Спаффи - это...
Спайк и Баффи. Легендарный вампир и не менее легендарная истребительница. Враги,
союз которых спасет мир. Спаффи - это удивительная история борьбы, веры, страсти
и, конечно же, любви. Любви, которая существует вопреки всему. Подробнее
Логин: Пароль:
» » Фанфик «Невидимая нить» PG-15
Фанфик «Невидимая нить» PG-15 / 10.03.10 by Natalka
Нравится 195
Просмотров: 6817
Комментариев: 69
Название: "Невидимая нить"
Автор: Natalka
Рейтинг: PG-15
Сезон: АУ
Персонажи: Спаффи, Скуби, Ангел, Друсилла. Кто есть кто, думаю, догадаетесь
Краткое содержание: Вечная любовь существует
Бета: Bagira
Завершён: нет
От автора: Ой, задумала целый роман из трех связанных между собой частей. Надеюсь моя капризная и немного сумасшедшая муза не улетит от еще более сумасшедшей хозяйки
Предупреждение: АУ, ООС, смерть персонажа
Отказ от прав: а у меня есть выбор?)))

Категории: АУ, Dead-фики, Исторические фики, Все люди, Заброшенные фики, Новые персонажи
 
Часть 1. Лорд и леди

Где есть день, там и ночь. Где есть мрак, там и свет есть всегда

Если двое есть в мире, есть в мире любовь и вражда


Глава 1.

Шотландия, январь 1489 года.

Метко пущенная стрела просвистела в нескольких сантиметрах от всадника и вонзилась в ствол дерева. Испуганная лошадь взбрыкнула, но молодой человек твердой рукой натянул поводья. Холодные голубые глаза вглядывались в снежный пейзаж, словно пытаясь обнаружить лучника. Спешившись, он взял в руки поводья и обратился к своей спутнице, которая также тревожно оглядывалась.
- Все в порядке, Друсилла. Местные мальчишки развлекаются.
Словно в подтверждение этих слов, небольшой снежок больно ударил мужчину в плечо. Резко обернувшись, он увидел, как с дерева соскользнула маленькая фигурка и бросилась наутек. ”Что за ребячество! – раздраженно подумал молодой человек. – Он что, думает, я с ним в снежки играть буду?”. Но руки уже зачерпнули пригоршню снега, скатывая его в шар. Прицелившись, мужчина запустил снежок в удаляющуюся фигуру. Снежок попал его противнику в затылок, и раздался вскрик боли. Женский вскрик. Ответный снежок не заставил себя долго ждать. Молодой человек ловко увернулся, и комок снега попал по ноге лошади.
- Уильям! – услышал он испуганный визг и, обернувшись, увидел, что конь, встав на дыбы, сбросил с себя всадницу.
С трудом успокоив лошадь, он помог Друсилле подняться. Ох, как ему сейчас хотелось догнать ту маленькую негодяйку и устроить ей хорошую взбучку! Но Уильям понимал, что это глупо, – они на земле клана МакКлеодов и не стоит искать себе неприятностей на голову. Он помог Друсилле сесть в седло, и сам вскочил на лошадь. Чем скорее они покинут границы этих проклятых земель, тем лучше!
Господи, как же он ненавидел Шотландию! Ненавидел эти горы, этот мрачный пейзаж, этот туман, сам воздух этой страны. Но неприятнее всего было то, что он, вопреки своей воле, принадлежал этой земле, – в его жилах текла кельтская кровь, и за учтивыми манерами английского лорда, то и дело проглядывался необузданный шотландский нрав предков.
Уильям Уитмор родился в результате союза лорда Чарльза Уитмора и Мойры Мак-Гиверн. Он не был ”дитя любви”, слово ”любовь” вообще было неприменимо к браку его родителей. Мойра была дочерью одного из шотландских вождей, и клан Мак-Гивернов считался одним из самых могущественных. К несчастью, монархи двух стран решили, что браки между представителями лучших семей Англии и Шотландии, усмирят взаимную ненависть, а Чарльз и Мойра стали жертвами такого ”мудрого” решения. Оба упирались до последнего и вынуждены были согласиться.
Но мира в семье не было. Дом Уитморов превратился в поле битвы. Мойра не могла и не хотела смириться с напыщенностью и высокомерием англичан и, чтобы показать, что отличается от них, вела себя еще более высокомерно и вызывающе. Чарльза же бесило открытое неповиновение жены и ее нежелание жить по английским обычаям. Даже рождение сына не примирило их. Поэтому, когда через два с половиной года после рождения первенца, Мойра умерла при родах, Чарльз Уитмор даже не пытался делать вид, что скорбит. Он вздохнул с облегчением.
Узнав о смерти единственной дочери, Дугалд Мак-Гиверн потребовал отдать ему на воспитание внука, но получил отказ. Чарльз решил сам воспитать сына и, словно в отместку за свой вынужденный брак, делал все, чтобы мальчик возненавидел Шотландию с такой же неистовостью, как и он сам. Больше он не женился, и Уильям, не помнивший мать и лишенный женского влияния, впитывал слова отца, как губка, и постепенно становился похожим на него, – таким же жестким, упрямым и гордым. Отец и сын понимали друг друга с полуслова, и тем обиднее было сознавать, что именно отец сослал его в Шотландию.
Уильям чертыхнулся. Пропади все пропадом! Он не собирается оставаться здесь и плясать под дудку деда!
Последний раз он видел Дугалда шестнадцать лет назад, когда отец вынужден был привезти его познакомиться с шотландской родней. Надо сказать, этот великан с рыжеватыми взлохмаченными волосами и короткой густой бородой, произвел на него сильное впечатление. Может быть, еще и потому, что дед, стоя посреди внутреннего двора замка, орал на Чарльза, а Уильям никогда не видел, чтобы кто-то осмеливался поднимать голос на его отца. Но Дугалду все было нипочем. В своей жизни он научился хорошо делать три вещи – орать, пить и воевать.
Взять хоть тех же МакКлеодов! Шестнадцать лет назад кланы были союзниками, Дугалд даже потащил внука на пир, который МакКлеоды закатили в честь первого дня рождения дочери вождя. Как же ее там звали? Иллейн… Элспет… Элизабет… Точно, Элизабет! Уильям поморщился, когда вспомнил тот визит. Он вместе с взрослыми подошел к кроватке малышки, но, когда наклонился, эта маленькая дрянь умудрилась заехать ему ножкой по подбородку, вызвав всеобщий взрыв хохота. Для одиннадцатилетнего мальчишки это было унизительно!
Но уже через несколько недель кланы оказались в состоянии вражды. Жена одного из Мак-Гивернов сбежала с кем-то из МакКлеодов, была какая-то драка, кто-то погиб, и этого оказалось достаточно. Уильям понятия не имел, длится ли эта вражда до сих пор, но, тем не менее, решил сократить путь, проехав по землям чужого клана. Перепуганные рассказами о зверствах шотландцев, слуги-англичане поехали объездной дорогой, но Друсилла решила присоединиться к нему.
Уильям, с несвойственной ему нежностью, посмотрел на скакавшую рядом с ним женщину. Она была прекрасна, – белоснежная, даже немного бледная, кожа, черные волосы, глубокие темные глаза, которые манили его и зачаровывали. Она была его феей, его богиней, – немного странной, слегка сумасшедшей, но бесконечно желанной.
Почувствовав его взгляд, Друсилла слегка повернула голову и улыбнулась. Эта улыбка пугала многих, но Уильяму она всегда казалась очень даже милой. Он уже представлял гневное лицо деда, когда тот познакомится с его любовницей. Поскорее бы!
Словно чувствуя его нетерпение, туман постепенно начал рассеиваться, и Уильям увидел вдалеке старый замок. Мрачное каменное строение возвышалось над заснеженными холмами, пугая своей неприступностью.
- Ну вот, любовь моя, – презрительно скривился Уильям. – Это и есть мое шотландское наследство.

