата своей серьгой и извилистым шрамом на шее. В целом они были похожи на двух тигров, случайно забравшихся в крольчатник.
Может быть, в других обстоятельствах и в другой день девушки могли бы испугаться, но сейчас, сквозь призму выпитой бутылки виски, ситуация казалась им забавной и романтической.
Аня подтолкнула Баффи локтём в бок:
- Ну как, не подвела книга? Ты только посмотри, какие парни! Это тебе не какие-нибудь хлюпики из студенческого общежития!
- Ага. Пожалуй, мы не зря воспользовались магией, подруга. Хотя до сих пор в жизни я предпочитала полагаться на свой кулак, а не на заклинания.
Аня засмеялась.
- Разве может сила помочь в отношениях с парнями? Неудивительно, что у тебя ничего не получалось…
А Рэк тем временем уже подошёл поближе и буквально прожигал Баффи взглядом.
- Послушайте, девушки, я вижу, что ваша вечеринка подошла к концу. Я предлагаю продолжить, но уже вместе с нами!
Блондинки закивали. Тогда Рэк взмахнул рукой и негромко произнёс:
- Шампанского!
И тут же на столе, где до этого сиротливо стояла пустая бутылка из-под виски и две разномастные рюмки, появились два ведерка с шампанским, фрукты в огромной вазе, пирожные, вазочки с малиной и клубникой, четыре хрустальных бокала и горящие витые свечи. При этом стол покрылся белой кружевной скатертью с кистями, а на окнах повисли цветочные гирлянды. А у Рамона в руках оказались два огромных букета роз, которые он галантно поднёс зардевшимся девушкам.
- Какая сильная магия! – ошеломлённо прошептала Аня.- Но наша всё равно сильнее, потому что даже такие могущественные волшебники не распознали её, - закончила она на ухо Баффи и хихикнула.
А мужчины уже открыли бутылки, хлопнув пробками, как на празднике. Несмотря на колдовство Рэка, вино оказалось самым что ни на есть настоящим. Немного выпив, Баффи почувствовала, что у неё закружилась голова, и она поставила свой бокал на край стола.
Тогда Рэк хлопнул в ладоши, и в воздухе зазвучала нежная романтическая музыка.
- Позволь пригласить тебя на танец, Баффи? – он протянул ей свою руку.
- Хорошо. – Баффи встала со стула и слегка покачнулась. Но тут же овладела собой.
Положив руки на плечи Рэку, они закружились по магазину, который словно бы увеличился в размерах. Склонившись к её уху, колдун прошептал:
- Как ты красива, Истребительница…Ты не знаешь меня, но я знаю, кто ты. Я сразу узнал тебя, когда увидел, сразу понял, что передо мной Избранная…
И он продолжил:
- Я счастлив быть сейчас здесь, ухаживать за тобой, танцевать с тобой…Ты самая красивая девушка из тех, кого я когда-либо встречал! А встречал я, поверь, очень многих! Я даже знаком с твоей подругой, Уиллоу. Но ты лучше всех!
Слова Рэка доносились до Баффи, как сквозь вату. Она кружилась в медленном танце и думала только об одном: с кем и где сейчас Спайк.
- Ты пахнешь ванилью и солнцем…У твоей кожи наверняка вкус яблок…Я и подумать не мог, что когда-нибудь буду вот так держать тебя в объятиях. Ведь ты всегда была очень далека от моего мира, мира чёрной магии…- И, склонив голову, Рэк восхищенно поцеловал ладонь девушки, лежащую у него на плече.
Баффи инстинктивно скривилась, но потом вспомнила - она же собиралась отомстить Спайку! Наконец-то в её жизни появился кавалер, могущий дать фору вампиру! Рэк был опасен, как сам грех. Его тёмное, злое обаяние действовало на неё даже через алкоголь.
Она вспомнила сегодняшний вечер, вспомнила, как она оказалась на пороге склепа Спайка и как услышала тот женский голос. На несколько секунд сердце словно перестало биться. Она понимала, что поступает неправильно, но боль от воспоминаний оказалась сильнее.
Она подняла голову и посмотрела Рэку прямо в глаза.
Он помедлил, наклонился, и осторожно коснулся губами губ девушки.
И ничего не произошло.
С таким же успехом он мог бы поцеловать каменную скамью в церкви.
Баффи тоже ничего не почувствовала, кроме лёгкого разочарования. А как же этот жар, томление, разливающийся по венам огонь, желание раствориться друг в друге, стремление взять много и отдать взамен ещё больше? Где всё то, что происходило в ней, когда она целовалась со Спайком? Она удивлённо похлопала ресницами и неожиданно отключилась.
Поднялся переполох. Танцующая с Рамоном Аня, бросив своего кавалера, подбежала к Баффи, с другой стороны её подхватил Рэк, и вместе они посадили девушку на стул.
Баффи подняла голову:
- Кажется, я слишком много выпила… Вы веселитесь, не обращайте на меня внимания, но пить я больше не буду.
Рэк тут же извлёк из воздуха веер и начал обмахивать её лицо, чтобы Баффи почувствовала себя лучше.
- Спасибо, ты очень любезен, - пробормотала она.
- Я готов на всё для такой чудесной девушки, как ты, – ответил Рэк, продолжая изо всех сил работать веером.