* * *
Элизабет МакКлеод промчалась по подъемному мосту, на ходу приветствуя воинов отца. Только бы успеть к столу, пока ее не хватятся! У конюшни она слегка замедлила шаг и прикоснулась рукой к затылку. Вот только шишки ей сейчас не хватает! Черт бы побрал этого меткого незнакомца! Откуда он вообще взялся? И что делал на землях ее отца, на ее землях?! Она не слишком хорошо разглядела мужчину, но одно могла сказать точно, – он был красив, и от него прямо веяло мужской силой.
Элизабет недовольно скривила свой хорошенький носик. Ну, надо же, она начинает выражаться совсем как Делла. Что она вообще знает о мужчинах?
- Явилась наконец-то! – ворвался в ее размышления вкрадчивый голос сводной сестры. – И, как всегда, выглядишь так, что с тобой стыдно на людях показываться!
Элизабет промолчала, смерив ее пренебрежительным взглядом. Оставалось только гадать, как у такой тихой и милой женщины, как Бренна, дочь оказалась настоящей стервой. Элизабет неплохо относилась к мачехе, но Корделлу терпела с трудом. Они были ровесницами, и, когда год назад Гэвин МакКлеод женился на Бренне, все рассчитывали, что девушки станут подругами. Но, едва появившись в замке, Делла умудрилась настроить всех против себя. Она была избалована, тщеславна и считала себя центром Вселенной. По твердому убеждению Корделлы Огилви, все окружающие ее люди, были созданы Господом Богом исключительно для того, чтобы угождать ей.
Будучи всего лишь падчерицей вождя клана, она прекрасно понимала, что не сможет сражаться с Элизабет, родной дочерью, на равных. Поэтому она пользовалась любой возможностью выставить сводную сестру в невыгодном свете. Критике подвергалось все, – ее манера одеваться, ее свободное поведение, ее увлечение лошадьми и воинским искусством. Элизабет практически не расставалась с арбалетом, подаренным отцом, и много времени проводила с Дунканом, одним из лучших воинов отца. Однако после того как она несколько раз пришпилила подол платья Деллы стрелой, пущенной из арбалета, та немного поумерила пыл.
Еще раз, бросив на сестру пренебрежительный взгляд, Корделла подобрала юбку и удалилась царственной походкой. Стрелой промчавшись в свою комнату, Элизабет наспех переоделась в платье и причесалась.
Когда она спустилась вниз, отец уже сидел за столом. Бросив на дочь недовольный взгляд, он кивком позволил ей сесть. Весь обед проходил в гробовом молчании, и Элизабет уже готова была взвыть, когда заметила, что к их столу подходит Айен, один из воинов клана. Он выглядел взволнованным и, наклонившись к Гэвину, начал что-то негромко ему объяснять. Лицо вождя словно окаменело и неожиданно он стукнул кулаком по столу с такой силой, что Бренна, Элизабет и Делла аж подскочили на своих местах.
- Дерзкий щенок! – прошипел Гэвин, взмахом руки отпустив Айена.
Бренна с испугом смотрела на мужа, не решаясь задавать ему вопросы, но Элизабет оказалась смелее, к тому же ее разбирало любопытство.
- Что-то случилось, отец? – поинтересовалась она у Гэвина.
- Внук Дугалда Мак-Гиверна приехал в Шотландию. Мало того, этот английский ублюдок пересек границы моих земель, чтобы сократить путь! Интересно, что ему здесь понадобилось, он ведь так любит свою Англию!
- Ну, может, в душе он все-таки шотландец? – с усмешкой предположила Корделла, и тут же съежилась под тяжелым взглядом отчима.
- У Уильяма Уитмора нет ни души, ни сердца. И здесь, в Шотландии, всем прекрасно известно о его жизни в Лондоне. И если он еще раз появится на моих землях, его убьют. Я даже готов выплатить награду тому, кто это сделает!
Всем своим видом показывая, что разговор окончен, Гэвин встал из-за стола. Бренна и Делла пошли за ним, но Элизабет не последовала их примеру.
Упершись подбородком в ладони, она не отрывала глаз от пламени, играющего в камине. Внезапно она нахмурилась и две мысли одновременно проскочили в голове:
Почему все считают внука Дугалда бездушным чудовищем? Было бы здорово, если бы она сама уничтожила их врага!
Следующая догадка заставила Элизабет подскочить. Черт, а что, если именно его она сегодня видела на границе своих земель!
”Ну, что же, Уильям Уитмор, – скривилась девушка, – скоро ты пожалеешь о том, что решил приехать в Шотландию”.


Глава 2.

- И тебе совершенно нечего мне сказать?
Голос Дугалда Мак-Гиверна звучным эхом прокатился по залу. Грозно нахмурив брови, он исподлобья смотрел на внука, который с равнодушным видом развалился в кресле около очага.
- Что именно вы хотите услышать, сэр?
Уильям насмешливо приподнял бровь, красивые губы сложились в кривую ухмылку.
- Я хочу узнать, какого дьявола ты так себя ведешь, – не выдержав, заорал Дугалд. – Как ты посмел притащить сюда свою любовницу? И зачем пересек границы земель МакКлеодов?!
- А ты за мной следишь?
Разразившись потоком ругательств, Дугалд подскочил со своего места. Поднявшись с кресла, Уильям следил за приближающимся дедом холодным взглядом.
- Не смей со мной так разговаривать, мальчишка! Если отец не научил тебя, чему следует, я быстро это исправлю!
Он резко сжал руку в крепкий кулак и замахнулся на внука, но Уильям с легкостью увернулся от удара. В его руке блеснула сталь, и через мгновение он оказался за спиной деда. Кончик острого кинжала уперся в горло Дугалду.
- Не думай, что я не убью тебя только потому, что ты мой дед! – прошипел ему в ухо Уильям. – Я буду делать то, что считаю нужным, и обойдусь без твоего одобрения.
Ослабив хватку, он опустил кинжал и отступил в сторону. Дугалд потрясенно смотрел на него, но уже через несколько секунд к нему вернулся воинственный вид. Поняв, что силой от внука ничего не добиться, вождь решил пойти на уступки.
- Здесь тебе не Англия, Уильям. Это Шотландия, – попытался объяснить он. – И нравы здесь другие. Мне не нравится, что ты привез с собой эту женщину. Но еще больше мне не нравится, что ты, как ни в чем ни бывало, разгуливаешь по земле чужого клана. Если бы тебя заметили, то наверняка бы убили!
- Но ведь именно в этом заключается суть вражды, – усмехнувшись, пожал плечами Уильям. – Они убивают нас, мы убиваем их. И это правильно.
- Откуда в тебе такое равнодушие и бессердечие? – Дугалд изумленно вглядывался в голубые глаза внука, в глубине которых застыли кусочки льда.
- Видимо, такова моя природа! – последовал бесстрастный ответ.
Не желая больше продолжать разговор, Уильям кивнул головой деду и вышел из зала.
Черт, все оказалось намного хуже, чем он рассчитывал. Дугалд пришел в бешенство при виде Друсиллы и обрушил на внука поток ругательств. Уильям, стиснув зубы, стоял не шелохнувшись, продолжая упрямо обнимать женщину за талию. В конце концов, вождь раздраженно вздохнул и жестом отослал любовницу внука из зала. Бросив на него насмешливый взгляд, Друсилла неспешно повиновалась, не забыв, при этом, поцеловать Уильяма, чем вызвала очередную вспышку гнева в темно-карих глазах вождя.
Решительным шагом Уильям направился к конюшне. Надо сразу показать всем, что он не намерен подчиняться каким-то идиотским правилам и приказам. Оседлав лошадь, он оглянулся вокруг. Было не более четырех часов вечера, но уже начинало смеркаться, а этот проклятый туман, и не думая рассеиваться, нагонял еще большую тоску. Похоже, жизнь здесь окажется даже скучнее, чем он предполагал. И никаких развлечений…
Шальная мысль проскочила в голове, и Уильям весело ухмыльнулся. Он всю жизнь был занозой для своих английских родственников, так почему бы не стать ею и для шотландских? Пустив коня во весь опор, насколько это позволяла обледеневшая дорога, Уильям обдумывал план действий.
Спустя пару часов, он внезапно обнаружил, что находится в чужих владениях. Уильям узнал это место – земля МакКлеодов. Именно здесь какая-то местная идиотка закидала его снежками.
Звук ударившихся друг о друга клинков прервал его размышления. Подняв голову, он увидел, что какой-то мужчина, – точнее, мальчишка, судя по телосложению, – сражается с двумя противниками. Они были настолько увлечены боем, что даже не заметили его. Уильям легко соскочил с лошади и, прислонившись к дереву, с усмешкой наблюдал за поединком. Кто бы ни был этот мальчишка, драться он умеет! Словно в подтверждение этих мыслей, один из нападавших рухнул, как подкошенный, но и мальчишка лишь чудом увернулся от стального клинка. Кажется, он, наконец, заметил Уильяма и его движения стали более нервными, выпады менее точными. Его противник заметил это и с легкостью выбил меч, но тут же взвыл от боли, когда острый кинжал вонзился в предплечье. Минута, – и он, перекинув через седло своего товарища, вскочил на лошадь и пустил ее вскачь.
Такое поспешное бегство вызвало язвительную улыбку на губах Уильяма, и он разразился издевательским смехом. Воин резко обернулся и Уильям, медленно скользнув взглядом по стройной фигуре и золотистым волосам, выбившимся из-под капюшона, натолкнулся на взгляд зеленых глаз, пылающих яростью. Стараясь сдержать изумленный вздох, он тряхнул головой.
Воин оказался девушкой.