***


А в доме Саммерсов Уиллоу, вместе с неожиданно заявившимся в гости Спайком, продолжала искать источник сигнала, но вскоре обнаружила, что к этой сети подключены и другие камеры. Все поняли, что за ними наблюдают на работе, дома и на учёбе. Спустя несколько минут Уиллоу нашла ещё несколько передатчиков, и попыталась получить с них изображение. Вскоре она добралась до видеокамеры из "Магической шкатулки", и все увидели Баффи и Аню веселящимися в обществе двух мужчин, в одном из которых Спайк и Уиллоу одновременно узнали могущественного чёрного колдуна по имени Рэк.
Спайк подался вперёд и чуть не проглотил свою сигарету.
- Кровавый ад! – он грубо выругался и стукнул кулаком по столу. И в его глазах при этом мелькнула такое бешенство, что Дон, которая в этот момент зашла в комнату и стала свидетельницей происходящего, оторопела.
Расстроенный и разозленный Спайк вышел на кухню, в то время как Ксандер устремился в гостиную. Уиллоу была занята отслеживанием сигнала и поэтому не могла ни с кем поговорить, а когда освободилась, то увидела лишь распахнутую входную дверь и открытый сундук с беспорядочно разбросанным оружием.
А в это время на заднем дворе Дон разговаривала со Спайком. Ей стало ясно, что сестра скрывала от всех свою связь с ним.
- Ну, согласись, Нибблет… Такие истории не для детских ушей.
- Ладно, вы не говорили мне. Я-то как раз могу это понять…Мне тоже приходилось скрывать многое…ну, ты знаешь эту историю с вещами из магазинов… Но почему не знали друзья?
- Баффи сама не хотела никому рассказывать. Тем более что мы с ней уже расставили все точки над «I».
- Вы расстались? Но почему?
- Есть тысяча причин для этого, детка…
- Между вами не было любви?
- Не в этом дело…
- А что тогда? Объясни! Ты же прекрасно умеешь делать это!
- Ну… сначала я вообще не верил, что у нас может что-то выйти... потом сопротивлялся происходящему…а когда в город приехал Капитан Америка, я сделал кое-что неправильно, и решил, что Баффи от наших отношений будет только хуже, ну и предложил расстаться....а по прошествии времени всегда трудно что-то поправить, даже если бы и хотелось... да и гордость, знаешь.... в общем, всё было так сложно....
Но Спайк не успел договорить. Запыхавшаяся Уиллоу прервала их разговор, сообщив, что Ксандер ушёл, взяв с собой секиру.
Тем временем в "Магической шкатулке" Баффи, Рэк, Рамон и Аня продолжали смеяться и пить шампанское. Вдруг входная дверь распахнулась, и внутрь вбежал Ксандер, держа в руках что-то сильно напоминающее большой топор.
- Аня! Что ты делаешь! Немедленно прекрати это безобразие!
Он неловко взмахнул секирой, и та застряла в стенке шкафа.
- Почему ты пьёшь? Рабочий день ещё не закончен! И что за музыка! Цветы! Фу, что за пошлость!
- Ксандер? Не порти мебель, она стоит денег!
Рамон наклонился к Ане:
- Кто этот невоспитанный болван? Твой начальник? Он досаждает тебе, моя красавица?
Аня фыркнула:
- Какой ещё начальник! Он потерял все права на меня, после того, как бросил у алтаря с разбитым сердцем!
- Как можно было обидеть такую прекрасную сеньориту? Когда ты улыбаешься, звёзды в небе начинают гореть ярче! Нужно быть слепым, чтобы не заметить этого!
Он легонько взмахнул рукой и Ксандер отлетел к стене и словно прилип к ней, лицо его исказила гримаса боли.
- Больше он не будет мешать тебе, моя прелесть! Я сразу понял, что между вами нет ничего общего! Ты достойна короля, а не этого мешка с торфом!
И тут в магазин вбежали Спайк и Уиллоу. Вампир зарычал, превращаясь на ходу:
- Убери свои руки от Баффи, ты, грязный колдун!
- Не понял? Что происходит? – Рэк поднялся со стула.
- Сейчас поймёшь! – И Спайк со всего размаха ударил колдуна в лицо.
Рэк упал, не успев ни парировать удар, ни провести какой-нибудь магический приём.
Спайк прикрыл голову рукой, ожидая взрыва боли, но ничего не случилось. Он радостно засмеялся:
- В тебе столько чёрной магии, что ты почти превратился в демона! Я легко могу ударить тебя! Давай, я сумею отобрать у тебя то, что принадлежит только мне!
Он с гневным укором посмотрел на Баффи:
- Зачем ты сделала это, Pet? Если ты хотела причинить мне боль, то тебе прекрасно это удалось! Сказать по правде, я давно уже не испытывал ничего подобного!
- Ты ещё спрашиваешь? Ты первый начал! Ты уже забыл, как славно повеселился сегодня?
- Что это значит? Ты свихнулась, детка моя?
- Я была сегодня рядом с твоим склепом, и слышала, как ты разговаривал с какой-то женщиной! И не просто разговаривал…- у неё задрожала нижняя губа.
- Ты совсем порыжела? Я наконец-то починил свой телевизор! И вечером я смотрел свои любимые «Страсти»! После тебя я не могу даже взглянуть ни на одну девушку! Никто не может сравниться с тобой!
Баффи ошеломлённо уставилась на него, не замечая, что и Уиллоу, и Ксандер, и Аня – все смотрят на них со Спайком не с меньшим изумлением.
А Спайк уже повернулся к Рамону:
- Что ты сидишь? Давай поговорим как мужчина с мужчиной, без всяких магических выкрутасов! Я сумею защитить и себя, и тех, кто мне дорог!
Он снова обратился к Баффи:
- Забирай Аню и бегите отсюда! Эта вечеринка не из тех, что может кончиться добром! Эти колдуны питаются чужой энергией! Не веришь мне, спроси у Уиллоу. Странно, что с вами до сих пор ещё ничего не произошло! Даже твоя истребительская сила не спасла бы тебя!
В это время Рэк поднялся с пола и предупреждающе вытянул перед собой ладонь:
- Я знаю тебя, вампир. Мы не хотим вмешиваться в твои отношения с этими женщинами. Теперь мы знаем, что они не свободны, и что они под твоей защитой. Нам не нужен конфликт на территории Саннидэйла. Мы уходим.
Он щёлкнул пальцами, и мужчины исчезли.
Воцарилась тишина.
Все Скуби в изумлении смотрели на Истребительницу. Первым опомнился Ксандер. Когда колдовство развеялось, он отлип от стены и сейчас сидел на полу, держась за живот.
- Аня! Как ты могла!..Ай! ... - он махнул рукой. - А ты, Баффи! Что я слышу? Ты спуталась с этим ничтожеством? С этим… с этим клыкастым существом? Ты всё это время врала мне? Врала нам?
Баффи молчала, осознав, что выдала себя. Спайк, всё ещё разъярённый, но уже превратившийся обратно в человека, засунул руки в карманы плаща и привалился спиной к шкафу.
А Ксандер не унимался:
- Он же убийца! Он вампир! Он ничуть не лучше этих колдунов! У него нет души! Только дурочка или сумасшедшая могла бы встречаться с ним! – Он прокашлялся. - Ты говорила нам, что он – грязь! А сама тоже делала это!
Уиллоу тоже робко подала голос:
- Да…это…хм… по крайней мере, странно…
И тут Баффи прорвало:
- Хватит читать мне мораль! Вам кажется странным, что я сплю с вампиром? А как насчёт тебя, Уиллоу – вроде бы твои предпочтения тоже нельзя отнести к категории «нормы», не так ли? А ты, Ксандер - насколько я помню, ты целый год встречался с бывшим демоном, на счету которой, кстати, не один труп! А потом бросил невесту прямо у алтаря!
Но Ксандер не желал ничего знать.
- Ладно, пускай наше собственное поведение не идеально, но ведь и Джайлз был бы против этого?
- Джайлз – старик, давно забывший за своими книгами, что такое страсть и любовь!
Она перевела дух и продолжила:
- Я не обязана отчитываться перед вами! Моя личная жизнь касается только меня! Я никогда не делала замечаний вам, так не влезайте же и вы туда, куда вас не просят!
Но тут вмешалась Аня:
- Баффи, лично я ничего не имею против, потому что если уж спать с кем-то, то Спайк, безусловно, и красив, и силён, и вообще он лучше всех твоих бывших, о которых ты мне сегодня рассказывала… Но если мне не изменяет память, вроде бы ты сказала, что он тоже тебя бросил?
У Ксандера отвисла челюсть.
- Как? Этот…Капитан Пероксид вообразил себя крутым мачо и посмел бросить тебя?
Спайк метнул на него злобный взгляд.
- Заткнись, Щенок, а то я за себя не ручаюсь! Тебе не угодишь! И вообще, мы сами разберемся в своих отношениях! Из всего того, что ты тут плёл сегодня, ты был прав лишь в одном: у меня нет души.
Он повернулся к Баффи и мягко сказал:
- Детка … Прости меня. За это время я тоже многое понял. Мы не можем быть вместе не потому, что ты недостойна меня, или по сотне других таких же глупых причин, о которых я тебе рассказывал.
Он сделал паузу, как будто бы ему было трудно продолжать. Но потом решительно закончил:
- Мы не можем встречаться потому, что… мне нечего тебе дать, детка! Ты достойна лучшего. У меня действительно нет души, и связь со мной не принесёт ничего хорошего. Именно поэтому я не могу быть с тобой. Я не хотел говорить тебе этого, но....Пожалуйста, пойми меня…
Он не договорил, и, неловко взмахнув рукой, вышел из магазина.
Она кинулась за ним, побежала, не обращая внимания на удивленные взгляды Скуби.
- А что будешь делать, когда догонишь? - резко крикнул он, не оборачиваясь, и голос остановил, повис в темноте.
- Ну знаете! С меня тоже довольно. - С этими словами Ксандер поднялся с пола и, не глядя на девушек, направился к выходу.
Расстроенные Баффи и Аня остались стоять на крыльце магазина. Глядя вслед Ксандеру, Баффи задумчиво произнесла:
- Я бы желала...
Но грустная Аня оборвала её на полуслове:
- Не надо, Баффи. Не сейчас. Не надо...


Глава 9 ( Эпилог )


Баффи шла куда-то вперёд, не замечая ничего вокруг, не разбирая дороги. Слёз не было. Вообще не было ничего, она словно окаменела внутри. Когда она очнулась от своего тяжелого забытья, то поняла, что инстинкт привел её на другое кладбище - туда, где была могила её матери. Опустившись на колени, Баффи долго стояла так, не шелохнувшись, не молясь, а просто глядя в тёмное ночное небо. Наверное, это её судьба – быть одной, всегда быть одной. Не иметь ни семьи, ни любимого человека. И умереть в таком же полном одиночестве.
Отец ушел. Мама умерла. Личные отношения, все до единого, закончились полным провалом. Единственный мужчина, которого она желала, сказал, что не может быть с ней.
«…мне нечего тебе дать, детка! Ты достойна лучшего. У меня действительно нет души, и связь со мной не принесёт ничего хорошего. Именно поэтому я не могу быть с тобой». - Звенел в ушах его упавший голос.
- Это невыносимо, я просто не могу этого выдержать, - думала она. Сердце её истекало кровью.
- Я должна что-то сделать, – сказала она вслух самой себе. – Я должна бороться. Я просто не могу сдаться.
И тогда на память пришел когда-то услышанный отрывок из одной древней книги. Джайлз рассказывал ей об одном месте в далёкой пустыне, где живёт демон, исполняющий любые желания. В тот момент она испугалась, потому что плата за желание была слишком высокой. Чем именно нужно было платить, не говорилось конкретно, в тексте упоминались только какие-то жестокие и опасные испытания. Но сейчас уже ничто не могло испугать её. Она приняла решение. Её плечи распрямились.
- Мама, прости меня, любимая, но я должна сделать это. Ради него, ради нас обоих. Я должна помочь ему, сделать это за него. Он получит то, чего ему не хватает, и мы больше не расстанемся, - прошептала она, поднимаясь с колен.



***


Два голоса где-то вне времени и пространства разговаривали между собой. У этих голосов не было тел, не было лиц. И всё же они обладали невероятным могуществом.
- Ты видишь, она решилась вернуть ему его душу…И она пойдёт туда, и не отступит, и пройдет все те страшные испытания … И демон исполнит её просьбу…
- Но ведь изначально было предопределено, что Спайк сам сделает это, и станет «воителем, обладающим душой, но превосходящим своими силами человека» по своему собственному выбору! А не получит свою душу на блюдечке! Это против правил!
- Кто же знал, что всё так обернется! Тогда, в Сочельник, он всем сердцем пожелал, чтобы они поменялись местами! Он страдал слишком сильно, и поэтому я изменил реальность, но не знал, что последствия будут такими серьёзными…
- И что теперь делать? Ты всё запутал, Рождественский Дух! Историю нельзя переписывать даже таким, как мы!
- Я могу тебя попросить? Пусть всё так и останется - она вернёт ему душу, и они заживут долго и счастливо!
- Нельзя. Если это сделает она, то он, возможно, и не спасет мир от Изначального Зла…Не заслужит право на Шаншу…
- А, значит ты отправишь девушку обратно в прошлое? Жаль, конечно, ведь они уже почти обрели друг друга…
- Я не знаю, что делать. Там она снова начнет мучить его, и он снова пожелает поменять их местами… А поскольку ты питаешь слабость к этой паре, ты снова исполнишь его просьбу…Начнется путаница, замкнутый круг.
- Так как же быть?
- Я должен исправить то, что ты натворил. Я должен вернуть всё обратно. Потому что другого выхода нет. Но я сохраню её память о том, что происходило с ней. Я дам ей возможность изменить ту, первую и главную реальность…
- А если это не сработает?
- Нужно рискнуть, потому что это единственный выход. Я оставлю ей память, как подарок, чтобы у этих двоих появился шанс…