* * *
- Что бы ты не задумала, Элизабет, я уверен, добром это не кончится!
Аласдер Макдоно настороженно смотрел на метавшуюся по конюшне девушку и понял, что невольно хмурится. Они дружили с детства, и он всегда принимал ее сторону, старался помочь. Но были поступки, которые даже Аласдер не мог понять. Например, как объяснить ее безрассудство и стремление влипать в какие-нибудь неприятности. Он всегда считал, что Элизабет не такая, как все, и даже смирился с тем, что мечом она владеет гораздо лучше него. Но теперь, когда девушка рассказала ему об утреннем приключении на границе своих земель, молодой человек забеспокоился. По собственному опыту он знал, что если Элизабет вобьет себе что-то в голову, спорить с ней бесполезно. А сейчас она была одержима идеей узнать как можно больше об Уильяме Уитморе.
- Твой отец с тебя шкуру живьем сдерет, если узнает, – мрачно предрек молодой человек.
- Не будь занудой и помоги мне оседлать лошадь, – снисходительно улыбнулась девушка и, поймав его вопрошающий взгляд, вздохнула. – Не надо так на меня смотреть! Я только прокачусь немного.
- Лиз, это опасно! Не стоит тебе разгуливать в одиночестве! И потом, вечером здесь будет твой жених!
- Ну так скажи Ангусу, что я ушла полюбоваться холмами и помечтать о нашей свадьбе, – беззаботно отозвалась Элизабет. – Я недолго!
Весело подмигнув Аласдеру, она тронула лошадь. Довольно быстро девушка оказалась у границы своих земель. Она и сама не понимала, почему ее так тянет сюда, и почему уверена, что мужчина, которого она видела сегодня утром и есть Уильям Уитмор. Ведь она даже толком не разглядела его. Но одежда выдавала в нем англичанина, и потом, с ним была женщина, что совершенно не типично для шотландца.
Соскользнув с лошади, Элизабет побрела к большому валуну, припорошенному снегом – ее излюбленному месту для мечтаний и размышлений. Девушка скользнула взглядом по раскинувшемуся перед ней пейзажу. Она любила эти земли, так почему же тогда не чувствовала себя хозяйкой? У нее была семья и друзья, – но почему-то чувство одиночества не покидало ее. У нее есть жених, которого она любит, – а она живет в ожидании чего-то, чему сама не может дать название…
Скрип снега заставил Элизабет насторожиться, и рука сама обхватила рукоятку меча, укрытого складками длинной накидки. Обернувшись, она увидела перед собой двух мужчин, глазеющих на нее с неприятной улыбкой на губах.
- Ну и что такая красавица делает здесь в полном одиночестве? – прогнусавил один из них, делая шаг вперед.
Элизабет моментально выхватила меч, вспоминая все, чему ее учил Дункан. Переглянувшись, мужчины разразились издевательским смехом и вступили в бой. Сражаться сразу с двумя противниками было непросто, но Элизабет справлялась, пока не почувствовала на себе чей-то взгляд. Краем глаза она заметила мужчину, прислонившегося к стволу дерева. Судя по всему, он не собирался вмешиваться в драку, но его взгляд жутко нервировал девушку. Она с трудом увернулась от меча противника, а ее собственный через мгновение выскользнул из рук. В панике она выхватила кинжал и вонзила своему противнику в предплечье. Взвыв от боли, он начал отступать и, кажется, тоже заметил, что они уже не одни. Подхватив своего друга, он вскочил в седло и пустил лошадь вскачь.
Элизабет глубоко вздохнула, с трудом успокаивая сбившееся дыхание. Черт, зануда Аласдер был прав, – прогулки в одиночестве небезопасны. Она наклонилась за мечом и тут услышала смех. Громкий, издевательский смех. Вспыхнув, девушка резко обернулась и оказалась на расстоянии нескольких шагов от незнакомца, скользившего по ее фигуре медленным, изучающим взглядом. Наконец он поднял голову, и Элизабет замерла. У незнакомца были самые удивительные глаза, которые она когда-либо видела – небесно голубые, кристально чистые и… обдающие арктическим холодом. Она внимательно изучала его лицо с классически правильными чертами, высокими скулами, четко очерченными губами, которые сейчас кривились в ехидной ухмылке. Внезапно до Элизабет дошло, что он точно так же изучает ее лицо, и в непонятном смущении она тряхнула головой, отчего золотистые волосы еще больше рассыпались по плечам.
- Браво! – насмешливо проговорил незнакомец. – Для такой малышки ты неплохо дерешься! Но все-таки тебе повезло, – легко отделалась!
- Вы могли бы и помочь! – гневно воскликнула Элизабет.
- Зачем? Если у тебя не хватило мозгов сидеть дома вместо того, чтобы в одиночестве разгуливать черти где, это твои проблемы!
Задетая его пренебрежительным тоном, Элизабет разозлилась. Да ей и не нужна была его помощь! Она уже давно не ребенок и сама может со всем справиться, а этот нахал выводит ее из себя. Даже сам его вид, его правильная речь…
- Вы Уильям Уитмор? – прищурившись, девушка ждала ответа, не сводя с него глаз.
- Каюсь, миледи, – мужчина склонился в церемониальном поклоне, который показался ей попросту издевательским, и она постаралась, чтобы ее голос звучал как можно жестче и холодней.
- Есть в чем каяться, милорд. Вы на чужих землях, если быть точнее – на землях моего отца. Дугалд Мак-Гиверн наш враг, и, следовательно, я с чистой совестью могу вас убить!
- Забавно! – Уильям расхохотался, но смех не отразился в холодных голубых глазах. – Я ведь могу сделать то же самое, Бетси!
- Что?!
Элизабет шумно вдохнула воздух и поперхнулась. Она даже не знала, что ее взбесило больше – то, что Уильям так спокойно говорил о том, что может ее убить, стоя при этом на её землях, или то, что он назвал ее Бетси! Ужасное английское сокращение ее имени, с которым она не намерена мириться! Откуда он вообще знает, как ее зовут?! Она, конечно, сама призналась, что он на землях ее отца, но никак не ожидала, что этому англичанину известно имя дочери вождя.
Взяв себя в руки, Элизабет вскочила в седло. Так приятно было смотреть на этого нахала сверху вниз!
- Мой вам совет, милорд, – ровным голосом обратилась она к Уильяму. – Если хотите уехать из Шотландии живым и относительно невредимым, держитесь границ своих владений.
- Прощай, воинственная крошка, – насмешливо отозвался Уильям и, подождав, пока девушка отъедет на приличное расстояние, не удержавшись, крикнул вслед. – Мы еще увидимся, Бетси!
Явно услышав его последние слова, Элизабет пришпорила лошадь.
Всю обратную дорогу до замка, Уильям чувствовал, что невольно улыбается. Значит, вот она какая, Элизабет МакКлеод – красивая, безрассудная, взбалмошная девчонка, возомнившая себя воином. ”Я с чистой совестью могу вас убить”, – вспомнил он ее слова. Похоже, она действительно в это верит, и своей настойчивостью может доставить ему немало неприятностей. Но, в любом случае, уж он то не опустится до убийства женщины…
К тому времени, как Уильям въехал во двор замка, совсем стемнело. Бесшумно поднявшись по лестнице, он скользнул в комнату, отведенную Друсилле. Уильям не сомневался, что Дугалду непременно доложат, в чьей спальне он ночевал, но не собирался менять своих привычек. Друсилла спала, раскинувшись на широкой кровати, ее волосы, которые она никогда не заплетала на ночь в косу, рассыпались по подушке. Раздевшись, он тихо скользнул под одеяло и притянул к себе теплое, податливое тело. ”Она прекрасна, я тону в ее глазах, она все, что мне нужно, – думал Уильям, вглядываясь в лицо любовницы. – Что это, если не любовь?”
Он устало закрыл глаза, медленно погружаясь в сон. Но, впервые за долгое время, его сновидения были тяжелыми, беспокойными, – зеленые глаза Элизабет МакКлеод преследовали его всю ночь.


Глава 3.

Это было какое-то наваждение. Это было глупо, неправильно, опасно, – но, как не старалась, Элизабет не могла выкинуть Уильяма Уитмора из головы. ”Это потому что он мне неприятен”, – убеждала себя девушка, постоянно вспоминая их последнюю встречу. Эта мерзкая ухмылочка, постоянно кривившая губы, снисходительный тон, которым он с ней разговаривал, пронзительный взгляд голубых глаз. Какие у него красивые глаза… Элизабет чертыхнулась про себя, поняв, какое неправильное направление приняли ее мысли.
- Элизабет, ты вообще слышишь, о чем я говорю?
Девушка подняла глаза и в недоумении уставилась на жениха, стоявшего рядом с Аласдером. Если честно, она не слышала ни слова из того, что ей говорил Ангус. Высокий темноволосый молодой человек недовольно нахмурился. Его невеста уже второй день витала в облаках, а это было настолько ей несвойственно, что настораживало. И почему-то ему казалось, что думала она совсем не о нем.
- Мне не нравится, что ты ездишь на прогулки одна, – терпеливо повторил Ангус. – Это может быть опасно!
- Чепуха! – отозвалась Элизабет. – Кто мне посмеет угрожать на моих же землях?!
Она постаралась отогнать от себя мысль о тех двоих, напавших на нее позавчера. Скорее всего, это какие-нибудь бродяги, случайно оказавшиеся на землях МакКлеодов. Но если отцу или Ангусу станет известно об этом, – все, прощайте прогулки в одиночестве. Поэтому она обратила на Ангуса взгляд широко распахнутых доверчивых глаз, послав ему при этом ослепительную улыбку. Ангус Макферсон был сражен наповал. Пробурчав, что должен поговорить с ее отцом, он стремительным шагом направился к замку.
- Если бы ты еще похлопала ресницами, он вообще бы сбежал отсюда, – еле сдерживая смех, заметил Аласдер и, поймав на себе грозный взгляд девушки, расхохотался. – Лиз, ты или слепая, или просто не желаешь замечать… Да он с ума по тебе сходит и из последних сил сдерживается, чтобы соблюдать правила приличия!
Элизабет фыркнула и привычно тряхнула головой. Ну и что плохого в том, что Ангус ведет себя с ней, как с леди. Он совсем не похож на грубых воинов ее отца, он такой милый, заботливый, нежный, серьезный… предсказуемый. Но ведь именно об этом она и мечтала?! О спокойной размеренной жизни, о собственной семье. Ей уже семнадцать, ее мать в этом возрасте уже подарила мужу первенца. И потом, когда она впервые встретила Ангуса Макферсона, ее сердце замерло, а когда он ее в первый раз поцеловал, ей было так хорошо. Это не было похоже на удар молнии, как любила говорить Делла, но ей было очень приятно. И еще приятнее было сознавать, что из всех девушек Шотландии, он выбрал именно ее.
Гэвин не стал возражать, когда вечером дочь вызвалась проводить Ангуса. Он старался с пониманием относиться к чувствам влюбленных, к тому же свадьба была уже делом решенным, и он не видел ничего плохого в паре поцелуев между женихом и невестой. Тем более что Ангус был предупрежден о том, что, если он посмеет распустить руки чуть более, чем того требовали приличия, эти самые руки ему тут же и отрубят.
Дождавшись, пока они окажутся в тени, скрытые от посторонних глаз, Ангус нежно поцеловал девушку, и уже привычное тепло вновь разлилось по телу. Легко чмокнув Элизабет в кончик носа, он вскочил на лошадь. Подобрав юбки, девушка развернулась и заметила неподалеку Корделлу, не сводившую глаз с удалявшегося всадника.
- Подглядываешь, Делла? – ехидно поинтересовалась Элизабет. – Вынуждена тебя огорчить, ты не сможешь наябедничать на меня отцу, – он сам мне разрешил проводить Ангуса.
Она ждала какой-нибудь злобной реплики сводной сестры, но Делла только вздрогнула и, слегка побледнев, молча ушла. Элизабет изумленно смотрела ей вслед. Что-то случилось! Когда это Делла упускала возможность выставить ее в невыгодном свете или высмеять? Но узнать в чем дело можно было, только поговорив с ней, а сейчас Элизабет совсем не хотелось вступать в словесную перепалку с сестрой. В конце концов, Деллу никогда ничего не интересовало, кроме ее собственной персоны, так почему она должна на нее беспокоиться. Лучше придумать объяснение для отца, с чего это она вдруг так полюбила прогулки на границе их земель. А объясняться придется, потому что Элизабет была полна решимости отправиться туда завтра.

* * *
Он сам не мог толком объяснить, какого черта его принесло сюда. Всю дорогу Уильям пытался убедить себя, что от скуки, – в замке совершенно нечем заняться, а осознание того, что он рискует жизнью, оказавшись на чужих землях, будоражит кровь. И его вчерашнее мерзкое настроение объясняется именно скукой, а не тем, что эта зеленоглазая шотландочка решила сидеть дома, а не слоняться по окрестностям. И сегодня он приехал не потому, что надеялся снова ее увидеть, а потому что, потому что…
Уильям опустился прямо на землю, прислонившись спиной к огромному валуну, и закрыл глаза. Англия… Там все было совсем по-другому. Там был отец, понимавший его с полуслова, друзья, готовые на любые чудачества, чтобы угодить ему. А еще там была Анна Камден, – глупая, сентиментальная девчонка, из-за которой он вынужден теперь прозябать вдалеке от дома. Зачем он только послушался Друсиллу, пошел на поводу у собственных оскорбленных чувств! Будь проклята эта идиотка Анна и вся ее семейка, включая старшую сестру – безмозглую гордячку Сесилию.
Он не слышал, как подъехала лошадь, но через несколько секунд понял, что уже не один. Медленно повернув голову, Уильям натолкнулся на колючий взгляд зеленых глаз, которые вторую ночь не давали ему спокойно спать. Элизабет привязала лошадь и спокойно направилась к нему, словно не удивляясь, что видит его на своих землях.
- Вы все-таки решили свести счеты с жизнью, милорд? – вкрадчиво поинтересовалась она. – Или вас тянет на мои земли по какой-то другой причине?
Усмехнувшись, Уильям легко поднялся на ноги и окинул девушку медленным, изучающим взглядом, пока она, наконец, не начала заливаться краской от такого пристального осмотра.
- Хотелось тебя увидеть, – к собственному изумлению, правдиво отозвался молодой человек, с удовольствием отмечая, что девушка покраснела еще сильнее, и насмешливо добавил, – Вообще-то по правилам хорошего тона вы должны или возмутиться от такой наглости или грохнуться в обморок, миледи!
- Я ни миледи, я – шотландка! – взвилась Элизабет. – И я ни разу в жизни не падала в обморок! В отличие от ваших изнеженных англичанок, я – воин!
- Да, ты уже говорила об этом пару дней назад, – все так же насмешливо отозвался Уильям, – не расстаешься со своим мечом, как я вижу. Сколько тебе лет, малышка?
- Семнадцать, – буркнула Элизабет, не понимая куда он клонит.
- И все еще не замужем? Что, во всей Шотландии не нашлось подходящего жениха? Неудивительно, – вряд ли кто-нибудь захочет жениться на такой девице, и кротким норовом ты не отличаешься!
- Какого черта!!!
Элизабет несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Видно же было, что он развлекается, намеренно выводя ее из себя, а она, как последняя дура, доставляет ему такое удовольствие. Совсем она не старая и у нее есть замечательный жених, – сейчас она мигом собьет с него спесь!!!
- А сколько лет вам, милорд? – сорвались с губ совершенно другие слова.
- Двадцать восемь, – последовал короткий ответ.
Элизабет несколько мгновений смотрела на него во все глаза, а потом весело расхохоталась. И он говорит ей о возрасте! Старик!
- Что, во всей Англии не нашлось подходящей невесты? Или эти женщины просто не особенно горят желанием идти с вами под венец, милорд? – передразнила его девушка.
Она продолжала смеяться, пока не натолкнулась на взгляд его кристально чистых глаз, в глубине которых промелькнуло что-то вроде неуверенности и боли. Элизабет осеклась, но и его лицо стало по-прежнему непроницаемо, а глаза смотрели все так же холодно.
- Что ты здесь делаешь, малышка, – неожиданно мягко поинтересовался Уильям. – Я уже объяснил, почему я здесь, а ты?
Элизабет застыла. Что она могла ему сказать? Что он не выходит у нее из головы? Что она против воли жениха отправилась сюда, чтобы еще раз его увидеть?
- Я часто здесь гуляю, милорд, – отрезала девушка. – И, кажется, я предупреждала вас, что если вы еще раз появитесь в моих владениях…
- Да, я помню, ты меня убьешь! – весело отозвался Уильям. – Может, попробуешь?
Не дожидаясь ее ответа, он скинул теплую накидку и достал меч. Повернувшись к Элизабет, он ждал.
- Но… но… – Элизабет нервно облизнула губы. Никто в замке не принимал всерьез ее увлечение воинским искусством. Ее обучал Дункан, и он же был единственным, с кем она сражалась. Пара поединков с Аласдером не считается, – уже через несколько минут он оказывался поверженным. А теперь этот англичанин всерьез предлагает ей сразиться.
Уильям внимательно следил за девушкой, – по ее живому, красивому лицу, можно было прочесть все ее мысли. Кто-то, несомненно, научил ее драться и неплохо, но такая уверенность в собственных силах может выйти ей боком. Уж лучше он преподаст ей урок, прежде чем она нарвется на кого-нибудь более кровожадного. Он видел, как нахмурилась Элизабет, но все же потянулась за мечом. Тишину морозного утра прорезал звук стальных клинков.
Несколько минут они дрались на равных. Оба были осторожны, словно узнавая способности друг друга. Несколько раз Уильям едва успел отбить удар, но оставался спокоен, – что-то подсказывало ему, что Элизабет МакКлеод не собирается его убивать. Не сегодня. Да и он не стремился к этому, просто хотел ее проучить. Он до секунды мог определить момент, когда она уверовала в собственную непобедимость, не замечая, что он дерется не в полную силу. Сделав ложный выпад, Уильям с легкостью выбил меч из рук девушки.
- Черт! – выругалась Элизабет и, быстро подняв меч, снова кинулась в атаку. Она не позволит ему взять верх!
Но через минуту он снова выбил меч из рук, а потом еще раз, и еще раз… Понимая, что проиграла, Элизабет резко развернулась и поскользнувшись на заиндевевшей земле, упала. Она была настолько разбита своим поражением, с трудом сдерживая слезы злости, что, не размышляя, ухватилась за протянутую Уильямом руку. Резким рывком он поставил ее на ноги.
- Не плачь, Бетси, – насмешливо поддразнил он. – Немного практики и ты сможешь продержаться против меня намного дольше.
Она подняла к нему раскрасневшееся лицо, но в глубине затуманенных слезами изумрудных глаз, он разглядел искорки гнева. Он был уверен, что она опять начнет спорить и дерзить. Подчиняясь многолетней привычке, Уильям наклонил голову и накрыл ее губы своими.
Он ее поцеловал! Этот мерзкий, наглый, самоуверенный англичанин посмел ее поцеловать! Хуже всего, что произошло это, – ее как будто ударило молнией! Не теплый огонек, как с Ангусом, а жаркое пламя опалило девушку, путая мысли. В шоке она отступила назад, вырываясь из его объятий. Желая во всем обвинить Уильяма, Элизабет провела тыльной стороной ладони по губам, словно стирая его поцелуй.
- Отпусти меня, чудовище, – в ответ на его улыбку прошипела она с яростью. – Не смей прикасаться ко мне!
Улыбка медленно сошла с лица Уильяма, и прищуренные глаза вспыхнули гневом. Сама того не зная, эта шотландская девчонка попала в самое больное место. "Я никогда не выйду за тебя замуж. Все шотландцы – чудовища", – кричала ему Сесилия. "Ты бездушное чудовище", – рыдала Анна, перед тем как броситься с моста. И вот сейчас – "Отпусти меня, чудовище". Только Дру его понимала, она никогда не называла его так. Как он мог забыть о Друсилле?
- Не бойся, Бетси, я тебя больше и пальцем не трону, – язвительно рассмеявшись, заверил девушку Уильям. – Целуешься ты не намного лучше, чем дерешься!
Элизабет вздрогнула, и Уильям увидел, что она стала похожа на обиженного ребенка, – смущенного, неуверенного в себе, сомневающегося в собственной значимости. Не успел он насладиться этим зрелищем, как охнул от боли – маленький, крепко сжатый кулак с силой ударил его по носу.
- Это не преступление, – процедила Элизабет, вновь превращаясь в разъяренную фурию. – А вот то, что делал ты… Да любой человек в Шотландии знает, что ты из себя представляешь! Ты убийца, Уильям Уитмор! Бездушный убийца!!!
Почти прокричав последние слова, Элизабет кинулась к своей лошади, и через несколько мгновений стук копыт затих. Уильям опустился на землю и откинул голову, позволяя редким снежинкам колоть лицо. Он ни о чем не думал, ничего не чувствовал. Убийца! Убийца! Убийца! – звучали у него в голове слова Элизабет, и самое ужасное, что она была права.


Глава 4.