***


Баффи проснулась утром в своей постели, но за окнами было еще темно, хотя будильник показывал 7.30. У неё очень сильно болела голова.
- Странно, - подумала она, и тут же в голову пришла вторая мысль: - Ну да, у меня же похмелье…Боже мой, я проспала!
Быстро умывшись, натянув джинсы и кубарем скатившись по лестнице на кухню, она торопливо включила кофеварку.
- Доброе утро, Баффи! Ты неважно выглядишь, что-то случилось? Ты, случайно, не заболела? Было бы ужасно заболеть на Рождество! – в кухню, кутаясь в тёплый халат, вошла Уиллоу.
- Нет, всё в порядке. Просто я вчера очень поздно легла.- Ответила ей Баффи и тут же осеклась.
А Уиллоу продолжала, не замечая её ошеломлённого лица.
- А, ну тогда ладно. Ведь завтра вечером самый главный праздник года! Хотя для многих из нас он будет не очень веселым…Прошло всего лишь полтора месяца с тех пор, как ушла Тара, и мне будет тяжело увидеть её за этим столом на Рождественском ужине…
- Это что, дежавю? Какое Рождество? Сейчас апрель!
- Баффи, ты еще не проснулась?
- В том то и дело, что проснулась! Мне надо бежать! Мне нужно в «Магическую Шкатулку», поискать одну книгу, потом позвонить Джайлзу, потом поговорить с Аней, потом попрощаться с Дон…
- Но зачем? Ты куда-то уезжаешь? В Англию? - растерянно пробормотала Уиллоу.
- При чём здесь Англия? Ты что, не помнишь? Вчера ты обнаружила камеры Суперзлодеев, вы со Спайком прибежали в магазин, и Спайк сказал, что…- Баффи остановилась, глядя на изумлённую подругу. - Что происходит? Почему за окнами снег? Где мой мобильный, я должна посмотреть на календарь! Ага, вот он, и тут…что? 24 декабря? Сегодня 24 декабря?
- Конечно, Баффи, потому что сегодня как раз Сочельник. Ты точно не заболела?
- Уиллоу! Ущипни меня! Я должна знать, что всё происходит в реальности!
- Конечно, а как иначе?
Растерянная Баффи села на табуретку.
- Но как же так…Еще вчера был апрель, и я собиралась…
- Вчера? Апрель? Баффи! Вчера мы купили ёлку!
- Боже…Это, наверное, сон! Точно! Мне приснился сон! Но знаешь, Уиллоу, он был такой странный!
Баффи тряхнула головой…
- Я должно быть, переутомилась…ммм.. на патрулировании. Да! Или это побочный эффект после того твоего заклинания… ну, помнишь – когда мы все потеряли память и не узнавали друг друга.
- Так что тебе снилось?
- О, ты не поверишь! Как будто у меня была совсем другая жизнь! Всё было так реально! Когда я проснулась утром, то даже не поняла, что сон уже закончился!
Картинки нахлынули на неё – вот Спайк, насмехаясь, отбирает у неё украденную зажигалку и уходит, вот она соблазняет его на заднем дворе «Двойного Мяса», вот они дерутся в переулке перед полицейским участком, вот мирятся на дне её рождения, вот Спайк говорит ей: «Прости, Элизабет», вот говорит, что не готов стать лучше, и вот, наконец, Спайк уходит от неё, потому что у него нет души…
Баффи так сильно задумалась, что Уиллоу пришлось трижды окликнуть её:
- Скажи мне, Баффи, кого ты еще позвала, кроме Тары, на завтрашний праздник?
- А кого я могла позвать, кроме Ани с Ксандером? Кстати, в моем сне они расстались прямо на собственной свадьбе, и это было так грустно…
- А Спайк? Ты приглашала его? Если, конечно, вампиры вообще празднуют Рождество.
- Приглашала ли я Спайка? Почему ты спрашиваешь? Что тебе известно?
Уиллоу улыбнулась.
- Мне известно, что Спайк не член семьи, но почти что член команды. И в принципе, учитывая, какой малочисленной в этом году будет наша компания, его можно позвать. Ненадолго.
Баффи снова задумалась.
- Может, мне сходить к нему? Он наверняка спит в своём склепе. Ну, не специально к нему… - Баффи запнулась. – Я могла бы сходить за покупками, а по дороге домой заглянуть и туда.
- Делай, как хочешь, Баффи. Для того, чтобы заглянуть к Спайку, ты не должна у меня отпрашиваться. – И Уиллоу повернулась, собираясь уходить.
- Подожди…Послушай, мне нужно кое-что спросить у тебя. Как ты думаешь – человек может сильно измениться, если он полюбил? Измениться навсегда?
- Ты спрашиваешь теоретически?
- Да.
- Ну… я не слишком большой дока в любовных делах, но скажу то, что известно всем – когда я встретила Тару, моя жизнь полностью изменилась. Ты понимаешь, о чём я. И я думаю, что это навсегда. То есть это я к тому, что если любовь настоящая, она может поменять всю сущность человека.
- А плохого человека любовь может сделать хорошим?
- Настоящая любовь может изменить любого. Я всегда считала именно так.
- Знаешь, мне кажется, что я начала понимать это…
- Ты о чём?
- Пока не спрашивай. Мне нужно подумать…