- Господи, Уильям, как это случилось? – в сотый раз спрашивала Друсилла, легкими касаниями пальцев ощупывая область вокруг злополучного носа. – Ты уверен, что не сломал его?
- Да, Дру, я уверен! – раздраженно отозвался лорд Уитмор. – И хватит уже нянчиться со мной. Я просто упал!
Губы молодой женщины скривились в улыбке, показывающей, что она ни на секунду не поверила объяснениям любовника, но Друсилла решила промолчать. Пододвинув к нему кувшин с элем, женщина вышла.
Уильям даже не обратил внимания на ее уход, погруженный в свои невеселые мысли. Рука машинально потянулась к оставленному кувшину. ”Да мне и бочонка будет мало”, – грустно усмехнулся он про себя. Когда все успело так запутаться? Когда он переступил ту опасную черту, после которой его благополучная жизнь покатилась ко всем чертям? Тогда, когда встретил Сесилию? Или Друсиллу? Или, может, тогда, когда с подачи отца уверовал в собственное превосходство и безнаказанность?
Уильям вспомнил свою первую встречу с Сесилией Камден. Это произошло в доме ее отца. Красивая, любезная, милая Сес была всеобщей любимицей, и казалось невозможным, что она может быть жестокой. А она могла. Уильям горько усмехнулся, вспомнив, каким любезным он был с леди Камден. Он ненавидел быть таким как все, но, тем не менее, присоединился к многочисленной толпе воздыхателей Сесилии. А ей чрезвычайно льстило, что такой мужчина как Уильям Уитмор, считает ее прекрасной. С его стороны это не было любовью, – но Сес ему очень нравилась, она была привлекательной, неглупой, из хорошей семьи и больше других подходила на роль графини Уитмор. Уильям проклинал свою доверчивость и сентиментальность, но тогда он решил, что из нее выйдет прекрасная жена и мать. Он хотел детей, хотел, чтобы у них было то, чего не было у него – любящие родители. Возможно, это было глупо, но это было его мечтой. Как оказалось, несбыточной.
Тот вечер, когда он решил сделать Сес предложение, положил крест на его прошлой жизни. Он знал, что молодой человек, с которым ее обручили еще ребенком, умер от горячки полтора года назад, и поэтому не сомневался, что семнадцатилетняя леди Камден, благосклонно принимающая его ухаживания, ответит согласием. Но Сесилия отказала ему. Перед ним стояла уже не милая девчушка, а холодная, расчетливая леди. Они плохо знают друг друга, он слишком стар для нее и ведет разгульный образ жизни, сказала ему Сес. В ответ на ее слова, Уильям только усмехнулся, – его поведение не слишком отличалось от поведения остальных ее поклонников, а, значит, это не повод для отказа. Он догнал девушку уже около дверей библиотеки и, прижав к двери, поцеловал. К его изумлению, Сес ответила на поцелуй, но уже через минуту вырвалась из крепких мужских объятий. Она уже открыла дверь, но неожиданно остановилась на пороге.
- Ты, наверное, не понял меня Уильям! – вдруг закричала Сесилия. – Неужели ты думаешь, что я могу соединить свою судьбу с шотландцем? Я никогда не выйду за тебя замуж. Все шотландцы – чудовища!
- Откуда такое предубеждение, миледи? – спокойно возразил Уильям. – Тем более что шотландкой была моя мать, а я ее совсем не помню.
Он уже сделал шаг к Сесилии, но внезапно остановился как вкопанный. В соседней с библиотекой комнате были люди, и сейчас они все не сводили глаз с отвергнутого лорда. Улыбка превосходства моментально слетела с лица Сесилии, когда она натолкнулась на бешенный взгляд Уильяма, и девушка в испуге попятилась.
- Не подходите ко мне, милорд, – противно взвизгнула она, но Уильям уже не обращал на девушку внимания. Гордо подняв голову, он молча прошел через комнату и покинул дом Камденов.
Маска равнодушия и превосходства сохранялась на его лице, пока он не сел в экипаж, а потом разразился такими отборными ругательствами, что удивил даже своего кучера. Боже, каким идиотом он был! Эта ветреная кокетка просто использовала его, чтобы набить себе цену! А потом еще и опозорила перед всеми! Жаль, что он оказался не настолько чудовищем, как считала Сесилия, потому что больше всего ему сейчас хотелось свернуть этой девчонке шею!
Резкий окрик кучера отвлек Уильяма от мрачных мыслей. Недовольный остановкой, он высунулся из окна кареты и увидел, что тот кричит на какую-то женщину, которая пыталась подняться с земли. Черты ее лица показались ему смутно знакомыми, и, легко выпрыгнув из кареты, Уильям подал ей руку, а когда она подняла на него темные глаза, он моментально узнал женщину. Леди Друсилла Хеммел. ”Падший” ангел – именно так издевательски называло ее общество. Богобоязненная, тихая Друсилла оступилась, когда позволила одному симпатичному послу Иакова IV соблазнить ее, и общество навсегда отвернулось от нее. Любвеобильный шотландец уехал на родину к невесте, родной отец с проклятиями выгнал из дома, подруги, среди которых была и Сесилия Камден, заклеймили распутницу. Глядя сейчас на эту промокшую женщину со спутанными волосами и в поношенном платье, Уильям с трудом узнавал прежнюю леди Хеммел. По румянцу, вспыхнувшему на щеках девушки, он понял, что она тоже узнала его. Наплевав на все приличия, Уильям посадил Друсиллу в свою карету и привез к себе домой. Через две недели они стали любовниками, еще через неделю Уильям стал выезжать с ней на прогулки, наслаждаясь потрясенными взглядами знакомых. Однажды они встретили и Сесилию. Она ехала верхом в компании дяди, младшей сестры и жениха. Вид бледного, долговязого юнца, за которого Сес собиралась замуж, вызвал у Уильяма одновременно усмешку и гнев. Так вот кого она предпочла ему! И теперь все общество судачит об этом, моментально замолкая при появлении Уильяма. Но ему доставил удовольствие ревнивый взгляд, который Сесилия бросила на Друсиллу. Одетая и причесанная по последней моде, леди Хеммел выглядела божественно и именно она, а не Сес привлекала сегодня все взгляды. Бывшие подруги сделали вид, что незнакомы, и, опасаясь, как бы леди Камден не сказала какую-нибудь гадость, он предложил Друсилле вернуться домой.
Ночью Дру вытянула из него историю несостоявшейся помолвки и предложила план мести. Уильям не согласился, но Друсилла сумела его убедить. Она чувствовала себя еще более оскорбленной. Сес, ее ближайшая подруга, насколько вообще могут быть подругами две красивые леди, была одной из первых, кто объявил ее блудницей. Дру убедила Уильяма, что девушка выставила его идиотом в глазах всего общество, и дверь библиотеки была специально открыта для того, чтобы все слышали, как его отвергнут. Гнев, утихший было за два месяца, разгорелся с новой силой. И лорд Уитмор согласился с планом Друсиллы.
Анна Камден, младшая сестра Сесилии, оказалась легкой добычей. Уильям и до этого ловил на себе восхищенные взгляды девушки, но не обращал на нее внимания. Анна была миленькой, но глупой и наивной мечтательницей. Когда он пригласил ее на танец, в глазах девушки отразился такой восторг, что Уильяму захотелось послать четко разработанный план мести к черту. Но Дру не позволила этого сделать. Три месяца скитаний по трущобам Лондона навсегда изменили благочестивую когда-то девушку. Она горела жаждой мести и хотела, чтобы Анна и Сесилия испытали то же, что и она.
Поэтому когда целующуюся парочку застали в полутемной беседке, Дру была удовлетворена. Анна, в полурастегнутом платье, сидящая у Уильяма на коленях, вскрикнула от ужаса, а лорд Камден предложил Уильяму проследовать за ним в библиотеку. Ему и в голову не приходило, что молодой человек может отказаться жениться на его дочери. Но Уильям именно это и сделал. Напоследок он заверил лорда Камдена, что его дочь невинна, как и прежде, и предложил крупную сумму денег в качестве компенсации за причиненные неудобства. В отличие от Уильяма, отец Анны был небогат и, поколебавшись, решил принять предложение молодого лорда. В конце концов, Анну можно будет отправить в монастырь замаливать грехи, а деньги пригодятся для приданого Сесилии. Уильям к тому времени чувствовал себя настолько погано, что решил не доводить бессмысленную месть до конца. Но оба не учли реакцию Анны. Узнав, что Уильям и не собирался на ней жениться, Анна устроила истерику. Она ворвалась в гостиную, где кроме семьи оставались еще гости и начала обвинять отца в слабости, а лорда Уитмора в бессердечии. ”Я люблю тебя, ты же знаешь! – захлебываясь рыданиями, кричала девушка. – Как ты можешь так поступить со мной! Соблазнил меня, а теперь отшвыриваешь, как ненужную вещь! Как мне жить теперь?! Ты бездушное чудовище!!!”
Пораженное выражение на лицах присутствующих гостей сказало Уильяму о том, что завтра весь Лондон будет знать о падении дочери лорда Камдена. И он первый догадался броситься за ней вдогонку, но опоздал. В то время, пока молодой лорд пытался узнать у слуг, в каком направлении убежала Анна, лодочники вытаскивали из реки бездыханное тело девушки. Уильям взял на себя все расходы за пышные похороны и подкупил лодочников, чтобы они представили все как несчастный случай. Он заперся у себя в доме, но это не остановило расползающиеся по городу слухи. Анну похоронили по церковному обряду, но весь Лондон знал, что девушка покончила с собой и почему она это сделала. Жених Сесилии разорвал помолвку, вся семья погрузилась в отчаяние.
Друсилла ликовала, Уильям проклинал сам себя. Что он натворил?! Пойдя на поводу у оскорбленных чувств, он погубил впечатлительного шестнадцатилетнего ребенка. Более того, он погубил и Сес! Вряд ли теперь найдется смельчак, который сделает ей предложение. Его удар достиг цели – Сесилию отвергли, тем самым прилюдно оскорбив, но вот стало ли ему от этого легче? Нет, черт побери! Если бы он знал, что дело зайдет так далеко!
Через десять дней после похорон Анны, в Лондон из родового замка приехал Чарльз Уитмор. Скандал вокруг его сына и леди Камден и не думал утихать, и граф Уитмор принял решение. Он сослал сына. В письме, которое граф отправил с гонцом в Шотландию к старому Мак-Гиверну, он коротко рассказал о произошедшем в Лондоне, и, не дожидаясь ответа тестя, велел Уильяму собираться в дорогу. Впервые отец с сыном поссорились. Они кричали друг на друга так, что содрогались стены городского дома, но Чарльз настоял на своем. Единственной уступкой с его стороны было разрешение взять в Шотландию Друсиллу. Уильям, проклиная все на свете, вынужден был подчиниться.
И вот теперь он сидел в одиночестве в холодном замке деда и напивался, чтобы хоть как-то заглушить голос совести, который не давал ему покоя. А виновата в этом дерзкая шотландская девчонка, назвавшая его убийцей. Мерзкая девчонка с самыми красивыми на свете глазами, и самыми сладкими губами, от которых невозможно оторваться. Что он ей там сказал? Что она плохо целуется? Уильям покачал головой, невольно улыбаясь. Немного практики, и этой малышке не будет равных, и он готов выступить в роли учителя. Все равно ему уже уготовано место в аду, так почему бы, в ожидании встречи с дьяволом, не провести время с удовольствием?


Глава 5.

Время тянулось для него мучительно медленно. Дни сменяли друг друга, убивая Уильяма своей однообразностью. Ему было тоскливо, скучно, мрачный пейзаж действовал на нервы. Даже словесные перепалки с дедом перестали приносить удовольствие. Упрямством старый Дугалд не уступал Уильяму, но быстро понял, что лучший способ укротить внука - это попросту не обращать внимания на его выходки. Обитатели старого замка беспрекословно слушались вождя, поэтому язвительные шуточки Уильяма повисали в воздухе, а дразнящие и двусмысленные взгляды, брошенные на служанок, оставались без ответа. Вдобавок ко всему, Друсилла начала капризничать и закатывать истерики. Она уверяла, что сойдет с ума от шотландских туманов и неотесанности местных жителей. Дру хотела обратно в Лондон, – к праздникам, развлечениям и завистливым взглядам. Как же отличались те взгляды от нынешних, пренебрежительных и осуждающих, которые украдкой бросали на нее члены клана. Поначалу Уильям старался успокоить ее, обещая, что скоро они вернутся в Англию, но письмо, доставленное в замок в конце февраля, положило конец этим надеждам, – Чарльз Уитмор велел сыну оставаться в Шотландии до лета, а после отправиться в родовое имение. Это означало, что Лондон Уильям увидит еще не скоро. Причитания Друсиллы стали последней каплей, переполнившей чашу терпения молодого лорда, и он, наорав на нее и попавшегося на пути деда, выскочил из замка.
Гнедой жеребец, словно чувствуя настроение хозяина, несся во весь опор, не нуждаясь в понукании. Холодный ветер, бьющий в лицо, подействовал на всадника отрезвляюще, и, через несколько минут бешеной скачки, он натянул поводья. Вдалеке уже показался знакомый валун, означающий, что Уильям приближается к границе своих земель. За прошедший месяц он не раз приезжал сюда, но своенравную девчонку с солнечной улыбкой больше не видел. Видимо, Элизабет МакКлеод решила не искушать судьбу, уверовав в то, что он действительно чудовище и убийца. Поначалу он был настолько зол на нее, что готов был свернуть шею, потом захотелось по старой привычке соблазнить эту нахалку и заставить пожалеть об этих словах. Но мужчина снова, как наяву, увидел перед собой безжизненное тело Анны, и чувство вины нахлынуло с новой силой. Тем более что он видел в этой девушке то, что не было ни у одной из знакомых ему женщин. Ее смелость, решительность, бесстрашие, больше напоминающее безрассудство, казалось ему просто маской, из-под которой выглядывал растерянный ребенок. Видно было, что ее учили быть сильной, не сгибаться под ударами, но это угнетало девушку. И по какой-то причине Уильям ей сочувствовал. Она держалась так, будто ненавидит его, но он не верил в это. Элизабет совсем его не знала, а просто наслушалась страшных рассказов, ну а его поведение тоже оставляло желать лучшего. Сейчас Уитмор даже готов был извиниться перед ней.
Тронув лошадь, Уильям через несколько секунд с силой натянул поводья. Вдалеке показался всадник, направляющийся к тому же валуну, который уже облюбовал молодой лорд. Сомнений в том, кто это у него не было. На мгновение ему показалось, что всадница придержала лошадь, тоже заметив его, но потом продолжила свой путь. Усмехнувшись, Уильям, поскакал ей навстречу.