***


Перед тем, как постучать в дверь склепа Спайка, Баффи очень долго бродила по улицам города. Она останавливалась перед красочными витринами, зазывавшими на Рождественские распродажи, заходила в магазины, где продавались ёлочные игрушки и подарки, а потом заглянула в украшенную шарами и гирляндами « Бронзу» и просидела там пару часов в одиночестве за стаканом колы. Она ещё не до конца понимала себя, но чувствовала, что это понимание скоро придёт к ней. Что-то зарождалось, что-то происходило в ней, какой-то внутренний переворот… И она ждала, пока эти смутные мысли не оформятся во что-то более конкретное, серьёзное.
Наконец, придя на кладбище, она подошла к знакомому склепу и ненадолго остановилась в нерешительности. Досчитала до десяти. И резким толчком открыла дверь.
Спустившись по ступенькам, осмотрелась. Никаких следов взрыва - и мебель и стены были целым-целёхоньки. Телевизор был выключен, старое красное кресло перед ним пустовало. Что ж, ничего не поделаешь, придётся спускаться на нижний ярус. Посмотреть, не спит ли хозяин – что было вполне вероятно, хотя полдень уже давно наступил.
Спайк действительно лежал посреди развороченной кровати, глаза его были закрыты. Рядом на тумбочке, среди оплывших свечей, стояла пустая бутылка из-под виски. Баффи невольно улыбнулась, вспомнив, как вчера она сама с Аней… И тут же нахмурилась - вспомнила, что никакого «вчера» просто не было, а то, что с ней было – всего лишь пугающе реальный сон. Или не сон?
Баффи осторожно подошла поближе, молясь, чтобы он не расслышал, как часто и неровно забилось её сердце.
Но он услышал. Его голос, полный скрытой боли, застал врасплох:
- Зачем ты пришла, детка? Начнёшь дразнить, томить, строить из себя Ледяную Королеву? Вчера у нас был очень бурный вечер, и я уже жду очередную вспышку раскаяния.
Горечь, звучащая в его голосе, показалась настолько непривычной для Баффи, что девушка едва не попятилась назад. Внимательно посмотрев на мужчину, лежащего перед ней, она тихо сказала:
- Нет, Спайк, вообще-то я пришла не за этим.
Она осмотрелась и не найдя другого места, чтобы присесть, осторожно опустилась на край кровати.
- А зачем тогда?
Спайк приподнялся на локтях и сейчас смотрел ей прямо в глаза.
- Со мной кое-что случилось этой ночью. И в голове у меня теперь полный сумбур, и я не знаю, с чего начать.
- В таких случаях говорят: «начни с главного».
- С главного? Хорошо. Сегодня ночью я видела длинный-длинный сон. Это было очень реально, как другая жизнь, и там мы тоже встречались…Только на этот раз я была влюблена в тебя. Мучительно, страстно и болезненно. И очень сильно.
- Так, как я?
- Кажется, да…
Спайк изумился.
-У тебя температура? Ты заболела, детка? Впрочем, ты никогда не была склонна к фантазиям, так что…ладно, я верю. И что дальше?
- Дальше? Несмотря на боль, которую доставляла мне эта любовь, я не могла прекратить. Не хотела. Я добивалась тебя. Я приходила к тебе снова и снова. И, наконец, в тебе что-то по-настоящему отозвалось… Но как только это случилось, я проснулась. Вот и вся история.
- Подумаешь, дурной сон, с кем не бывает. Наверное, утром тебя мутило, когда ты встала с кровати?
Её сердце сжалось от его слов, от его горькой самоиронии. Баффи вскинула голову:
- Тот Спайк никогда не сказал бы мне такого.
- Насколько я понял, та Баффи тоже была другой…Искренней…Горячей…Любящей…
Баффи, не шевелясь, смотрела ему в глаза. Магия его обаяния на таком близком расстоянии действовала просто убийственно, разила наповал. Она тряхнула головой, отгоняя наваждение, потому что она должна была договорить. Именно за этим она пришла сюда.
- Выслушай меня, Спайк… Я не знаю, что со мной было, сон это, или явь, - но я многое поняла…я поняла, что любовь действительно может творить чудеса…что она может изменить любого человека… или даже не-человека…и что я была к тебе несправедлива, когда не верила в тебя…
- Не верила?
- И когда говорила, что ты влюблён в боль, а не в меня…когда называла тебя своей большой ошибкой….случайной заменой…грязью… отвратительной вещью…
Он слушал, но теперь Баффи видела, как тяжело ему даются даже напоминания об этих сценах. Его скулы напряглись, глаза сузились. Но он ждал продолжения.
- Я больше не буду говорить, что ты не умеешь любить, потому что поняла, что любить может каждый. Я поняла, как больно могут ранить несправедливые упрёки. Я поняла, НА ЧТО каждый из нас может пойти ради другого, если он действительно любит…
Она вздохнула и закончила:
- Прости меня.
Баффи облизала губы.
И поймала пристальный, горящий взгляд Спайка. И прочитала в нем и всепрощающую любовь, и страстное желание. Она поняла, что в этой реальности он действительно любил и хотел её. Любую. Всегда. И радость охватила всю её душу, наполнила доверху, и потекла через край.
Подняв руку, она погладила его по щеке, сама потянулась к нему, и сама поцеловала его – нежно, долго, искренне. Его рука обвила её талию, а её голова легла на его плечо. Он не помнил, сколько времени вот так просто держал её, и принимал всё, что она на него обрушила. Упивался, как никогда в жизни.
Наконец Баффи пошевелилась и тихо сказала:
- Я чувствую, что с этого момента всё пойдет как-то по-новому, хотя ещё и не знаю, как. Но так, как было, больше не будет, я знаю это точно. И поэтому хочу пригласить тебя назавтра ко мне домой на Рождество.
- Что?- он тихо засмеялся. - Ты непредсказуема, Luv.
- На самом деле это справедливо.
- Справедливо? И только?
- Я и сама желаю этого. Ты давно уже часть моей жизни, Спайк.
- А что ты скажешь своим друзьям, если я приду?
- Им пора вспомнить, что когда я была на небесах, ты сражался с ними плечом к плечу, прикрывая их спины. И что они не имеют права решать, с кем мне быть, за меня.
- Что ж… спасибо…но это всё, детка?
Она улыбнулась.
- Нет, погоди… у меня есть кое-что для тебя.
Она извлекла из кармана куртки плоскую черную коробку и протянула ему.
- Это мой Рождественский подарок. Открой его сейчас. Сегодня.
Не веря своим глазам, он взял футляр и открыл его. Внутри лежал широкий серебряный мужской браслет. Спайк молчал, потрясённый.
- Баффи… Ты купила это для меня?
- А для кого же? Ты ведь носишь кольца. Примерь его.
Он достал браслет из коробки. Широкие серебряные пластины были соединены между собой маленькими звеньями. На одной из пластин он заметил гравировку с внутренней стороны. Там был выдавлен лунный круг с узким серпом месяца, и две переплетённые буквы «B» и «S».
- Спайк, я не очень-то хорошо разбираюсь в романтике… Но там, в моем сне, ты сказал, что мы с тобой находимся на разных сторонах Луны, которые никогда не бывают вместе. Поэтому сегодня я пошла, выбрала браслет, и заказала этот рисунок. Мне захотелось доказать, что это не так.
На его лице было написано такое неприкрытое, огромное счастье, что у Баффи защемило сердце.
- Баффи… Luv… У меня нет слов...я ведь тоже купил тебе подарок…вчера. Но не знал, примешь ли ты его, сомневался.
Он повернулся, чтобы достать небольшой свёрток из тумбочки, и протянул ей.
- Вот, держи. Она твоя. - И тихо добавил - Как и я.
Баффи разорвала бумагу и увидела крылатую богиню. Слёзы навернулись ей на глаза.
- В моем сне ты подарил мне её на день рождения…
Её губы беспомощно искривились, и она заплакала.
Он притянул её к себе, сжал в объятиях, и начал поцелуями осушать её слезы.
- Баффи.. не надо, любимая…
Она подняла к нему лицо, подставляя губы, и он нашёл их и поцеловал – сначала осторожно, неторопливо, но потом осторожность сменилась на лихорадочное желание. Страсть подхватила их обоих и увлекла за собой. Их языки сплелись.
Она не знала, долго ли они плыли вместе по озеру блаженства. И всё это время они экспериментировали, пробовали, учились доставлять друг другу радость, наслаждаясь взаимными дарами - словно заново узнавая друг друга. Страстный шепот, тихий стон, дрожь ресниц, прикосновение губ, схватка языков…
В ход шло любое оружие.
Он был полон решимости продлить удовольствие от их близости, и не только ради неё. Он хотел исследовать её, как путешественник – неизведанные земли, узнать как можно больше её тайн и секретов. И сам не знал, почему. Знал только, что жажда завоевания велика, а цель кажется достойной. Здесь, среди простыней, им правил инстинкт и только он.
Она металась, словно в лихорадке, пока он окончательно не стянул с неё всю одежду, не переставая ставить на ней клеймо своих поцелуев. На шее. На талии. На трепещущем животе. Но внезапно Спайк отстранился от неё. Пылающим взглядом окинул её лицо, плечи, грудь, всё её тело.
Положив ладонь на его плечо, Баффи молча смотрела, как он оглядывает её. Жадно. С видом собственника. И оба сознавали то, что сейчас лежит между ними. Что-то очень хрупкое. Её новая уязвимость. Его новая властность. И взаимная страсть.
Он протянул ей руки:
- Иди сюда.
Белокурая головка склонилась на его грудь. Прикосновение ее волос, шелковистой массы локонов, обрушившихся на его обнаженное тело, заставило Спайка вздрогнуть. Он растерялся. И прежде чем успел потянуться к ней, она на миг прижалась к нему, и, отстранившись, вскочила, лёгкая и ловкая. Осторожно ступая по кровати, она поставила ноги по обе стороны его бёдер и опустилась на него.
Он направлял ее, приподнявшись. Прижимал к себе, чувствуя, как её живот скользит по его груди. Он поддерживал её всё время, пока она не уселась на его колени. Оседлала его.
Тряхнув головой, она послала назад копну волос, обняла его за шею и прижалась губами к губам. Внутренняя сторона бёдер касалась его ног, колени уперлись в кровать. Она прильнула к нему, с силой нажимая сверху вниз, безмолвно требуя вести ее остаток пути.
Он так и сделал. Когда в свою очередь завладел ее губами, когда ее влажная тесная плоть принимала его плоть, пульсирующую и твёрдую.
Он окунулся в неё, наслаждаясь теплом, невероятным сочетанием упругости и мягкости, окружившей его. Она была такая обжигающе горячая! И такая возбужденная, что он мог бы наполнить её одним мощным выпадом. Но вместо этого он погружался в нее медленно и осторожно. Он уже наполовину вошёл в неё, когда вдруг остановился. Потом смял её губы поцелуем, обхватил бёдра и чуть приподнял, чтобы почти сразу опустить, целиком наполняя – почти до самого дна.
Она охнула, напряглась, прижала тыльную сторону ладони к губам, чтобы заглушить рвущийся из горла крик. Он легонько сжал её запястье и отвел руку.
- Никто тебя не услышит.
Только он.
А Спайк жаждал слышать каждый шепот, каждый стон, каждый захлёбывающийся лепет. Каждый вопль. Звуки, которые она издавала, были бальзамом и яростным кнутом для его изголодавшегося жадного «я», которое только она одна и могла спровоцировать.
А Баффи, тем временем, опираясь на колени, покачивалась на нём.
Не поднималась, чтобы опуститься вниз – нет. Её тело превратилось в чувственные, завораживающие, лишающие разума, крадущие чувства колыхания, ласкавшие его.
Движение начиналось с её бёдер. Волна разливалась оттуда и проходила вверх медленным неторопливым потоком, прижимая её живот, талию, и маленькую твёрдую грудь к его телу.
Потом волна спадала, медленно откатываясь назад, с ещё более обольстительной лаской, когда всё её тело, обволакивавшее его, отстранялось.
А потом всё начиналось сначала.
Мысли его путались. Тихо застонав, он намотал её волосы на кулак и оттянул голову, чтобы взглянуть в её лицо. Из-под тяжёлых век сияли глаза, зеленее и ярче любого изумруда.
Не успела она до конца понять, что происходит, как он выдохнул прямо в её распухшие губы:
- А теперь мой выход.
Он перевернулся вместе с ней, не выходя из неё. И начал свой танец. Начал двигаться в ней и вместе с ней. С каждым новым выпадом наполняя её, пронзая, только чтобы отстраниться и повторить это снова.
Она потеряла свой ритм, но вместо него нашла другой. Его ритм. Он придержал её бедра и проник ещё глубже. С каждым толчком он продвигался всё дальше, чтобы коснуться места, которого ещё не успел коснуться.
Она безуспешно цеплялась за остатки разума. Жажда, которой не было названия, захлестывала её, рвалась наружу. И Баффи стремилась любой ценой утолить эту жажду. Как свою, так и его.
Пламя пожирало её. Исходящее от него пламя. Он врывался в неё раз за разом, чтобы довести до безумия. Всхлипывая, что-то бормоча. Она цеплялась за него, готовая на всё, безрассудная и раскованная. Её тело принадлежало ему. Только он мог наполнять его, пронзать и брать всё, что хотел.
В её глазах стоял слепящий туман желания. Он - балансировал на гребне горячки.
Она наконец забилась под ним, взрываясь в мощнейшем оргазме, и он излился в неё, наслаждаясь её наслаждением, и испустил хриплый вопль победителя, прежде чем последовать за ней в бездонную пропасть.
Какое-то время они лежали, обнявшись, и молчали. Потом Спайк пошевелился.
- Я люблю тебя, Баффи…
Она поискала слова, которыми могла бы выразить свои чувства, и не найдя, просто ответила:
- Спайк, я тоже тебя люблю …
Наступила тишина. Все звуки вдруг отдалились, ушли в небытие. Она посмотрела в его глаза и увидела в них колебание… неуверенность…
- То, что ты сейчас сказала… мне не послышалось? Это действительно так?
- Каждое слово.
Он посмотрел в её изумрудные глаза, боясь, что сердце разорвется от слишком огромной, невыносимой радости.
Она нашарила его руку, подняла и поцеловала в ладонь.
- Я не хотела влюбляться, и особенно в тебя. Но теперь мне не нужно ничего, кроме этой любви.
Теперь уже он припал к её губам в долгом нежном поцелуе, и она целовала его в ответ, сознавая, что этот момент – поворотный в их жизни, и что отныне всё будет по-другому.
Когда он отстранился, она улыбнулась, легко, счастливо:
- Нет ничего прекраснее, чем смотреть в твои глаза и видеть в них себя.
- Ты - солнце, которое придало новый смысл всему моему существованию. Баффи, ты – моя вселенная. Я всегда буду любить тебя.
-Спасибо, любимый, - прошептала она, снова подставляя ему губы.
А где-то вверху, вне времени и пространства, один бесплотный голос сказал другому:
- Вот, видишь, Рождественский Дух, я не ошибся - всё было не зря.


КОНЕЦ.
КОНЕЦ?
Смотрите также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
# 243 от 6 марта 2016 15:33
Edgeni пишет:
чудеснее не бывает!

чудеснее не бывает!
# 242 от 31 января 2014 19:59
Esperansa90 пишет:
Это просто великолепно! Баффи и Спайк поменялись местами и она смогла пережить все его эмоции. Она почувствовала ту боль, которую причиняла ему. Она оказалась в его шкуре. И для того, чтобы удостовериться в его любви, ей пришлось такое пережить. Великолепно. Мне очень понравилось.

Это просто великолепно! Баффи и Спайк поменялись местами и она смогла пережить все его эмоции. Она почувствовала ту боль, которую причиняла ему. Она оказалась в его шкуре. И для того, чтобы удостовериться в его любви, ей пришлось такое пережить. Великолепно. Мне очень понравилось.
# 241 от 2 октября 2013 11:10
KYLE пишет:
Это был один из первых фиков, который я прочла! Он ранил меня в самое сердце! Иногда, чтобы понять, сколько боли и проблем ты доставляешь любимому человеку, и насколько он сильно любит тебя, надо побывать в его шкуре! А для того, чтобы признать наконец свою любовь, надо побывать на вот такой обратной стороне Луны!
Какое же счастье, что Спаффи поняли это. В конце даже плакала от радости за них! Автор - молодец! give_rose
# 240 от 14 апреля 2013 16:22
elenaa пишет:
Гениальный фик. Такой чувственный и горячий. Здесь все наоборот. Баффи безумно влюблена в Спайка, а он не хочет любить ее. Классная концовка, которая раставила все по своим местам.
Спасибо за невероятную историю.
# 239 от 25 февраля 2013 21:09
MIrina пишет:
Оригинально, чувственно.
Спасибо автору.
# 238 от 9 марта 2011 22:29
Brunnhilde пишет:
Сюжет с некоторыми событиями наоборот...?! dance Интересненько, нука-нука:

Вначале всё вроде "почти" так же, но потом... да... я впечатлена! Прочитав этот фанфик, подумала, что мне ещё учиться и учиться - писать прозу!

Очень зацепило! Нравиться! В 10-ку! 042
# 237 от 25 января 2011 16:51
Blondinka713 пишет:
Levana, Маришенька(Buffy), bellamidan
Мне так приятно читать ваши отзывы! Это такое вдохновение! heart give_rose heart Огромное спасибо всем вам! tender
Цитата: Levana
очень понравилось, особенно то,что чем дальше, тем фик становился увлекательнее
sm71
Цитата: Маришенька(Buffy)
Blondinka713!Спасибо за такую замечательную рождественскую историю!
sm71
Цитата: bellamidan
В напряжении была до конца истории. Переживала жутко и за Баффи и за Спайка. А когда все встало на свои места, подумала как чудесно, что у такого светлого и огромного чувства есть свои ангелы-хранители, которые не дадут ему разлететься на мелкие кусочки. Спасибо автору за работу. Впечатлила.
sm71
# 236 от 25 января 2011 12:43
bellamidan пишет:
Начав читать вторую главу, подумала, что у меня глюк. Вернулась к первой. Ну , думаю, может так и надо. В напряжении была до конца истории. Переживала жутко и за Баффи и за Спайка. А когда все встало на свои места, подумала как чудесно, что у такого светлого и огромного чувства есть свои ангелы-хранители, которые не дадут ему разлететься на мелкие кусочки. Как бы хотелось, чтобы все-таки у нашей пары был шанс на счастье, настоящее и бесконечное. Спасибо автору за работу. Впечатлила.
# 235 от 23 января 2011 13:12
Blondinka713!Спасибо за такую замечательную рождественскую историю! 1200 sm71
# 234 от 18 января 2011 23:41
Levana пишет:
очень понравилось, особенно то,что чем дальше, тем фик становился увлекательнее goodgood

Что-то очень хрупкое. Её новая уязвимость. Его новая властность. И взаимная страсть.
girl_in_love

а еще здорово, что события сериала так ловко вписались в новую реальность, благодаря автору!
give_rose
# 233 от 18 января 2011 20:44
Blondinka713 пишет:
Цитата: Tania
"Любовь резко подскочила в ней, как температура, и счастье охватило её всю, как болезнь." Автор! ты памятник себе воздвигла! Фанфиков много, есть более интересные, есть менее,может, кто-то станет критиковать тебя,а я скажу" БРАВО"

Я очень тронута, спасибо!!!! sm4 heart
Цитата: Оджикс
Наташ, ты молодец! Спасибо за такую оригинальную, интересную историю! Мне понравилось. Всегда хотела, чтобы Бафф поняла, что он чувствует, ощутила на себе, или посмотрела со стороны.