* * *
Всю дорогу до своего излюбленного места Элизабет с трудом сдерживала слезы. Целый месяц ее угнетало какое-то непонятное чувство. Это началось после последней встречи с Уильямом Уитмором. Он поцеловал ее… Нет, мир после этого не изменился, все так же светило солнце, ветер по-прежнему гулял по ущелью… Честно говоря, девушка почти забыла о том, что англичанин поцеловал ее, но вот его взгляд после того, как она назвала его чудовищем, а потом и убийцей, помнила очень хорошо. Что в нем было? Боль, презрение, разочарование? Если он действительно так ужасен, то разве может испытывать раскаяние от содеянного?
Элизабет никогда не имела привычки судить о человеке, не зная его. Лорда Уитмора она не знала, но все-таки вынесла свой приговор, наслушавшись чужих россказней. Обитатели замка шептались, что какая-то английская леди утопилась из-за этого молодого человека. То ли он обесчестил ее и бросил, а она с горя свела счеты с жизнью, то ли родители против воли хотели выдать ее за Уильяма, и ей пришлось сбежать от него. В любом случае она предпочла умереть, и на этот поступок ее толкнул лорд Уитмор. Далее обычно следовали тяжелые вздохи, ведь от молодого человека, унаследовавшего дурную кровь МакГивернов и воспитанного отцом-англичанином, ничего хорошего ждать не приходится. Элизабет порой казалось, что она слышит такие разговоры всю свою жизнь. Еще до трагического происшествия с леди Камден, она была в курсе неприглядного поведения внука старого Дугалда. Но Элизабет также знала, как ее мачеха, тетки и другие женщины в замке, любят приукрашать действительность. Так почему же обвинительные слова так легко сорвались с ее губ? Потому что он одолел ее в поединке, или потому что поцеловал? Ее оскорбила легкость, с какой он это сделал, словно для него было привычным делом целовать всех девушек без разбора. И она отплатила ему единственным доступным ей способом!
Элизабет до крови закусила губу, пытаясь сдержать всхлип. Тогда, всю дорогу до замка, она тоже сдерживалась. Ей было обидно, что какой-то англичанин поставил ее в один ряд со своими многочисленными подругами, да еще и сумел доказать, что ее владение мечом далеко от совершенства. Вернувшись в замок, она устало соскользнула с лошади, и одинокая слезинка все-таки повисла на ресницах. Увидев это, Гэвин МакКлеод нахмурился. Пришлось срочно придумывать причину слез, и Элизабет сказала, что подвернула ногу. В ответ отец сурово заметил, что дочери вождя клана не подобает плакать из-за такой мелочи и необходимо держать себя в руках. Покорно смахнув слезы рукой, девушка до вечера заперлась в своей комнате. Она колотила руками по покрывалу и рыдала в подушку. С детства Элизабет делала все для того, чтобы заменить отцу сына, которого у него не было. Она быстро поняла, что отца раздражают ее слезы из-за разбитых в кровь коленок и девчоночьи капризы. И она стала такой, какой он хотел ее видеть. Живший при замке священник обучил ее грамоте и арифметике. Девушка научилась сражаться на мечах, стрелять из арбалета. И никогда ни на что не жаловалась. Она молча встретила известие отца о повторной женитьбе, молчала, когда Корделла начала изводить ее своими ехидными замечаниями. Отец гордился стойкостью и твердым характером дочери, мачеху изумляло ее неженское поведение, Ангус в восхищении твердил, как ему повезло, что она не такая как все. Особенная!!! Как же Элизабет ненавидела это слово! Она хотела быть как все, очень хотела! Просто несколько лет назад она сделала свой выбор, и обратного пути не было. Девушка могла поговорить по душам только с Аласдером и Дунканом. Но друг детства был предан ей без остатка, считал замечательной девушкой и разговоры с ним оканчивались его уверениями в том, что она самая лучшая. Дункан понимал ее лучше, именно он учил ее драться и прекрасно знал, для чего девочка это делает. Но он был воином ее отца, неукоснительно следовал всем правилам и советам своего вождя. И, окруженная огромным количеством людей, Элизабет чувствовала себя бесконечно одинокой. Оставалось только жалеть саму себя!
Раздосадованная такими мыслями, девушка громко хлюпнула носом и подняла голову. Вдалеке она разглядела всадника. Он был еще на землях МакГивернов, но она не сомневалась в том, кто этот всадник и куда он направляется. Слегка придержав лошадь, Элизабет заколебалась. Видимо лорд Уитмор тоже узнал ее, поскольку и он остановился. Несколько секунд девушка вглядывалась в силуэт всадника, а потом решительно пришпорила лошадь. «Чего мне бояться?» – подумала Элизабет, спешиваясь. – «Я на своих землях и смогу дать ему отпор». Рука машинально опустилась на рукоятку острого кинжала, и девушка улыбнулась. Сидя на земле, она слышала приближающиеся шаги мужчины, но даже не подняла головы. Вот, он остановился совсем рядом, будто ожидая, когда она, наконец, обратит на него внимание. Еще ниже опустив голову, Элизабет довольно усмехнулась. «Ха, даже не знает, что мне сказать!» – промелькнула злорадная мысль.
- Здравствуйте, Элизабет, – услышала она негромкий спокойный голос.
От неожиданности девушка так резко вскинула голову, что хрустнули позвонки. Элизабет? А как же «миледи» или «Бетси»? Подозрительно прищурившись, она в упор смотрела на молодого человека, гадая, что он задумал.
- Добрый день, Уильям, – неуверенно отозвалась Элизабет.
- Вы позволите? – поинтересовался он, указывая на местечко рядом и, не дожидаясь ответа, опустился на землю. – Прекрасная погода, правда?
- Ч-ч-ч-то? – пролепетала Элизабет, не ожидавшая от него светской беседы.
- Я говорю, погода прекрасная! Скоро весна… Я очень люблю весну! Наверное, это мое любимое время года. А вы?
- Ненавижу! – резко отозвалась девушка и отвернулась.
Ей почему-то казалось, что лорд Уитмор просто издевается. Ну, а иначе, с чего вдруг он начал говорить о погоде и о своих пристрастиях? А она даже ответить достойно не может!
- Ну и какую гадость вы задумали, милорд? – выпалила она и тут же осеклась. Закинув голову, Уильям весело расхохотался.
- Что мне в вас нравится, милая, так это то, что вы не ходите вокруг да около! – посмеиваясь, заметил он. – И даже не пытаетесь облечь свои подозрения в вежливую форму! Это так непривычно, что даже нравится мне!
- Я… просто… Я и не обязана быть вежливой с вами! – вспылила Элизабет, вскакивая. – И ваше поведение в прошлый раз доказало…
- Я знаю, – мягко перебил ее Уильям. – Я вел себя неподобающим образом и хочу принести свои извинения. Оправдания мне нет, поэтому остается надеяться лишь на вашу снисходительность. Поверьте, я не хотел вас оскорбить!
- Я… я не знаю… я принимаю ваши извинения, – пролепетала Элизабет, но, заметив его довольную улыбку, добавила, – и все равно вы поступили мерзко!
- Знаю, миледи. Я почти каждый день приезжал сюда, в надежде попросить у вас прощения!
- Вы приезжали сюда? Я ведь вас предупреждала, что это опасно! Если мой отец узнает об этом, то ваша красивая голова очень быстро расстанется с телом!
- Вы так беспокоитесь обо мне, Элизабет? – усмехнулся он и с деланным равнодушием поинтересовался. – А вы и вправду считаете, что у меня красивая голова или это образное выражение?
- Образное! – тут же огрызнулась девушка. – Но вы на самом деле играете с огнем!
- Ради встречи с такой милой девушкой - я готов рискнуть!
- О, ради Бога! Не думайте, милорд, что сможете вскружить мне голову своими комплиментами!
- А я и не думал кружить вам голову. – серьезно заметил Уильям. – Знаете, вы очень необычная девушка…
- Ну, конечно, – закатила глаза Элизабет. – Я просто замечательная! Наверное, во всей Шотландии не найдется девушки, которая умеет драться, как я! И еще я умею читать и писать, а это так необычно! И считать я тоже умею! И еще я единственная дочь и наследница вождя МакКлеодов! И вообще я особенная!
Громкий хохот раздался прямо у нее над ухом, заставив вздрогнуть. Вытирая выступившие от смеха слезы, Уильям Уитмор смотрел на нее в веселом изумлении.
- Вы еще и самая забавная девушка, которую я когда-либо встречал! – выговорил он, наконец. – Поверьте, Элизабет, я встречал женщин, которые умеют читать и писать. Я знаком с одной особой, которая прекрасно владеет мечом, что, конечно, не доставляет ее родителям особого удовольствия. И единственных наследниц богатого состояния я тоже не раз встречал. И все они знают себе цену! Но вы особенная не поэтому! Вы доверчивы, ранимы, хотя и стараетесь казаться сильной. И еще иногда вы мне напоминаете обиженного ребенка!
- Я не ребенок! – возмущенно возразила девушка.
- Я прекрасно помню, сколько вам лет, – мягко продолжил Уильям. – А еще вы добры! Вы ведь не рассказали отцу про наши встречи? И потом, любая другая женщина на вашем месте не простила бы меня, а обозвала самонадеянным ублюдком и послала ко всем чертям!
- Вы… Вы – самонадеянный ублюдок! – выпалила Элизабет. – И катитесь к черту!!!
- Слабовато, прелесть моя, – усмехнулся Уильям.
Элизабет бросила на мужчину гневный взгляд, но, увидев, что он ни капельки не расстроился, прыснула со смеху. Их препирательства показались ей просто глупыми, он ведь уже принес свои извинения, и она простила его. Но, не желая так легко сдаваться, девушка постаралась принять царственный вид, как это всегда делала Делла.
- Что ж, милорд, мы мило поболтали, но мне пора, – заметила она, направляясь к лошади.
Мужская рука легко легла ей на плечо, вынуждая остановиться. Развернувшись, она наткнулась на испытывающий взгляд голубых глаз.
- Мы же еще увидимся с вами, Элизабет? – тихо и серьезно спросил он. – Я бы очень этого хотел. Мне кажется, мы с вами похожи…
- В чем же? – небрежно поинтересовалась девушка. – Вот мне кажется, что вам просто скучно здесь. Насколько я знаю, вы в вынужденной ссылке, у вас нет друзей, и вы просто ищете новых впечатлений. А я здесь – дома, и друзей у меня хватает!
- Но поговорить вам все равно не с кем, – задумчиво проговорил он. – Вас либо слишком сильно любят и душат этой любовью, либо попросту не понимают, считая чудачкой.
- Но как вы…
Элизабет осеклась на полуслове, недоверчиво глядя на него. Этот человек, видевший ее несколько раз, понял о ней больше, чем люди, которые знали ее всю жизнь. Это было немного неприятно и странно, но почему-то не очень ее смущало. А может и правда рассказать этому человеку о своих сомнениях, ему как постороннему будет легче понять, где она совершает ошибки.
- Так мы еще увидимся? – повторил Уильям свой вопрос, прерывая размышления собеседницы.
- Послезавтра! – отозвалась Элизабет. – Я постараюсь приехать в это же время.
- Я буду ждать вас, миледи! – улыбнулся мужчина, подсаживая ее на лошадь. – Ничто не помешает мне приехать!
- В таких случаях говорят, – только смерть помешает мне! – улыбнулась в ответ девушка.
- И не надейтесь! Даже смерть не помешает мне! Просто я явлюсь к вам в виде призрака!
Рассмеявшись, Элизабет пришпорила лошадь. Только когда она скрылась в лесу, Уильям подошел к своему жеребцу. Обняв своего любимца за шею, молодой человек прижался щекой к теплой шкуре. Его переполняло ощущение легкости, и это было так необычно. Необычным было и то, что за все время, проведенное с Элизабет, у него даже не возникло мысли поцеловать ее. Уильяму доставляло удовольствие просто говорить с ней, слушать ее мелодичный голос. Нет, он не влюбился в нее, просто впервые встретил особу женского пола, которая заинтересовала его как личность.
- Ну что, Моркар, пора домой? – довольно улыбнувшись, спросил он у коня. – Дед, наверное, рвет и мечет!
Тронув лошадь, он поскакал по направлению к старому замку. Вновь сгустившийся туман уже не казался Уильяму ужасным, да и старая крепость была не такой уж и мрачной.
- Домой! – воскликнул он и пришпорил коня.
Молодой человек даже не заметил, что впервые со времени своего пребывания в Шотландии и уже дважды за последний час, называет старый замок деда домом.

Продолжение следует...
Смотрите также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
# 69 от 10 декабря 2016 16:55
Edgeni пишет:
начала читать роман-и облом!нету проды smiles
# 68 от 10 апреля 2013 00:31
elenaa пишет:
Когда же ждать продолжение?
25
# 67 от 12 августа 2010 10:08
Ulyashka пишет:
7
# 66 от 18 июня 2010 00:17
Deonisim пишет:
Интересный и захватывающий сюжет!
14
# 65 от 29 мая 2010 11:32
Ireni пишет:
25
# 64 от 16 марта 2010 08:07
Lizzi пишет:
Я здесь новенька, прочла сейчас этот фик и... Я В ВОСТОРГЕ! Замечательно написанно, буду ждать продолжения как и все. И желаю скорейшего прихода музы smile
# 63 от 13 марта 2010 22:51
Алюшка пишет:
Видимо, я все-таки обидчивая, раз уже с первого раза не доходит) расстроили мну


Не расстраивайтесь, фанфик замечательный! Интересно написан, очень грамотно и увлекательно. И выделяется на фоне других именно за счет своей "исторической нотки". Пожалуйста, не надо переживать, лучше пишите еще!!! И почаще, и побольше.

фик достойный! продолжай в том же духе))) И кстати, продолжение-то нужно писать))))


Да-да, очень достойный! И вместо того, чтоб отвечать всяким странным, критически настроенным личностям, продолжайте фантазировать!
# 62 от 13 марта 2010 20:08
Bagira пишет:
Цитата: Natalka
Спасибо бете, которая при каждом удобном случае намекает, что продолжение-то писать надо!

Всегда пожалуйста))) Никогда не откажусь придать ускорение ad
Цитата: Maud111
" не был "дитя любви""

Данный речевой оборот не является стилистической ошибкой, автор вполне имеет право использовать свои собственные выражения! Не все же шаблонами пользоваться)))
Natalka, фик достойный! продолжай в том же духе))) И кстати, продолжение-то нужно писать))))
# 61 от 13 марта 2010 18:01
NeAlisa пишет:
Цитата: Natalka
расстроили мну

А ты не расстраивайся, мало ли на свете нехороших людей ad
# 60 от 13 марта 2010 17:20
Natalka пишет:
Цитата: NeAlisa
Ты не поняла, мой сарказм не к тебе был обращен))

Упс, точно, не догнала))) еще раз прочитала, твое предложение
в фанфикшине про Баффи/Спайка! Это же так концептуально!
и меня осенило))) Видимо, я все-таки обидчивая, раз уже с первого раза не доходит) расстроили мну not_i
# 59 от 13 марта 2010 17:06
NeAlisa пишет:
Ты не поняла, мой сарказм не к тебе был обращен))
# 58 от 13 марта 2010 17:01
Natalka пишет:
Цитата: NeAlisa
Что значит в личку! В жизни не пропущу серьезный спор на тему исторических несоответствий в фанфикшине про Баффи/Спайка! Это же так концептуально!
*с сарказмом не перегнула, нет?*

Ну, если наши любимые модераторы и Dalila с Олли не будут против, можно будет и здесь батл устроить)))
С сарказмом все ОК))) Я не обидчивая))) Почти...
Цитата: NeAlisa
продолжение мне определенно нравится

Спасибо, стараемся blush Во избежание недоразумений, не буду трогать реальные исторические факты и углублюсь в страдания героев!
# 57 от 13 марта 2010 16:55
NeAlisa пишет:
Цитата: Natalka
Если захотите поспорить, пишите, пожалуйста, в личку, а то наши модераторы, ой как не любят флуд в постах)))

Что значит в личку! В жизни не пропущу серьезный спор на тему исторических несоответствий в фанфикшине про Баффи/Спайка! Это же так концептуально!
*с сарказмом не перегнула, нет?*

Natalka, лично мне было тяжеловато только в начале, не могла никак волну поймать, а вот продолжение мне определенно нравится
good
# 56 от 13 марта 2010 16:46
Natalka пишет:
Цитата: Maud111
Яков 4 - это 15-начало 16 века, Англия и Шотландия в эту пору, мягко говоря, соовсем не дружили

Время действия фика - 1489 год, а это значит, что Яков IV оказался только год, как у власти. Поженились родители Уильяма во время правления малолетнего Якова III, а это было время противостояния епископа Кеннеди и матери короля. Шотландия даже помогала Ланкастерам в войне Алой и Белой розы.
Цитата: Maud111
у шотландского короля были не те отношения со своими кланами, чтобы принуждать.