Благодарю, Таня! respekt Я очень хотела показать с другой стороны эту любовную историю...
Мне всегда казалось, что их отношения не сложились, т.к. Баффи не хватало опыта в построении отношений! Ведь этому надо учиться, это большой труд и огромное искусство. А откуда ей было это уметь? Это с опытом приходит, или бывает врожденным, но у неё этого явно не имелось. ИМХО
Цитата: Оджикс
-сразу пришла на ум песня Джеймса Looking At You

А я про нее как раз и вспоминала ad Ты заметила... kiss3
Цитата: Оджикс
Отдельное спасибо за сцену с колдунами в "Шкатулке"-забавно и весьма неожиданно

Честно, я старалась! smile Мне всегда нравился Рэк... с опаской так... girl_devil
Цитата: FanSpuffy
Метафоры просто бесподобны, я уже не раз восхищалась твоим умением находить невероятно тонкие, емкие сравнения. Они и в прозе попали точно в цель!!!
thank_you
Так приятно, что нашла время прочесть! give_rose
Цитата: FanSpuffy
Я очень надеюсь, что последняя строка "КОНЕЦ?" - это отражение намеренья автора продолжить творчество.

Для меня писать - это как дышать. Не могу без этого. Так что не прощаюсь... 498281 Надеюсь,муза еще посетит меня 043
Цитата: Оджикс
С удовольствием прочитала бы проду

Есть идеи? Подкидывайте! ad
# 232 от 18 января 2011 19:37
Оджикс пишет:
С удовольствием прочитала бы проду yes3 ad
# 231 от 18 января 2011 19:25
FanSpuffy пишет:
Блондинка, история вышла замечательная! 9 очень чувственная, эмоциональная... Метафоры просто бесподобны, я уже не раз восхищалась твоим умением находить невероятно тонкие, емкие сравнения. Они и в прозе попали точно в цель!!! goodgood Благодаря этому любовные сцены получилось очень красивыми, легкими и живыми, а не пошлыми (хотя интима было много nyam ,за что тебе низкий поклон - правда, я чуть не задохнулась пару раз пока читала... Но выжила)

Я очень надеюсь, что последняя строка "КОНЕЦ?" - это отражение намеренья автора продолжить творчество. give_rose я буду ждать... Очень!
# 230 от 18 января 2011 19:17
Оджикс пишет:
Замечательный финал! Очень чувственно и трогательно!
Нет ничего прекраснее, чем смотреть в твои глаза и видеть в них себя
-сразу пришла на ум песня Джеймса Looking At You girl_in_love
Наташ, ты молодец! Спасибо за такую оригинальную, интересную историю! Мне понравилось. Всегда хотела, чтобы Бафф поняла, что он чувствует, ощутила на себе, или посмотрела со стороны.
Отдельное спасибо за сцену с колдунами в "Шкатулке"-забавно и весьма неожиданно
# 229 от 18 января 2011 18:23
Tania пишет:
bengali "Любовь резко подскочила в ней, как температура, и счастье охватило её всю, как болезнь." Автор! ты памятник себе воздвигла bengali Фанфиков много, есть более интересные, есть менее,может, кто-то станет критиковать тебя,а я скажу" БРАВО"
# 228 от 16 января 2011 22:12
Blondinka713 пишет:
Цитата: otchaiannaia
а особенно порадовал знак вопроса после слова "конец", в нем столько надежды на будущее счастье, возможно, с проблемами, но все же счастье. А душу Спайк получит, обязательно, ведь захочет же он сделать любимую счастливой и избавить от упреков друзей.

Спасибо otchaiannaia - за то, что точно уловили мою мысль! Так сказать, подытожили! 1345

Цитата: Bobski
я тебе его обосную как-нибудь наедине

Очень жаль, что мы так далеко живем! Я бы очень хотела как-нибудь встретиться и поговорить с тобой часов этак -надцать!
Сейчас как раз вот читаю твой фик про "урода" , Красавица и Чудовище, смеюсь! xaxa

# 227 от 16 января 2011 21:50
Bobski пишет:
Цитата: Blondinka713
А почему зря-то? Вроде как Спайк действительно заслужил ... Или нет? Ты думаешь?Нет, ты уверена?

заслужил - не заслужил это совершенно не те вопросы. а вот уместно ли это или не уместно - да)) по-моему, это было лишним. ну это моё мнение, я тебе его обосную как-нибудь наедине ad
# 226 от 16 января 2011 21:14
Blondinka713 пишет:
Оллимпия, Schcuryk, Angau, Герда, Ireni, n-a-s-t-i-a, arlamova, Sunny Orchid, kukolkaluv, costyl, otchaiannaia,Bobski, Рамзесочка и все остальные мои читатели!
Огромное спасибо вам всем за то, что нашли время и прочитали этот фик! heart Я вас люблю!
Цитата: kukolkaluv
Вообщем, автор молодец!!! Так держать!
Спасибо!!! Как приятно! girl_in_love
Цитата: Иланка
всё вернулось на круги своя, но Баффи всё помнит и призналась Спайку в любви.Уверена Спайк захочет доказать как сильно любит её и добудет душу.Думаю Баффи теперь сможет не прогибаться под мнения друзей и остаться со Спайком ,вот Дон обрадуется.Может ты решишь вторую часть написать?

ad Зачем? Ты уже все в этом посте расписала, как у них там дальше будет smile
Цитата: Рамзесочка
Очень красивый финал, даже плакать хочется
Спасибочки! Но я сначала хотела, чтобы Баффи поехала в Африку и там со Спайком встретилась, у входа в пещеру демона, и там бы они поняли, что оба пришли за душой... Это было бы еще трогательнее!cray
Только тогда им старая реальность уже не понадобилась бы, так что получился финал вот такой, с возвращением назад!
Цитата: kukolkaluv
Прочитала еще раз с огромным удовольствием с самого начала и до конца.
Спасибо! give_rose Вот это самое главное для любого автора - когда фик ПЕРЕЧИТЫВАЮТ! read
Цитата: Sunny Orchid
В общем, ты умничка! Спасибо тебе за такое рождественское творение))
Благодарю! Только Рождество и заставило меня помирить героев... first_move2
Цитата: Sunny Orchid
Ура!!! Я дождалась хэппи-энда!
Знаешь, я до последнего сомневалась, нужен ли здесь хэппи-энд... Я поклонник ангста. Потому что в хэппи-энды просто не верю.
Цитата: Bobski
мне понравился конец. такой не совсем реальный для 6-го сезона, но на то это и есть Рождественская сказка
Дааааа, только из-за Рождества! yes3
Цитата: kukolkaluv
Очень-очень понравилось. Конец замечательный и НЦ-а тоже - может повторюсь, но мне нравится именно то, что нежно и без излишних интимных подробностей.
Мне тоже...
Цитата: costyl
Фанфик вызвал у нас много разных эмоций, мы спорили и соглашались друг с другом и получали удовольствие от прочтения фика и его обсуждения, за что большое спасибо автору!
Спасибо моим читателям за то, что обсуждали и спорили! Вы - лучшие! good
Цитата: otchaiannaia
Все же очень полезно побывать в шкуре другого, чтобы что-то понять.
Это главная идея фика! Всегда так думала! goodgood
Цитата: Bobski
вот про Шаншу ты это зря сказала

А почему зря-то? dontknow Вроде как Спайк действительно заслужил ... Или нет? Ты думаешь?Нет, ты уверена? blum3

P.S. Сейчас сажусь править фик - на свежую голову. 498281
# 225 от 16 января 2011 19:29
kukolkaluv пишет:
Прочитала еще раз с огоромным удовольствием с самого начала и до конца. Очень-очень понравилось. Конец замечательный и НЦ-а тоже - может повторюсь, но мне нравится именно то, что нежно и без излишних интимных подробностей. Надеюсь, что мы еще обязательно почитаем твои новые работы, Наташа. Может быть, даже продолжение и этой истории, в котором Спайк захочет вернуть себе душу ради Баффи, ее любви к нему. heart
Вообщем, автор молодец!!! Так держать!
# 224 от 15 января 2011 19:09
Sunny Orchid пишет:
Ура!!! Я дождалась хэппи-энда! yahoo

Blondinka713, финал истории получился очень красивым, нежным, трогательным...))
Надеюсь, у наших Спаффи все будет хорошо, а может ты побалуешь нас продолжением этого фика?))
В общем, ты умничка! Спасибо тебе за такое рождественское творение)) give_rose
# 223 от 15 января 2011 17:25
costyl пишет:
Ты - солнце, которое придало новый смысл всему моему существованию. Баффи, ты – моя вселенная. Я всегда буду любить тебя.
-Спасибо, любимый, - прошептала она, снова подставляя ему губы.- Я тоже больше не покину тебя.


Какое красивое окончание истории! А может и не окончание... Фанфик вызвал у нас много разных эмоций, мы спорили и соглашались друг с другом и получали удовольствие от прочтения фика и его обсуждения, за что большое спасибо автору! 1202
# 222 от 15 января 2011 16:34
otchaiannaia пишет:
Blondinka713, мне понравилось, пусть есть недочеты , но в целом, очень интересно, необычно. Все же очень полезно побывать в шкуре другого, чтобы что-то понять. Понравился и красивый чувственный финал, (
Цитата: Blondinka713
Но если серьезно, то не люблю я эту конкретику"клитор", "головка", "между ног" и т.д. ИМХО.
вот я тоже это не люблю, потому твоя НЦа понравилась)

а особенно порадовал знак вопроса после слова "конец", в нем столько надежды на будущее счастье, возможно, с проблемами, но все же счастье. А душу Спайк получит, обязательно, ведь захочет же он сделать любимую счастливой и избавить от упреков друзей.
# 221 от 15 января 2011 14:15
Bobski пишет:
мне понравился конец. такой не совсем реальный для 6-го сезона, но на то это и есть Рождественская сказка give_rose
единственное с чего я ойкнула, так это с этой вот фразы: "Если это сделает она, то он, возможно, и не спасет мир от Изначального Зла…Не заслужит право на Шаншу…"
вот про Шаншу ты это зря сказала 66
а так очень нежное и романтичное завершение фанфика))
# 220 от 15 января 2011 14:07
arlamova пишет:
Понравилась история! Действительно понравилась! Всё с ног на голову - здорово!!! goodgood
# 219 от 15 января 2011 13:39
n-a-s-t-i-a пишет:
очень красиво закончен фик heart было очень приятно его читать yes3
# 218 от 15 января 2011 12:55
Рамзесочка пишет:
Очень красивый финал, даже плакать хочется give_rose
# 217 от 15 января 2011 11:37
Иланка пишет:
Ой как ты меня порадовала kiss3 всё вернулось на круги своя, но Баффи всё помнит и призналась Спайку в любви.Уверена Спайк захочет доказать как сильно любит её и добудит душу.Думаю Баффи теперь сможет не прогибаться под мнения друзей и остаться со Спайком yes ,вот Дон обрадуется.Может ты решишь вторую часть написать 1486
# 216 от 15 января 2011 10:19
Ireni пишет:
Какой прекрасный конец! tender
Blondinka713, спасибо за красивую рождественскую историю! give_rose
# 215 от 15 января 2011 06:46
Герда пишет:
Рада, что все закончилось так замечательно. 1345 Хорошо, что Баффи не только смогла понять чувства Спайка, потому как побывала в его шкуре так сказать, но и осознать свои настоящие чувства в этой реальности. И принять их тоже, ведь с этим у нее тоже были проблемы.
Blondinka713 молодец, написать такой большой фик за такое короткое время. Видимо он тебя целиком захватил. sm71
# 214 от 14 января 2011 23:59
Angau пишет:
Замечательная развязка! Надеюсь, что утром все будет не как всегда, а уже по новому!

Назад Вперед
Наверх
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Несколько слов о сайте
Спаффи.орг существует с 03.12.2008. За все это время у сайта было много разных этапов развития, в том числе периоды активного роста и высокой посещаемости. Однако со спадом инте- реса к пейрингу и сериалу, активность посетителей также пошла на убыль. В связи с этим было принято решение перевести сайт в состояние периоди- чески обновляемого архива. Подробнее
Случайная публикация
в процессе разработки...
Лента комментариев
Новичок Edgeni пишет:
Флуд-пост
Новичок vencessaKalina пишет:
Флуд-пост
Спаффоголик Buffomanichka пишет:
Флуд-пост
Спаффик kovlarr пишет:
Флуд-пост
Спаффоголик Кэтти пишет:
Флуд-пост
Новичок Edgeni пишет:
Флуд-пост
Спаффоголик Кэтти пишет:
Флуд-пост
Новичок Edgeni пишет:
Флуд-пост
Новичок AlexSandra пишет:
Фанфик "Подвиг" G
Спаффик kovlarr пишет:
Флуд-пост
Здесь и только здесь размещены все самые лучшие фанфики про Баффи и Спайка. На Spuffy.org вы также найдете множество других форматов фан-работ по пейрингу Спаффи: арты, рисунки, коллажи, аватарки, видео, стихотворения, интервью и биографические данные. Все работы созданы фанатами для фанатов, что абсолютно исключает извлечение коммерческой прибыли. Герои и вселенная Баффиверса целиком и полностью принадлежат Джоссу Уидону, Mutant Enemy и 20th Century Fox.
Dalila © 2008-2016
Обратная связь