Согласна, они там были рады друг другу глотку перерезать))) Но всегда были кланы, преданные королю, и можно предположить, что МакГиверны относились именно к ним. И епископу все-таки удалось взять власть в свои руки и даже заключить мир с Англией. Не берусь утверждать, что в ту пору все шотланские и английские знатные семейства переженились между собой, но несколько таких примеров было.
Цитата: Maud111
Слишком свободно себя ведут юные леди в Лондоне. Это уже как-то совсем не похоже ни на Англию, ни на те времена. И дедуля не потерпел бы оскорбления своему двору и семье в лице Друсиллы. Уильям, всего лишь, внук, к тому же, от дочери. Считай, чужая кровь

Если под вольным поведением вы имеете в виду Друсиллу, так падшие женщины были всегда. Возможно, я переусердствовала с поведением Анны, но фиг его знает, как могли повести себя влюбленные женщины 15-го века))) Вот, Маргарита Валуа, это всего веком позже, а шлюха, простите за выражение, была редкостная, как и большинство женщин из ее окружения.
Насчет Друссилы согласна, насчет Уильяма не совсем. Да, он всего лишь внук, но внук единственный. За неимением других, и этот сойдет)))

В общем, я не отрицаю, что в моем фике можно найти кучу исторических косяков. Но я и не ставила себе целью написать историческую хронику. Мы доподлинно не знаем, как вели себя люди в 15 веке, остается опираться на учебник истории и википедию))) Я советовалась с подругой-историком, она сказала, что то, что я написала "терпимо" и не слишком откровенный бред. Если захотите поспорить, пишите, пожалуйста, в личку, а то наши модераторы, ой как не любят флуд в постах)))
# 55 от 13 марта 2010 12:04
Maud111 пишет:
Сильно смущает в фанфе историческая путаница: Яков 4 - это 15-начало 16 века, Англия и Шотландия в эту пору, мягко говоря, соовсем не дружили и поэтому, в принуждение к браку двух знатных семейств разных стран плохо верится. Прежде всего, у шотландского короля были не те отношения со своими кланами, чтобы принуждать. Гордые они были, северяне эти, обидчивые. И регулярно портили королю кровь своими смутами. Таких фиг к чему принудишь.

Вместо " не был "дитя любви"" можно написать "не был "плодом любви"" - это устойчивый литературный оборот.

Слишком свободно себя ведут юные леди в Лондоне. Это уже как-то совсем не похоже ни на Англию, ни на те времена. И дедуля не потерпел бы оскорбления своему двору и семье в лице Друсиллы. Уильям, всего лишь, внук, к тому же, от дочери. Считай, чужая кровь.
Выселил бы вождь красотку в ближайшую деревню, а внучка запер - и всё. Оболтуса же сослали к деду за безобразное поведение. И потакать такому - терять лицо при подданных. Порядки шотландцев - родоплеменные, глухой и грубый патриархат, авторитет главы дома - святое. Какая уж тут любовница, дерзко улыбающаяся, и кинжальчик к горлу! Не верю.

В общем, время действия какое-то аморфное - смесь декораций 15 века с нравами 19.
Много штампов, и чисто литературных и фанонных.

Но кое-что и понравилось - в переживаниях Уильяма есть нечто достоверное. Он не совсем картонный, особенно в части раскаяния.
И то же - о Баффи. Девочка, пытавшаяся быть мальчиком, но уставшая от этого. Есть перекличка с первоисточником.
Интересно и изобретательно обыграны сюжетные ходы сериала.

Любопытно, что будет дальше.

В общем, продолжайте, дорогой Автор, а мастерство - наработается.
# 54 от 12 марта 2010 15:34
Natalka пишет:
SexDrugsRockbaby
Чишо
badumka
Рыжесть
Vans

Спасибо за отзывы!
Цитата: Vans
Грамотно написано - это я как историк говорю

Спасибо blush Вообще-то это не я такая умная, подруга-историк советами помогает, а то иногда меня таааак заносит... )))
Цитата: Рыжесть
Бете за напоминания о проде отдельно спасибо!

Бета, вообще, золото!!!
# 53 от 12 марта 2010 12:55
Vans пишет:
Очень необычный, интересный и оригинальный фик. Грамотно написано - это я как историк говорю goodgood А особенно понравилось, как классно описано становление характеров - очень, очень профессионально и канонично bengali Ждем проду popcorn
# 52 от 11 марта 2010 10:23
Рыжесть пишет:
Цитата: Natalka
Автор тугодум, раскачивается долго, пишет медленно

зато как ПИШЕТ - зачитаешься!
Бете за напоминания о проде отдельно спасибо!
# 51 от 11 марта 2010 07:59
badumka пишет:
Очень понравился фанфик, грамотно и увлекательно написано.
Хочется почитать продолжение.
# 50 от 10 марта 2010 23:59
Чишо пишет:
Супер! Долго ждала и это того стоило! Написано так, что не оторваться! Теперь с нетерпением буду ждать проду. bengali
# 49 от 10 марта 2010 23:10
SexDrugsRockbaby пишет:
Всё во мне ликует и поёт.. не, скорее громко орёт Алилуйя!!!
Наконец-то!
Именно этого продолжения ждала... да не помню уж сколько! Оброжжжаааю, когда фик в стиле "все люди". А ещё очень люблю Ирландию и Шотландию. Потрясающе красивые страны. Идеальны как декорации к страстной любовной истории.
Очень жду проду.
А.. ну и, конечно, аплодисменты автору!
# 48 от 10 марта 2010 22:09
Natalka пишет:
Цитата: Оллимпия
Кстати, а чей замок на обложке: Элизабет или Уильяма?

Ну это как пожелаешь))) я так долго делала эту обложку, первый раз в жизни взявшись за фотошоп, что о том, чей замок даже не задумывалась, он мне просто понравился!
# 47 от 10 марта 2010 21:25
Оллимпия пишет:
Цитата: Natalka
раскачивается долго, пишет медленно.

зато интересно.
Кстати, а чей замок на обложке: Элизабет или Уильяма?
# 46 от 10 марта 2010 21:15
Bagira пишет:
Цитата: Алюшка
Очень необычно, но здорово!

Да! Читать - одно удовольствие)))
# 45 от 10 марта 2010 21:03
Natalka пишет:
Цитата: Sekmet
При упоминании Шотландии, мне почему-то отчетливо видится Спайк в килте

Ну, думаю, зрелище было бы ВАУ! Но он ведь все-таки англичанин.
Цитата: Оллимпия
Не зря мы ждали.

blush Автор тугодум, раскачивается долго, пишет медленно. Спасибо бете, которая при каждом удобном случае намекает, что продолжение-то писать надо!
# 44 от 10 марта 2010 20:53
Алюшка пишет:
Очень необычно, но здорово! Продолжайте...
# 43 от 10 марта 2010 20:43
Оллимпия пишет:
Очень интересная прода. Не зря мы ждали.
# 42 от 5 января 2010 01:01
Shilenko пишет:
очень романтично и захватывающе
# 41 от 25 ноября 2009 06:55
aster_526 пишет:
Интересная история yes3
Хотя немного удивляет поведение Уильяма. Если он так переживает из-за смерти Анны, то зачем решил развлечься с Элизабет? Он не боится, что она тоже суицид совершить может?
# 40 от 23 ноября 2009 16:25
Рыжесть пишет:
Цитата: Natalka
Теперь мысли обгоняют одна другую и процесс распознования, какая идея к какому фику относится, занимает довольно много времени

Прими моё искреннее сочувствие!!! yes3

Назад Вперед
Наверх
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Несколько слов о сайте
Спаффи.орг существует с 03.12.2008. За все это время у сайта было много разных этапов развития, в том числе периоды активного роста и высокой посещаемости. Однако со спадом инте- реса к пейрингу и сериалу, активность посетителей также пошла на убыль. В связи с этим было принято решение перевести сайт в состояние периоди- чески обновляемого архива. Подробнее
Случайная публикация
в процессе разработки...
Лента комментариев
Здесь и только здесь размещены все самые лучшие фанфики про Баффи и Спайка. На Spuffy.org вы также найдете множество других форматов фан-работ по пейрингу Спаффи: арты, рисунки, коллажи, аватарки, видео, стихотворения, интервью и биографические данные. Все работы созданы фанатами для фанатов, что абсолютно исключает извлечение коммерческой прибыли. Герои и вселенная Баффиверса целиком и полностью принадлежат Джоссу Уидону, Mutant Enemy и 20th Century Fox.
Dalila © 2008-2016
Обратная связь